Еврейский футбол под властью нацистов.

К моменту прихода к власти нацистов в Германии в самом начале второй трети двадцатого века футбол уже стал неотъемлимой частью жизни жителей европейских стран, массовым видом спорта с большими стадионами, заполненными зрителями, многочисленными командами и постоянно растущим числом соревнований. Евреи никак не остались в стороне от этого увлечения, полностью разделяя его с теми народами, среди которых они жили.
Целый ряд именитых европейских клубов числят в числе своих основателей евреев, вложивших в это дело немалые средства, силы и энергию. В этих клубах, как правило, играли и футболисты-евреи, некоторые на уровне ведущих игроков, и немалое число евреев сидело на трибунах во время игр. «Тотенхем Хотспер» в Лондоне, «Аякс» в Амстердаме, «Аустрия» в Вене, МТК в Будапеште, «Краковия» в Кракове. Кстати, эти команды продолжают называть и по сей день еврейскими, хотя в Кракове, например, сегодня уже нет евреев, да и Вене их очень немного. Но с трибун стадионов иногда можно услышать выкрики и скандирования и даже увидеть плакаты весьма недружелюбные, с намёками на еврейское прошлое этих команд. О том насколько хороши были еврейские игроки говорит тот факт, что в национальной сборной Венгрии на Олимпийских Играх 1924 года в Париже в команде играли Иожеф Анчел (Айзенхоффер), Бела Гардош (Гутман), Дьюла Манди(Мандель), Арпад Вайс, Иожеф Барна (Браун), Габор Обечеи ( Обитц) и Ференц Хиреш (Хирцер). И двое играло за команду Польши: Людвиг Гинтель и Леон Шперлинг. И за команду Румынии играл Руди Ветцель.

К сожалению, дискриминация по национальному признаку сопровождала европейский футбол с его первых дней существования. Например, в уставе популярной польской команды «Висла» Краков, а в этом городе до войны жила масса евреев, был пункт, по которому членами этого спортивного клуба могли быть лишь католики. В ответ евреи поддерживали клубы с более либеральной политикой (например, в Кракове команду «Краковия») или создавали свои собственные спортивно-футбольные клубы (в случае Кракова команда «Ютрженка», которая добралась и до высшей футбольной лиги страны, правда, не смогла там удержаться и команда «Маккаби»). «Ютрженка» был не единственный сильный еврейский клуб в польском футболе, во Львове базировалась команда «Хасмонеа», представлявшая самый большой и самый престижный еврейский спортивный клуб в Польше. Эта команда тоже сумела добраться до высшей польской лиги и выступала там два сезона. В обоих этих еврейских командах были игроки, входившие в состав национальной сборной Польши.
В городе Черновцы, где евреи составляли существенный компонент городского населения, было целых две сильных еврейских команды: «Хакоах» и «Маккаби», каждая из которых в разные годы сумела выступить в высшей лиге чемпионата Румынии. Наличие двух команд вместо одной объединенной и потому более сильной объясняется политическими расхождениями: команда «Маккаби» выступала от сионистских организаций города, а команда «Хакоах» поддерживалась Бундом (сторонником национально культурной автономии без эмиграции в Палестину). Кстати, в Кракове было то же самое явление. Хотя команда «Маккаби» (сионистская) была послабее чем «Ютрженка»(бундовская), тем не менее встречи на футбольном поле этих двух еврейских команд вызывали необычный интерес болельщиков.
Масса еврейских спортивных клубов, носивших разные названия: «Маккаби», «Бар-Кохба», «Хакоах, «Хагибор» существовала и в разных городах Польши, Венгрии, Австрии, Румынии и особенно много было их в Германии. Но гордостью еврейского европейского спорта был клуб «Хакоах» в столице Австрии Вене. Его футбольная коианда была одной их лучших в стране. А Австрия после Первой Мировой Войны была одной из ведущих футбольных держав на Европейском континенте. Основали клуб в 1909 году два последователя доктрины Макса Нордау об «иудаизме с мускулами»: зубной врач Игнац Херман Кёрнер и Фриц Лонер-Бида, знаменитый в Вене драматург, либреттист и поэт, сотрудничавший долгие годы с таким известным композитором как Франц Легар. В те времена, к тому же, многие спортивные клубы отказывались делать евреев своими членами. Основатели назвали свой клуб «Хакоах», то-есть сила в переводе с иврита. Количество его членов превысило три тысячи, он был один из крупнейших спортивных клубов в мире. Кроме футбола имел сильную команду пловцов. Культивировал и другие виды спорта. И, главное, был ведущим местом социальной активности и контактов для еврейских жителей Вены и Австрии.
В футбольной команде клуба, кроме местных уроженцев, играло и немалое количество еврейских игроков из соседней Венгрии, где правительство Миклоша Хорти ввело так называемые «numerus clauses», то-есть хорошо знакомые процентные нормы, прижимая евреев, где можно. Хоть и в Вене большого дружелюбия не чувствовалось, но было всё же чуть полегче. Сезон 1921-1922 года команда завершила на втором месте в австрийской футбольной лиге, а сезон 1924-1925 годов на первом месте, став чемпионом страны. Команда сыграла бессчётное количество товарищеских матчей и предприняла целый ряд ближних и дальних зарубежных гастролей. Была она весьма популярной. Многие игроки клуба выступали за национальные сборные команды Австрии и Венгрии.

