О революционерах евреях и латышах.

Революцию сделали евреи! Наши люди были в первых рядах                                  — А что латыши в это время дома сидели? Мы потрудились не меньше вас.    (Из подслушанного разговора двух старых большевиков Давида Шнайдера и Яниса Балодиса).

Во времена советской власти считалось, что Великую Октябрьскую социалистическую революцию 1917 года в Российской Империи совершил революционный пролетариат в союзе с трудовым крестьянством и солдатскими массами, уставшими от войны, которая длилась уже более трех лет, ведомые партией коммунистов-большевиков и лично вождем революции  Владимиром Ильичом Лениным. Сама революция почиталась как величайшее прогрессивное событие в истории человечества, оказавшее огромное влияние на весь мир, а России позволившее выбрать некапиталистический прогрессивный путь развития, вырвать Россию из вековой отсталости, обеспечить невиданные ранее темпы роста экономики, науки, промышленности и сельского хозяйства. Поскольку крупнейшим коренным народом Российской Империи были русские, то считалось, что в первую очередь это революция русского народа, который повел за собой национальные меньшинства, многие из которых имели свои национальные претензии к царской власти. Несмотря на значительное количество революционных деятелей самого высокого ранга еврейского происхождения это нигде и никак не упоминалось и не подчеркивалось, во всяком случае в годы пошедшие после войны с нацистской Германией. Л. Д. Троцкий пребывал в статусе врага народа, Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев, даже после разоблачения культа личности И. В. Сталина, может и перестали считаться шпионами и вредителями, но своего места в пантеоне вождей так и не заняли. Больше повезло Я. М. Свердлову, он просто не дожил до всех чисток, в его честь даже переименовали один из крупнейших российских городов Екатеринбург в Свердловск и это название сохранялось при всех зигзагах партийного курса. Способствовало замалчиванию роли евреев в революции и то, что у многих из этих деятелей были вполне благозвучные псевдонимы (Троцкий, Каменев, Зиновьев, Сокольников, Ларин, Радек, Володарский, Ярославский и т.д.), а некоторые фамилии звучали вполне на славянский манер (Свердлов, Урицкий и т.д.), об еврейском происхождении этих людей подавляющее большинство послевоенного населения страны даже и не подозревало.. В послевоенную эпоху евреи поначалу имели представительство в высших эшелонах власти в лице Лазаря Моисеевича Кагановича, что должно было соответствовать их доле в общей численности населения страны, затем это представительство исчезло.

Прошло время, пришли гласность и перестройка и советская власть кончилась, а Советский Союз распался. Появилась Россия. Начало меняться и толкование роли Великой Октябрьской социалистической революции в её истории. Стремительно начало расти число историков профессиональных, а больше самодеятельных, для которых революция оказалась национальная катастрофа, перечеркнувшая естественный ход развития предреволюционной России, приведшая к гражданской войне, отставанию от других государств и установлению в России тоталитарной системы правления. Для этих историков Октябрьская революция была путчем, который силой навязала пассивному обществу кучка циничных заговорщиков, не имевших серьезной опоры в стране. Тут же начались поиски тех, кто виноват в этой национальной катастрофе. Ну не может же быть того, что русский народ сам виноват в том, что с ним случилось. Вот здесь и началось, как в старые добрые времена «борьбы с космополитами», раскрытие псевдонимов. Быстро выяснилось, что Л Д. Троцкий это на самом деле Лейба Бронштейн, Г.Е. Зиновьев это Евсей-Гирш Аронович Радомысльский и по матери Апфельбаум, Л. Б. Каменев в действительности был Л. Б. Розенфельд, Григорий Яковлевич Сокольников это Гирш Янкелевич Бриллиант, Карл Бернгардович Радек это Кароль Собельсон, Юрий Ларин это Михаил (Ихил-Михл) Залманович Лурье, В. Володарский это Моисей Маркович Гольдштейн, а пламенная революционерка, под руководством которой шли массовые расстрелы в Крыму в 1920-21 годах, Розалия Самойловна Землячка родилась под фамилией Залкинд и т.д. и т.п. Даже Я. М. Свердлов, не поменявший фамилию, был выведен на чистую воду и выяснилось, что никакой он не Яков Михайлович, а Ешуа-Соломон Мовшевич Свердлов. В пылу поисков многие «исследователи» переходили всякие разумные границы. Например, во многих «трудах» евреем был объявлен и чистокровный русский Николай Иванович Бухарин за то, что проживая в 1915-1916 годах в эмиграции в столице Швеции Стокгольме, он назвал себя Мойша Долголевский. Кое-где попала в еврейки и Александра Михайловна Коллонтай из-за своих неясных фамилий (её девичья фамилия Домонтович), хотя ее отцом был дворянин и генерал, а первым мужем армейский офицер, давший ей свою фамилию.  Тут же подсчитали непропорционально большое количество евреев среди ведущих революционеров по отношению к количеству еврейских жителей Российской Империи. И быстро зазвучал вывод: революция это дело еврейских рук, грязное дело, в которое втянули русский народ. Зачем? Одни утверждают, что евреи делали это, чтобы напакостить русскому народу в силу извечной неприязни евреев к чужим, не евреям, что зафиксировано в еврейских священных книгах Торе и Талмуде, ну и, разумеется, сюда с удовольствием были добавлены Протоколы Сионских Мудрецов, другие считают, что по наущению мирового капитала, который уже в те годы находился во многом в еврейских руках и был по каким-то причинам заинтересован в ослаблении России..

