Шахматы под покровительством нацистов.

  Восьмая  Олимпиада по шахматам 1939 года завершилась весьма не стереотипно, породив первую группу беженцев только что начавшейся войны. И вообще после первого сентября 1939 года, когда началась Вторая Мировая война,  весь шахматный мир оказался разделенным на две части без всяких контактов между этими частями. Нацисты придавали большое значение спорту и шахматам в том числе и попытались доказать, что и при их власти шахматная жизнь цветет даже без шахматистов стран,  воюющих против них, ну и, конечно, без шахматистов-евреев. Некоторых успехов им удалось добиться.

Главным организатором шахматных мероприятий выступал контролируемый нацистскими властями Германский шахматный союз, возглавляемый Эрхардом Постом, который сам был неплохим шахматистом и знал порученное ему дело. В сентябре 1941 года в Мюнхене прошел Второй Европейский Турнир, организованный Эрхардом Постом. Первый такой турнир прошел  в Штутгарте (Германия) в мае 1939 года, то-есть еще до войны. Среди шестнадцати участников  второго турнира особо сильных шахматистов было немного, но участником его был чемпион мира Александр Алехин и один из претендентов на чемпионское звание Ефим Боголюбов. Ефим Дмитриевич Боголюбов – уроженец России (родился в 1889 году). Начало Первой Мировой войны застало его на шахматном турнире в Германии, его интернировали и не выпустили обратно в Россию. Он женился на местной женщине и осел в Германии. После войны он вернулся на два года в Советский Союз, но в 1926 году переехал в Германию окончательно. Скоро он стал одним из лучших в мире и дважды боролся в матчах с чемпионом мира Александром Алехиным за чемпионское звание, но оба раза проиграл. Был приглашен участвовать в соревновании в Мюнхене и экс-чемпион мира Макс Эйве (Нидерланды), но тот под чисто формальным предлогом отказался. Ходили слухи, что истинной причиной отказа стало приглашение А. Алехина, который обвинил М. Эйве в использовании «еврейской клики» в помощь себе в матче  на звание чемпиона мира в 1935 году между ними (который А. Алехин проиграл).  Победили в турнире в Мюнхене, однако, не фавориты, но менее известный шведский игрок Геста Штольц. Второе и третье места поделили А. Алехин и еще один из ведущих шведских игроков Эрик Лундин и далее Ефим Боголюбов, оказавшийся четвертым.

Эрхард Пост организовал и провел в июне 1942 года в австрийском городе Зальцбург турнир шестерых гроссмейстеров, где собрались лучшие шахматисты из той части Европы, что контролировалась нацистами. Среди участников опять оказались чемпион мира Александр Алехин, Ефим Боголюбов, молодой эстонский гроссмейстер Пауль Керес, ставший одним из сильнейших в мире в последние предвоенные годы. Приняли участие победитель Второго Европейского Турнира Геста Штольц из нейтральной Швеции и чемпион Германии Пауль Феликс Шмидт. Пауль Феликс Шмидт родился в Эстонии, там стал сильным шахматистом. После возвращения из Буэнос-Айреса с Олимпиады, где он играл на третьей доске за команду  Эстонии, ставшую бронзовым призером, он поздней осенью 1939 году, будучи  прибалтийским немцем, эмигрировал в Германию и в отсутствие всех лучших игроков, оставшихся в Аргентине, стал чемпионом Германии. Шестым участником был приглашен экс-чемпион мира Макс Эйве (Нидерланды) и опять он отказался от участия, сославшись на некие формальные причины. Вместо него приглашение было послано 18-летнему вице-чемпиону Германии  уроженцу Чили Клаусу Юнге, которого почитали восходящей звездой германских шахмат. На сей раз победителем оказался чемпион мира Александр Алехин, оставивший на втором месте Пауля Кереса. Третье и четвертое места поделили Пауль Феликс Шмидт и Клаус Юнге. Пятым стал Ефим Боголюбов. Геста Штольц оказался на сей раз шестым и последним.

