Люди Первой алии.

Пионерами Первой алии были члены союза «Билу» и движения «Ховевей Цион». Они репатриировались на родину предков — в Эрец Исраэль, чтобы основывать и развивать земледельческие поселения (мошавы), которые должны были стать первыми практическими шагами в деле укоренения еврейского народа на своей исторической родине.

БИЛУ — организация еврейской молодёжи в России, название которой составлено из начальных букв слов библейского стиха «Дом Иакова! Вставайте и пойдем!»  возникла в 1882 году как реакция на погромы 1881 года на Юге России и  выступила с призывом к переселению в Эрец Исраэль.  Членов БИЛУ насчитывалось до 500 человек, но лишь немногие из них были готовы выехать в Палестину, чтобы заняться там сельскохозяйственным трудом. Их целью было через устройство земледельческих и ремесленных колоний, обучение владению оружием возвратить евреям политическую самостоятельность, которой они были лишены две тысячи лет. Молодые, интеллигентные, отказавшиеся от карьеры, комфорта, обеспеченного положения, которые обрекли себя на тяжёлый непривычный труд на жаре, по много часов в день, скудную еду, совместную жизнь коммуной. В их уставе было записано: каждый билуец обязан передать в общую кассу все имеющиеся у него деньги; вещи билуйца — одежда, бельё, книги и прочее принадлежат всей группе; у билуйца нет права жениться в течение шести лет, так как первые три года он должен посвятить себя изучению сельскохозяйственных работ, а последующие три года — обучению новых поселенцев. Турецкие власти не разрешали строить дома. Жили в сарае 5 метров в длину и 5 метров в ширину, нары, плита, посредине стол, из щелей дул ветер и лилась дождевая вода, колодца не было, и при этом постоянные нападения арабов. В этом сарае на протяжении нескольких лет жили 14 человек. Всего на этой земле побывало 59 билуйцев. 27 из них жили и работали здесь до последнего своего дня, но значение билуйцев в истории заселения и освоения Эрец Исраэль важно не количеством людей, а их идеями и примером организованного переселения молодёжи. Из первой группы билуйцев, которая насчитывала 14 человек, выделялись студенты Израиль Белкинд, Моше Минц, Яков Берлиавский, Йосеф Барон, Иегуда Сандомирский и другие, лишь трое не уехали отсюда, в том числе полтавчанин Элиягу Свердлов. Их поселение стал с течением времени городом Гедера.

Союз «Билу», практически прекративший свое существование в 1884 году, способствовал развитию массового международного сионистского движения «Ховевей Цион». Еще в январе 1882 года З. Левонтин основал в Кременчуге Общество по репатриации евреев в Эрец Исраэль. Примеру кременчугских евреев последовали еврейские общины Харькова, Симферополя, Одессы, Екатеринослава и ряда других городов Украины. К 1884 году членами палестинофильских организаций и союзов были: в Елизаветграде — 565 человек, в Киеве — 1400, в Симферополе — 500, в Бердичеве -500, в Полтаве — 3380, в Харькове — 3978, в Кременчуге — 1010, в Николаеве — 400, в Екатеринославе — 404. В 1883 году созрели условия для объединения различных организаций и союзов в единое движение «Ховевей Цион» с единым центром, программой и уставом. Движение «Ховевей Цион» сыграло важную роль в создании еврейского очага в Эрец Исраэль. Оно способствовало организации сельскохозяйственных поселений, развитию процесса репатриации евреев, распространению культуры и образования, подготовило почву для возникновения и развития всемирного сионистского движения. Процесс построения первых мошавов можно разделить на шесть этапов. На первом этапе (1882-1885 годы) организаторами репатриации и абсорбции были З.Д.Левонтин, бухгалтер одного из банков города Кременчуга, и Иосиф Файнберг из Симферополя. З.Д.Левонтин еще в Кременчуге составил и разослал «Воззвание к евреям», которое было распространено среди еврейского населения городов юга Украины. Он призывал евреев покупать земельные участки в Палестине для создания мошавов. Левонтин хотел, чтобы в первой репатриации участвовало не менее двухсот евреев Украины. Однако его мечта, к сожалению, не осуществилась. Удалось организовать отъезд лишь одиннадцати еврейских семейств из Кременчуга, к которым присоединилось несколько семей из Харькова, Симферополя, Одессы, Елизаветграда и Полтавы. Накануне отъезда Левонтин писал своему другу писателю Мордехаю бен Гиллелю Коэну: «Пришло время, чтобы евреи, которые в диаспоре подвергаются унижению и преследованиям, перешли от слов к делу путем репатриации и создания мошавов на своей исторической родине».

