Матиас Синделар, центр нападения.

Футбол – игра очень популярная и новые футбольные звёзды первой величины всё время появляются на стадионах, сменяя друг друга. Старые исчезают из поля зрения и о них понемногу забывают. Об одной такой звезде, изрядно подзабытой, и пойдёт речь. Звали этого игрока Матиас Синделар и играл он за клубную команду «Аустрия» Вена и за национальную сборную Австрии. Сегодня  не очень легко в это  поверить, но во второй половине двадцатых годов  и в тридцатых годах прошлого века сборная Австрии была одна из лучших футбольных команд Европы, да и всего мира. А в этой команде Матиас был одним из лучших. Играл он в позиции центрального нападающего. В те годы играли по системе «дубль-ве» (W) и центральный нападающий размещался на острие атаки, у ворот команды соперника и основной задачей его было забивать мячи. В этой роли обычно выступал крепко сложенный рослый игрок таранного типа, могущий теснить защитные линии команды соперника за счёт физической силы и напористости. А М. Синделар был среднего роста и очень худощавый, с весьма скромными физическими данными.    За  хрупкое телосложение  многие знатоки футбола называли его «бумажным человеком», а шутники сообщали, что  и бежит он туда, куда ветер дует. Но вот странное дело, голы и в большом количестве он умудрялся забивать, несмотря на хрупкое телосложение. Это был игрок с великолепной техникой контроля мяча, в совершенстве  владевший обманными движениями, прекрасно понимавший игру и умевший  создавать голевые ситуации в самые, казалось, безобидные игровые моменты оказываясь в нужное время в нужном месте, хотя из-за своей комплекции и травмы колена  не очень любивший физический  контакт с игроками соперника. Было у этого футболиста и еще одно характерное прозвище: «футбольный Моцарт». Мяч казался привязанным к его ногам

 Хотя городом, в котором прошла вся игровая карьера Матиаса,  была столица Австрии Вена, но родился он в Чехии и по происхождению был этническим чехом, а семья его исповедовала католицизм. Место его рождения – деревня под названием Козлау, около города Иглау (сегодня чешская Йиглава). Время рождения – 1903 год, в те годы эта территория являлась частью Австро-Венгерской Империи. В 1905 году юный Матей Шинделар переезжает в столицу Империи Вену вместе с родителями и поселяется в небогатом столичном районе Фаворитен. Там в те годы обитало заметное количество выходцев из Чехии. Матей на местный манер становится Матиас и на улицах Вены знакомится с футболом. В кругу друзей и знакомых за ним закрепилось прозвище Моцл. Звучит очень похоже на еврейское имя и из-за этого его в более позднее время стали причислять к евреям или, по крайней мере, намекать на его еврейские корни. Но достоверно известно лишь его чешское происхождение и католическое вероисповедание. В 1917 году на фронте погибает отец Матиаса и он идет работать учеником слесаря, тренируясь по вечерам. В 1918 году, в возрасте 15 лет Матиас попадает в небольшой футбольный клуб «Херта» Вена, в котором набирается знаний и опыта, в 18 лет он уже играет в основном составе команды. Далее после сезона 1923/24 годов «Херта» опускается во вторую лигу, нуждается в деньгах и продает игроков. У Матиаса тяжелая травма колена, но благодаря удачно сделанной операции он восстанавливается.  И попадает  в один из лучших столичных футбольных клубов  «Венский любительский спортивный союз» (иногда просто называемый «Любители», «Аматере» по немецки),  переименованный в  «Аустрию»    в  ноябре 1926 года, когда футбол стал профессиональным. Здесь уже прошла вся его дальнейшая футбольная карьера

В середине двадцатых годов европейский континентальный футбол,  в общем, и австрийский футбол, в частности, заметно меняются, становясь из чисто развлекательного серьёзным занятием. В футбол начинают вкладывать деньги и игроки больше не должны думать о заработках для прокорма семьи.  В Австрии это имеет место во многом благодаря тому, что ведущим администратором австрийского футбола становится ещё один уроженец Чехии и бывший игрок «Аустрии» Хуго Майсль. Хуго был инициатором целого ряда мероприятий кардинально изменивших футбол на всём континенте и уж, разумеется, в Австрии. Именно он был инициатором перехода футбола на профессиональные рельсы и с 1924 года при его активном участии футбольная лига в Австрии становится лигой профессиональных команд.   Х. Майсл способствовал появлению на континенте одного из ведущих тренеров того времени британца Джимми Хогана, что имело место  ещё в 1910 году. Надо отметить, что в то время британский футбол был эталоном, ибо на Британских островах в футбол играли уже несколько десятков лет, а на континенте лишь чуть больше десяти. Оба тренера полагали, что нельзя ни в коем случае сковывать индивидуальность игрока жёсткой схемой расположения игроков на поле и в их командах игроки играли свободно, расковано, с импровизацией, демонстрируя свою высокую индивидуальную технику.  Сам Хуго  с 1913 года начинает тренировать национальную сборную страны, сначала совместно с другим тренером, а с 1919 года единолично. В 1926 году Матиас Синделар становится игроком национальной сборной Австрии. 28 сентября этого года он дебютирует в матче против сборной Чехословакии, который завершается со счётом 2 – 1 в пользу австрийцев, причём один из голов на счету у М. Синделара. Очень неплохо он сыграл и в двух следующих матчах сборной против команд Швеции и Швейцарии

Затем , правда, начался кофликт с тренером, которому не очень нравились слишком индивидуальная игра нападающего с многочисленными обманными движениями и замысловатыми передачами мяча, иногда просто рискованными. М. Синделар сидит на скамье запасных, но в 1931 году он снова в основном составе, уж слишком он нравится журналистам и зрителям.  В эти годы под началом Х. Майсла сборная страны всё время повышает свой класс игры и к концу 1920-х годов становится одной из лучших, если не лучшей в Европе. Об этом красноречиво говорит такая статистика: с 12 апреля 1931 года и по 7 декабря 1932 года сборная команда Австрии проводит 14 официальных и дружественных встреч со сборными европейских стран и ни в одной не терпит поражение! Среди них первоклассная по тем временам сборная Шотландии, над которой одержана победа со счетом 5 – 0, первое поражение шотландцев на земле континентальной Европы! Побеждены также команды Германии, Франции, Швейцарии, Бельгии, Венгрии (8 – 2, причем М. Синделар забил три мяча).  В декабре 1932 года встреча со сборной Англии, не официально считающейся лучшей в мире. На стадион «Стамфорд Бридж» находятся 60 000 зрителей и в их присутствии австрийцы уступают хозяевам по результату 3 — 4, но ничем не уступая по классу игры. Английская пресса полна похвальных отзывов.  Игра сборной Австрии в те годы выглядела очень зрелищной и получила название  «Дунайской школы футбола», а другие называли её «Венские кружева»  из-за множества коротких аккуратных пасов. Вилли Майсл, родной брат Хуго, тонкий знаток футбола и известный спортивный журналист называл её «Дунайский вихрь». За свои успехи сборная команда Австрии получает название “Wunderteam”, то-есть “чудесная команда» в переводе с немецкого. С 1926 и по 1937 годы М. Синделар 43 раза выходил на поле, защищая цвета сборной, забив при этом 27 мячей. 25 матчей с его участием сборная Австрии выиграла, только 7 проиграла и 11 свела вничью