В сентябре 1942 года в германском Мюнхене прошел шахматный турнир, названный нацистами первым Европейским Чемпионатом, на который собрали лучших шахматистов из стран под контролем нацистской Германии плюс Геста Штольц из нейтральной Швеции. Но выбор игроков там был тот же и, несмотря на присутствие нескольких ведущих игроков, на чемпионат континента турнир этот все же не тянул. Победителем и здесь стал чемпион мира Александр Алехин. На втором месте оказался  эстонский  шахматист Пауль Керес, о котором еще до войны говорили как об одном из возможных претендентов на звание чемпиона мира. В числе тех, кто поделил места с третьего по пятое оказался и Ефим Боголюбов. Юный Клаус Юнге стал седьмым, а Геста Стольц – девятым. Остальные участники – относительно менее известные шахматисты.

Последним большим серьезным шахматным турниром, прошедшим под патронажем Германского Шахматного Союза во главе с Эрхардом  Постом, стал еще один турнир шести гроссмейстеров, снова проведенный в австрийском городе Зальцбург и прощедший в июне 1943 года. А. Алехин, П. Керес, П-Ф. Шмидт и Е. Боголюбов опять приняли участие, а два оставшихся места заполнили чешский шахматист Ян Фолтыс и чемпион Германии Людвиг Рельштаб. Первое и второе места разделили чемпион мира Александр Алехин и Пауль Керес. Третьим стал Пауль-Феликс Шмидт и четвертым Ефим Боголюбов. Кроме этих турниров  надо упомянуть  несколько менее важных турниров, организованных в странах континентальной Европы, особенно в Праге – столице Протектората Богемии и Моравии, как тогда называлась эта страна. В частности в декабре 1942 года там  прошел большой по количеству участников турнир по случаю шестидесятилетия  со дня рождения Олдржиха Дюраса, уроженца Праги  и одного из сильнейших игроков начала двадцатого века.  Подавляющее большинство участников были местные шахматисты. Победили в этом турнире, разделив первое и второе места, чемпион мира Александр Алехин и Клаус Юнге.

Еще одним организатором шахматных турниров под эгидой нацистов оказалась такая одиозная фигура как Ганс Франк. Персональный юрист лидера нацистов Адольфа Гитлера и далее генерал-губернатор оккупированной Польши в годы войны. Организатор концлагерей, гетто, массового террора и принудительного труда. Казнен по приговору Нюренбергского трибунала как военный преступник. Но он был большим любителем шахмат. В ноябре 1940 года он организовал шахматный конгресс в Кракове и затем провел серию из пяти турниров (по одному в год) как чемпионаты вверенной ему территории Польши. Первый такой чемпионат, прошедший в  1940 году в Кракове, Варшаве и небольшом курортном городке Криница на юге Польши, выиграли Ефим Боголюбов и малоизвестный мастер Антон Колер. Второй чемпионат, игранный  в Кракове и Варшаве,  выиграли  вместе А. Алехин и Пауль Феликс Шмидт и за ними Ефим Боголюбов.  Третий чемпионат, состоявшийся в Варшаве, Люблине и Кракове,  выиграл опять Александр Алехин, вторым стал Клаус Юнге, Е. Боголюбов занял третье место. Четвертый чемпионат игрался  целиком в Кринице и победил в нем австрийский мастер Йозеф Локвенц, за ним Е. Боголюбов.  И, наконец, в пятом чемпионате, который игрался в польском городе Радом, победил Ефим Боголюбов опередив киевского мастера Федора Богатырчука.

