Шахматные Олимпиады: от Первой до «Олимпиады невозвращенцев».

 

Сегодня, когда во всем мире  резко возрос интерес к проблеме людей, вынужденных оставить свои страны из-за войн и террора, то небезинтересно вспомнить события относительно недавнего прошлого. Речь пойдет о шахматах и  о «шахматных беженцах и невозвращенцах». Сначала немного предистории.  После Первой Мировой войны интерес к этому виду интеллектуального спорта заметно возрос. Шахматисты попытались сделать свою игру олимпийским видом спорта. Не вышло, но тем не менее  в 1924 году во время прохождения Восьмых Олимпийских Игр в Париже было решено там  же провести и шахматные лично-командные соревнования. В соревновании приняли участие 54 шахматиста из 18 стран. Как  и все участники Олимпийских игр  шахматисты давали олимпийскую клятву, а победители были награждены золотой, серебряной и бронзовой медалями. Правда, лучшие шахматисты мира в этом турнире участия не приняли, ибо их объявили «профессионалами», а шахматный турнир, как и Олимпийские Игры в те годы предназначались только для «любителей». Победителями стали Чехословакия – 31 очко, Венгрия – 30, Швейцария – 29. По окончании соревнований – 23 июля 1924 года была основана Международная шахматная федерация (ФИДЕ), с девизом «Gens una sumus» («Мы – одна семья»). Первым президентом ФИДЕ был избран Александр Рюб (Голландия). Он оставался на этом посту до 1949 года, когда его сменил Фольке Рогард (Швеция). Отныне организация международных турниров стала прерогативой ФИДЕ. Новая попытка организовать шахматную Олимпиаду была сделана в 1926 году во время конгресса ФИДЕ. В ней командные соревнования были отделены от индивидуальных. Но этому «Турниру наций» не повезло – участие в нём приняли всего четыре страны. Одержав победы во всех матчах, первое место заняла команда Венгрии. Далее – Югославия, Румыния и Германия.

Используя опыт проведения данных соревнований, были выработаны правила проведения Первой официальной  шахматной  Олимпиады, прошедшей  в июле 1927 года в Лондоне. Организаторы испытывали финансовые трудности, но соревнование состоялось. На старт вышли 16 команд. За несвоевременное предоставление заявок ещё несколько команд не были допущены, среди них такие, как Польша и США. По итогам соревнования места распределились следующим образом:  заслуженно победила команда Венгрии,  члены  которой получили золотые медали и позолоченный Кубок, учреждённый лордом Гамильтоном-Расселом, одним из основателей знаменитого Гастингского клуба, серебряные медали выиграли датчане, а бронзовые – англичане. Определить победителей по доскам было невозможно, так как командам разрешались любые перестановки. Все, кроме команды Германии,  воспользовались этим правом. Но даже отдельные имевшие место недостатки не смогли испортить впечатление. Все признали – первый  официальный «Турнир наций» удался. Чтобы привлечь сильнейших шахматистов, организаторы не делали  на сей раз  различия  между «любителями» и «профессионалами». На проведение турнира было выделено 2000 фунтов стерлингов. Партии игрались в зале английского парламента «Вестминстер сентрал холл».  После этого успеха  шахматные Олимпиады начали проходить регулярно. В июле-августе 1928 года в столице Нидерландов  Гааге прошла Вторая Олимпиада при участии команд семнадцати стран. В дни олимпиады состоялся очередной конгресс ФИДЕ, на котором  был  вновь затронут вопрос о «профессионалах»  и  «любителях». Без особых дискуссий, запрет на участие в олимпиадах для «профессионалов» был официально отменён. На этот раз в турнире участвовало и две команды с американского континента. Кроме команды Аргентины также прибыла  команда США, составленная из молодых шахматистов. Победителями стали с заметным отрывом от вторых призеров шахматисты Венгрии, за ними команды США и Польши. За команду Польши на четвертой доске играл Мечислав (Мендель) Хвойник, уроженец западно-белорусского городка Ружаны. В 1949 году он эмигрировал в Израиль, стал здесь Менахем Орен, весьма видной фигурой в шахматной жизни молодой страны. Резервным игроком в польской команде был Абрахам (Моше Аба) Бласс, который в 1931 году перебрался из Польши в Палестину.