Вся эта свистопляска получила заметный толчок, когда стали известны данные о родословной Владимира Ильича Ленина, вокруг которого в прежние годы был построен облик почти святого, свободного от каких-либо изъянов и олицетворяющего лучшие качества русского народа. Исследования родословной Владимира Ильича, проведенные писательницей Мариэттой Шагинян, были строжайше запрещены к публикации в советское время. А теперь наступила свобода и оказалось, что Владимир Ильич, хотя и русский, но с заметным добавлением чужеродных генов. Среди его предков оказались чуваши, калмыки, шведы и, к ужасу одних и радости других, евреи. Наиболее активные борцы за обеление истории русского народа тут же причислили В.И. Ленина конечно не к шведам, не к чувашам, не к калмыкам, но только к евреям, прицепив ему фамилию его еврейских предков Бланк. Итак Великая Октябртская социалистическая революция оказалась еврейским предприятием. Но это было только одним направлением удара по евреям. Вторым стало активное участие евреев в создании массовой репрессивной системы (ставшей, особенно после публикации трудов Александра Исаевича Солженицына, известной как ГУЛАГ – Главное Управление ЛАГерей), возникшей в стране сразу после революции для подавления сопротивления контрреволюционных элементов, постепенно расширявшейся и достигшей грандиозных размеров в годы «большого террора». Сотни тысяч (если не миллионы) людей были расстреляны или посланы в тюрьмы или трудовые лагеря. В расстрельных списках и среди заключенных лагерей были люди всех национальностей, населявших необъятный Советский Союз и даже те иностранцы (в основном левых и крайне левых убеждений), что имели глупость укрыться в Советском Союзе от разного рода преследований. Причем организатором и вдохновителем всей этой системы был тогдашний лидер страны – товарищ Сталин Иосиф Виссарионович, не еврей, а грузин. Теперешние самозванные «историки» полагают, что неспроста евреи оказались среди управителей этой системы лагерей (что соответствует истине, среди руководителей этой системы были и евреи), ибо лагеря создали для поэтапного и систематического истребления русского народа и других народов России, то есть геноцида одной нации, русских, другой нацией, евреями (что является чистейшей выдумкой, ибо при посылке в лагерь национальность будущего заключенного играла крайне малую роль, достаточно упомянуть, что по состоянию на первое января 1939 года в лагерях ГУЛАГа находилось около 20 тысяч евреев или 1.5% от всех заключенных, что вполне соответствовало проценту еврейского населения среди населения страны). К сожалению действительно имело место активное участие евреев в советской репрессивной системе, причем на самом высоком уровне. Достаточно назвать такие имена как Генрих Григорьевич (Енох Гершонович) Ягода, Яков Саулович Агранов (Янкель Шмаевич Соренсон), Матвей Давидович Берман, Лазарь Иосифович Коган, Израиль Израилевич Плинер, Семен Григорьевич Фирин, Нафтали Аронович Френкель, Яков Давидович Рапопорт, Лев Николаевич Бельский (Абрам Михайлович Левин).

Я не собираюсь ничего отрицать, никого и ничего обеливать. Я хочу лишь опровергнуть фальшивый тезис об исключительной роли, которую евреи играли во всех этих событиях и желании свалить на них большую часть вины (а иногда и вину полностью) за все события. Да еще обвинить евреев ни больше, ни меньше как в геноциде русского народа, истреблении лучшей его части. В революции 1917 года и в жизни советского послереволюционного общества принимали участие все народы, жившие на территории Российской Империи, а затем Советского Союза. И многие из них принимали не меньшее участие во всех упомянутых событиях, играя зачастую сопоставимую с евреями (с учетом  численности этих народов) роль. Но сейчас на передний план вышли в числе виновных одни евреи, закрыв своей широкой спиной всех остальных. О них (евреях) пишут, их обсуждают, их осуждают, их обвиняют, их обличают, их винят во всех бедах, учиненных советской властью. Но вот, например, латыши. Совсем не много доводилось мне читать обвинений в их адрес как о зловредной нации при обсуждении рассматриваемых тем, нигде, единичные стать и книги. А ведь они «потрудились» ничуть не меньше евреев и в отличие от евреев были ударной военной силой революции. Перед тем как для подтверждения этого тезиса мы более подробно рассмотрим роль латышского народа в рассматриваемых событиях несколько замечаний. Я ника не настроен враждебно по отношению к латышам и совсем не считаю этот материал анти латышским. Я прекрасно понимаю, что люди, которых я буду упоминать ниже, не являются гордостью латышского народа. Далее. По данным первой российской переписи населения, прошедшей в 1897 году, в Российской империи жили 5 110,5 тысяч лиц иудейского вероисповедания. Дата 1897 год очень подходящая, ибо в это время и начинались революционные процессы в Российской Империи. По той же переписи 1897 года на территории современной Латвии, которая полностью была тогда в составе Российской Империи, жили 1 929,4 тысячи человек, из них 68% — латыши, то-есть порядка 1 310 000 латышских жителей. Таким образом, евреев в Империи проживало почти в четыре (точнее 3.9) раза больше. Еще одно обстоятельство, о котором все новоявленные «историки» как один забывают упомянуть. Возможно и латыши имели какие-то претензии к властям Российской Империи и к Государю-Императору лично, но у евреев их было несравненно больше. Ни один народ не был так дискриминирован в Империи как евреи. Достаточно вспомнить лишь о «черте оседлости» и «процентных нормах». У латышей таких ограничений и в помине не было. Так что побудительных мотивов выступать против властей, участвуя в революционном движении, у евреев было несравненно больше. Теперь вернемся ко времени революции, гражданской войны и последующему периоду.

Первым из латышских революционеров упомянем Яна Эрнестовича Рудзутака (1887-1938). Социал демократ с 1905 года, политкаторжанин, профсоюзный работник в Февральскую революцию 1917 года, участник Октябрьского переворота, в годы гражданской войны – председатель Московского совета народного хозяйства и один из профсоюзных лидеров. Во всех внутрипартийных дискуссиях сторонник В.И. Ленина, его личный друг. Владимир Ленин высоко ценил Яна Эрнестовича как товарища по революционной деятельности, а затем и работника партийного аппарата. В 1922-24 годах Я.Э. Рудзутак возглавлял Среднеазиатское Бюро ЦК РКП(б). Его послужной список свидетельствует о том, что В.И. Ленин и Политбюро поручали Я.Э. Рудзутаку самые трудные задачи, посылало Я.Э. Рудзутака в самые сложные регионы для решения большевистских задач. Трудно было на транспорте, и он возглавил там профсоюз. Надо было устанавливать советскую власть в Средней Азии, и Я.Э. Рудзутака направили руководителем в этот сложнейший район.  Одно время некоторое распространение даже имел слух о том, что якобы В.И. Ленин перед смертью видел своим преемником именно Я.Э. Рудзутака. В частности в своих мемуарах А.И. Микоян утверждает, что В.И. Ленин предлагал Я.Э. Рудзутака на должность Генерального секретаря партии вместо И. В. Сталина. В дальнейшем занимал Я. Э.     Рудзутак должности наркома путей сообщения и наркома Рабоче-Крестьянской Инспекции, заместителя председателя Совета Народных Комиссаров и другие на самом верху власти в Советском Союзе, причем в разные периоды времени был кандидатом и членом Политбюро, высшего партийного органа..В 1937 году арестован по надуманному обвинению в «контрреволюционной троцкистской деятельности и шпионаже в пользу нацистской Германии», расстрелян, в 1956 году полностью реабилитирован.

Один интересный нюанс. Я.Э. Рудзутак был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР, председателем которой был В.В. Ульрих, один из ведущих исполнителей сталинских репрессий, уроженец латвийской столицы Риги. Из-за его нерусской фамилии он кое-где тоже проходит как еврей. Должен разочаровать этих «ученых-историков». Отцом Василия Васильевича Ульриха был прибалтийский немец, а мать из русского дворянского рода, по вероисповеданию он был православный и абсолютно никакого отношения к евреям не имеет, просто еще один уроженец Латвии. На посту Председателя Военной коллегии в 1926—1940 гг. руководил системой военных трибуналов СССР. Способствовал их активному участию в «большом терроре». В. В. Ульрих несет огромную личную ответственность за участие в массовых репрессиях. При его непосредственном участии или опосредованно (через руководство военными трибуналами) были незаконно репрессированы миллионы людей. В годы «большого террора принимал активное участие в разработке механизма массовых репрессий. Выступал в Политбюро ЦК ВКП(б) с предложениями по ужесточению процедуры рассмотрения политических дел. Был председательствующим на крупнейших политических процессах во времана сталинских репрессий. Вдвоем с А.Я. Вышинским, поляком по происхождению, считались главными палачами Советского Союза. Среди тех, кого осудил В. В. Ульрих, была и его землячка латышка Мильда Петровна Драуле. Мильда Драуле, член партии  с 1919 года, в 1925 году вышла замуж за Леонида Николаева и работала в Ленинграде, в Смольном. По слухам именно к ней питал слабость руководитель ленинградской партийной организации Сергей Миронович Киров, которого и убил первого декабря 1934 года Л. Николаев на почве ревности. Событие это послужило началом периоду «большого террора» в Советском Союзе.

Почти таких же высот как и Я.Э. Рудзутак в партийной и административной советской иерархии достиг и Роберт Индрикович Эйхе (1890-1940). Член партии с 1905 года, неоднократно арестовывался за революционную подпольную работу. В годы гражданской войны был в Челябинске, руководитель местных партийных органов и и советской администрации. Далее председатель Сибирского краевого исполнительного комитета и первый секретарь Западно-Сибирского крайкома партии, кандидат в члены Политбюро, высшего партийного органа Советского Союза. Организатор коллективизации и раскулачивания. Был членом комиссии «для выработки мер в отношении кулачества», сформированной Политбюро в 1930 году. В течение девяти лет (1929-1937 гг.), более чем кто-либо из его предшественников, он занимал пост высшего партийного руководителя Сибири, оставив здесь самый глубокий след в политике террора как один из его организаторов. Об Р.И. Эйхе было известно, что это был законченный тип большевистского фанатика. Интересы партии были для него абсолютной ценностью. Ради них он мог не щадить ни себя, ни кого-либо вообще. И если речь шла о решениях, санкционированных Центральным Комитетом, то он всегда оставался непреклонным и безжалостным их исполнителем. Отличался жестским стилем работы, например под его руководством в Западной Сибири было «раскулачено» около 40 000 семей. Руководил «чисткой» партийного и хозяйственного аппарата, что вызвало беспрецедентную волну арестов. Руководил развёртыванием массовых репрессий в Сибири. Входил в самую первую из «троек» периода «большого террора» (судивших людей без юридической защиты и без права обжалования приговора), вынесшую тысячи смертных приговоров во внесудебном порядке. Р.И. Эйхе стремился лично направлять работу сибирских чекистов, вмешивался в дела НКВД, в некоторых случаях приходил в управление и присутствовал на допросах. В 1937 году Р.И. Эйхе стал наркомом земледелия. В 1938 году был снят со всех постов, арестован и обвинен в создании «латышской фашистской организации». Расстрелян в 1940 году и реабилитирован в 50-х годах.

Известным человеком был и двоюродный брат Роберта Генрих Христофорович Эйхе (1893-1968). Активный участник гражданской войны в составе Красной Армии. Командовал последовательно полком, бригадой, а с апреля 1919 года и дивизией. В ноябре 1919-январе 1920 годов командовал армией. С марта 1920 по апрель 1921 главнокомандующий Народно-революционной армией Дальневосточной республики. Был отозван в Москву только после того, как задание было выполнено: весь Дальний Восток был объединен в буферную Дальневосточную Республику; были ликвидированы все крупные белогвардейские группировки на Дальнем Востоке, партизанские отряды были реорганизованы в регулярную армию по образцу Красной Армии того времени. Далее очищал от белых банд Белоруссию и от басмачей Среднюю Азию. Затем работал в системе внешней торговли на номенклатурных должностях. В 1938 году был арестован и осужден  по ложному обвинению в участии в «латышской контрреволюционной организации» и как двоюродный брат Эйхе Р. И, внезапно ставшего «заговорщиком». После приговора сначала был заключен в тюрьму НКВД в Лефортово в Москве, где на допросах подвергался избиениям и пыткам, а затем отбывал срок в лагерях. После освобождения из лагерей находился в ссылке на Крайнем Севере. Освобожден и реабилитирован в 1954 году.