 Понимая, что спорт в общем и футбол  в частности  есть прекрасное средство установления контактов между народами, Хуго Майсл организует первый клубный турнир на континенте — Кубок Митропы (то-есть средней Европы) в 1927 году, предшественник Кубка Европейских Чемпионов. В розыгрыше первого Кубка участвовали команды из Венгрии, Австрии, Чехословакии и Югославии, затем вместо югославов подключились итальянцы. Завершились довоенные розыгрыши в 1939 году. Во многом способствовал Хуго Майсл  и  организации чемпионатов мира по футболу, первый прошёл в 1930 году в Монтевидео, Уругвай. В нем Австрия участия не приняла. Второй чемпионат мира по футболу проходил в 1934 году в Италии и команда Австрии – один из фаворитов. М. Синделар – капитан команды. Без особых приключений австрийцы добираются до полуфинала, где им противостоит команда хозяев поля – сборная Италии. Следует отметить, что  власти Италии воспринимали этот чемпионат, как турнир национального престижа и успех сборной Италии должен был подчеркнуть силу  и успехи фашистского режима в стране. Судьей матча был швед Ивар Эклинд, симпатизировавший  правителю Италии Бенито Муссолини и судейство было не очень объективным. Спорным моментом было участие в итальянской команде двух «ориунди» — аргентинцев с итальянскими корнями:  Энрике Хуанита и Луиса Фелипе Монти, не завершивших еще процесс натурализации. Именно полузащитник Луис Монти в этой игре получил задание «закрыть» М. Синделара и действуя жестко, на грани дозволенного в определенной степени был успешен. Но главным  противником сборной Австрии в этой встрече была погода, она была дождливой и поле было влажным. На таком поле точность передач мяча снижалась и короткие аккуратные пасы, которыми активно пользовались австрийцы, становились менее эффективными. Энрике Хуанита забил гол и итальянцы победили 1 – 0. Х. Майсл подал протест против участия Хуаниты и Монти в итальянской команде, но в комитете, который руководил проведением чемпионата, большинство было у представителей фашистской Италии и нацистской Германии и протест был отклонен. Вообще у нацистов и особенно после их прихода  к власти в Германии в 1933 году еврей, стоящий во главе футбольной федерации соседней, к тому тоже немецкоязычной страны, вызывал  явное и почти не скрываемое раздражение и критика в  адрес Х. Майсла  шла не прекращаясь

Итальянцы далее выиграли финальную игру и стали чемпионами мира. А за  свое выступление на чемпионате М. Синделар удостоился похвал и знаменитая английская команда  «Манчестер Юнайтед» предложила ему контракт. Это была явная честь, ибо в те годы иностранцы не играли в Великобритании, их класс игры не считался достаточно высоким.  М. Синделар отказался от контракта. Ему хватало популярности и в Австрии, где его имя начинают активно использовать в коммерческих целях, в рекламе различных товаров, тоже новинка тех дней. На Олимпийских Играх 1936 года, которые проводились в Берлине, австрийцы снова выступают успешно, а нацисты получают плевок в лицо. Их руководство своими спортивными успехами хотело доказать преимущества нацистской идеологии. Но сборная футбольная команда Германии отсеялась ещё на предварительном этапе, а сборная Австрии добралась до финала.  Это об успехах сборной команды Австрии с участием М. Синделара, но не плохи и успехи клуба, за который он выступает. Команда с его участием выигрывает Кубок Австрии в 1924, 1925, 1926, 1933, 1935 и в 1936 годах, становится чемпионом страны в 1924 и 1926 годах  и дважды выигрывает Кубок Митропы: в 1933 и в 1936 годах, самую престижную награду для клубных команд того времени. В 1933 году в финале играли «Аустрия» и «Амброзиана – Интер» Милан, за которую выступал лучший игрок итальянцев тех лет Джузеппе Меацца, которого, кстати, нашел и привел в большой футбол Арпад Вайс, несколько лет работавший с этим клубом. Первую игру выиграли итальянцы 2 – 1, но в ответной победа осталась за австрийцами 3 – 1, причем все три мяча забил М. Синделар. В 1936 году в финале австрийцы играли против команды «Спарта» Прага. Хотя большой стабильностью клуб не отличался и наряду с прекрасно проведенными сезонами  были и не столь удачные, когда приходилось бороться против перехода в низшую лигу

 Жизнь в Австрии, в том числе и футбольная жизнь резко меняются в марте 1938 года. 11 марта власть в Австрии переходит в руки местной нацистской партии, которая немедленно призывает в страну своих однопартийцев из Германии, где Национал-социалистическая рабочая партия (нацисты) у власти. 12-го марта  германские войсковые части входят в страну и 13-го марта объявляется о присоединении Австрии к Германии. Формально проводится народный плебисцит 10-го апреля и население страны подавляющим большинством одобряет это действие. Австрия становится одной из германских земель и получает название Остмарк. Собственно успех плебисцита был предрешен, ибо потенциальные противники нового режима начали арестовываться ещё даже до прибытия германских войск и аресты интенсивно продолжились после их прибытия. В первую очередь шла охота за коммунистами, социал-демократами и евреями. Уже в первые дни новой власти было арестовано около 70 000 человек, а права участвовать в плебисците было лишено около 400 000 человек (почти 10% населения страны). Тем не менее в общем и целом большинство жителей Австрии искренне радовалось подобному  развитию  событий. Австрийская армия не оказала никакого сопротивления, а население приветствовало германские войска нацистским салютом, флагами и цветами. Лидер германских нацистов А. Гитлер немедленно прибыл в городок Браунау, в котором родился, и далее проследовал в Линц, один из крупнейших городов Австрии, где был восторженно встречен местными жителями.  В Вене состоялся митинг на площади Хелденплатц, куда прибыло 200 000 австрийцев приветствовать лидера нацистов