Читая  вышенаписанное  можно  видеть, что вся  респектабельность нацистских шахматных турниров базировалась лишь на нескольких сильных шахматистах, в первую очередь на чемпионе мира Александре Алехине, который был очень активен и участвовал почти во всех турнирах. Далее надо назвать эстонца Пауля Кереса и Ефима Боголюбова, которые также были участниками почти всех турниров. Что стало со всеми этими шахматистами после завершения войны? Наибольший интерес вызывает, разумеется, Александр Алехин. Трудно сказать воспринял  ли А. Алехин полностью нацистскую идеологию, но то, что многие ее положения его вполне устраивали,  достаточно очевидно. А. Алехин написал шесть статей с пронацистским содержанием,  которые впервые появились в парижской газете на немецком языке «Паризер цайтунг» («Парижская газета») в марте 1941 года. А затем он опубликовал еще одну серию статей для другой газеты на немецком языке «Дойче цайтунг ин ден Нидерланден» («Германская газета в Нидерландах») под названием «Еврейские и арийские шахматы». Эти последние статьи были перепечатаны газетой «Дойче шахцайтунг» («Германская  шахматная  газета). Вот там и прозвучали  обвинения в адрес Макса Эйве, что евреи помогли ему победить А. Алехина в матче на звание чемпиона мира по шахматам в 1935 году. В  конце 1943 года А. Алехин перебрался из Франции в Испанию, где и обитал до конца войны, принимая участие в местных турнирах. Война завершилась, возобновились полноценные шахматные турниры в различных странах Европы,  но А. Алехина туда не приглашали из-за его тесного сотрудничества с нацистами. Однако, поскольку он оставался непобежденным чемпионом мира, то с ним начали вести переговоры о матче на звание чемпиона мира. Претендентом должен был стать советский шахматист Михаил Ботвинник. Однако 24-го марта 1946 года А. Алехина нашли мертвым в гостинице небольшого португальского городка Эсторил, неподалеку от Лиссабона. Обстоятельства его смерти достаточно загадочны. Есть несколько версий и по одной из них его ликвидировали советские агенты.

Ефим Боголюбов,  о котором  неизвестно симпатизировал ли он  нацистам, ибо он никогда не высказывал явно своих симпатий и антипатий,  продолжил жить в Западной Германии и после войны. Но, видимо, из-за его прошлого на серьезные турниры его уже  приглашали не часто и играл он в нескольких турнирах в основном  в Западной Германии. Умер он в 1952 году. Геста Штольц вернулся в родную Швецию в 1942 году. Ему простили участие в нескольких турнирах под эгидой нацистов и после войны он играл в шахматы без всяких ограничений. Клаус Юнге родился в 1924 году в чилийском городе Консепсьон в семье эмигрантов из Германии. В 1928 году семья вернулась в Германию. Уже в возрасте 17 лет он считался одним из сильнейших игроков Германии и стал в совсем юном возрасте достаточно успешным участником нескольких сильных турниров. Но его отец стал нацистом и, возможно, под его влиянием стал убежденным нацистом и Клаус. К концу войны его мобилизовали в армию и ему довелось участвовать в завершающих сражениях войны уже на территории Германии. 17-го апреля 1945 года, то-есть буквально за три недели до завершения войны под Гамбургом 12-й батальон СС, в котором служил  лейтенант К. Юнге, попал в окружение. Сдаться  он отказался  и был убит. Есть специалисты, которые считают, что это был наиболее талантливый шахматист, среди всех  живших в Германии в двадцатом веке.

И, наконец, два эстонца. С Паулом-Феликсом Шмидтом все относительно просто. Будучи  этническим немцем по происхождению он еще до оккупации трех прибалтийских республик Советским Союзом сумел эмигрировать в Германию осенью 1939 года.Видимо, не по нацистским убеждениям, но просто спасаясь от коммунистов. Военные годы провел  в Германии играя в шахматы. После войны играл лишь в местных германских турнирах,  получил ученую степень доктора наук  по химии в Университете Гейдельберга, далее эмигрировал в Канаду, переехал оттуда в Соединенные Штаты, поселившись в Пенсильвании. Где занимался научной и преподавательской работой,  в шахматы играя от случая к случаю. А что случилось с Паулем Кересом? Он из Эстонии никуда не уезжал: сначала жил в независимой Эстонии, потом в советской Эстонии, потом в Эстонии, оккупированной нацистами,  и снова попал в советскую Эстонию. Но теперь позади у него было «сотрудничество с врагом» даже несмотря на то, что никаких деклараций с политическим оттенком он не делал, только играл в шахматы.  Тем не менее это было чревато самыми непредсказуемыми последствиями. Наказывали и крайне сурово за куда менее безобидные поступки. Например, лучший латвийский шахматист  Владимир Петров был арестован ёнггггггггггггггггггггг в августе 1942 года всего лишь за несколько критических высказываний в адрес советских властей и получил срок – десять лет лагерей и в следующем году умер в лагере от пневмонии. Что спасло П. Кереса от расправы не могу точно сказать. В одном месте мне довелось прочесть о его персональном письме к В.М. Молотову, бывшим тогда вторым лицом в стране, в другом месте о персональном обращении М. Ботвинника к И. Сталину в защиту П. Кереса, а может власти побоялись, что исчезновение столь заметного человека нанесет заметный ущерб репутации Советского Союза. Так или иначе, хоть и с некоторой задержкой П. Керес продолжил свою шахматную карьеру, хотя от мечты о чемпионском звании ему пришлось отказаться.