По инициативе Левонтина в Эрец Исраэль был основан для инструктажа репатриантов в процессе адаптации институт под названием «Халуцей йесод ха-маале» (Пионеры-основатели подъема, т.е. алии). Устав института написал И.Пинес, но сам не вошел в состав руководства из-за разногласий с Левонтином. Пинес настаивал, чтобы институт находился в Иерусалиме, а Левонтин считал, что только в Яффо, ибо этот город был тогда первым пунктом приема репатриантов. Таким образом, первыми руководителями процесса репатриации стали И.Пинес, З.Левонтин и И. Файнберг. З.Д. Левонтин репатриировался в Эрец Исраэль в 1882 году. Совместно с Иосифом Файнбергом он купил участок земли в нескольких километрах южнее Яффо. Семья Файнберг состояла из энтузиастов алии, трудившихся на укреплении мошавов. Старейший представитель династии Иосиф Файнберг репатриировался в Эрец Исраэль в 1882 году, купил у арабов участок земли, где основал мошав Ришон ле-Цион. Но Файнберг не нашел общего языка с чиновниками. Ему не нравилось, что они пытались навязать еврейским поселенцам свои порядки. Жил в Хадере, потом переехал в Лод, чтобы основать там промышленные предприятия, но неудачно. Через несколько лет вернулся в Хадеру. Левонтин и Иосиф Файнберг возглавляли комитет «Халуцей йесод ха-маале», вели большую общественную работу, оказывая помощь репатриантам как советами, так и деньгами. Вскоре комитет столкнулся с большими трудностями. Султан не давал разрешения на покупку земли. К тому же не хватало денежных средств. Левонтин пытался преодолеть эти трудности. Он добился от своего родственника, богатого купца и промышленника Цви Левонтина из Николаева, займа на приобретение земли для репатриантов и подкуп местных турецких чиновников. В 1884 году комитет прекратил свою деятельность.

Вместе с репатриантами из Кременчуга, Симферополя, Одессы, других городов Российской империи, а также местечек Польши и Румынии З.Д.Левонтин основал новое общество, которое он же и возглавил. Общество приобрело на средства Цви Левонтина участок земли площадью 3340 дунамов за 45 тысяч французских франков. Около половины участка Цви Левонтин оставил себе, а остальное передал на условиях ссуды поселенцам, которые обязались вернуть заем в течение пяти лет. 320 дунамов Цви Левонтин подарил неимущим репатриантам. А на деньги, возвращенные взявшими ссуду поселенцами, он решил построить синагогу и школу для мощавников. Учитывая, что турецкое правительство запрещало евреям России и Румынии приобретать земли в Эрец Исраэль, сделка была оформлена на имя Хаима Амзлага, британского консула в Яффе. Со своей стороны, Амзлаг дал всем членам мошава векселя на сумму стоимости земли. З.Д.Левонтин писал из Палестины писателю Мордехаю бен Гиллелю Коэну: «Настало время, чтобы еврейский народ репатриировался в страну предков. У всех наций и народов есть крестьяне, рабочие, торговцы, промышленники, мудрецы. У нашего народа хватает мудрецов, промышленников, купцов. Необходимо в Эрец Исраэль приучить олим к продуктивному труду, научить их сельскохозяйственным работам». Начали первую алию в 1882-1885 годах, как указывалось выше, молодые идеалисты, патриоты Эрец Исраэль. Это были, в основном, студенты и гимназисты. Несмотря на то, что их было мало, именно они были основателями халуцианского движения, которое в последующие годы стало массовым.