Ещё один активный революционер – Пётр Иванович Стучка (1865-1932). Участник Октябрьской революции, находился в Смольном вместе с организаторами переворота, обеспечивал связь с подразделениями латышских стрелков (о них пойдет речь ниже). В 1918 году сначала комиссар юстиции Петроградской трудовой коммуны, а с 18 марта того же года народный комиссар юстиции РСФСР (П. Стучка кончил юридический факультет Петербургского университета). Под руководством П.И. Стучки закладывались основы советского правосудия, он был одним из авторов первого советского декрета о суде. Декрет устанавливал два вида судов: народные суды и революционные трибуналы. Народные суды создавались как общегражданские, а ревтрибуналы — для наиболее важных дел, главным образом, о контрреволюционных преступлениях. Декрет упразднял институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры. Дополнением к декрету о суде являлось подписанное П.И. Стучкой «Руководство для устройства революционных трибуналов». В нём содержалось принципиально важное положение о том, что «в своих решениях Революционные трибуналы свободны в выборе средств и мер борьбы с нарушителями революционного порядка». Все эти труды П.И. Стучки вызвали личное одобрение В.И. Ленина, с которым П.И. Стучка был хорошо лично знаком, именно по рекомендации Владимира Ильича он получил министерский пост. Вот откуда пошло «революционное правосудие» прекрасно показавшее себя в годы  «большого террора», когда без всяких на то причин и поводов практически без следствия и суда были репрессированы миллионы людей. В последующие годы занимал посты заместителя наркома юстиции и председателя Верховного суда РСФСР, директора Института советского права.

Если правоведу П.И. Стучке «повезло», ибо он успел уйти в мире иной до начала того как во многом основанная им репрессивная машина начала действовать, иначе бы он непременно попал во вредители, заговорщики или шпионы, то его соотечественник и земляк экономист Ивар Тенисович Смилга (1892-1937) вполне вкусил советское правосудие. Член партии с 1907 года, сослан в Сибирь, вернулся в Петроград, На апрельской конференции 1917 И.Т.Смилгу избирают в состав Центрального Комитета партии, состоявшего тогда всего из девяти человек. Далее был послан представителем ЦК партии в Финляндию. И.Т.Смилга был председателем областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии, которому Ленин отводил особую роль в Октябрьской революции. И.Т. Смилга входил в круг лиц пользовавшихся полным доверием В.И. Ленина и И.Т. Смилга это доверие оправдал. Активно участвовал в подготовке Октябрьского восстания в Петрограде. 25 октября 1917 года, в день восстания  осуществил переброску верных большевикам войск из Финляндии в Петроград. В годы гражданской войны с 1918 и по 1921 годы И.Т. Смилга член Реввоенсовета последовательно Западного, Южного, Кавказского и Крымского фронтов. 31 мая 1919 года был назначен начальником Политуправления, руководившего деятельностью всех комиссаров в Красной Армии. Этот пост занимал по январь 1921 года. С 1920 на хозяйственной работе. В 1921-1923 занимает должности члена Президиума ВСНХ РСФСР, начальник Главного управления по топливу ВСНХ РСФСР.  С 1923 года  заместитель председателя Госплана СССР. В 1924—1927 годах — директор Московского института народного хозяйства, читал в нём курс лекций по экономической политике СССР. В начавшейся после смерти В. И. Ленина внутрипартийной борьбе И.Т. Смилга поддержал Л. Д. Троцкого. В 1927 году, как активный участник троцкистской оппозиции, был снят со всех постов и исключён из ВКП(б), сослан на четыре года в Минусинск (в Сибири), в 1930 году раскаялся, заявил о разрыве с троцкизмом, помилован. Вскоре был восстановлен в ВКП(б) и вернулся в Москву. Вновь вошёл в Президиум ВСНХ и был назначен заместителем председателя Госплана СССР. В декабре 1934 года после убийства С. М. Кирова вновь исключён из ВКП(б) и арестован 1 января 1935 года. 10 января 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР приговорён к расстрелу за «участие в троцкистской контрреволюционной террористической организации». Реабилитирован в 1987 году.

Карл Янович Бауман (1892-1937). Участник Октябрьской революции 1917 года в Киеве. В 1920-23 годах профсоюзный и партийный руководитель в Курске. Далее на работе в центральных органах партии в Москве. В 1928 году заведующий Отделом по работе в деревне ЦК ВКП(б), один из самых ревностных сторонников коллективизации любыми средствами. С апреля 1928 года по  февраль 1932 года — член Организационного бюро ЦК ВКП(б). Одновременно с  апреля 1928 года по  апрель 1929 года — кандидат в члены Секретариата ЦК ВКП(б), с  апреля 1929 года по  февраль 1932 года — секретарь ЦК ВКП(б). С апреля 1929 года по  июнь 1930 года — кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП(б), высшего партийного органа страны. С ноября 1928 года — второй, а с апреля 1929 года по апрель 1930 — первый секретарь Московского губкома, затем обкома ВКП(б)  В 1931-1934 годах первый секретарь Среднеазиатского бюро ЦК ВКП(б). В 1934-1937 заведующий отделами ЦК ВКП(б). Арестован в октябре 1937 года и погиб в тюрьме. Реабилитирован в 1955 году.