А теперь после шахматных турниров с участием А. Алехина, П. Кереса, Е. Боголюбова, призов и побед обратимся к другой стороне шахматной жизни,  которую тоже инициировали нацисты. Уже 17-го января 1940 года сотрудники гестапо явились в кафе Квечиньского в Варшаве, где обычно собирались местные шахматисты и арестовало всех присутствующих. Большинство задержанных были евреи, всех поместили в тюрьму. Не евреи  вскоре были освобождены, большинство евреев расстреляно в марте –апреле того же года. В числе задержанных  и погибших был один из сильнейших шахматистов страны,  победитель первого чемпионата независимой Польши по шахматам,  член  сборной команды страны и участник шахматных олимпиад, один из руководителей шахматной федерации  Польши Давид Пшепюрка, шахматные мастера Станислав Кон (двухкратный чемпион Варшавы),  Ахилл Фридман,  Мойше Ловцкий и еще несколько. Сообщается, что заключенные в тюрьму шахматисты ухитрились до своей гибели провести там чемпионат, который выиграл М. Ловцкий, хотя, разумеется, сообщения об этом чемпионате в печати не появились. Мойше родился на Украине, там же начал играть в шахматы и участвовать в шахматных турнирах. Во время Первой Мировой войны переехал в Варшаву,  где продолжил свою активную шахматную карьеру. До захвата Польши нацистами. Участник и призер многочисленных шахматных турниров на Украине, в Польше и Германии.

Похожие события имели место и в других странах. Одним из ведущих шахматистов Нидерландов был Сало (Соломон) Ландау, одно время его считали  вторым по силе в стране после Макса Эйве, который два года носил звание чемпиона мира. Родился он в небольшом местечке в Галиции, тогда это была часть Австро-Венгрии, во время Первой Мировой войны семья бежала в Вену, а юный Сало  был послан к друзьям в Нидерланды. Там он превратился в сильного шахматиста, участника и призера многочисленных шахматных турниров, был чемпионом Нидерландов и играл в сборной команде страны на шахматных олимпиадах. К сожалению, он слишком был увлечен шахматами и продолжал участвовать в турнирах и первое время после оккупации страны нацистами. Но это достаточно быстро кончилось. В сентябре 1942 года С. Ландау попытался покинуть оккупированные Нидерланды и перебраться в нейтральную Швейцарию. Но был задержан  на границе Нидерландов и Бельгии и послан в концлагерь, где и погиб в конце 1943 года. В коцлагере погибли и его жена и маленькая дочь.

Возвращаемся в Польшу: здесь было наибольшее еврейское население до войны, здесь было наибольшее количество сильных еврейских шахматистов и здесь же наибольшее количество, погибших от рук нацистов. Вот их имена:

Давид Данюшевский (1885 – 1944) – житель польского города Лодзь, участник всех местных турниров, с 1915 и по 1922 годы жил в России, участник первого чемпионата Советского Союза в 1920 году в Москве, далее вернулся  в Лодзь. Погиб, видимо, при ликвидации гетто в Лодзи.

Соломон Шапиро (1882-1944) – уроженец Лодзи, учился в Германии (врач по профессии) и жил там некоторое время, там же играл в многочисленных турнирах, вернулся в Лодзь и играл уже там. В 1939 году под именем д-р Шефер опубликовал  на иврите свои комментарии к Танаху. Погиб, видимо, при ликвидации гетто в Лодзи.

Арон Заблудовский (1909 – 1941) – уроженец Белостока. Один из организаторов шахматного клуба в родном городе, несколько раз был чемпионом города. Погиб в августе 1941 года во время уничтожения нацистами еврейского населения города.