 В этом националистическом угаре немногие австрийцы трезво оценили ситуацию и тот вред, который принесёт стране потеря ею независимости. И одним из этих немногих был Матиас Синделар. В Австрии он вырос и жил и чувствовал себя патриотом этой страны, искренне переживая потерю ею независимости. Впрочем, и реальные последствия прихода нацистов почувствовались очень скоро.  Тренировал «Аустрию» Роберт Ланг, который спасаясь от преследований был вынужден покинуть и клуб и страну. Он сумел уехать в Югославию. К сожалению, вскоре нацисты оккупировали и Югославию и на сей раз ему бежать не удалось. Президента клуба д-ра М. Шварца ещё некоторое время терпели, ибо он имел отменную репутацию руководителя,  подбирая ему замену. В конце концов его сменил нацистский офицер в чине штурмбанфюрера. И вот здесь М. Синделар показал себя. В присутствии публики  он подошёл к уже уволенному д-ру М. Шварцу, общаться с которым было более настоятельно не рекомендовано, пожал ему руку  и сказал: «Новый президент клуба запретил мне приветствовать Вас, но я уважаемый д-р Шварц всегда буду приветствовать Вас!». Кстати, после увольнения д-р М. Шварц немедленно запросил американскую въездную визу, не дождавшись её уехал в Италию, пользуясь своими связями с руководителями итальянского футбола. Далее в его судьбе принял участие не кто иной как тогдашний Президент ФИФА Жюль Риме, который помог ему перебраться во Францию. Что же касается тренера национальной сборной Австрии Хуго Майсла, то он не дожил до этих бесславных времен

 Блистательная карьера Х. Майсла неожиданно завершилась в 1937 году, когда он скоропостижно скончался от сердечного приступа прямо в своём рабочем кабинете в помещении Австрийской Федерации Футбола. Заслуженному тренеру, судье, администратору устроили национальные похороны. Судьба распорядилась так, что Хуго не довелось видеть печальные моменты в судьбе своей команды. К 12-му марта 1938 года, когда имел  место «аншлюсс», то-есть аннексия Австрии Германией, сборная Австрии, уже пройдя успешно через отборочные игры, добилась права участия в чемпионате мира 1938 года по футболу, но нацисты решают, что Германию и Австрию будет представлять теперь единая команда. Игроков обоих сборных смешивают, хотя ни к чему хорошему это не должно привести, ибо у команд – разные манеры игры. Но тем не менее сборная Австрии на этот период времени завершает своё существование. Однако не всё проходит так гладко как хотелось бы нацистам. Было решено завершить самостоятельное существование сборной Австрии  так называемым «примирительным матчем» против сборной Германии, тем отметив возвращение страны в лоно родной германской нации. На матч 3 апреля 1938 года на венский стадион  «Пратер» прибыла вся нацистская верхушка страны, расположившаяся в центральной диркторской ложе. Предполагалось, что матч завершится вничью, продемонстрировав равенство сил перед слиянием команд. Первая половина матча закончилась безрезультатно, хотя центральный нападающий австрийцев Матиас Синделар имел пару раз явную возможность забить гол, но не использовал её. Намеренно или просто неудачно играл, никто не знает. Но во второй половине всё изменилось. Тот же Синделар добивает в сетку мяч, отскочивший от вратаря после одной из атак, при этом он демонстративно  выражает радость своему успеху прямо перед ложей с высокопоставленными гостями. Затем его коллега по команде Карл Сеста удачно пробивает штрафной и удваивает результат. Австрийцы выигрывают 2- 0.Матч-реванш выиграла немецкая комада, но всем запомнилась именно первая игра

