Евреи в политической жизни Великобритании.

Первым надо упомянуть сэра Эдуарда Бремптона (1440-1508). Родился он в Португалии в еврейской семье под именем Дуарте Брандао. Ему еще не было двадцати лет от роду, когда он перебрался в Англию. Здесь он сумел попасть в число приближенных английского короля, хотя для этого он был вынужден сменить вероисповедание. При этом его крестным отцом был не больше и не меньше как сам король Эдуард Четвертый, в честь которого и он получил имя Эдуард. Эдуард Бремптон был любителем приключений, участвовал в нескольких сражениях, командовал кораблем и был правителем острова Джерси. За свои заслуги он получил  в 1484 году от короля Ричарда Третьего рыцарское звание  и приставку к имени сэр. В августе 1485 года  король Ричард Третий погиб в битве и сэр Эдуард Бремптон лишился королевского покровительства и был вынужден оставить Англию.

Следующим из тех, кто  оставил свой след в истории Великобритании надо назвать  Гидона Сэмпсона (1744 — 1824). Родился он в состоятельной лондонской семье, его отец еврей был банкиром, приближенным к королевскому двору. Мать  была не еврейка и он  в довольно юном возрасте был крещен и присоединился к англиканской церкви. Молодой Сэмпсон занялся политикой, попал в Парламент и был его членом с 1770 и по 1802 годы от разных избирательных округов. В 1789 году он получил звание барон Ярдли и титул ирландского лорда.

Практически в те же годы прошла карьера Манассе Массе Лопеса (1755-1831). Он происходил из семьи португальских евреев, оставивших страну в конце пятнадцатого века и обосновавшихся на острове Ямайка. Семья была весьма состоятельная. Приобретя собственность в Англии она перебралась туда. М. Лопес решил заняться политикой, но в те годы евреям запрещалось быть избранными в Парламент. М. Лопес стал христианином в 1802 году и в том же году был избран в Парламент и переизбран в 1807 и в 1812 годах. В 1805 году он получает звание баронета и приставку сэр. М. Лопес оказался  в 1819 году в центре коррупционного скандала, связанного с подкупом избирателей. Его сделали мишенью этого скандала во многом из-за его еврейского происхождения. Штраф и тюремное наказание не охладили его пыла и в 1820 году он вернулся в Парламент.Завершилась его парламентская карьера еще одним скандалом в 1829 году, когда он уступил свое место в Парламенте Роберту Пилю, министру внутренних дел, чтобы тот смог провести закон о равноправии католиков.

Из тех, кто уже родился в девятнадцатом веке для начала назовем семейство  Рикардо. Первым вошедшим в историю членом этого семейства, стал Давид Рикардо (1772-1823). Более чем политический деятель он известен как ученый экономист. Вместе с Томасом Мальтусом, Адамом Смитом и Джеймсом Миллем он заложил основы современной экономической науки. Хотя родился Д. Рикардо в Лондоне, но его семья также португальского происхождения. Из Португалии она бежала в Нидерланды и оттуда перебралась в Англию. В 21 год Давид влюбился в Присциллу Анну Вилкинсон и, чтобы жениться на ней, был вынужден перейти в христианство. