Франциско Франко — неожиданный спаситель евреев.

Итак, в Испании разгорелась жестокая Гражданская война, начавшаяся в июле 1936 года, война, сопровождавшаяся насилиями, часто не оправданными, с обеих сторон. С одной стороны мятежники, руководимые несколькими высокопоставленными военными, активно поддержанные сначала фашистской Италией  а затем и нацистской Германией, помогала мятежникам и соседняя Португалия, с другой — испанские республиканцы, поддержанные Советским Союзом, коммунистами и левыми либералами в разных странах мира. Кстати, несмотря на «Соглашение о Невмешательстве», подписанном в августе 1936 года представителями двадцати четырех стран, включая Германию, Италию, Советский Союз, Великобританию и Францию. Позиции испанских противоборствующих сторон понятны, это законно избранное правительство и мятежники, а вот какие цели ставили себе те силы, что их поддерживали? Во главе сил, оказывавших республиканскому правительству особенно эффективную помощь, стоял Советский Союз. Его руководители  считали, что на полях Испании решался вопрос  борьбы с нацизмом в Европе и мире. В телеграмме на имя генерального секретаря Компартии Испании Xосе Диаса, текст которой передали все информационные агентства Европы и Америки, глава Советского Союза И.В.Сталин писал: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а — общее дело всего передового и прогрессивного человечества». Воюя в Испании Советский Союз хотел ослабить своего потенциального противника — нацистскую Германию и ее союзника фашистскую Италию, не допустить установления про фашистского-нацистского режима в Испании.

 Главная цель, с которой лидер германских нацистов А. Гитлер и итальянских фашистов Б. Муссолини послали в Испанию сухопутные и воздушные силы, было не только и не столько испытание новой военной техники, сколько превращение этой страны в  своего вассала с целью ослабления   потенциальных противников — Франции и Англии. Были и экономические мотивы  — овладение испанскими источниками сырья и рынками сбыта. Однако, ставший  главой мятежников генерал Ф. Франко  начал проявлять стойкость и независимость, показав  своей характер: хотя он и был весьма рад военно-технической помощи Германии и Италии, но не позволил немецким послам, аккредитованным при его правительстве — генералу Вильгельму Фаупелю и затем Эберхарду фон Штореру, связанным с партийным аппаратом Национал-социалистической партии рабочих Германии (НСДАП) превратить ведущую испанскую политическую силу Фалангу в политическом и организационном отношении в филиал  германской партии нацистов. Несколько слов о генерале Франциско Франко. Первоначальный лидер мятежников генерал Хозе Санхурхо погиб в авиационной катастрофе через несколько дней после начала мятежа. Командование приняли несколько генералов и полковников, находившиеся со своими мятежными  воинскими частями в разных районах страны. Появилась так называемая Координационная Хунта, куда вошли семь генералов и полковников, затем к ней в начале августа добавили и генерала Ф. Франко. В конце сентября Ф. Франко получил пост Верховного Главнокомандующего вооруженными силами мятежников, а затем после недолгой дискуссии он стал и Главой правительства, официальное провозглашение имело место первого октября. Ф. Франко оказался просто удобной фигурой, ибо ему доверяли представители всех движений, поддержавших мятеж, он не был до того замешан в политической борьбе, поспособствовали и нацисты, помогавшие мятежникам и больше чем другим доверявшие Ф. Франко. В начале июня 1937 года в авиационной катастрофе погиб генерал Эмилио Мола, старший из офицеров, планировавших мятеж, после этого Ф. Франко стал единственным непререкаемым лидером мятежников, причем как военным так и гражданским.

 K моменту мятежа против республиканского правительства наиболее массовым движением, поддержавшим мятежников, были так называемые  карлисты. Это было политическое движение традиционалистского характера, возникшее еще в двадцатые-тридцатые годы девятнадцатого   века, монархическое и клерикальное, оппозиционное новым либеральным идеям. Была еще Фаланга, политическая организация, основанная Хозе Антонио Примо де Ривера, сыном премер-министра с диктаторскими полномочиями Мигеля Примо де Риверы, который правил страной в двадцатые годы. Фаланга была основана в 1933 году. Карлисты имели в своем распоряжении неплохо экипированную и обученную еще в республиканские времена милицию,  поддержавшую повстанцев после некоторых колебаний (Ф. Франко числился сторонником  монархии, но  он разделял многие воззрения фашистов, ставя государство выше всего, тем не менее несмотря на все расхождения он  сумел убедить карлистов в правоте своего дела и те поддержали его). Фаланга являлась менее консервативной партией, республиканской, но строго антикоммунистической, ориентированной на фашизм итальянского толка, ставящий государство и его благо в качестве главного приоритета.  Во время  военного мятежа Фаланга была еще относительно слабой партией. Все ее руководство, в том числе Хосе Антонио Примо де Ривера, было арестовано республиканскими властями и вскоре после начала войны расстреляно. Но по сравнению со всеми другими правыми партиями Фаланга имела твердую базу: у нее как и у карлистов была партийная милиция, сразу же присоединившаяся к восставшим войскам генерала Франко. Правда, она насчитывала поначалу только 4000 человек,  это побудило Ф. Франко к дальнейшему призыву добровольцев, поскольку выяснилось, что восстание, задуманное как простой военный мятеж, превратилось в гражданскую войну, заставившую привлечь и военные и политические средства. Фаланга использовала этот неожиданный шанс, чтобы увеличить число своих членов и сторонников. В несколько месяцев она превратилась в важную политическую и военную силу.

 Далее  генерал Франциско Франко сделал важный шаг в консолидации своих сил: в апреле 1937 года он объединил обе милиции, с лидерами которых у него время от времени возникали споры и разногласия.  Эти лидеры проявили неудовольствие этим шагом и даже протестовали, но в суете военных дней эти протесты быстро затухли. Главой новой организации «Испанская Традиционалистская  Фаланга» стал он сам, получив титул «каудильо» («лидер»), другое название этой организации (особенно после 1945-го года) — «Национальное Движение», это была единственная официально разрешенная партия в стране.  В 1938 году под началом новой партии оказались и все профессиональные союзы страны. Успех мятежников в годы войны объяснялся во многом именно концентрацией руководящих полномочий и функций в руках одного человека — генерала Ф. Франко. Осенью 1936 года, как указывалось выше, он стал Главнокомандующим войсками и одновременно Главой правительства, а в скором времени и Главой государства. Формально все было легально оформлено 30 января 1938 года, когда в соответствии с законом о верховной государственной администрации были сформированы руководящие органы власти. Глава государства Ф. Франко обладал всей полнотой законодательной власти и одновременно возглавлял Совет министров — высший орган исполнительной власти. Все политические силы, поддержавшие мятеж (фашисты, традиционалисты, карлисты, монархисты и др.), уже были объединены в единую  «Испанскую Традиционалистскую Фалангу», которую также  возглавил Ф. Франко.

В стане же республиканцев наоборот постепенно начались разброд и шатания. Перед лицом растущей опасности (особенно после взятия мятежниками города Малаги в феврале 1937 года) среди лидеров наиболее влиятельных партий Народного Фронта, прежде всего среди коммунистов, стало вызревать понимание необходимости отказаться от чересчур амбициозных и рискованных революционных преобразований. Тактика коммунистов заключалась в концентрации усилий на борьбе с мятежниками и поиске новых союзников, прежде всего среди мелкой и средней буржуазии. Некоторые уступки городской и сельской буржуазии со стороны коммунистов были расценены наиболее экстремистски настроенными партийными и профсоюзными лидерами как предательство «классовых интересов». Резкое обострение отношений между различными республиканскими партиями, в первую очередь между коммунистами и анархистами, привело к уличным столкновениям в Барселоне в мае 1937 года. Погибло около 500 человек.

 Во второй половине 1938 года положение на военных фронтах  начало заметно меняться. Франция, которая придерживалась политики невмешательства не очень жестко, на сей раз закрыла испанскую границу, обострив тем самым блокаду республиканской Испании. В то же время Германия и Италия стали еще более открыто  поддерживать мятежников во главе с генералом Ф. Франко. 15 октября 1938 года, когда уже становилось очевидным то, что мятежники выиграют войну, нацистская Германия направила меморандум министерству иностранных дел Великобритании  (которая в этой войне придерживалась нейтралитета),   выразив свою позицию в отношении Испании. В нем выражалось пожелание того, чтобы Испания стала сильной страной. А это возможно лишь в результате безусловной победы сил генерала Ф. Франко, а не в результате мира между конфликтующими сторонами. Далее предполагалось, что сильная Испания присоединится к оси Берлин-Рим.  Соглашение в Мюнхене, подписанное в конце сентября 1938 года, когда Великобритания и Франция договорились с Италией и Германией поделить Чехословакию, отделив от нее и передав Германии Судетскую Область, без участия в конференции и согласии самой Чехословакии,  было с энтузиазмом воспринято  мятежниками и негативно сказалось на настроениях в лагере республиканцев.