.Упомянем еще Яна Антоновича Берзиньша-Зиемелиса (1881-1938). Член партии с 1902 года, участник Октябрьской революции, хороший знакомый В.И. Ленина. Надежда Константиновна Крупская писала о Я. А. Берзине-Зиемелисе: «…всегда он был большевиком, периодически виделся с Ильичем, постоянно работал в большевистской организации». При советской власти долгие годы находился на дипломатической службе, возглавлял Центральное архивное управление. В самом конце 1937 года арестован, в 1938 году расстрелян, в 1956 году реабилитирован.

В Красной Армии в годы гражданской войны были многочисленные командиры и комиссары латышского происхождения на самых высоких постах. Перечислим тех из них что достигли высших командных позиций в Красной Армии..

Одним из наиболее выдающихся командиров Красной Армии в годы гражданской войны был Ян Фрицевич Фабрициус (1877-1929). Командир и комиссар различных войсковых соединений. Кавалер четырех орденов Красного Знамени, на тот момент высшей награды страны, первый из них был вручен ему еще в феврале 1919 года и имел порядковый четвертый номер. Воевал с различными белогвардейскими формированиями, участник войны с Польшей, а также участник подавления Кронштадтского восстания против советской власти 1921 года.

Яков Иванович Алкснис (1897-1938). В Красной Армии с мая 1919 года. Был комиссаром дивизии, участвовал в разгроме белогвардейских и повстанческих отрядов в Орловской губернии и казачьих отрядов на Дону. Был военкомом Донской области. В дальнейшем дослужился до постов начальника военно-воздушных сил страны и заместителя наркома обороны. Участвовал в проведении репрессий в Красной Армии. Входил в состав Специального судебного присутствия, которое в июне 1937 года приговорило к смертной казни группу военачальников во главе с М. Н. Тухачевским. Всего через несколько месяцев сам снят со всех постов, исключен из партии, обвинен в участии в военном заговоре и далее расстрелян, в 1956 году реабилитирован.

Рейнгольд Язепович Берзин(1888-1939). В конце 1917 года-начале 1918 года Р.Я. Берзин командовал войсками, которые ликвидировали Ставку Верховного главнокомандующего российской армией в Могилеве. Далее командовал армией, был главнокомандующим Западного фронта, командующим Северо-Урало-Сибирским фронтом. Был последовательно членом Реввоенсоветов Западного, Южного, Юго-Западного и Туркестанского фронтов. В 1924 году покинул армию и занимал руководящие посты в военной промышленности и комиссариате земледелия. В 1937 году арестован, в 1938 году расстрелян, в 1955 году реабилитирован.

Иоаким Иоакимович Вацетис (1873-1938). После Октябрьской революции полковник И.И. Вацетис увел свой полк к большевикам. В январе 1918 года руководил подавлением мятежа польского корпуса генерала Довбор-Мусницкого. В июле того же года один из руководителей подавления мятежа левых эсеров в Москве. Далее командующий Восточным фронтом. С первого сентября 1918 года и по девятое июля 1919 года – главнокомандующий всеми вооруженными силами республики. С 1921 года на преподавательской работе – профессор Военной академии Красной Армии. В 1937 году арестован по обвинению в шпионаже и участии в контрреволюционной террористической организации, в 1938 году расстрелян, в 1957 году реабилитирован.

Роберт Петрович Эйдеман (1895-1937). В декабре 1917 года командовал частями, подавившими восстание юнкеров в Иркутске. В 1918-20 годах комиссар и командир различных дивизий. В июне-июле 1920 года года командующий армией в районе Каховки. С сентября 1920 года начальник тыла Южного фронта и одновременно с октября 1920 года командовал войсками внутренней службы Южного и Юго-Западного фронтов. Руководил карательными экспедициями и подавлением выступлений в тылу Красной армии. С января 1921 года командующий войсками внутренней службы Украины. Организатор борьбы с «бандитизмом» на Украине, практиковал взятие заложников, расстрелы «сочувствующих». Далее на высоких военных постах (командующий войсками военных округов, начальник Военной академии и т.д.). В 1937 году арестован и далее расстрелян, в 1957 году реабилитирован.

Ян Янович Лацис (1897-1937). Командовал отрядом латышских стрелков, охранявших Кремль в 1918 году. С лета того же года вступил в командование дивизией. Занимал ряд командных должностей на Восточном, Южном, Юго-Западном фронтах. Части Лациса являлись наиболее дисциплинированной и преданной ударной силой большевиков. Далее служил в Красной Армии, дослужившись до чина комкора.

Иван Иванович Лепсе (1889-1929). Профсоюзный работник, в годы гражданской войны — член Реввоенсовета 7-ой армии. С 1921 года И. И. Лепсе возглавляет всероссийский, затем — всесоюзный профессиональный Союз металлистов. Избирался членом и кандидатом в члены ЦК партии, был бессменным членом президиума ВЦСПС, входил в руководство Профинтерна, участвовал в международных конгрессах профсоюзов.

Петр Антонович Славен (1874-1919). В 1918 году командующий армией на Восточном фронте, именно его армия отбила город Казань у белочехов, с ноября 1918 года и по январь 1919 года – командующий Южным фронтом, затем снова командующий армией на Западном фронте.

В Красной Армии в период гражданской войны воевало также множество латышей – командиров на более низких командных должностях: Жан Карлович Блюмберг, Ян Янович Алкснис, Густав Густавович Бокис, Эдуард Фридрихович Вилумсон, Карл Маринович Дозит, Ян Янович Калнин, Ян Андреевич Юдин, Кирилл Андреевич Стуцка, Петр Янович Витолин и другие.

Не обошлись без латышского участия и органы массовых репрессий в годы «большого террора». Хотя Латвия в те годы уже давно была самостоятельным государством никак не связанным с Советским Союзом. Вполне хватило и тех латышей, что осели в стране в годы революции. Вот несколько наиболее активных карателей.