К сожалению, нацисты слишком хорошо понимали роль спортивных организаций в социальной жизни еврейских общин разных стран и их объединяющую силу. Любая тоталитарная власть боится неконтролируемых ею объединений и стремится их не допустить. Нацистам нужен был спорт как орудие усиления контроля над жителями страны и её «арианизации» и, разумеется, подготовки немецкой молодёжи к предстоящей войне. Евреи не были арийцами и в армию их не брали, они были лишними и не нужными. В соответствии с этим немедленно после прихода нацистов к власти в Германии в начале 1933 года начинаются самые жёсткие гонения. Уже в апреле того же года Немецкий Футбольный Союз аннулирует членство всех еврейских игроков (а их количество исчислялось тысячами) в своих клубах. Еврейские клубы и еврейские спортсмены отстраняются от участия в любых соревнованиях с участием арийских спортсменов. В Баварии уже в 1933 евреям вообще не разрешается участие в любых соревнованиях. В городе Кёльн клуб «Бар-Кохба» закрывается из-за того, что он связан с социал-демократическим спортивным клубом, который закрыт властями по политическим мотивам. В остальных частях страны еврейские клубы ещё действуют, но их члены могут соревноваться лишь между собой. Клубы лишаются финансовых дотаций, их членов не пускают на стадионы и в спортивные залы и тренироваться приходится там, где удастся. Но и такой режим длится недолго. В 1938 году все клубы закрываются без исключения и евреям вообще запрещается заниматься спортом.
В марте 1938 года имеет место «аншлюсс» — присоединение к Германии Австрии. Уже в апреле все команды такого знаменитого клуба как «Хакоах» Вена снимаются со всех тех соревнований, в которых они участвовуют, их результаты аннулируются, клуб закрывается и имущество передаётся некой австрийской пронацистской организации. То же происходит и с другими еврейскими спортивными клубами в Австрии. Нечего и говорить, что никаких еврейских клубов не остаётся после оккупации нацистами Польши и других стран Европы. Так завершила своё существование еврейская клубная спортивная жизнь в Европе.

Не менее интенсивны и индивидуальные преследования, в частности еврейских тренеров. Многие игроки завершая активную карьеру обращаются к тренерской работе в своём виде спорта и евреи с их хорошими мозгами весьма преупевали на этом поприще. Весьма показательна судьба известного тренера Ено Конрада. Он уроженец Венгрии, где был одним из лучших игроков ведущего футбольного клуба страны МТК Будапешт, выступал за национальную сборную Венгрии, затем переехал в Австрию и успешно играл там. Завершив карьеру игрока стал тренером, переехал в Германию, завоевал репутацию одного из лучших в стране. Пришёл 1933 год и Е. Конрад был немедленно снят со своего поста и уволен. Он переезжает в Италию и успешно работает там. Приходит !938 год, правительство Муссолини вводит в стране в действие скопированные с нацистских расовые законы и Е. Конрад с семьёй немедленно изгоняется из Италии. Следующая остановка во Франции, где его приглашает на работу хромающий в чемпионате страны клуб «Лилль». Опытный тренер быстро приводит команду в порядок, но во Франции того времени стремительно нарастают антиеврейские настроения, во многом из-за потока евреев, которые бегут из Германии, Австрии и т.д. Е. Конрада опять увольняют.
Надо отдать должное Е. Конраду, он оказался человеком достаточно проницательным и правильно понял нарастающую опасность. В 1940 году, хоть и с трудом, но он сумел получить туристские визы для себя и своей семьи в нейтральную Португалию. Пускать их не хотели и только вмешательство любителей футбола, знавших Е. Конрада как отменного специалиста (а Португалия – страна, где увлечение футболом на уровне религии), заставило власти сделать это. Три месяца спустя Е. Конрад со своим семейством покинул Португалию на борту небольшого коммерческого судна «Сан-Мигель», плывшего в Соединенные Штаты с грузом пробкового дерева. Две недели весьма опасного путешествия и, тщательно избегая встреч с немецкими подлодками, судно добралось до цели.
Сумел спастись и родной брат Е. Конрада – Кальман Конрад. Он был очень сильным игроком в 20-х годах прошлого века. В 1999 году журнал «Мировой футбол» внёс его имя в список в число 100 лучших в футболе во все времена. Играл тоже за клуб МТК Будапешт, сборную Венгрии (12 игр и два забитых мяча, правый крайний нападающий), затем переехал в Австрию и играл там. Став тренером завоевал отменную репутацию, работая с такими первоклассными клубами как «Байерн» Мюнхен, «ФК Цюрих» и «Славия» Прага, некоторое время тренировал национальную сборную Румынии. Вынужденный оставить Германию перебрался в Чехословакию, где тренировал местный клуб «ФК Брно». Чувствуя приближающуюся опасность он сумел получить приглашение в Швецию от провинциальной команды «Ёребру СК» и в 1939 году перебрался в эту страну, где уже жил всю оставшуюся жизнь.

Но далеко не у всех судьба оказалась столь успешной, как у братьев Конрад. И Арпад Вайс начал спортивную карьеру игрока в Венгрии, где сыграл и семь игр за сборную страны, затем год играл за команду «Маккаби» Брно (ещё один сильный еврейский клуб, где также играло немало уроженцев Венгрии), а потом перебрался в Италию, где выступал сначала за «Алессандрию», а далее за один из лучших клубов страны «Интернационале» Милан. Не атлетического сложения, но очень быстрый правый крайний нападающий. За сборную Венгрии играл на Олимпийских играх 1924 года.
Затем стал тренером. Причём, если игроком он был хорошим, то тренером оказался выдающимся. Он тренирует итальянские команды высшей лиги «Интернационале» (тогда команда называлась «Амброзиана»), «Бари», «Новара» и «Болонья». В сезоне 1929-1930 годов «Интернационале» под его началом становится чемпионом Италии. В сезоне 1935-1936 годов это звание достаётся «Болонье», тренирует которую Арпад. В следующем сезоне 1936-1937 годов «Болонья» повторяет свой успех. В 1928 и в 1932 годах «Интернационале» совершает успешные турне по Южной Америке, а в 1937 году «Болонья» завоевывает Кубок победителя турнира лучших европейских команд на Всемирной Выставке в Париже. В финале побеждён знаменитый британский клуб «Челси» 4-1. Не один молодой итальянский игрок обязан успешному началу своей футбольной карьеры тренеру Арпаду Вайсу. Именно он обратил внимание на никому не известного 17-летнего Джузеппе Меацца и тот стал звездой сборной Италии, а итальянцы в 1934 и 1938 годах были чемпионами мира по футболу.
Но вот приходит 1938 год и Арпада Вайса постигает, несмотря на всю его известность и заслуги, та же судьба, что и Е. Конрада. Забрав свою супругу Илону и детей Роберта и Клару Арпад Вайс переезжает тоже во Францию. Но оказывается менее дальновидным чем его соотечественник и коллега. Не обращая внимание на нависающую опасность он направляется в Голландию, принимая предложение тренировать команду небольшого города Дордрехт. Команда не сильная, но в руках такого специалиста она быстро достигает уровня лучших в стране, занимая пятое место в чемпионате. Затем – война 1940 года и Голландия молниеносно оккупирована нацистской Германией. В сентябре 1941 года А. Вайс отстраняется от тренерской работы, в августе 1942 года вся семья арестовывается и доставляется в пересыльный лагерь Вестерброк, а в октябре того же года отправляется в Освенцим.

В том же концлагере Освенцим завершил свою жизнь и знаменитый футболист Джулиус Хирш. Он жил в Германии. В стране была масса еврейских игроков в футбол, двое из них достигли уровня игроков национальной сборной. Это Готфрид Фукс и Джулиус Хирш. Оба они играли за команду «Карлсруэр ФК», которая с их помощью удостоилась звания чемпионов страны в 1910 году, и оба были в ней ведущими игроками, но дальнейшая судьба их сложилась совершенно по разному. Г. Фукс, который шесть раз защищал цвета сборной Германии, участвовал в её составе на Олимпийских Играх 1912 года и забил 14 мячей, был человеком прагматичным. Правильно оценив обстановку в стране после прихода к власти нацистов он сумел в 30-е годы бежать в Канаду, где и дожил до глубокой старости.
Джулиус Хирш был германским патриотом большим чем сами немцы. Он воевал все четыре года Первой Мировой войны в германской армии и за свою храбрость был удостоен Железного Креста. Семь раз он играл за сборную Германии и тоже участвовал в её составе на Олимпийских Играх 1912 года. Перестав играть стал тренером в своём родном клубе, но в 1933 был немедленно изгнан. Тем не менее «верный солдат Кайзера» полагал, что за его заслуги ему не грозит ничего страшного. Переехал во Францию, в Эльзас, где несколько лет работал счетоводом и тренировал команды местных клубов, далее в соответствии со своими убеждениями вернулся в родную страну. Но Немецкий Футбольный Союз, который полностью сотрудничал с нацистскими властями, и не думал его защищать. От футбола его отстраняют, посылают работать рабочим на мусорную свалку, заставляют развестись со своей нееврейской женой и в конце концов он оказывается в Освенциме. Болельщик, помнящий его на футбольном поле и работающий водителем, предлагает нелегально вывезти его за пределы Германии и спасти, но он отказывается не веря, что в его родной стране его могут убить просто так. Комментарии излишни и даже дата его смерти неизвестна, в документе формально записан последний день войны.

Ещё один еврейский футболист, погибший в Освенциме, это – Эдди
Хэмел
. Первый еврейский футболист в рядах знаменитого голландского футбольного клуба «Аякс» из Амстердама. Родился он в Нью-Йорке, но в молодые годы перебрался в Голландию. В 20-х годах он был одним из лучших футболистов «Аякса», играя правым крайним нападающим. 125 раз он выходил на поле в форме своей команды за период с 1922 и по 1930 годы и забил восемь мячей. Завершив активную карьеру игрока не вернулся в Соединенные Штаты, но остался в Нидерландах. Стал тренером и продолжал выступления на зеленом поле, играя за команду ветеранов «Аякса». Арестован нацистами и погиб в апреле 1943 года.

Не менее чем венгерскому, немецкому или австрийскому футболу евреи дали и польскому. Как самостоятельное государство Польша возродилась лишь после Первой Мировой войны и последовавшего затем нападения Красной Армии, которой удалось дойти почти до Варшавы, но поляки сумели отстоять свою страну. Тут же начал развиваться национальный футбол и была сформирована сборная страны. 14-го мая 1922 года она дебютировала на международной арене матчем против сборной Венгрии и проиграла 0 – 3, а через две недели тем же составом играла в Стокгольме против сборной Швеции победив 2 – 1. И кто же забил первый гол в истории польской сборной? Иозеф Клотц, рослый (185 см.), атлетически сложенный игрок еврейской «Ютрженки» из Кракова. Всю свою спортивную карьеру Иозеф провёл в этом клубе и в «Маккаби» Варшава. В Варшаве он и погиб в 1941 году.
Другой еврейской футбольной знаменитостью из Кракова был Леон Шперлинг, маленький (164 см.), но с великолепной техникой быстрый левый крайний нападающий. Играл за «Краковию», выходил на поле в её составе 381 раз, трижды становился с командой чемпионом страны и до сего дня почитается как один из лучших игроков в истории клуба. Разумеется, выступал и за сборную Польши. С 1922 и по 1930 годы провёл в её составе 16 игр, забил два гола, был участником Олимпийских Игр в Париже в 1924 году. Закончил также коммерческую школу и, завершив выступления на поле, переехал во Львов, где работал служащим в банке и тренером. Попал во Львовское гетто и между 15 и 20 декабря 1941 года застрелен на улице пьяным эсесовцем.
А Зигмунт Штойерман родился в небольшом городке Самбор, неподалёку от Львова, но поначалу играл всё в том же Кракове. Но затем вернулся в родные края, во Львов и долгие годы был лидером местного клуба «Хасмонеа». С его помощью «Хасмонеа» стала ведущим еврейским футбольным клубом в стране и два года (в 1927 и 1928 годах) была участником розыгрыша звания чемпиона Польши в высшей лиге. Девять лет, с 1923 по 1932 годы Зигмунт провёл во Львове, а затем переехал в Варшаву и стал выступать за известный клуб «Легия». Два раза играл за национальную сборную Польши и в этих двух играх провёл четыре мяча в ворота соперников. Когда началась война с Германией, вернулся в Самбор, который в составе Западной Украины отошёл к Советскому Союзу. Когда Германия напала на Советский Союз не покинул родные места, был арестован нацистами, заключен во Львовское гетто, где и погиб в самом начале 1942 года. Большинство игроков клуба «Хасмонеа» не смогло или не захотело или не сумело уйти с отступающей Красной Армией и погибло во Львове.
Пострадал и Иозеф Люстгартен, известный футболист, судья и администратор, имел также степень доктора юриспруденции. Родом из Кракова. Один из организаторов клуба «Краковия», первый руководитель национальной сборной команды Польши в 1922 году. После начала войны с Германией бежал на территорию Западной Украины, а после того как туда вошла Красная Армия был незамедлительно арестован НКВД как буржуазный элемент и послан в лагеря, где провёл около 17 лет, но выжил, в середине 50-х годов был освобождён и вернулся в Краков, где был сделан пожизненным почётным президентом клуба «Краковия».

Не все, однако, успешно перенесли тяготы этих трудных лет. Альфред Шаффер был знаменит и как футболист и как тренер. Его серьёзная футбольная карьера началась в возрасте 17 лет в 1910 году. Это был очень результативный нападающий и любая команда была рада видеть его в своих рядах. За пятнадцать лет своей футбольной карьеры А. Шаффер выступил за 21 клуб в разных странах, это своеобразный рекорд. В 1915 году он приходит в знаменитый клуб МТК в его родной Венгрии и скоро с его непосредственной помощью три раза подряд этот клуб завоевывает звание чемпионов Венгрии (191б/17, 1917/18 и 1918/19 сезоны). Два последних из этих трёх сезонов он – наиболее результативный игрок во всей Европе. 154 игры и 89 забитых мячей за время его пребывания в МТК. В сезоне 1920/21 годов он завоевывает ещё одно чемпионское звание, но в Германии, выступая за команду «ФК Нюрнберг», а в сезоне 1923/24 годов играет за австрийскую команду «Любители» (будущая «Аустрия» Вена) и становится чемпионом Австрии. На его счету 15 выступлений за сборную Венгрии и 17 забитых мячей. Затем, став тренером, работал с ведущими европейскими командами, такими как «ФК Нюрнберг», «Рома» и венгерский «Ференцварош». В 1938 году привлекается тренировать национальную сборную Венгрии, которая участвует в чемпионате мира во Франции. Результат – великолепный, второе место при проигрыше в финале действующим чемпионам команде Италии 2 – 4. Тем не менее в конце войны оказывается в концлагере Дахау, откуда его освобождают союзные войска в начале 1945 года. Собирается там же в Германии, где его хорошо знают, вернуться к тренерской деятельности и начинает работать в Мюнхене, но в конце лета в вагоне одного из поездов на юге Баварии находят тело умершего человека. В суматохе тех дней его долго не могут опознать, пока, наконец, один из бывших игроков не узнаёт в нем своего тренера Альфреда  Шаффера.
Во время войны правительство Венгрии организовало так называемые «трудовые лагеря» и «трудовые отряды», куда сгонялись все те, от кого власти хотели избавиться, разумеется, евреи в первую очередь. Участники этих отрядов использовались на самых опасных работах, например, строительство оборонительных сооружений и разминирование минных полей, причём все работы проводились без средств защиты и вероятность гибели была велика. Именно в таком отряде погиб многолетний игрок команды МТК Будапешт и член венгерской национальной сборной (шесть игр) Хенрик Надлер, причём ни место, ни время его гибели так и не стали известными.
Похожая судьба и у Иожефа Брауна, которого многие специалисты считают лучшим еврейским игроком, когда-либо появившимся на венгерской земле, да и одним из лучших венгерских игроков довоенного периода. Мог уцелеть, ибо завершив весьма успешную карьеру в Венгрии из-за травмы Иожеф отправился в Соединенные Штаты. Где сумел вернуться на футбольное поле и достаточно успешно отыграть несколько лет, пока из-за новой травмы не покинул футбольное поле окончательно. Но вместо того, чтобы остаться в спокойной Америке, где он уже прижился, вернулся в Европу. Венгерскую часть своей футбольной карьеры провёл клубе МТК (Будапешт) и за девять лет вместе с клубом несколько раз становился чемпионом страны и два раза обладателем Кубка. Восемь лет был игроком сборной Венгрии, в её составе играл на Олимпийских играх 1924 года. Причём дебютировал в сборной в восемнадцатилетнем возрасте, 27 игр и 11 забитых мячей. Высокий, хорошо сложенный игрок, отличался высокой скоростью, прекрасно контролировал мяч и его передачи мяча отличались точностью. После возвращения из Америки работал банковским служащим, потом начал тренировать словацкую команду «Слован» Братислава. В 1938 году, когда Словакию захлестнула волна антиеврейских настроений под влиянием нацистской пропаганды, Иожеф Браун был вынужден покинуть город на Дунае. Вернулся в Венгрию, через какое-то время попал в «трудовой отряд» и в 1943 году погиб где-то на Украине, под Харьковом.
Весьма нелепо погиб Иожеф Айзенхоффер, игрок знаменитого еврейского клуба «Хакоах» Вена, который отыграл восемь матчей за сборную Венгрии (семь голов), в том числе был участником олимпийской команды 1924 года, играл также в Соединенных Штатах и во Франции за команду «Олимпик» Марсель, дважды в её составе завоевав Кубок Франции, и которую потом несколько лет тренировал. Войну провёл в Будапеште, сумев избежать отсылку в концлагерь и мобилизацию в «трудовой отряд». Но в 1944 году, когда война уже приближалась к концу, был ранен при авиационном налёте на Будапешт и поскольку на евреев, живших в городе, со всех сторон были наложены ограничения, не сумел получить квалифицированную медицинскую помощь и в следующем году скончался от последствия своего ранения.

Разумеется, этими игроками не ограничивается список жертв нацизма, он достаточно объемный и многие имена затерялись в длинной веренице лет, выше я упомянул лишь наиболее известные. Погибли два хороших немецких игрока: Джулиус Гут из берлинской команды «Теннис-Боруссия» и Джулиус Бауманн, игравший за «Штуттгартер Кикерс». Следы первого прослеживаются до коцлагеря в районе Каунаса (Ковно) в Литве, а второй погиб в концлагере Маутхаузен в 1942 году. В концлагеря были отправлены австрийские игроки «Хакоаха» Макс Шейер
и Эли Шенфельд. Погиб целый ряд венгерских игроков самого высокого уровня, игравших за сборную страны. Ференц Вайс, играл за клубы «Ференцварош» и МТК, 17 игр за сборную и три гола, один из ведущих венгерских игроков до Первой Мировой войны, фармацевт по профессии. Шандор Броди, тоже игрок «Ференцвароша», 17 игр за сборную и один гол, опора защитных линий сборной. Антал Ваго, игрок команды МТК, с 1908 и по 1917 год – непременный участник сборной Венгрии, участник Олимпийских Игр 1912 года в Стокгольме, великолепный полузащитник с безупречным контролем мяча, точными пасами и редким умением быть в нужное время в нужной точке поля. И это, к сожалению, совсем не конец этого печального списка.

Вениамин Чернухин                                                                                                Январь 2011

Вот так отнесся нацистский режим к людям, занятым стопроцентно мирным делом -игрой в футбол.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

одиннадцать + три =