Осенью 1891 года по заданию Одесского комитета в Эрец Исраэль прибыл Зеев Темкин, общественный деятель из Елизаветграда. Он был назначен председателем Яффского комитета. Благодаря своему энтузиазму убежденности, честности, энергии, он пользовался уважением не только у евреев, но и у турецких властей, консулов иностранных держав в Палестине, а также у арабов, которые его называли «главой всех евреев Палестины». Темкин ассигновал 42 тысяч франков на укрепление Гедеры, выделил денежную помощь репатриантам Петах-Тиквы, Нес-Ционы, Яффо и Иерусалима. Одним из заместителей Темкина по Яффскому комитету был Иешуа Ханкин. Он репатриировался с отцом в 1882 году и поселился в Ришон ле-Ционе. В 1887 году он переехал в Хадеру. Ханкин овладел арабским языком, изучал традиции и быт арабских крестьян. Знание арабского языка и сельского хозяйства благоприятствовало успешным сделкам по покупке земли во всех частях Эрец Исраэль. В конце XIX века он являлся представителем колонизационного общества, а затем от имени «Керен ха-Кайемет ле-Исраэль» занимался скупкой земли у арабов. Как активный сионистский деятель, был изгнан в 1905 году турецкими властями. После Первой Мировой войны и установления британского мандатного правления вернулся в Эрец Исраэль. Иегуда Лейб Ханкин родился в Кременчуге. Успешно занимался сельским хозяйством. В 1882 году он и его жена Сарра приплыли на корабле в Яффу вместе со своими детьми — четырьмя сыновьями и тремя дочерьми Они были в числе первых трёх семей Ришон ле-Циона. Сам он руководил работами и обучением поселенцев, незнакомых с работой на земле. Ханкин — человек независимый, энергичный, преуспевающий — поставил в Ришон ле-Ционе самый первый дом, первым вышел в поле пахать. Он запряг в телегу верблюда (неслыханное новшество!) и возил в поселение бочки с водой. Чиновники Ротшильда распоряжались в поселении как плантаторы. Ханкин и его сын Иегошуа возглавили «восстание» жителей. Иегошуа всю свою жизнь посвятил цели — «спасению земли». Почти 50 лет подряд не было ему равных в выполнении поручений общественных организаций и частных лиц по приобретению земель в Эрец Исраэль.Необходимо было до тонкостей знать правила «игры» в поиске земель и ведению переговоров, знание арабского языка, турецких законов, обладание обаянием, чтобы перед ним раскрывались все двери.

Исследователи категорически утверждают: «Приобретение земель для народа невозможно себе представить без деятельности Иегошуа Ханкина». Он купил земли прибрежной полосы от Хайфы до Акко, в Иорданской долине, в долине Хефер, в Негеве и Шароне, участки для новых кварталов Хайфы, Иерусалиме, Тель-Авиве. Иегошуа Ханкин и его отец Исраэль-Лейб в восьмидесятые годы позапрошлого века были едва ли не первыми в ишуве профессиональными земледельцами, имевшими крестьянский опыт, приобретенный в колонии на юге Украины. Сын же еще гимназистом приобщился к революционному народничеству, что не помешало ему вместе с отцом в 1882 году переехать в Палестину, где они крестьянствовали на купленном у арабов участке земли сначала в Ришон-ле-Ционе, а потом в Гедере вместе с билуйцами. 30 тысяч дунамов, где расположена нынешняя Хадера, он покупал в 1891 году. Долго торговался с владельцем этой болотистой пустующей земли Салимом Хури, но в конце концов сговорились. И вскоре здесь поселилась группа молодых евреев из Прибалтики, основав поселок, название которого произошло от арабского слова «аль-хадра», что означает «зелень». То была зелень болот, зелень малярии, от которой в первое десятилетие вымерла половина поселенцев. Иегошуа был, судя по всему, человек разносторонне способный и контактный, так как вдобавок к своему земледельческому опыту он освоил арабский язык и местные обычаи, сумел установить дружеские отношения с турецкими чиновниками, что позволило ему стать ключевой фигурой в «геулат ха-карка». Размах его деятельности поражает воображение. На приобретенных им землях расположены такие города как Реховот, Хадера. Он вел многолетнюю борьбу за Изреельскую долину, большей частью которой владела христианская семья Сурсук, приобрел побережье Хайфского залива, выкупал земли в нижней Галилее. Во время Первой мировой войны его деятельность была признана противоречащей интересам Османской империи, и его выслали из Палестины. Но после войны он вернулся и действовал уже во времена мандата с удвоенной энергией.

В 1926 году он разработал план приобретения в течение десяти лет четырех миллионов дунамов и создания на них поселений для 200 тысяч евреев. С 1932 года возглавлял общество по приобретению земли для расширения мошавов. Он прожил долгую и бурную жизнь и умер почти восьмидесяти лет отроду, не дожив три года до создания еврейского государства, в котором его именем названы улицы городов. Всего на его счету примерно 600 тысяч дунамов (напомним, дунам — десятая часть гектара), купленных для национального и колонизационного фондов, групп переселенцев и отдельных инвесторов, и ни одного для себя. Его именем назван мошав Кфар-Иегошуа в Израэльской долине, а в память его жены Ольги — поселение Гиват-Ольга.

Анатолий Моисеевич Мучник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − четыре =