Яков Христофорович Петерс (1886-1938), один из создателей и первых руководителей ВЧК. С апреля 1918 года первый в истории только что организованной ВЧК секретарь её парторганизации. Именно с его именем связывают формирование образа «латышского лица» ВЧК: Руководил ликвидацией «Союза защиты родины и свободы» Б. Савинкова в Москве и Казани. Участвовал в раскрытии заговора против советской власти под руководствои британского дипломата Брюса Локкарта, активно участвовал в ликвидации левоэсеровского мятежа 1918 года. Вёл следствие по делу покушавшейся на В. И. Ленина эсерки Ф. Каплан. Работал в Московском ревтрибунале, с 1918 года один из трёх его председателей, заседавших поочерёдно. Кроме Москвы трудился в годы гражданской войны на военном и чекистском поприще в Петрограде, Киеве, Туле и снова вернулся в Москву. В 1920-22 годах полномочный представитель ВЧК в Туркестане и начальник Ташкентской ЧК. В 1922 году назначен начальником Восточного отдела преемника ВЧК – ОГПУ. К 10-летию ВЧК в декабре 1927 он был награжден орденом Красного Знамени. В конце 1929 года Петерс руководил комиссией по чистке сотрудников учреждений Академии наук СССР. После 1929 года работал в партийных органах. Арестован в 1937 году, расстрелян в 1938 году, реабилитирован в 1956 году.

Федор (Теодор) Иванович Эйхманс (1897-1938). С 1918 года – сотрудник Петроградской ЧК. Далее работает в особом отделе Туркестанского фронта и в ЧК Туркестана в качестве заместителя главного чекиста Туркестана Глеба Ивановича Бокия. С 1922 года начальник одного из отделений Восточного отдела ОГПУ, отвечавшего за борьбу с контрреволюционной деятельностью в Средней Азии и Среднем Востоке. С октября 1923 года  начальник управления Соловецкого лагеря особого назначения, первый комендант первого советского лагеря для врагов народа. С мая 1929 года начальник 3-го отделения Спецотдела ОГПУ (внешняя контрразведка). В 1930 году  первый начальник Управления лагерей (УЛаг, с ноября — ГУЛаг) ОГПУ. На Ф. И. Эйхманса было возложено руководство всеми лагерями ОГПУ того времени: Соловецким, Вишерским, Северным, Казахстанским, Дальневосточным, Сибирским и Среднеазиатским. Далее на ответственной работе в НКВД (заместитель начальника одного из отделов). В 1937 году арестован в ходе ликвидации старых кадров в НКВД. В 1938 году расстрелян, в 1956 году реабилитирован.

Мартын Иванович Лацис, настоящее имя которого Ян Фридрихович Судрабс (1888-1938). В мае 1918 года Мартын Лацис был принят в члены Коллегии ВЧК, а вскоре возглавил отдел ВЧК по борьбе с контрреволюцией. Летом 1918 года временно заменял Ф. Э. Дзержинского на посту председателя ВЧК. Вместе с Дзержинским и Александровичем Лацис входил в первую «тройку» руководителей этой организации. В июле 1918 года вместе с командиром красных латышских стрелков И. И. Вацетисом активно участвовал в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве. С мая 1918 года член коллегии ВЧК, в июле — ноябре 1918 года председатель ЧК и Военного трибунала 5-й армии Восточного фронта. С 1919 по 1921 годы  М.И. Лацис занимал пост председателя Всеукраинской ЧК и лично руководил Киевской ЧК. Ряд воспоминаний современников указывает на большую личную жестокость М.И. Лациса. Такая оценка подтверждается как материалами, собранными специальной  комиссией, учрежденной генералом А.И. Деникиным и расследовавшей действия Всеукраинской ЧК, так и рядом изречений и действий самого М.И.Лациса.  На посту члена ВЧК Лацис выступал последовательным сторонником усиления её карательных функций. В 1922 году М. Я. Лацис, выступавший за периодическую ротацию чекистских кадров, перешел на руководящую работу в хозяйственные органы. Директор межевого института и института народного хозяйства имени Г.В. Плеханова в Москве. В 1937 году арестован, в 1938 году расстрелян, в 1956 году реабилитирован.

Леонид Михайлович Заковский (1894-1938). Одна из самых мрачных фигур эпохи “большого террора». Один из очень немногих, кто получил звание комиссара госбезопасности первого ранга. Его тоже норовят записать в евреи, хотя по национальности он латыш. Его настоящее имя Генрих Эрнестович Штубис. С 1 января 1918 года на службе в ВЧК. В марте 1918 особоуполномоченный Президиума ВЧК на Западном, Южном и Восточном фронтах. Возглавлял отряды специального назначения, осуществлявшие подавление восстаний в Астрахани, Саратове, Казани и других районах. Позже — начальник Особого отдела Каспийско-Кавказского фронта, начальник осведомительного отделения Особого отдела Московской ЧК. В 1921-1925 годах председатель Подольского и Одесского губотделов ГПУ, уполномоченный ГПУ Украины по Молдавии. Был причастен к убийствам и ограблениям перебежчиков, присвоению контрабанды, что в итоге привело его к конфликту с политическим руководством Украины. Был привлечен к партийной ответственности, но какого-либо серьёзного наказания избежал и был переведен с повышением в Сибирь. С 6 февраля 1926 полномочный представитель ОГПУ по Сибири и начальник Особого отдела Сибирского военного округа. Организатор коллективизации в Сибири. По линии ОГПУ руководил мероприятиями по раскулачиванию в Сибири. Один из инициаторов создания системы ГУЛАГ. С 1928 года был председателем тройки  ОГПУ по Сибкраю, созданной для внесудебного рассмотрения дел. С апреля.1932 года полномочный представитель ОГПУ в Белоруссии и начальник Особого отдела Белорусского военного округа. С июля1934 года нарком внутренних дел Белорусской ССР. Сфабриковал обширное дело «контрреволюционной повстанческой и шпионско-диверсионной организации „Белорусский национальный центр“». В декабре 1934 года стал начальником Ленинградского управления НКВД. Руководил расследованием убийства Сергея Кирова. В Ленинграде Л.М. Заковский вместе с А. А. Ждановым развернули массовый кровавый террор. Л.М. Заковский лично участвовал в допросах, пытках и расстрелах. Входил в Ленинградскую областную тройку НКВД. Выступая 10 июня 1937 на Ленинградской областной партконференции, сказал: «Мы должны врага уничтожить до конца. И мы его уничтожим». 19 января 1938 назначен заместителем наркома внутренних дел (НКВД) и начальником Московского управления НКВД. Столичное управление он возглавлял только два месяца, но именно на это время приходится пик репрессий в Москве, в том числе и против латышей. В марте 1938 года был снят с поста начальника Московского управления НКВД. В апреле 1938 года уволен из НКВД, исключён из ВКП(б) и арестован 19 апреля 1938 года по обвинению в «создании латышской контрреволюционной организации в НКВД, а также шпионаже в пользу Германии, Польши, Англии». Расстрелян в 1938 году. После смерти Сталина реабилитирован не был.

Это люди, создававшие и руководившие советской репрессивной машиной, но в ней было и немало латышей – работников среднего звена. Вот некоторые из них.                                                                                                                                                                                                                      Эдуард Петрович Берзин (1894-1938). Летом 1918 года сыграл решающую роль в подавлении левоэсеровского мятежа в Москве и разоблачении заговора британского дипломата Брюса Локкарта. Участник гражданской войны. С февраля 1921 года сотрудник Спецотдела ВЧК, затем ОГПУ. С января 1931 года начальник строительства Вишерской целлюлозно-бумажной фабрики ОГПУ, которое осуществляли заключенные Вишлага. С ноября 1931 года – директор треста Дальстрой. Уполномоченный коллегии ОГПУ СССР (затем — НКВД), начальник Нагаево-Магаданского гарнизона Охотско-Колымского района. Снят со всех постов, арестован, расстрелян и реабилитирован.

Эльза Яковлевна Грундман (1891-1931). В годы гражданской войны армейский комиссар, руководила принудительными реквизициями продовольствия у крестьян, а также карательными операциями. Далее перебралась в Москву, где участвовала в ликвидации ряда контрреволюционных заговоров и организаций, подавлении антибольшевистских выступлений. После окончания войны работал в ОГПУ на Украине и Северном Кавказе. Многочисленные награды, включая орден Красного Знамени.

Юрий Петрович Гавен (настоящая фамилия и имя Ян Эрнестович Дауман. 1884-1936). После Октябрьской революции оказался в Крыму, где принял самое активное участие во всех событиях. После освобождения Крыма от белой армии генерала Петра Николаевича Врангеля в числе прочих постов с ноября 1920 года заместитель председателя Крымревкома (председатель – венгерский коммунист Бела Кун) и одновременно с июня 1921 председатель Комиссии по борьбе с бандитизмом при Крымской ЧК, активный участник «красного» террора на территории Крыма с десятками тысяч жертв. Далее в Москве, троцкист, арестован, расстрелян, реабилитирован.

Юрий Юрьевич Аплок (1891-1938). Основная часть его карьеры прошла на командирских постах Красной Армии. Участвовал в подавлении Ижевско-Воткинского и Тамбовского восстаний. Был членом губернских коллегий ЧК в Уфе и Орле, командовал частями ВЧК Украины и Крыма и т.д. Арестован, расстрелян, реабилитирован.

Ян Янович Буйкис (1895-1972). С марта 1918 года сотрудник ЧК. Сыграл одну из ключевых ролей в срыве заговора британского дипломата Брюса Локкарта, втершись под именем Шмидхен в доверие к руководителям заговора и передав всю информацию о них чекистам. С 1919 по 1922 год Я.Я.  Буйкис занимал пост сотрудника Особых отделов ВЧК/ОГПУ на Украине. Он лично принимал участие в боях с участниками антисоветских восстаний. Далее работа в ОГПУ/НКВД в Москве. Арест, лагерь, но уцелел и реабилитирован.

Список славных латышских чекистов ыключает и других лиц как например: Ян Петрович Зирнис и Владимир Андреевич Стырне (профессиональные чекисты, вся карьера которых прошла в органах на руководящих постах), Ян Карлович Берзин (создатель советской разведки, но поработавший и в ЧК) и т.д.

А теперь о совершенно исключительной роли, которую сыграли во всех этих революционных и военных событиях так называемые латышские стрелки. Все началось в годы Первой Мировой войны. В апреле 1915 года германская армия вторглась на территорию, где жили латыши, и начала продвигаться к крупнейшему городу этого края – Риге. В такой обстановке в августе месяце командующий Северо-запапдным фронтом генерал Михаил Васильевич Алексеев подписал приказ об образовании латышских стрелковых батальонов. Было решено сформировать восемь стрелковых батальонов. Уже в октябре первые латышские батальоны приняли участие в боевых действиях. Летом 1916 года в батальонах было около 11,5 тысяч штыков, более 90% из них латыши, немного эстонцев и чуть русских, литовцев и поляков. В ноябре 1916 года латышские батальоны были преобразованы в полки, разбитые на две латышские бригады, образовавшие стрелковую дивизию. Обе латышские бригады приняли самое активное участие в обороне Риги понеся заметные потери. Тем не менее в декабре 1916 года в дивизии имелось тридцать пять тысяч стрелков, тысяча офицеров. В запасном полку, готовившем новобранцев для службы, численность личного состава колебалась от десяти до пятнадцати тысяч человек. После февральской революции 1917 года в латвийских частях начинают вести пропаганду эсеры, меньшевики и большевики, последние действуют более эффективно.  И латышские стрелки подпадают под их влияние. А далее становятся исключительно важной, иногда просто критической компонентой большевистской революции. По указанию ЦК большевиков, латышские стрелки, блокировав стратегически важные железнодорожные узлы и станции, не позволили перебросить верные Временному правительству войска во время Октябрьского восстания тем самым обеспечив его успех. Успей эти вызванные главой Временного правительства Александром Федоровичем Керенским войска войти в Петроград, то скорее всего не было бы никакой революции. А задержали их латышские стрелки.

В конце ноября 1917 года один из латышских полков в полном составе переводится в тогдашнюю столицу страны Петроград для защиты еще совсем юной и нетвердо стоящей на ногах Советской власти от возможной попытки её свержения антибольшевистскими силами. Менее чем через неделю туда же перебрасывается сводный отряд латышских стрелков, которым было поручено вместе с революционными матросами и красногвардейским отрядом охранять новое правительство в Смольном. Латышские стрелки обеспечили безопасность переезда большевистских руководителей из Петрограда в Москву 10-11 марта 1918 года. Латышский стрелковый полк становятся костяком комендантской службы в Кремле. Деятельность стрелков не ограничивалась несением караульной службы, по распоряжениям коменданта Кремля  латышские части использовались и во время совместных карательных операций, проводимых ЧК. К осени 1918 в рядах латышских стрелков числилось 24 тысяч человек. В апреле 1918 года латышские стрелки были сведены приказом Совнаркома в Латышскую стрелковую советскую дивизию во главе с Иоакимом Вацетисом. Это была первая регулярная воинская часть Красной Армии. Список сражений гражданской войны с участием латышских стрелков обширен. В январе 1918 года они участвуют в подавлении вспыхнувшего в районе белорусского города Рогачев мятежа Польского корпуса легионеров под командованием генерала Юзефа Довбор-Мусницкого. На Дону сражаются против казачьих частей генерала Алексея Максимовича Каледина.

В июле 1918 года в Москве проходил Пятый Всероссийский съезд советов. Именно на это время назначили свой бунт левые эсеры, недовольные тем, что большевики их обходят при дележе власти.  Об этом стало известно и с фронта были срочно вызваны два полка латышских стрелков – самые надежные части тогдашней Красной Армии. 6 июля был убит немецкий посол граф Мирбах, что послужило сигналом к началу восстания. Левоэсеровской охраной было захвачено здание ВЧК, а его руководители Ф.Э.Дзержинский и М.И. Лацис арестованы и посажены в подвал. Не исключено, что за этим мог последовать штурм Кремля и только быстрые и решительные действия латышских стрелков под командованием И. Вацетиса, овладевшие захваченными зданиями, предотвратили катастрофу большевистского режима. Латышские стрелки приняли деятельное участие в подавлении подобных восстаний и во многих городах России: в Петрограде, в Калуге, в Вологде, в Ярославле и ряде других. После мятежа левых эсеров наибольшей угрозой советской власти стала угроза сдачи города Казань наступавшим частям белогвардейского корпуса генерала Владимира Оскаровича Каппеля и частей чехословацкого корпуса (чешские военнопленные, восставшие против советской власти). Командующим фронтом по рекомендации В. И. Ленина был назначен И. Вацетис и для  усиления обороны были срочно вызваны латышские части, ставшими одной из самых боеспособных частей казанского гарнизона. Казань все же пришлось сдать, но скоро началось контрнаступление красных, вернувших Казань. И здесь ключевую роль сыграли латышские стрелки. Контрнаступлением латышских стрелков на Казань руководил Ян Андреевич Юдин, который погиб во время боя. 20 августа 1918 года за оборону Казани  стрелковый латышский полк, первым в Красной Армии, был награждён Почётным революционным Красным Знаменем.

Осенью 1919 года латышские полки как лучшие войска Красной Армии перебрасываются в район города Орел для участия в боевых действиях против  армии генерала Антона Ивановича Деникина, успешно наступающей на Москву. 11-го октября латышские стрелки вступили в действие, а уже к концу этого же месяца наступление армии А,И, Деникина было остановлено. Историки полагают, что латышским стрелкам принадлежит решающая роль в остановке наступления  на Москву. За это Латышская дивизия была награждена почетным Красным Знаменем. Еще один латышский полк отличился в боях против войск генерала Николая Николаевича Юденича, которые ведя наступление из Финляндии угрожали захватить Петроград,  и получил второе Почётное Красное Знамя. Не обошлись без латышских частей и в военной операции против последней белой армии под командованием генерала Петра Николаевича Врангеля, сидевшей на полуострове Крым. К марту 1920 года латышская дивизия состояла из 17 тыс. солдат и офицеров, разделенных на 9 полков. Перед тем как приступить к завоеванию Крыма, латышские стрелки нанесли ощутимое поражение крестьянской армии Махно (март 1920). В апреле 1920 года латышские стрелки составили ударную группу Красной Армии, которая успешно штурмовала Перекоп и далее заняла весь Крым. На этом кончается история красных латышских стрелков. В ноябре 1920 года Краснознаменная Латышская дивизия была расформирована и около 12 тыс. стрелков вернулись в Латвию. Руководство же подразделений осталась в Советской России. Многие из них упомянуты выше.

Что можно сказать в заключение. Латышские части являлись самым крупным национальным военным образованием на службе в Красной армии. Использовались как исключительно боеспособная сила на службе революции. Полки латышских стрелков широко применялись по всему фронту Гражданской войны. Являлись самым крупным национальным военным образованием на службе в Красной армии. Части латышских стрелков отличались железной дисциплиной, использовались для подавления антибольшевистских восстаний в ряде городов (Ярославль, Муром, Рыбинск, Калуга, Саратов, Новгород и др.).  И я совсем не уверен, что большевистский мятеж завершился бы победой не помоги большевикам латышские стрелки. «Советская власть держится на еврейских мозгах, латышских штыках и русских дураках!» — такая поговорка существовала в России в годы революции. Вот эти три народа вместе и надо называть. Так евреи, по крайней мере, боролись за свое равноправие и против своей дискриминации, а вот зачем полезли в революцию два других народа это я уж никак не знаю.

Вениамин  Чернухин                                                                                                                                                                                                               Декабрь 2014 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + три =