В Каталонию мятежники вступили в марте 1938 года и овладели всей ее территорией к 26-му января 1939 года. Через месяц, 27 февраля 1939 года, Великобритания и Франция разорвали дипломатические отношения с законным правительством Испании и признали правительство Ф. Франко. 28-го марта пала долго державшаяся столица Испании Мадрид, а на следующий день – последний большой очаг сопротивления город Валенсия, то-есть в конце марта вся Испания находилась в руках мятежников. Война в Испании закончилась 1 апреля 1939 г. поражением республиканских сил. В тот же день правительство Ф. Франко получило официальное признание со стороны США. В Испании установился диктаторский режим, диктатором стал генерал Франциско Франко. 18 мая 1939 г. состоялся парад победителей, в котором приняли участие 120 000 человек, среди них — части итальянского экспедиционного корпуса, представители германского «Легиона Кондор», 500 португальских добровольцев.                                                    К моменту окончания войны Испания находилась в плачевном состоянии. Сотни тысяч людей погибли или были ранены в результате боевых действий и террора, который имел место с обеих сторон. Еще сотни тысяч людей стали беженцами, направившись преимущественно во Францию. После завершения войны десятки тысяч людей, противники нового режима, попали в тюрьмы и  трудовые лагеря, где многие умерли от тяжелой работы и тяжелых условий содержания. И сельскохозяйственное и промышленное производство упало, города были разрушены. Испании, расплатившейся с Советским Союзом за поставки вооружений своим золотым запасом, была уготована участь должника Германии и Италии.

 Что в это время происходит в Европе? Вскоре после завершения войны в Испании в сентябре 1939 года нацистская Германия начинает польскую кампанию. Раздел Польши ведется совместно с Советским Союзом в соответствии с секретным протоколом к пакту Молотова-Риббентропа. В 1940 году Германия оккупирует Данию, Норвегию, Бельгию и Нидерланды. В том же году капитулирует Франция. Германия вступает в войну с Великобританией. Из перечисленных фактов ясно видно, что война набирала обороты и лидер нацистов А. Гитлер не собирается останавливаться на достигнутом. Особенно примечательно то, что Германия последовательно нападала на всех, с кем прежде заключала договоренности о разделе других стран. При участии Великобритании и Польши была разделена Чехословакия. После этого была оккупирована сама Польша и объявлена война Великобритании. Раздел Польши производился с участием Советского Союза — нужно ли удивляться, что сам Советский Союз стал следующей целью нацистов? А что было со стороны  Советского Союза? В 1939-1940 годах — Советско-Финская война. 1940 год — присоединение к Советскому Союзу Прибалтики, Бессарабии и Северной Буковины (до этого часть Румынии). Об участии Советского Союза в разделе Польши уже упоминалось. И хотя Советский Союз не вел таких масштабных поглощений соседних территорий, как Германия, но назвать политику Советского Союза пассивной было никак нельзя. К 1941 году ситуация сложилась так, что на одном континенте существовали два тоталитарных режима и каждый из них заявлял о своей идее как о единственно правильной. Причем идеи эти были не совместимые и абсолютно исключающие одна другую. Генеральной идеей германского нацизма была идея о превосходстве арийской расы над другими. Генеральной идеей коммунизма была идея превосходства советского строя над всеми прочими. Цель нацизма — обеспечение благосостояния своего народа за счет других наций. Цель коммунизма — так называемая «мировая революция». Оба тоталитарных режима двигались каждый к своей цели, насаждая свои идеи на приграничных территориях. Они двигались с разной скоростью, но учитывая территориальную близость — столкновение не могло откладываться надолго. Мир оказался на пороге большой широкомасштабной  и неизбежной войны.

 Пока армия нацистской Германии шла победным маршем по Европе в Испании не очень нуждались. Но, когда почти вся Европа оказалась втянутой в войну, поделившись на два лагеря, казалось вполне естественным, что Испания примкнет к оси Берлин-Рим, ибо именно Италия и Германия обеспечили генералу Ф, Франко и его людям победу в гражданской войне. Но Ф. Франко оказался дальновидным и расчетливым политиком. Он понимал, что начисто разоренной стране не под силу ввязываться в новую военную авантюру, даже несмотря на то, что мощь нацистской Германии, поддерживаемой ее верным союзником фашистской Италией, казалась несокрушимой. Ф. Франко интересовала в первую очередь его страна, которую надо было восстановить. В день окончания войны Ф. Франко демонстративно положил свой генеральский меч на алтарь церкви и при этом обещал и поклялся никогда не брать его в руки, если его стране Испании не будет угрожать опасность. Двадцать третьего октября 1940-го года А. Гитлер и Ф. Франко встретились во Франции друг с другом. Темой дня было обсуждение возможности вступления Испании в войну. Планы А. Гитлера были вполне определенные: от Испании требовалось пропустить германскую армию через свою территорию, чтобы дать той возможность атаковать Гибралтар – британскую крепость, запиравшую вход в Средиземное море. Более того – ожидалось, что и испанская армия примет участие в этой военной операции. Ф. Франко потребовал поставки продовольствия, оружия, дальнейшей передачи под испанский контроль Гибралтара и, кроме того, французской Северной Африки. Это оказалось слишком много и соглашение достигнуто не было. Более эти два лидера никогда друг с другом не встречались.

 С началом Второй Мировой войны Испания объявила о своем нейтралитете. Нельзя сказать, что это легко далось Каудильо. В самой Испании были люди в правящей элите и в армейских кругах, которые  испытывали чувство некоторой  озабоченности: вдруг война закончится молниеносно и Испания не успеет принять в ней участие и вкусить плодов победы? Многие из соратников по партии и армии, с которыми Франко удалось победить республиканцев и прийти к власти, испытывали личную ненависть к Советскому Союзу и его вождю И. В. Сталину. Ну и, конечно, постоянное внешнее давление со стороны нацистской Германии и лично Адольфа Гитлера. Тем не менее Испания не стала вступать ни в какие военно-политические блоки и коалиции. Ф. Франко делал все, чтобы Испания осталась нейтральной, в то же время проявляя лояльность к нацистской Германии.   После нападения Германии на Советский Союз многочисленные иностранные наблюдатели и сами нацисты полагали, что Мадрид с минуты на минуту станет активной воюющей стороной, вступив в войну против Советского Союза. Эта уверенность покоилась как на многократно повторенных заверениях Ф. Франко о незаинтересованности Испании в вооруженном конфликте только между странами  Западной Европы, а Советский Союз там не находится, так и на ненависти франкистского режима к Советскому Союзу, поддержавшего республиканцев. Хотя к тому времени в Берлине уже смогли убедиться в крайней изворотливости испанского лидера, так и не поднявшего пока оружия на стороне Германии, но  война против Советского Союза, изображавшаяся нацистской пропагандой как «крестовый поход» против коммунизма, была именно тем событием, которого дожидались сторонники нацистов и фашистов всей Европы и которое должно было подтолкнуть Ф. Франко к действиям.   Действительно, вскоре из Испании начали поступать обнадеживающие для руководства нацистов известия. Про германски настроенное офицерство подталкивало Ф. Франко к вступлению в войну. Недовольство его политикой невмешательства росло. Необходимо было срочно что-то предпринять, чтобы как-то нейтрализовать растущую военную оппозицию. Но использовать прямое насилие по отношению ко вчерашним единомышленникам и товарищам по фалангистской партии было рискованно, тем более что настроения офицерства всячески поддерживались германской стороной. Надо было, и оставаться приверженцем Германии, подтвердив ей свою лояльность и нейтрализовать оппозицию в своем окружении, все-таки сохранить нейтралитет. И Ф. Франко нашел выход из, казалось бы, безвыходного положения.

 22 июня 1941 года испанский министр иностранных дел Рамон  Серрано Суньер, сославшись на мнение  Ф. Франко, сообщил германскому послу в Мадриде Эберхарду фон   Штореру, что «испанское правительство выражает величайшее удовлетворение в связи с началом борьбы против большевистской России и в равной степени сочувствует Германии, вступающей в новую и трудную войну». Министр в особо теплых словах выразил свою «твердую уверенность в том, что война с Россией закончится для Германии так же счастливо и победоносно, как и предшествующие войны». Но словами, хотя и теплыми, все завершилось, Испания воздержалась от вступления в войну. Взамен министр сообщил немецкому послу Э. фон Штореру. что он и Ф. Франко хотели бы послать на фронт добровольческие части, составленные из фалангистов, «независимо от полного и окончательного вступления Испании в войну … что произойдет в надлежащий момент».Умело подогревая настроение масс лозунгами типа «Россия виновна в испанской Гражданской войне … история и будущее Испании требуют уничтожения России» начали вербовку добровольцев. Но новое требование посла Э. фон Шторера о том, чтобы Испания объявила войну Советскому Союзу Р. Серрано Суньер ловко отклонил.  Министр ответил, что обсудит этот вопрос с Ф. Франко и также сказал послу, что опасается, что в этом случае «Англия и, возможно, Америка откликнутся на такое действие если и не объявлением войны Испании, то, во всяком случае, установлением блокады, в результате чего Испании грозит потеря ее судов, находящихся в настоящее время в пути…». В действительности это была лишь одна из причин, причем далеко не главная, против вступления Испании в войну. Многие гражданские и военные руководители считали, что надо воздержаться, ибо страна не готова вступать в новую войну с экономической и военной точки зрения, кое-кто считал, что надо дождаться более благоприятной обстановки.

 Оттяжка решения об официальном вступлении в войну на стороне Германии не помешала формированию «добровольческого» соединения для войны на Востоке. В итоге испанское правительство, не желая вступить в конфликт официально, объявило о создании добровольческого соединения, которое должно было сражаться рука об руку с германской армией на Востоке Так Ф. Франко удалось решить вышеуказанную трудную задачу, удержав страну от вступления в войну и не рассориться со своими союзниками. Вне всякого сомнения Каудильо был очень осторожный и трезвомыслящий политик. И для ситуации внутри страны он сделал прекрасный ход. Теперь Ф. Франко требовались те, кто будет работать и восстанавливать государство, а не убивать друг друга. И добровольческая  дивизия — это отличный способ избавиться от всяких оголтелых и умалишенных фанатиков и люмпенов, которые еще не поняли, что пришли новые времена. Ну, а если Германия выиграет у СССР, то и Испании перепадет кусок пирога. Испанское добровольческое соединение, известное как «DivisionAzul« — «Голубая дивизия» (поскольку идея создания дивизии принадлежала лидерам Фаланги, ее и стали называть «голубой»: голубые рубашки и красные береты были обязательной формой фалангистов), было сформировано. В составе дивизии — 641 офицер, 2272 унтер-офицера и сержанта, 15 780 солдат. В середине июля 1941 года дивизия отбыла из Испании в Германию для окончательной организации и тренировок и затем далее в Россию, попав на Волховский фронт под Ленинградом.25 июля испанская дивизия получила официальное название: 250-я пехотная дивизия германской армии.

А мы остаемся в формально нейтральной Испании. Конечно на начальном этапе войны нацистской Германии против Советского Союза весьма велика была вероятность победы Германии и Каудильо делал явные реверансы в ее сторону. Например, кроме посылки вышеуказанного добровольческого подразделения (в котором наряду с добровольцами было и немалое количество кадровых военных, особенно среди офицеров), он предлагал испанские порты для германских военных кораблей и подводных лодок. Но формально страна оставалась, несмотря на все выражаемые нацистские симпатии, нейтральной. А с началом войны против Советского Союза в Европе осталось не так уж и много нейтральных стран: Швеция, Швейцария и Испания со своей соседкой Португалией. После прихода нацистов к власти в Германии в 1933 году в стране началось  тотальное преследование евреев, усиливающееся с течением времени. По мере того, как различные страны Европы подпадали под власть нацистов или их правительства симпатизировали нацистам, евреев начинали преследовать и в этих странах. Поначалу нацисты разрешали евреям из Германии и присоединенной к ней Австрии выезд и даже способствовали этому. Появились еврейские беженцы. Между 1933 и 1939 годами более 90 000 германских и австрийских евреев бежали а соседние страны, включая Францию. Первого сентября 1938 года началась Вторая Мировая война и бежать стало заметно тяжелее, но до ноября 1941 года это еще было официально возможно. А дальше началось санкционированное нацистскими властями истребление евреев и для тех, кто хотел выжить, бежать стало просто необходимо. Конечно иногда помогало спастись местное население, но таких случаев было относительно не много и рассчитывать на такую помощь было трудно, это было делом случая.

Вот здесь мы обращаемся к нейтральным странам, ибо бежать можно было лишь туда. Швеция приняла некоторое количество норвежских евреев, которые сумели пересечь охраняемую сухопутную шведско-норвежскую границу. В Швеции спаслись около 7 000 датских евреев, переправленных через пролив Зунд из датского Копенгагена в шведский город Мальме. Из стран континентальной Европы в Швецию попали лишь единицы, кому шведские власти выдали разрешение на въезд в страну. Нелегально попасть в страну практически нельзя: Швеция отделена от Европы морем. Границы  совсем небольшой Швейцарии строго охраняются: швейцарцы всегда опасались наплыва иностранцев в свою богатую страну. Швейцария приютила почти тридцать тысяч беженцев, но почти столько же  получило отказ. И вот остается Испания, в которой все находится в руках генерала Франциско Франко. Казалось бы, что он не должен испытывать к евреям никакого сочувствия, ибо он прекрасно осведомлен, что среди коммунистов, социалистов, анархистов, левых либералов полно евреев, которые поддерживали республиканцев и многие делали это с оружием в руках. Но Каудильо ведет себя совсем не так, как казалось бы должен был вести себя. Он начинает защищать евреев. Как известно евреи делятся на две большие этнические группы: ашкеназим (от ивритского названия Ашкеназ – Германия) и сфарадим (от ивритского названия Сфарад – Испания). Последние считаются прямыми потомками евреев, изгнанных из Испании в конце пятнадцатого века. Испанские дипломаты начинают выдавать документы, удостоверяющие испанское гражданство, евреям-сфарадим, проживающим в разных странах Европы. Это защита от нацистов, ибо те явно не будут трогать граждан дружественного государства, даже евреев. Хосе Руис Сантаела в Берлине,  Бернардо Ролланд де Миота и Пропер де Каллехон в Париже, Хосе де Рохас и Морено в Бухаресте (Румыния), Себастиан де Ромеро Радигалес в Греции и Хулио Паленсия в Болгарии и Македонии выдают спасительные документы от имени испанского правительства.  Не надо забывать, что речь идет о начальном периоде войны, когда успехи германской армии следуют одна за другой и создается впечатление, что она непобедима и правительство Ф. Франко испытывает сильнейшее давление со стороны нацистских властей, которым оно многим обязано и от которых зависит. Некоторое время тому назад стало известно, что под давлением нацистов Ф. Франко дал указание губернаторам провинций страны составить списки евреев, там проживающих. Списки были составлены и даже переданы одному из лидеров нацистов, занимавшемуся «окончательным решением  еврейского вопроса» Генриху Гиммлеру,  в списках числилось около 6 000 имен.  Но этим все и ограничилось. Ни один еврей не был задержан, никаких лагерей на территории Испании никогда не было построено и уж, конечно, ни один человек не выдан Германии. Более того, испанское правительство никак не препятствовало деятельности своих дипломатов, спасавших евреев прямо на глазах у нацистов.

В чем причина такого дружественного отношения в Испании к евреям-сефардам. Частично из-за колониальных войн, которые Испания вела в Северной Африке, в Марокко. Часть этой страны под названием Испанское Морокко была завоевана после нескольких военных компаний. Как известно в 1492 году евреи были изгнаны из Испании, часть из них переселилась в Северную Африку. Во время военных компаний солдаты и офицеры испанского экспедиционного корпуса (кстати и Ф. Франко служил в Марокко) находясь в окружении враждебных им арабских и берберских племен вдруг встретили дружественную им группу населения, говорящую на ладино, несколько архаичном диалекте испанского языка и хранящих теплые воспоминания о своей прежней родной стране – Испании. Кстати Указ о Выселении от 1492 года был в Испании фактически отменен Конституцией  1869 года, гарантировавшей полную религиозную свободу для всех  жителей страны. В 1924 году правительство под началом Мигеля Примо де Риверы объявило, что каждый еврей сефард имеет право на испанское гражданство. Что и было использовано дипломатами для спасения евреев.

Достаточно широко известно имя шведского дипломата Рауля Валленберга, который в 1944 году спас тысячи венгерских евреев от уничтожения в концлагерях. Менее известно, что параллельно с ним той же работой занимался испанский дипломат Анхель Санз Бриз. Причем среди спасенных им не только сефардим, которых в Венгрии совсем не много, но и европейские (ашкеназийские) евреи, которые выдавались за сефардов. Формально ему было разрешено отобрать лишь двести человек. Двести человек он превратил в двести семей и продолжал работу далее, выдавая свидетельства, номер которых не был выше двухсотого. Что еще более интересно, это факт, что ему помогал итальянец Джорджио Перласка. Человек с фашистскими убеждениями, сторонник Бенито Муссолини, участник гражданской войны в Испании в составе итальянских экспедиционных сил, сражавшихся  вместе с мятежниками генерала Ф. Франко, он далее выступил против сближения фашистской Италии и нацистской Германии и против расистских законов 1938 года, навязанных итальянцам их нацистскими союзниками. Следуя историческим фактам надо сказать, что фашистское движение в Италии и дуче (лидер) Бенито Муссолини было поддержано значительной частью небольшой итальянской еврейской общины и несколько евреев были видными деятелями фашистской партии. Небольшое количество евреев прибыли в составе итальянского экспедиционного корпуса воевать с республиканцами. Симпатии к евреям испытывал поначалу и сам Б. Муссолини, перешедший на анти еврейские позиции лишь под давлением нацистов, когда у него уже не было особого выбора. Поскольку он воевал против республиканцев Д. Перласка сумел получить испанское гражданство и работу в испанском посольстве в Венгрии и начал помогать поверенному в делах А. Санс Бризу, занимаясь спасением евреев. Когда посла перевели по службе в Швейцарию, а посольство решено было закрыть по указанию венгерских властей, то Д. Перласка не поехал в безопасную Швейцарию, а на свой страх и риск информировал венгерские власти, что посол убыл временно и он  исполнит его обязанности на этот срок. Действуя под  именем Хорхе он продолжил держать посольство открытым, выдавая  документы еще два месяца и спасая тем самым людей от неминуемого уничтожения. На его счету несколько тысяч спасенных жизней.