Исаак Товбин (1899 – 1941) – родился на Волыни, учился в гимназии и в университете в Киеве, но завершил образование в Варшаве с дипломом юриста. В 1924 году от имени Польши подписал декларацию о создании  Международной шахматной федерации — ФИДЕ. Участник нескольких турниров в Варшаве и Лодзи. Погиб в Варшавском гетто.

Хенрик Погорелы (1908 – 1943) – уроженец Варшавы, там прожил всю жизнь, играя в турнирах и выступая за команду Варшавы в командном  первенстве Польши. Последний турнир, в котором он участвовал был чемпионат Варшавского гетто в апреле 1942 года, в котором он победил. Погиб весной 1943 года.

Абрам Шпиро (1912 – 1943) – родился в Германии, но большую часть своей жизни прожил в Польше, в Лодзи. Играл там в турнирах и выступал за команду Лодзи в командном чемпионате Польши. В годы войны оказался в Варшаве. Был участником чемпионата Варшавского гетто в апреле 1942 года и занял в этом турнире второе место. В начале 1943 года был задержан гестапо, послан в Освенцим, где и погиб.

Якуб (Йосек) Колский (1899 – 1941) – уроженец Лодзи, участвовал в многочисленных турнирах в родном городе, был чемпионом города. С началом войны переехал в Варшаву и погиб от голода в Варшавском гетто в 1941 году.

Моше Хиршбейн (1894 – 1940) – основную часть своей жизни провел в Лодзи, где играл в многочисленных местных турнирах. Погиб в гетто Лодзи.

Эдуард (Исакович) Герстенфельд (1915 – 1943) – уроженец Львова, чемпион Львова в 1935 году, с 1935 и по 1939 годы жил в Лодзи и участвовал в тамошних соревнованиях. Летом 1939 года перед самой войной вернулся во Львов, в сентябре Западная Украина стала частью Советской Украины. Принимал участие в чемпионате Украины 1940 года, победил в полуфинале чемпионата СССР и играл в финале 12-го чемпионата Советского Союза. Победил в чемпионате Львова 1941 года, играл в полуфинале следующего чемпионата Советского Союза в Ростове на Дону, когда началась война. Погиб по одним источникам во Львове, куда он сумел вернуться, по другим в Ростове во время кратковременной оккупации города нацистами.

Хенрик Фридман (1902 – 1942) – уроженец Львова. В период с 1926 и по 1934 год семь раз  завоевывал звание чемпиона города, четыре раза играл в финальных турнирах чемпионатов Польши, играл и за сборную команду Польши. Погиб в концлагере. Леон Кремер (1901 – 1941) – уроженец Варшавы, был чемпионом города, выступал за команду Варшавы в командном первенстве Польши, четырежды играл в финале чемпионата Польши. Погиб в Варшавском  гетто.

Исаак Аппель (1905 – 1941) – уроженец Лодзи, шесть раз становился чемпионом города, представлял город в командном чемпионате Польши, был членом сборной команды Польши  и участвовал с ней в двух шахматных Олимпиадах. Перед самым началом войны переселился во Львов, в 1940 году  был участником чемпионата Украины. После начала войны и последовавший вскоре оккупации Львова нацистами исчез и детали его гибели неизвестны.

Должен заметить, что в двадцатые – тридцатые годы двадцатого века Польша была одна из самых шахматных стран мира. На шахматных Олимпиадах ее сборная трижды занимала третьи места (1928, 1935, 1937 годы), дважды – вторые (1931 и 1939 годы), а в 1930 году она завоевала чемпионское звание. В стране была масса сильных игроков и поэтому чемпионаты больших городов  страны (Варшавы, Лодзи, Львова) по уровню и квалификации игроков были эквивалентны международным турнирам средней силы.

Теперь посмотрим  что было на родине нацизма – в Германии, где евреи всегда играли видную роль во всех областях интеллектуальной активности, включая игру в шахматы. Ниже список еврейских жертв из Германии:

Вильгельм Орбах (1884 – 1944) – уроженец Оффенбаха-на-Майне, участник многочисленных турниров, чемпион Франкфурта-на-Майне, погиб в Освенциме.

Самми Файярович (1908 -1940) – уроженец  Лейпцига. Хотя родился он в Германии, но корни его ведут на Украину. Участник многочисленных турниров, двукратный чемпион Лейпцига. После прихода нацистов к власти мог играть только против еврейских игроков и дважды побеждал а еврейских чемпионатах Германии. Пытался покинуть Германию, но без успеха. Скончался в Еврейской больнице в Лейпциге.

Вальтер Робинов (1867 – 1938) – уроженец  Гамбурга. С 1908 года – президент городского шахматного клуба в Гамбурге. В 1910 году – организатор большого шахматного турнира в родном городе. С 1914 года – вице-президент Германской шахматной федерации. С 1920 года – президент Германской шахматной федерации. После прихода нацистов к власти удален со всех постов, но, по крайней мере, умер своей смертью.

Симон Ротенштейн (1890 – год смерти неизвестен) – уроженец Берлина, в основном играл в турнирах в своем городе, в 1930 году выиграл чемпионат Берлина. После прихода нацистов к власти играл в еврейских чемпионатах и победил в одном из них. Обстоятельства гибели неизвестны.

В 1938 году Австрия была насильственно присоединена к Германии. В Австрии, в основном в Вене была значительнаям еврейская община и изрядное количество сильных шахматистов. Их судьба повторяет судьбу еврейских шахматистов Германии.

Симон Рубинштейн (1910 – 1942) – жил в Вене, там же играл в турнирах. Погиб в концлагере.

Артур Кауфман (1872 – 1940) – уроженец Румынии, но большую часть своей жизни жил в Вене в Австрии. Активно играл в шахматы в конце девятнадцатого века, затем был перерыв по болезни и вернулся к активной соревновательной деятельности в годы Первой Мировой войны. Погиб при неизвестных обстоятельствах.

Генрих Вольф (1875 – 1943) – непременный участник многочисленных турниров  в разных странах Европы в первой четверти двадцатого века, обычно занимал места в середине турнирной таблицы, встретился за шахматной доской со всеми ведущими игроками этого периода шахматной истории. Погиб в декабре 1943 года.

Рудольф Шпильман (1883 – 1942) – один из лучших и наиболее ярких шахматистов первой половины двадцатого века. По профессии он был юрист, но никогда не работал по этой профессии. Был профессиональным шахматистом. Участвовал в своей жизни в 120 турнирах, из которых победил в 33. Автор книги «Искусство жертвовать в шахматах». После прихода нацистов в Австрию Р. Шпильман был вынужден бежать и ему удалось добраться до Швеции, где он, однако, оказался без всяких средств к существованию и умер в августе 1942 года в полной нищете.

Есть в этом печальном списке и шахматисты из нескольких других стран Центральной и Западной Европы:

Эмиль Циннер (1909 – 1942) – уроженец чешского города Брно, играл в основном в турнирах в чешских городах, иногда довольно успешно (например в 1936 году он занял второе место в турнире в Праге уступив лишь Паулю Кересу), играл за сборную Чехословакии на шахматных Олимпиадах. Погиб в концлагере Майданек.

Макс Вальтер (1899 – 1940) – уроженец города Прессбург (сегодня Братислава) в Словакии. В 1923 году был чемпионом Чехословакии,  в Чехословакии он участвовал во множестве проходивших там международных турниров. Обстоятельства смерти не известны.

Имре (Мирко) Брёдер (1911 – 1943) – родился в столице Венгрии Будапеште, но вырос в городе Нови Сад (столица сербской провинции Воеводина со значительным венгерским населением). Играл в местных турнирах и чемпионатах Югославии, был в сборной команде Югославии на шахматных Олимпиадах. Убит нацистами при невыясненных обстоятельствах.

Изидор Гросс (1860 – 1942) – уроженец Венгрии, но в возрасте 31 года переселился в хорватский городок Карловац, где был хазаном в местной синагоге Вторым его увлечением были шахматы. Один из основателей шахматного клуба в Карловаце и шахматной федерации Хорватии  в 1912 году. Под его руководством в Карловаце прошел первый международный шахматный турнир на Балканах. Составитель шахматных задач и автор книги «Шахматный алфавит». Был депортирован в концлагерь Ясеновац, где хорваты уничтожали сербов и евреев. Погиб там вместе с сыном и его женой.

Эммануэль Сапира (1900 – 1943) – уроженец Румынии, но основную часть жизни жил в Бельгии. Играл в турнирах в Бельгии, Нидерландах и Англии, участник чемпионатов Бельгии, играл за сборную страны. Погиб в концлагере.

Эндре Штайнер (1901 – 1944)  — родился в городке Надьварад, тогда Австро-Венгерская Империя, сегодня Румыния (город называется Орадя), но далее жил в Будапеште в Венгрии, где был одним из самых сильных шахматистов страны. А Венгрия в те годы была одной из ведущих шахматных стран мира. Член сборной команды Венгрии и вместе с ней дважды выигрывал шахматную Олимпиаду (в 1927 и 1928 годах) и дважды становился серебряным призером (в 1930 и 1937 годах). Погиб в конце декабря 1944 года в концлагере на территории Венгрии. Его младший брат Лайош, не менее сильный шахматист, сумел в 1939 году уехать в Австралию.

Леон Шварцман (1887 – 1942) – уроженец Варшавы, учился в Санкт-Петербурге, где начал выступления в шахматных турнирах. После Первой Мировой войны вернулся в Польшу, а в середине двадцатых годов переехал во Францию. Жил в Париже и участвовал в тамошних турнирах, в 1926 году был чемпионом Парижа. Погиб в сентябре 1942 года в Освенциме.

Йозеф Цукерман (1900 – 1941) – уроженец польского Белостока. Жил в Советском Союзе (чемпион Москвы 1921 года), вернулся в Белосток, затем эмигрировал во Францию, жил в Париже. Чемпион Парижа 1930 года. В годы войны в преддверии грозящей опасности покончил жизнь самоубийством.

Леон Моноссон (1892 – 1943) – уроженец небольшого городка в районе Бобруйска (Белоруссия). Переехал в Петроград,  там начал участие в шахматных турнирах, затем  переехал в Париж во Францию. Чемпион Парижа 1935 года. Погиб в Освенциме.

Ну и, наконец, к этому  списку жертв надо добавить несколько имен советских шахматистов, погибших в ходе войны с нацистами при разных обстоятельствах:

Илья Рабинович (1891 – 1942) – уроженец Санкт-Петербурга, там же начал участие в шахматных турнирах. Начало Первой Мировой войны застало его в Германии, где он был интернирован и играл в турнирах с другими интернированными шахматистами.  После войны вернулся в Петроград,  в 1920 году – чемпион города. Участник всех первых чемпионатов Советского Союза, чемпион и призер чемпионатов Ленинграда (последнее чемпионское звание завоевал в 1940 году). Первый советский шахматист, выехавший за рубеж играть в шахматы (1925, Баден-Баден в Германии). Автор книг, посвященных шахматам. Во время войны оказался в осажденном Ленинграде, заболел, был эвакуирован, но умер от истощения в госпитале в городе Перьм.

Всеволод Альфредович Раузер (1908 – 1941) — уроженец Украины, был чемпионом этой республики. Участник чемпионатов Советского Союза (в 1937 году занял второе место), победитель «Всесоюзного турнира молодых мастеров».  В конце тридцатых годов его состояние здоровья ухудшилось, он оказался в блокированном Ленинграде, где и скончался в декабре 1941 года.

Марк Моисеевич Стольберг (1922 – 1942) – уроженец Ростова-на-Дону. Уже в шестнадцать лет стал чемпионом своего города. В 1940 году был участником чемпионата СССР. Играл в полуфинале следующего чемпионата, когда началась война. Находясь в рядах Красной Армии участвовал в сражении за «Малую Землю» под Новороссийском и пропал без вести в мае 1942 года.

Самуил Осипович Вайнштейн (1894 – 1942) – также был в числе шахматистов, интернированных в Германии в годы Первой Мировой войны и играл в турнирах с ними. Вернувшись в Россию поселился в Петрограде/Ленинграде. Играл в городских турнирах. Но больше известен как администратор. С 1924 года глава Всероссийского союза шахматистов. Издатель журнала «Шахматный листок». Организатор и администратор шахматного клуба в Ленинграде. Остался в осажденном и блокированном Ленинграде, где и погиб.