Третья Олимпиада прошла  в июле 1930 года в германском Гамбурге. Гамбург  был выбран международной шахматной организацией ввиду того, что Гамбургскому шахматному клубу исполнилось 100 лет. На сей раз прислали свои команды восемнадцать стран. На турнир приехали почти все сильнейшие шахматисты мира. Отсутствовали только Эм. Ласкер и Х. Р. Капабланка. Первый почти не играл в то время в соревнованиях, второй из-за того, что Куба в олимпиадах не собиралась пока принимать участие. Но участником был чемпион мира А. Алехин, возглавивший команду Франции, который показал стопроцентный результат (9 из 9). Победителями стали  на сей раз шахматисты Польши (четверо членов команды из пяти – евреи), венгры  заняли второе место, а на третьем оказалась команда Германии. Только  шестое место заняла команда Соединенных Штатов, а команда Франции, даже имея в своих рядах А. Алехина, заняла лишь двенадцатое место.

Четвертая Олимпиада состоялась в Праге, столице Чехословакии в июле 1931 года. На конгрессе ФИДЕ в Гамбурге (1930) было первый раз  два кандидата (Венгрия и Чехословакия) на проведение этой Олимпиады. До этого не было никакой конкуренции. Чехословацкий представитель, аргументировал свою заявку тем, что в следующем году шахматному союзу его страны исполняется 50 лет и конгресс принял решение в его пользу. Подготовка к турниру была ещё  серьезнее, чем до этого. Для игры был выбран большой зал известного пражского кафе «У Новака», который вмещал около 800 зрителей.  Несмотря на суровый экономический кризис 1929 года, из-за которого уменьшилось количество проводимых турниров, Олимпиада  прошла  с ещё большим числом команд-участниц,  которые прибыли из девятнадцати стран. Составы стран были тоже сильнее чем год назад. Команду Франции вновь представлял чемпион мира А. Алехин. Борьба на этой Олимпиаде была необычайно упорной: команду-победитеницу отделило всего четыре очка от команды, занявшей девятое место. В решающем матче  за первое место между командами Соединенных Штатов и Польши на трех досках (из четырех) в обеих командах играли евреи (Польша: Акива Рубинштейн, Савелий Тартаковер и Давид Пшепюрка, Соединенные Штаты: Исаак Кэжден, Исраэль Горовиц, Герман Стейнер). Поляки не смогли выиграть этот матч и остались вторыми. Третье место заняла команда Чехословакии. Неудачно на этой Олимпиаде выступила команда Венгрии, оказавшаяся лишь десятой. Несмотря на присутствие А. Алехина французы пришли к финишу четырнадцатыми.

Пятая Олимпиада прошла в июле 1933 года в английском курортном городке Фолкстон при участии команд 15 стран. В начале предполагалось, что следующая олимпиада пройдёт в 1932 году в Испании, но из-за финансовых проблем испанская шахматная организация проводить её отказалась. На конгрессе ФИДЕ американская шахматная организация выставила свою кандидатуру и конгресс одобрил решение, что следующая олимпиада пройдёт в 1933 году в Чикаго. После длительного молчания, когда запросы ФИДЕ оставались без ответа, американская шахматная организация сообщила, что испытывает финансовые затруднения и проводить олимпиаду не в состоянии. Оставалось мало времени и несмотря на это британская шахматная федерация согласилась провести олимпиаду в Фолкстоне на юго-востоке Англии. Предполагалось, что примет участие рекордное число команд, но поступило лишь 18 заявок, приняли участие только 15 стран. Одной из главных причин явилось то, что было перенесено время и место проведения соревнований, многие страны не верили, что англичане смогут уложиться в сроки с подготовкой и не подали заявок. Германия не выставила свою команду из-за прихода нацистов в стране к власти  и милитаризации спорта. Там  были  кардинально реорганизованы спортивные организации. Это затронуло и шахматные союзы и общества, которые были объединены во Всегерманский шахматный союз, оказавшимся под пристальным контролем нацистов. В дальнейшем Германия вообще вышла из международной шахматной организации.  Чемпионское звание сумела удержать команда Соединенных Штатов, второе место заняла команда Чехословакии, третье – Швеции. Команда Польши оказалась на сей раз лишь четвертой, а Венгрии – пятой,  подтянулась на восьмое место команда Франции с чемпионом мира А. Алехиным во главе.

Местом проведения Шестой Олимпиады стала столица Польши Варшава, где она прошла в августе 1935 года при участии команд 20 стран. На тот момент это было рекордным числом участников. Турнир был очень популярен в городе, в обычные туры собиралось до двух тысяч зрителей, а к финишу и того больше. Впервые издавался бюллетень, в котором освещался ход борьбы и публиковались партии. Во время олимпиады состоялся очередной конгресс ФИДЕ, один из самых обсуждаемых вопросов был тот, что Германия (за год до этого вышедшая из международной федерации) приглашала страны, принять участие в турнире, который будет проходить во время Олимпиады в Мюнхене в 1936 году . Многие страны считали, что подобное  предложение  направлено на подрыв ФИДЕ. На конгрессе  постановили, что каждая страна решает сама, будет ли она принимать участие в этом турнире. Несмотря на все предостережения часть «купилась» на уловки и турнир состоялся, но не являлся  Седьмой Олимпиадой.

Одним из участников шахматной Олимпиады в Варшаве впервые стала команды тогдашней Палестины,  единственной не представлявшей независимую страну. Немногочисленное еврейское население (около полумиллиона) сумело тем не менее выставить вполне достойную команду.Никто из ее участников в стране не  родился, все они туда приехали из разных стран. Запасным в команде был самый молодой 25-летний Моше Черняк, уроженец Варшавы, за год до Олимпиады прибывший в Палестину.  Кстати,  в молодости Моше неоднократно бывал с отцом в России и свободно объяснялся и по русски. На год старше его был Хайнц Фердер, уроженец германского Бреслау (ныне этот город носит название Вроцлав и находится на территории Польши). Любителям шахмат он гораздо лучше известен под своей ивритской фамилией  Йосеф Порат. Он был лидером команды, играя на первой доске. Самым старшим в команде был 34-летний Давид Энох, еще один репатриант из Германии. Вообще-то родился он в Польше, в местечке под названием Освенцим, тихом и спокойном месте при его рождении. После Первой Мировой войны переехал в Германию и поселился в Берлине, а в 1933 году сменил Германию на Палестину. Он играл на второй доске. На третьей доске играл за команду Палестины Йосеф Добкин, уроженец России. У него был самый большой стаж пребывания в стране, он прибыл в Палестину в 1924 году в возрасте 15 лет. Он выпускник Еврейского Университета в Иерусалиме, обладатель ученой степени доктора наук в области  химии. И, наконец, на четвертой доске за команду Палестины  играл уроженец Берлина 29-летний Виктор Винц. Он перебрался в Палестину в начале тридцатых годов. Дебютировала на шахматной Олимпиаде сборная Палестины не так уж плохо, заняв пятнадцатое место среди двадцати участников и опередив такие страны как Дания, Румыния, Италия, Швейцария, Ирландия. В активе команды была ничья 2-2 с сильной командой Чехословакии и победа над более сильной командой Литвы. Всего в ее активе оказалось четыре победы, четыре ничьих и одиннадцать поражений.