Попасть в нейтральную Испанию можно было и через сухопутную границу. У Испании их две: с Португалией и Францией. В Португалии никаких беженцев не было, наоборот туда переправлялись из Испании, чтобы далее проследовать через океан в безопасные страны Америки. А вот во Франции беженцев было полно. В 1940 году во Франции обитало около 350 000 евреев, но лишь чуть менее половины из них обладали французским гражданством, остальные беженцы, значительная часть их из Австрии и Германии. Среди евреев с французскими документами,которых было около 150 000 около 30 000 были не коренные, а натурализованные французы, выходцы из разных европейских стран. Граница между Испанией и Францией проходит по Пиринейским горам. После поражения Франции в войне против Германии в 1940 году нацисты не стали оккупировать всю страну. В ее юго-восточном углу  было создано формально независимое, фактически выполняющее все установки нацистов государство со столицей в известном курортном центре Виши, получившее название Республика Виши. Почти вся граница с Испанией оказалась в пределах этой республики. Остальная часть страны стала оккупированной зоной. В этой оккупированной зоне в сентябре 1940 года была произведена регистрация всего еврейского населения, как французских евреев, так и многочисленных беженцев, формально обладающих иностранным гражданством. Вся собранная информация была передана гестапо (нацистской тайной полиции), которая стала проводить рейды и облавы, задерживая евреев, используя полученные данные. Правительство Виши в октябре 1940 года ввело законы, копирующие нацистские,  вводящие расовую сегрегацию на территории подконтрольной ей и существенно ограничивающие евреев в правах. В оккупированной зоне прямо действовали нацистские  сегрегационные законы. В 1941 году в городке Дранси был открыт транзитный лагерь, в который доставлялись все задержанные во время облав и проверок. Евреи и другие нежелательные лица отправлялись отсюда в Освенцим и подобные места. Наиболее крупная и получившая широкую известность облава имела место в июле 1942 года, когда французская полиция арестовала более 13 000 евреев, собрала их на Зимнем Велодроме в Париже и далее отправила в Освенцим.  В августе 1942 года семь тысяч человек было задержано полицией правительства Виши, которая во всю сотрудничала с нацистами и выполняла их указания. Они были помещены в транзитный лагерь Камп де Миль и оттуда 2500 человек попали в Дранси и далее в Освенцим. В январе 1943 года большая облава имела место в Марселе, были проверены документы у 40 000 человек и около 2 000 человек прямиком погружены на поезда и отправлены в лагеря истребления. Всего за годы войны около 76 000 евреев были в разные времена депортированы и погибли, среди них около 25 000 человек, имевших французское гражданство. К ним надо добавить 12 – 15 000 человек погибших в лагерях на территории Франции, где не шло прямого уничтожения людей, но смертность была высока из-за тяжелых условий содержания, всего погибло около 90 000 человек.

Цифра эта могла быть еще выше, если бы не тот факт, что французско-испанская граница  оставалась открытой все годы войны со стороны Испании. Указывалось, что полиция правительства Виши активно сотрудничала с нацистскими властями, все же жизнь здесь была чуть легче чем в оккупированной зоне. Но в ноябре 1942 года войска анти нацистской коалиции высадились и начали наступление в Северной Африке. В ответ нацисты заняли всю территорию,  находившуюся под контролем правительства Виши, и эта территория также стала практически как оккупированная зона. Из вышесказанного очевидно, что любой еврей на территории Франции практически подвергался смертельной опасности, единственным путем, дающим некую гарантию безопасности стало бегство в нейтральную Испанию. Бегство было возможно лишь через Пиринейские горы, которые образуют естественную границу между Францией и Испанией. Протяженность этой границы чуть менее пятисот километров. Геологически Пиринеи это старый горный массив, не столь высокий как, скажем, Альпы, но тем не менее высшие точки находятся на высоте 3 300 – 3 400 метров над уровнем моря. Имеется более тридцати перевалов, редкие из них на высоте ниже 1500 метров, многие выше и заметно чем 2 000 метров. Тем не менее путь через эти перевалы на своих ногах вынуждены были проделывать не только мужчины, но и женщины, а зачастую и малые дети. И все это в условиях, когда надо было избегать полицейских патрулей. С беженцами (это были не только евреи, но и люди, не желавшие жить под нацистской оккупацией, и военные, попавшие в плен нацистам и бежавшие из плена) шли местные проводники. Проводниками бстановились самые разные люди: кто-то хотел просто заработать деньги, кто-то считал, что это его вклад в борьбу с нацистами, кто-то просто был любителем приключений. Были там и республиканцы, бежавшие из Испании и зарабатывавшие деньги, чтобы далее возобновить вооруженную борьбу. Были там не только проводники, но и проводницы, иногда это было  более безопасно, ибо женщины привлекали к себе меньшее внимание. Но все они делали одно дело: переводили беженцев, среди которых очень заметное место занимали евреи, в нейтральную Испанию. Занятие опасное и для переводимых и для переводивших, бывали и жертвы, пойманных проводников и мужчин и женщин отправляли в концлагеря. Но уж, если люди попадали в Испанию, то далее никакая опасность им не грозила и власти разрешали им беспрепятственно добраться до Португалии, где действовали организации, помогавшие беженцам плыть в безопасные страны. По капле, по капле, но набралось по не официальным данным около 40 000 евреев, возможно и заметно больше, кому переход из Франции в Испанию практически спас жизнь. Конечно, начиная с 1943 года, когда стало очевидным, что нацисты войну не выиграют, то Ф. Франко перестал с ними заигрывать и занял твердо нейтральную позицию, но он не причинял евреям вреда и в то время, когда казалось, что нацисты побеждают. Кстати, испанские солдаты воевали против Советского Союза, но они никогда и нигде не были замешаны в военные действия против западных держав. Сохраняя лойяльность своим друзьям Ф. Франко очень аккуратно и взвешенно определял своих врагов. Евреев в числе таковых он явно не числил, несмотря на многочисленных евреев добровольцев в Интернациональных Бригадах во времена Гражданской войны в стране.

Теперь осталось лишь задать один политически крайне не корректный вопрос: а что было бы, если бы в Гражданской войне в Испании победили республиканцы? Испанских дипломатов не было бы ни в Венгрии, ни в Греции, ни в Румынии,  ни в других странах. Скорее всего франко-испанская граница, будучи границей с недружественным нацистам государством, была бы закрыта гораздо плотнее и переход через нее был бы заметно труднее, если вообще возможен.  Иными словами, количества спасшихся во время войны евреев оказалось бы куда меньше. Еще сотня-другая тысяч евреев погибла бы от рук нацистов. Так зачем надо было многочисленным евреям отправляться и воевать с мятежниками генерала Франциско Франко? Хотя тогда, во второй половине тридцатых годов участие в Интернациональных Бригадах было почти святым делом и в первую очередь для евреев, рвавшихся в бой с нацизмом, своим врагом. А на практике вышло чуть иначе. Вопреки законам логики. И все благодаря непредсказуемому поведению государственного деятеля по имени Франциско Паулино Эрменегилдо Теодуло Франко Бахамондес, который вошел в историю как Франциско Франко. А почему он вел себя так? Но это уже отдельная и не менее интересная история, впрочем базирующаяся не на фактах, а на догадках.

Вениамин Чернухин                                                                                                   Июнь 2014

Комментарии 1

  • Дорогой Вениамин. Ты, или вы отличный мужик, писатель, исследователь….. Я прям в восторге от написанного, сижу и читаю без остановки открывая новый мир. И про танго, песни на идиш. И про Франко….
    Очевидно, что мир и люди в нём не черно-белый, а разноцветный, в полосочку. квадратиками….Именно благодаря таким одаренным людям как ты этот мир становится полноценнее. насыщеннее. Спасибо. Пиши пиши пиши

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + один =