Выше перечислены лишь шахматисты так или иначе погибшие от рук нацистов. Уцелели лишь те, кто бежал. Из тех, кто не не хотел или не сумел бежать остались в живых не многие, почти все они либо скрывались, либо им помог случай. Так  Ласло Сабо угодил в венгерские так называемые «трудовые отряды», которые состояли в основном из евреев и использовались венгерской армией  при выполнения наиболее опасных задач. Л. Сабо попал в плен и, возможно, поэтому уцелел. После войны он стал ведущим шахматистом Венгрии.  Отъезд из страны почти всегда был вынужденным. Нацисты преследовали абсолютно всех, не  взирая на лица, их интересовало лишь еврейское прорисхождение. Так под компанию запугивания и дискриминации попал такой человек как Эммануил Ласкер, уроженец Германии и экс-чемпион мира по шахматам, который уже перешел шестидесятилетний рубеж. В итоге Э. Ласкер с женой были вынуждены поспешно оставить Германию в 1933 году. Пожив несколько лет в Москве они перебрались за океан, где и жили до конца своих дней. А вот другой пример. Зигберт Тарраш, долгие годы один из сильнейших шахматистов мира. Германский патриот, еще в 1909 году перешедший в христианство и  потерявший сына во время Первой Мировой войны. Тем не менее после прихода нацистов к власти тут же подвергся преследованиям и лишь смерть в феврале 1934 года в возрасте 72 лет спасла его от необходимости искать убежище за рубежом.

Как известно в июле 1924 года была основана Международная шахматная федерация (ФИДЕ) как всемирный союз всех шахматистов без различия национальной принадлежности с соответствующим девизом «Gens una sumus» («Мы – одна семья»). К сожалению,  в годы войны этот девиз не всегда оказался действенным, когда шахматисты евреи попали в беду. Хотя были и весьма позитивные примеры. Йохан Вильхельм  ван Хульст, педагог по профессии, ставший затем политиком, шахматист-любитель. В 1942 году он  оказался  главой Педагогической Академии в Амстердаме, а в 1943 году в этом качестве помог укрыть еврейских младенцев и не допустить их депортации из Нидерландов. Получил за это звание Праведника Народов Мира от института Яд Вашем в Иерусалиме в 1972 году. Й. ван Хульст дожил до глубокой старости и в возрасте 95 и 99 лет выиграл шахматные турниры, участниками которых были бывшие политики страны. Еще один позитивный пример. В самом начале войны был разрушен дом, в котором проживал известный польский шахматист Давид Пшепюрка. Его немедленно приютил у себя его близкий друг Мариан Вробель, этнический поляк и известный составитель шахматных проблем и композиций. Он также присутствовал на встрече шахматистов в кафе Квечиньского в Варшаве, был арестован, но позже освобожден и на  сей ничем не мог помочь своему другу.

Были шахматисты – участники анти-нацистского подполья. Например,  один из ведущих чешских мастеров, член сборной команды страны Карел Трейбал был обвинен в нелегальном хранении оружия и расстрелян в октябре 1941 года. Но были и шахматисты, воспринявшие нацистскую идеологию. Выше упоминался Клаус Юнге, один из лучших германских шахматистов. Турниры под эгидой нацистов организовывались Эрхардом Постом, который в до нацистские времена сам был активным участником шахматных турниров. Освещались соревнования в нацистской прессе Эмилем Йозефом Димером, тоже неплохим шахматистом и активным членом нацистской партии, которого называли «шахматный репортер Третьего Рейха». Латвийский шахматист Карлис Озолс, чемпион Риги и член сборной команды Латвии во время войны служил в латвийских частях, сформированных нацистами, и не исключено, что участвовал в вылавливании местных евреев. Он дослужился до чина «оберштурмфюрера» (старший лейтенант) и получил «Крест за военные заслуги» второй степени. Бежал с отступавшими нацистами и добрался до Австралии. К ответственности привлечен не был.                                                                                                                  Вениамин Чернухин                                                                                              Октябрь 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =