Португальская тропа к жизни.

На Иберийском полуострове на юго-западе Европы расположены два государства: Испания и Португалия. Испанию знают несравненно лучше и большее количество народа. Причина ясна: Испания заметно больше своей соседки. Португалия занимает лишь около шестой части площади полуострова и её население (десять с половиной миллионов) почти в пять раз меньше населения Испании. Хорошо знают Португалию разве что любители футбола и любители красивых и оригинальных песен фаду,которые поют лишь в Португалии. Разумеется, страны, живущие в столь близком соседстве, похожи, их население говорит на родственных языках. События, имевшие место в Испании и Португалии в середине двадцатого века, тоже имеют заметное сходство, но кто не знает о гражданской войне в Испании и о каудильо (лидере) Франциско Франко, который пришел к власти затем и правил страной долгие годы. А теперь посмотрим, что происходило в Португалии, остававшейся в тени своей большой соседки. Веками Португалия была королевством, где трон наследовался. Октябрьская революция 1910 года положила конец королевскому правлению и в стране была провозглашена республика. Тем не менее политическая нестабильность продолжалась и в сочетании с экономическими трудностями это оказалось благодатной почвой для беспорядков в стране, что в конце концов привело к военному перевороту в мае 1926 года. В стране установилась Национальная Диктатура. Которая в 1933 году сменилась персональной диктатурой Антониу де Оливейра Салазара.

А. Салазар родился в сельской местности в 1889 году, в простой семье. Поначалу собирался стать священником и учился в духовной семинарии. Затем изменил свое намерение и поступил учиться в старейший и наиболее известный португальский университет в городе Коимбра. Получил диплом адвоката и начал преподавать в этом же университете. Затем ему присвоили степень доктора юриспруденции, хотя областью его интересов была экономика. Будучи практикующим  католиком он начал свою политическую карьеру в Католической партии центра, в 1921 году он был избран по её списку в Парламент страны, но скоро оставил его, продолжая работать в университете. По настоящему он входит в политику лишь после переворота 1926 года, становится министром финансов, затем подает в отставку из-за разногласий в правительстве,  но в апреле 1928 года снова возвращается на этот пост с рупутацией честного и эффективного министра. В 1932 году А. Салазар становится премьер-министром, сохраняя пост министра финансов. В 1933 году в стране вводится новая конституция, которая дает главе государства широкие права за счет Парламента. Португалия становится страной с авторитарным режимом правления. А. Салазар искусно маневрирует, завоевывая симпатии различных групп населения, но, где надо, правит твердой рукой. Он запрещает крайние правые и левые партии, подавляет попытки сторонников национал-социализма усилить свое влияние в стране, но в то же время помогает правым силам генерала Ф. Франко захватить власть в Испании во время Гражданской войны там, предоставляя им порты страны для доставки вооружения. Меж тем Европа медленно, но верно приближается к началу Второй Мировой войны, её битвы постепенно распространяются на весь континент. Всего пять стран остаются нейтральными в Европе  и Португалия – одна из них (в числе других Испания, Швеция, Швейцария).

Евреи поселились на Иберийском полуострове ещё во времена Римской империи. Затем успешно прижились во времена арабского завоевания Португалии, приняли участие и в Реконкисте – отвоевывании страны христианами. После завершения Реконкисты евреи продолжали жить в стране и некоторые даже занимали высокие посты при дворах португальских королей. В 1492 году имело место изгнание евреев из Испании, где проживало около 300 000 евреев и около 120 000 из них  бежали в соседнюю Португалию, где обитало около 80 000 местных евреев.  Король Португалии Жуан Второй принял беженцев в обмен за хорошую финансовую компенсацию. Прибытие столь большого количества евреев в соседнюю Португалию объясняют популярными в то время слухами о скором прибытии Мессии, которого решили дождаться у соседей. В 1494 году на престол взошел новый король Мануэль Первый, который поначалу предоставил свободу евреям и право жить в стране. Но в декабре1496 года король, который намеревался жениться на старшей дочери испанских королей Фернандо и Изабеллы, изгнавших евреев, заявил, что все евреи должны конвертироваться в христиан либо оставить страну, это было частью условий его брачного контракта.В отличие от испанских королей Мануэль хорошо понимал пользу евреев для своей страны и явно предпочитал, чтобы они стали католиками.Часть евреев была обращена в христианство насильно, многие из них втайне продолжали считать себя евреями. В 1536 году в стране начала действовать Инквизиция, охотившаяся за теми евреями, что формально перейдя в католичество, продолжали придерживаться еврейской веры. В итоге большинство португальских евреев в разное время все-таки оставило страну. В стране остались лишь принявшие католичество, среди них несколько разрозненных групп, продолживших в глубокой тайне сохранять приверженность еврейской религии в течение веков. Инквизиция, в частности, продолжала действовать до второй половины восемнадцатого века, а полностью была упразднена лишь в 1821 году. В девятнадцатом веке запрет евреям жить в Португалии был постепенно снят, некоторые семьи из Марокко и Гибралтара вернулись в Португалию и в 1904 году в столице страны Лиссабоне впервые после пятнадцатого века была построена и открыта новая синагога «Шеарей Тиква». С падением монархии в 1910 году в стране была провозглашена свобода совести и полная религиозная свобода.

Португальские евреи подарили цивилизованному миру немалое количество достойных людей. Придворным астрономом короля Жуана Второго был Абрахам бен Самюэль Закут (Абрахам Закуто), видный средневековый астроном, астролог, математик, раввин и историк. Исаак бен Иехуда Абрабанель был опытным финансистом и король Альфонс Пятый использовал его как финансового советника. Кроме финансовых дел Исаак бен Иехуда был также известным философом и комментатором Торы. Иехуда бен Ицхак Абрабанель был врачом, поэтом и философом, родился он в столице Португалии Лиссабоне, после изгнания евреев переместился в Италию и умер в Неаполе. Известный философ Уриэль Дакоста или Акоста, живший в конце шестнадцатого и первой половине семнадцатого веков родился в португальском городе Порту в новообращенной в христианство еврейской семье. Далее вся семья покинула Португалию, переехала в город Амстердам в Нидерландах и вернулась к своим еврейским корням. В Нидерландах жил знаменитый философ Барух (Бенедикт) Спиноза и в Великобритании один из основоположников современной экономической науки Давид Рикардо, оба родились в еврейских семьях, ведущих своё начало от беженцев из Португалии. И, наконец, ещё один потомок португальских евреев, попавший в Россию. Это Антонио Мануэль де Виейра, гораздо более известный в Российской Империи как Антон Мануилович Девиер. Он был одним из тех иностранцев, что прибыли в Россию из Нидерландов вместе с Петром Первым. Девиер оказался прекрасным администратором и дослужился до чина начальника полиции недавно основанной столицы страны Санкт-Петербурга.

Как известно Вторая Мировая война началась первого сентября 1939 года нападением нацистской Германии на независимую Польшу. Через несколько дней после этого нападения Португалия провозглашает свой нейтралитет. Симпатии Португалии в гораздо большей степени на стороне союзников по антигитлеровской коалиции. Во-первых, ввиду давних традиционных и крепких связей с Великобританией. Во-вторых, Португалия – страна с сильными католическими традициями, как и Польша, поэтому нападение на католическую Польшу вызвало к ней явное сочувствие. Португалия стремится сохранить нейтралитет в военных действиях во многом из-за беспокойства за судьбу своих африканских колоний (Ангола, Мозамбик и несколько более мелких), которые ей будет трудно защитить против любой из воюющих сторон. Впрочем, пока война идет в Польше держать нейтралитет легко, но скоро приходит черед Франции и нацисты уже совсем близко, лишь по другую сторону Пиренеев. Спустя короткое время Португалия начинает испытывать  их давление. Причиной становится стратегический металл вольфрам. Война между Германией и Советским Союзом лишает Германию возможности получать вольфрам не только из Советского Союза, но перекрывает путь к получению этого материала из стран Азии им богатыми (в первую очередь Китай, также и Таиланд). А в Европе ведущая страна по добыче вольфрама – Португалия. Основное назначение вольфрама – добавка в различные сплавы, что делает их заметно более тугоплавкими и прочными. Понятно, что во многих видах оружия эти качества первостепенны и вольфрам здесь заменить нечем. Нуждается в поставках вольфрама и Великобритания, поэтому на Португалию оказывается давление с обеих сторон. Нацисты организуют покупку вольфрама у Португалии через посредников хорошо переплачивая. Правительство А. Салазара пытается пресечь эти действия  и обозленные нацисты мстя за это в октябре 1941 года топят в океане торговое португальское судно, затем второе, не обращая внимания на объявленный нейтралитет. Это вызывает сдвиг в пользу союзников, которые к тому же оказывают нажим на правительство А. Салазара, и они в итоге получают военно-морскую базу на принадлежащих Португалии Азорских островах. Взамен союзники обещают свою защиту стране в случае нападения  нацистов. Союзники получают португальский вольфрам и другие стратегические материалы. Правда, и Германия тоже (хотя и кружным путем через Швейцарию), лишь в 1944 году накладывается полное эмбарго на поставки в Германию.

Таким образом, хотя и не без труда, но Португалии удается формально сохранить нейтралитет в бушующей на всем континенте войне. Это делает страну островком безопасности для большой массы людей, пытающихся укрыться от ужасов войны, а порой и прямо грозящей им смертельной опасности. Евреи занимают в этом списке далеко не последнее иесто. В самой Португалии  к началу Второй Мировой войны обитало лишь около четырехсот евреев и было ещё около 650 беженцев из стран Центральной Европы заблаговременно бежавших от надвигающейся опасности, имевших статус, позволявший им проживать в стране. Однако, далее правительство А. Салазара, пытаясь не провоцировать нацистов демонстративным приемом беженцев, издает  постановление от 11 ноября 1939 года запрещая португальской консульской службе в разных странах Европы выдавать португальские въездные визы «иностранцам неопределенной или оспариваемой национальности, не имеющим национальной принадлежности или евреям, изгнанным из стран своего происхождения». Через шесть месяцев публикуется новое постановление, гласящее, что визы не могут быть выданы ни при каких обстоятельствах без предварительного согласования каждого случая с властями в  Лиссабоне. Причина столь строгих мер, возможно, была в том, что А. Салазар подозревал, что все беженцы, как евреи, так и не евреи, являются коммунистами и либералами и их присутствие в стране может серьезно навредить его режиму. Всем прибывающим в страну выдавалась лишь туристская виза и от  них требовались доказательства того, что они обязываются покинуть страну, в частности  требовалось наличие у них денег для платы за билет на пароход и для проживания в Португалии до отплытия.

Тем не менее у многих потенциальных беженцев положение безвыходное и они всеми возможными путями продолжают прибывать в страну. Здесь надо отметить два момента. Во-первых, поведение португальской большой соседки Испании, ведь именно Испания граничит с Францией и страны Иберийского полуострова можно достичь лишь перейдя эту границу. Во время гражданской войны в этой стране (1936-1939) силы  боровшиеся с республиканцами под началом Франциско Франко  пользовались заметной поддержкой нацистской Германии и фашистской Италии. Естественно, что с началом Второй Мировой войны нацисты хотели видеть Испанию на своей стороне. Поначалу Ф. Франко, особенно после поражения Франции, тоже склонялся в пользу такого сотрудничества и вёл переговоры на эту тему с лидером нацистов А. Гитлером. На полностью разоренной войной стране предложить было особо нечего. Хотя испанская «Голубая Дивизия» , составленная будто бы из добровольцев, отправилась на восточный фронт воевать против Советского Союза. Недавно выяснилось, что, если бы Испания стала союзницей нацистской Германии, то и там предусматривалось «окончательное решение» еврейского вопроса. Уже был составлен список евреев, проживающих в Испании, который включал 6 000 имен. Но этим всё ограничилось, никаких концлагерей в Испании построено не было, никто из еврейских беженцев не был передан нацистам, а в Венгрии, Чехословакии и в Балканских странах испанские дипломаты помогали укрыться в Испании евреям, ведущим свою родословную из этой страны (так называемым «сефардам»). Португалия, кстати, это не делала и евреи португальского происхождения, например в Греции или Голландии, не получали никакой помощи или покровительства. А. Салазар боялся, что приехав в страну они останутся в ней и могут участвовать в подрывной деятельности против его режима. Граница между Испанией и Францией также оставалась практически полуоткрытой все время и через неё непрерывно просачивались беженцы из Франции на Иберийский полуостров и далее  большая часть из них достигала Португалии. Ф. Франко оказался человеком весьма прозорливым и достаточно быстро понял, что нацисты будут той стороной, что потерпит поражение в этой войне, после чего окончательно перешел на позиции полного нейтралитета.

Вторым моментом, о котором надо упомянуть говоря о потоке еврейских беженцев в Португалию, явились действия португальского генерального консула в городе Бордо (южная часть Франции)  Аристидеса де Соуза Мендеса. Он находился в этой должности, когда началась война между Германией и Францией (в 1940 году) и в южную Францию хлынул поток беженцев, ищуших спасение от нацистов, значительная часть которых были евреи. Несмотря на уже существовавшие указанные выше ограничения, введенные правительством А. Салазара,  португальское консульство в Бордо активно выдавало въездные визы. Таково было указание своим работникам от де Соуза Мендеса. Из-за большой загрузки консульства он и сам трудился над оформлением документов. Более того, он обращался к сотрудникам других португальских дипломатических учреждений во Франции с призывом помочь беженцам вопреки пришедшим из Лиссабона директивам.  Де Соуза Мендес начал свою деятельность ещё до начала войны между Францией и Германией. Его брат, тоже дипломат, служил в Варшаве, был свидетелем нападения Германии на Польшу и зверств нацистов по отношению к мирному населению. Вот тогда то А. де Соуза Мендес начал помогать тем, кто пытался спастись. Трудно переоценить помощь, которую этот человек оказал беженцам. Из рук его и его людей около 30 000 человек получили документы, дававшие им возможность покинуть охваченную войной территорию и по сути дела спастись. Ради этого Аристидес де Соуза Мендес пожертвовал личной карьерой и благополучием.

До португальского правительства дошли сведения о противоправных действиях своего чиновника в Бордо. Он был вызван в Лиссабон, попал под суд, был смещен с должности, уволен со службы в министерстве иностранных дел без права на пенсию. Но он выдавал визы вплоть до своего последнего часа пребывания в Бордо. Поступив столь жестко со своим генеральным консулом в Бордо А. Салазар в других случаях допускал послабления, а иногда его чиновники действовали на свой страх и риск. Известно, что хотел своей властью пустить евреев губернатор островов архипелага Мадейра, полагая что присутствие евреев даст толчок экономике островов. А. Салазар разрешил своему консулу в Будапеште выдать тысячу въездных виз венгерским евреям, хотя, например, Швеция, где этим занимался легендарный Рауль Валленберг, выдала несравненно больше подобных виз. Хотя в разгар войны А. Салазар мог ничего не опасаться и быть куда активнее: на горизонте уже появились признаки грядущего поражения Германии, которой, к тому же был позарез нужен португальский вольфрам. Сорок с лишним лет спустя в Португалии признали ошибочность действий властей по отношению к генеральному консулу в Бордо. Семье было передано официальное извинение правительства страны. Посмертно Аристидес де Соуза Мендес был возведен в ранг посла. Надо отметить, что де Соуза Мендес был глубоко верующим человеком и искренне считал, что его католическая вера предписывает ему помогать слабым. Так он себя и вел, помогая всем преследуемым без различия веры, материального положения, политических взглядов и социального статуса. Треть людей, им практически спасенных, составили евреи, но в его списке и члены кабинета министров Бельгии и члены королевских семей Габсбург и Люксембург и даже всемирно известный художник Сальвадор Дали с его тогдашней супругой Галой.

Несколько меньше были масштабы деятельности другого не менее достойного упоминания человека — посла Бразилии при правительстве Франции в Виши Луиса Мартинса де Соуза Дантеса, он действовал подобным же образом. После поражения Франции в войне с Германией её территория была разделена на две части, одну оккупировали нацисты, вторая формально оставалась неоккупированной и независимой, её столицей стало курортное местечко Виши. На территории этого государства скопилось большое количество людей тех категорий, что преследовали нацисты: евреи, люди левых взглядов, включая коммунистов, гомосексуалисты. Им всем и пытался помочь де Соуза Дантес, который служил бразильским послом при правительстве Виши, выдавая въездные визы в Бразилию. Все это он делает несмотря на противодействие других бразильских дипломатов и ужесточившиеся иммиграционные законы  своей страны, пытающейся ограничить поток беженцев. Всего бразильский дипломат сумел выдать около восьмисот въездных виз, около половины из них получили еврейские беженцы. Среди спасенных им оказалась семья Рохатин, в их числе двенадцатилетний мальчик Феликс, будущий известный банкир и посол Соединенных Штатов во Франции. Как и его португальский коллега бразильский дипломат действовал прежде всего из глубоких религиозных убеждений о помощи людям в нужде. Даже, когда из Бразилии пришла инструкция, запрещающая выдавать въездные визы, он продолжал делать это, подделывая зачастую дату и ставя более раннюю. И здесь всё завершилось вызовом в родную страну (в данном случае Бразилию), слушанием в дисциплинарной комиссии о нарушении распоряжений вышестоящих властей  и отстранением от должности.

Надо непременно упомянуть и ещё несколько имен, когда речь заходит о помощи беженцам в Португалии, в частности еврейским. Один из тех, кто активно помогал, это Артур Карлос де Баррос Басто. Он родом из еврейской семьи, перешедшей в католичество (родился в 1887 году в маленьком провинциальном городке Амаранте). Многие поколения эта семья почиталась обычной католической.  О том, что у его семьи еврейские предки и о том, что в Португалии жила большая еврейская община, Артур Карлос узнал уже будучи почти взрослым. Он пошел служить в армию, принял активное участие в революции 1910 года, когда была свергнута монархия. В составе португальского экспедиционного корпуса в Бельгии в чине лейтенанта  участвовал в сражениях Первой Мировой войны, был награжден за храбрость и произведен в капитаны. Далее служил в Марокко, где изучил иврит и прошел процесс возвращения в иудаизм, приняв имя Абрахам Исраэль Бен-Рош. Вернулся в Лиссабон и женился там на женщине из местной еврейской общины. Попал на север в город Порту, второй крупный центр страны, организовал в этом городе еврейскую общину, принял участие в открытии синагоги, в которую начали  активно обращаться при его активной поддержке и потомки евреев, обращенных некогда в католичество и живущие в городе и его окрестностях.Установил связь и получил поддержку от еврейских общин Амстердама и Лондона. В тридцатых годах с его непосредственным участием была построена в Порту и начала действовать в 1938 году синагога «Кадури Макор Хаим» (состоятельный бизнесмен Эли Кадури построил здание для синагоги на свои деньги, а земельный участок выкупил барон Эдмонд де Ротшильд), ставшая штаб-квартирой еврейской общины в этом городе и действующая до сего дня. В городе была даже открыта ешива. В годы Второй мировой войны Баррос Басто, который в конце концов был уволен из армии в 1943 году и лишен звания капитана за свою деятельность в пользу еврейской общины, стал одним из тех людей, который помог многим тысячам беженцев выжить в незнакомой стране и продолжить свой путь за океан. Он был ключевой фигурой в деле оказания помощи в Порту.Уже в наши дни было признано, что увольнение из армии капитана Артура Карлоса де Барроса Басто имело место не по профессиональным, но по политическим и религиозным мотивам и его восстановили в звании и вернули ему доброе имя.

Если беженцам и удавалось добраться до Португалии, то они оказывались без языка, без знания страны, без поддержки, а часто и без средств. Вот здесь они получали помощь  от местной еврейской общины. Португалия имеет два больших портовых города:Лиссабон и Порту. В Порту всем руководил  де Баррос Басту. В Лиссабоне немногочисленная еврейская община тоже не жалея сил старалась помочь своим собратьям, которые в короткий срок (выше было указано, что им выдавались лишь туристские визы на короткий срок пребывания в стране) должны были подготовиться к отплытию из страны. Надо сказать, что в Португалии действовали и американские и международные еврейские организации, помогавшие беженцам, но помощь людей, хорошо знакомых с местными условиями была очень существенной. В Лиссабоне был создан специальный Комитет помощи еврейским беженцам в Португалии, сама община тоже не стояла в стороне. Мероприятия помощи возглавили два энергичных человека: Аугусто Есегай и Элиас Баруэль. Комитет и община, имея финансовую поддержку международных и американских еврейских организаций, проводили всю практическую работу по организации помощи  беженцам продовольствием, одеждой, оказывали медицинскую помощь, организовав  специальную кухню и госпиталь для беженцев. Нагрузка временами была очень велика: так между июнем 1940 года и серединой 1941 года в Португалию во многом усилиями А. де Соуза Мендеса прибыло около 50 000 беженцев. Активное участие в организации мероприятий помощи  также принимали два самых уважаемых члена лиссабонской общины: художник, филолог и преподаватель английского языка в Университете Лиссабона Адольфо Бенарус (первоначально возглавлявший Комитет помощи) и профессор Мозес Амзалак.

Мозес Бенсабат Амсалак – личность весьма противоречивая. Он прожил в Португалии всю свою жизнь (1892 – 1978) и был видным ученым, специалистом в области экономики, автором целого ряда книг и его считают одним из самых видных экономистов Португалии за все время существования страны. В различные периоды своей академической деятельности он возглавлял Институт экономических и финансовых наук и был проректором, а далее и ректором Технического университета Лиссабона, был членом и далее президентом Академии наук страны, имел звание почетного доктора от десятка зарубежных университетов. Профессором экономики был и А. Салазар, более того они оба учились приблизительно в одно и тоже время в Университете Коимбра и были хорошо знакомы. Надо заметить, что М. Амзалак во многом разделял взгляды А. Салазара на политику и экономику, которые больше совпадали со взглядами Ф. Франко или Б. Муссолини, чем с британской или американской демократией. Он поддерживал авторитарный режим правления в стране, который в принципе был не так уж далек от нацистского.   И в это же самое время М. Амзалак считал себя неотъемлимой частью еврейской общины Португалии и написал несколько научных трудов, посвященных истории еврейского присутствия на Иберийском полуострове. Он занимал пост Президента еврейской общины Лиссабона и помощь еврейским беженцам воспринял как личный долг. Есть предположения, что он  лично своим авторитетом определенным образом повлиял на А. Салазара и тот занял заметно более либеральную позицию по отношению к допуску в страну беженцев, а также разрешил деятельность международных и американских еврейских организаций, помогавших этим беженцам, чем это могло бы быть.(После того как Соединенные Штаты вступили в войну на стороне союзников присутствие организаций из этой страны как бы нарушало нейтралитет Португалии). Всего через Португалию в другие страны проследовало из Европы более ста тысяч человек. Значительное время в течение военных лет португальские порты были единственным местом  в Европе, из которого беженцы могли отправиться в Соединенные Штаты или в Латинскую Америку. Португалия сыграла ключевую роль в их спасении от нацистов.

Вениамин Чернухин                                                                                                     Декабрь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + 19 =