 За первым небольшим скандалом, когда он забил гол в ворота германской команды и при этом открыто продемонстрировал свои эмоции, последовал второй.  Матиас Синделар отказался играть за объединенную команду Германии, несмотря на полученное приглашение войти в ее состав. При этом он ссылался на возраст (ему уже было за 35), усталость, травмы, но многие понимали, что это протест против аннексии. М. Синделар вообще не желает играть в футбол при нацистах. 26-го декабря 1938 года он забивает свой последний  мяч, играя за «Аустрию»,  и завершает выступления на зеленом поле. Но завершив футбольную карьеру он должен был искать новый источник дохода. В это время в Австрии вводится нацистское расовое законодательство, в соответствии с ним евреям запрещено владеть недвижимым имуществом. Евреи вынуждены продавать его, иначе оно подлежит конфискации. Продают, разумеется, за бесценок.  В августе 1938 года Матиас Синделар становится владельцем кафе, которое ему был вынужден продать Леопольд  Дрилл. Но при этом он демонстративно выплачивает реальную стоимость заведения – 20 000 немецких марок. В своём кафе М. Синделар категорически отказался вешать нацистские плакаты, портреты или лозунги. Все это, быть может, не столь серьезные акции протеста, но не надо забывать, что все происходило в то время, когда местное население поддерживало, зачастую просто восторженно,  нацистов. Это уже потом начались разговоры о том, что Австрия была сама первой жертвой нацизма, но поначалу так почти никому не казалось и надо было иметь немалую смелость, чтобы открыто демонстрировать свое неприятие нового режима. У тайной полиции (гестапо) М. Синделар на весьма плохом счету, там понимают, что имеют дело с убежденным противником новой власти. В его досье было помечено, что он не прервал дружеских связей с евреями, в частности с еврейскими посетителями его кафе, но не симпатизирует членам нацистской  партии

Далее наступает неожиданная и драматическая развязка. 23 января 1939 года Густав Хартман, друг футболиста, заходит навестить его. Дверь не открывают и обеспокоенный Г. Хартман взламывает дверь. Он находит своего друга в постели уже без признаков жизни и рядом его последнюю подругу, ставшую также совладелицей его кафе, итальянку Камиллу Кастиньола, еще дышащую, но в бессознательном состоянии. Она умирает назавтра в госпитале не приходя в сознание. Первое предположение, что имело место отравление угарным газом (оксид углерода) из-за неисправного дымохода нагревательной печи (дело было зимой). Так во всяком случае было объявлено официально после первых двух дней расследования. Далее расследование продолжилось без ощутимых результатов и через шесть месяцев нацистские власти дали указание его закрыть. Появились две другие версии: версия о протестном самоубийстве и версия об убийстве, организованном сотрудниками гестапо. Первой версии придерживается, например, австрийский писатель Фридрих Торберг, написавший поэму «На смерть футболиста». Эгон Ульбрих сделал уже в наши дни документальный фильм для студии БиБиСи и в нем утверждал, что официальные лица были либо подкуплены, либо на них было оказано давление, чтобы зафиксировать смерть футболиста, как вызванную случайными факторами. Ибо только в этом случае столь популярному футболисту могли быть устроены государственные похороны. По правилам нацистов самоубийцам и убитым по политическим мотивам такие похороны не полагались. Надо указать, что и Ф. Торберг и Э. Ульбрих были лично хорошо знакомы с М. Синделаром.  Австрийская газета «Кронен Цайтунг» в статье, опубликованной еще 25-го января 1939 года,  утверждала, что есть некие факторы, подтверждающие, что известный футболист был намеренно отравлен угарным газом, а не явился жертвой случайных трагических обстоятельств. Припомнили также, что соседи по дому за несколько дней   до трагического происшествия пожаловались, что один из дымоходов в плохом состоянии, но на это никто не обратил внимание

На похоронах 35 летнего футболиста М. Синделара присутствовало по разным данным от 15 000  до 20 000 человек. До сего дня его считают лучшим из тех, кто когда-либо защищал честь австрийского флага на футбольных полях. И одним из лучших футболистов Европы двадцатого века

Вениамин Чернухин                                                                                               Апрель 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

десять + восемь =