Свой победный марш продолжила команда Соединенных Штатов, опять занявшая первое местою На втором месте – команда Швеции и на третьем – команда Польши. Команды Чехословакии и Венгрии на четвертом и пятом местах соответственно. Сразу после турнира, шведские делегаты подали заявку на проведения у себя следующей олимпиады. И Седьмая  Олимпиада прошла в Стокгольме в августе 1937 года при участии 19 стран, на одну меньше чем прошлый раз. Для шахматистов был предоставлен «Гранд отель рояль». Несмотря на то, что шведская команда не была в числе претендентов на призовые места, интерес к соревнованию у зрителей не пропал. Среди команд не было дебютантов, но их опыт отличался, так  как, некоторые (к примеру датчане) не пропустили ни одной олимпиады, а для других (к примеру эстонцы) это было второе выступление. На Олимпиаде отсутствовала команда из Франции, предположительно не приехавшая, ввиду того, что экс-чемпион мира А. Алехин, отказался участвовать, готовясь к матч-реваншу на звание чемпиона мира против М. Эйве, который должен был начаться через две недели после окончания Олимпиады. Очень сильную команду выставили американцы. В других командах присутствовали также сильные игроки, но такого ровного состава как  у сборной Соединенных Штатов не было ни у кого. Несмотря на это, команды Польши и Венгрии попытались составить ей конкуренцию. Но из этого ничего не вышло и американцы выиграв все матчи, кроме трех сведенных вничью,  с большим преимуществом заняли первое место. Венгры сумели стать вторыми, полякам пришлось довольствоваться третьим местом. Всего в трех коиандах-призерах играло 15 шахматистов,  по пять в каждой команде, одиннадцать были евреи.

И вот наступил незабываемый 1939 год. 24-го августа в столице Аргентины Буэнос-Айресе началась Восьмая Олимпиада при участии команд 27 стран. Это была первая Олимпиада, которая состоялась за пределами Европы. В турнире планировали принять участия около 40 стран, что порядком взбудоражило организаторов, но прибыло только 27. Отказались от участия четырёхкратные чемпионы — сборная США, двукратные чемпионы — сборная Венгрии. Также из-за финансовых проблем федерация Югославии не прислала свою команду. Вновь приехала участвовать сборная Германии, которая восстановила своё членство в ФИДЕ. Команда была усилена шахматистами из аннексированной Австрии (1-я доска — Э. Элискасес, 4-я — А. Беккер). Впервые Южноамериканский континент был представлен 11-ю командами, для многих — это выступления было дебютом на Олимпиадах. До сих пор Олимпиады проводились по круговой системе, но ввиду большего количества участников было принято решение провести четыре полуфинала (по семь/шесть команд в каждом). Из каждого полуфинала в финал выходило по 4 команды, остальные разыгрывали места с 17-го по 27-е. Команда,  занявшая 1-е место во втором финале, награждалась Кубком президента Аргентины Ортиса. На этой Олимпиаде впервые выступил экс-чемпион мира Х. Р. Капабланка, игравший за команду Кубы. Как и на прошлых олимпиадах команду Франции возглавлял опять ставший чемпионом мира А. Алехин.

Снова в числе участников оказалась сборная шахматистов Палестины. Предыдущую Олимпиаду она пропустила. По сравнению с 1935 годом в ней произошли изменения. Место лидера команды занял бывший запасной Моше Черняк, Хайнц Фердер играл на второй доске. Виктор Винц переместился на третью доску. И в команде появилось два новых игрока. Уроженец Латвии Зельман Кляйнштейн играл на четвертой доске и  уроженец Польши Меир Раух был запасным игроком.

Первый инцидент произошёл за день до начала полуфиналов. Капитан  команды нацистской Германии потребовал от организаторов, чтобы  флаг Чехословакии был заменён на флаг протектората Богемии и Моравии. Сборная Чехословакии воспротивилась этому и их решение было поддержано многими другими командами. Флаг оставили  и он до конца соревнования провисел над театром «Политеам». Из полуфиналов вышли в главный финал все фавориты. Перед началом финала возникла очередная проблема, организаторы никак не могли добиться возвращения кубка Гамильтона-Рассела, который хранился в Нью-Йорке. Американская сторона ссылалась на то, что команда, которая три раза подряд выигрывала Олимпиады, по положению получала кубок на вечное хранение. Но это правило только действовало в том случае, если команда продолжала дальнейшее участие в соревнованиях. После больших усилий, вмешалось даже аргентинское посольство,  кубок был доставлен в Буэнос-Айрес. Финальная часть соревнований началась первого сектября 1939 года. В этот день нацистская Германия напала на Польшу и началась Вторая Мировая  война. Большая часть делегаций потребовала снятия с соревнований сборной нацистской Германии,  Олимпиада стояла под угрозой срыва и  организаторы все-таки оставили команду Германии участвовать. Было принято решение, что Франция и Польша не будут играть против команды Германии и счет в этих матчах будет признан ничейным 2 – 2. Также против Германии отказалась играть сборная Палестины. В свою очередь немцы запретили сборной Чехословакии играть против Франции и Польши. В конце концов 5 матчей не было сыграно. Проведение столь крупного соревнования подняло интерес местного населения к шахматам. Несколько тысяч постоянных абонементов были куплено. В турнирном зале в отдельные дни присутствовало около трёх тысяч человек.

Победителем соревнований стала команда Германии, правильнее сказать объединенная команда Германии и Австрии, ибо в 1938 году нацистская Германия сумела присоединить к себе независимую до того Австрию. Особенно существенную поддержку эта команда сумела получить от включения в нее Эриха Готлиба Элисказеса, не только сильнейшего шахматиста всего немецкоязычного мира (он дважды в 1938 и 1939 годах уверенно завоевывал звание чемпиона Германии), но и шахматиста, которого в те годы вообще считали одним из возможных претендентов на лавры чемпиона мира. Он с успехом сыграл на первой доске. Второе место заняла команда Польши, отставшая всего на пол очка от победителей. Третье место несколько неожиданно заняла команда Эстонии, возглавляемая молодым Паулем Кересом, который как и Э. Элисказес считался возможным претендентом на звание чемпиона мира. Четвертой оказалась команда Швеции, а пятыми хозяева — аргентинцы. А как сыграла сборная Палестины? Заметно успешнее чем в первый раз. В полуфинале,  играя в четвертой подгруппе, команда сумела занять там третье место (позади Швеции и Эстонии и впереди Кубы, Норвегии и Гватемалы) и попала в главный финал. Здесь она вошла в первую десятку, оказавшись на девятом месте. Со всеми четырьмя командами, занявшими  места со второго по пятое команда сыграла вничью 2 – 2. Подвели поражения против команд Чили и Дании, занявших заметно более низкие места. Среди побежденных оказались команды Франции (с А. Алехиным) и Кубы (с Р. Капабланкой). Всего четыре победы, пять поражений и пять ничьих. Если говорить об индивидуальных результатах, то лучше всех выступил Хайнц Фердер, в активе которого оказалось  7.5 очков из десяти возможных, вместе с молодым Мечиславом (Менделем) Найдорфом из команды Польши он был лучшим на второй доске. Тяжело пришлось Моше Черняку на первой доске, он сумел набрать лишь пять очков из 16 возможных, но ему противостояли многие предствители мировой шахматной элиты. Чуть посильнее сыграл Виктор Винц на третьей доске: у него 6.5 очков из 15 возможных. Три очка из десяти на четвертой доске у Зельман Кляйнштейна, успешнее сыграл запасной игрок Меир Раух с семью с половиной очками из тринадцати возможных

Но вот Восьмая  Олимпиада завершилась и шахматистам  пришло время возвращаться домой. Третьего сентября войну Германии объявила Великобритания  и немедленно снялась с соревнований команда Великобритании, которая сумела квалифицироваться для главного финала,  и вернулась первым пароходом домой. Ее место так  и осталось незаполненным. Очень скоро трое участников  этой команды:  Конел Хью О’Доннел Александер, Стюарт Милнер-Берри и Гарри Голомбек оказались мобилизованными на работу в Блетчли Парк, где находилась  «Британская Правительственная  школа кодов и шифровки» и где во время Второй Мировой войны проделали блестящую работу по взлому и расшифровке германских кодовых систем «Энигма» и «Лоренц». Шахматисты с их развитым аналитическим умом были очень к месту для такой  крайне сложной работы. Не простую задачу пришлось решать шахматистам Польщи только что завоевавшим серебряные медали. В их стране бушевала война и было ясно, что польская армия потерпит поражение. Трое участников команды к тому же были евреи и для них возвращение в Польшу было равносильно возвращению в нацистскую Германию, то-есть на верную смерть. Все трое приняли совершенно логичное решение не возвращаться и остаться в Аргентине. Лидером польских шахматистов был Савелий или Ксавери на польский лад Тартаковер, уроженец Ростова на Дону, который вообще-то жил постоянно в то время во Франции, но почему-то был польским патриотом  и представлял Польшу (хотя в Польше никогда постоянно не жил и даже не знал польского языка). Поначалу он решил остаться, но после короткого пребывания в Аргентине он вернулся во Францию и вся дальнейшая жизнь его уже связана только с Францмей. На второй доске за Польшу играл молодой 29-летний  Мечислав (при  рождении Мойше-Мендель) Найдорф, явный претендент на пост одного из лидеров мировых шахмат. Оставшись в Аргентине он принял решение обосноваться здесь всерьез и надолго. Достаточно быстро он стал лидером аргентинских шахматистов и одним из лучших в мире. Хотя неожиданно оставив Польшу он утерял все оставшееся там имущество, но шахматная его карьера не пострадала существенно, да и материальные потери он сумел компенсировать. Также остался в Аргентине и игравший на третьей доске Паулин  Фридман. Поначалу он продолжил свою шахматную активность и принял участие в нескольких местных турнирах, но в 1942 году оставил шахматы из-за плохого состояния здоровья. Жил, однако, в Аргентине до конца дней своих. Запасной Франтишек Сулик – поляк, тоже остался в Аргентине, начал выступать в местных турнирах, но, когда начали организовываться польские национальные войсковые части для войны против нацистов примкнул к ним, как офицер запаса. Воевал в составе польских частей в Италии, после войны осел в Шотландии, откуда затем эмигрировал в Австралию, где жил до конца жизни.

Более драматично сложилась судьба Теодора Регедзиньского, игравшего за Польшу на четвертой доске. Хотя он родился в Польше (неподалеку от города Лодзь), но он был не поляком, а этническим немцем по фамилии Регер. Он оказался единственным из команды, кто вернулся в оккупированную Польшу и начал участвовать под фамилией Т.Регер в разных турнирах, организованных нацистами,  включая чемпионат Германии. Из-за своих лингвистических талантов (он знал пять языков, включая русский) он был мобилизован в нацистскую армию, где служил в качестве переводчика. После завершения войны он не остался в Германии, но вернулся в Польшу, был арестован и судим за измену и получил четыре года заключения. Играл в шахматы он и после выхода из тюрьмы, но много меньше и на более низком уровне. Не вернулась домой и вся команда-победительница. Там евреев, разумеется, через шесть лет после прихода нацистов к власти не было и причина была совершенно другая. Очень быстро Атлантика стала полем битвы между эскадрами союзников и флотом Третьего рейха, а корабли нацистского адмирала Карла Дёница безжалостно топили торговые караваны, поэтому рейсы из Южной Америки в Старый Свет стали довольно редкими и весьма опасными. Возможно это и стало тем фактором, что убедительно повлиял на решение германских шахматистов отложить свое возвращение. Особенно на виду у всех оказалось решение Эриха Элисказеса. До Олимпиады он выиграл несколько турниров с сильным составом участников, стал чемпионом Германии и его считали верным кандидатом на звание чемпиона мира по шахматам. Его поддерживал и на него возлагал большие надежды пронацистский Всегерманский шахматный союз. Э. Элисказеса не очень  интересовала идеология, хотя он хотел выступить представителем «германских стиля активных шахмат». Впрочем, все отмечают, что при любых обстоятельствах он оставался вежливым и приятным человеком. Постепенно Э. Элисказес абсорбировался в Южной Америке, получил гражданство Аргентины, вернулся к шахматной активности, хотя прежнего уровня уже более  не достиг, женился, обзавелся сыном и т.д., словом прожил в Аргентине всю оставшуюся жизнь. Не вернулись в Европу и все остальные члены германской команды: Пауль Михель, Альберт Бекер и Хайнрих Райнхард осели в Аргентине, а Людвиг Энгельс – в Бразилии. Из команды Эстонии, занявшей третье место, остался в Аргентине по неясной причине лишь Ильмар Рауд, игравший на второй доске. Он начал выступать в  местных турнирах. Но скоро скончался в Буэнос-Айресе в весьма молодом возрасте. Также по неясной причине остался в Аргентине лидер команды Швеции Гидон Штальберг, уже в то время игрок мирового уровня. Швеция не принимала участия в войне, оставаясь нейтральной страной и было ясно, что таковой она и останется. Он активно участвовал в шахматной жизни Аргентины в то время пока находился там, но после войны в 1948 году вернулся обратно в Швецию. Не вернулись в Европу и прожили всю оставшуюся  жизнь в Аргентине два игрока из сборной Чехословакии или Протектората  Богемии и Моравии Иржи Пеликан и Карел Скаличка. Возможно, не хотели жить в стране под властью нацистов.

За команду Латвии  играл и успешно на третьей доске Мовша (именно так он был обозначен в протоколах) Фейгин, уроженец Двинска (сегодня Даугавпилс). И он предпочел не возвращаться в Латвию, хотя в момент завершения Олимпиады Латвия еще оставалась независимой. Поначалу он жил в Буэнос-Айресе, участвовал в шахматной жизни страны, потом переехал в город Асунсион,  Парагвай и жил несколько лет там. Вернулся снова в Аргентину и более не покидал ее. В команде Нидерландов принял решение остаться запасной игрок Крис (Кристиан) де Ронде. В Буэнос-Айресе он провел весь остаток своей достаточно продолжительной жизни. А вот шахматист еврейского происхождения из команды Нидерландов  Лодевик Принс, игравший на четвертой доске, вернулся в Нидерланды. Поначалу после возвращения он играл в нескольких шахматных турнирах. После того как нацисты оккупировали Нидерланды в 1940 году исчез с горизонта и более не играл, но уцелел и после войны вернулся к нормальной жизни. Команду Франции возглавлял чемпион мира по шахматам Александр Алехин. Достоверно известно, что он вернулся в Европу, во Францию. Его дальнейшая жизнь детально описана многими авторами и не имеет смысла останавливаться здесь на ее деталях. Игравший на второй доске Аристид Громер поначалу решил не возвращаться и осел в Буэнос-Айресе, играл в нескольких местных турнирах, но затем передумал и в мае 1942 года вернулся во Францию. После войны продолжил свою шахматную карьеру. Игрок еврейского происхождения с интересной биографией  играл за команду Франции на третьей  доске — Виктор Кан. Родился он в Москве, но оставил Россию еще в 1912 году  и пропутешествовав по Европе прибыл во Францию, где и поселился на юге страны, в Ницце. Получил французское гражданство. Участвовал в шахматных соревнованиях во время Олимпийских Игр в Париже в 1924 году, но представлял вместе с Петром Потемкиным Россию. Далее играл за Францию. В 1939 году вернулся из Аргентины во Францию, во время войны  уцелел, ибо Ницца оказалась в не оккупированной нацистами части Франции. И, наконец, остался в Аргентине Маркас Лукис, еврейский шахматист, игравший на третьей доске за команду Литвы. Он достаточно удачно абсорбировался в новой стране, активно участвовал в шахматных турнирах и прожил здесь до конца своей жизни.

Вениамин Чернухин                                                                                                   Октябрь 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × два =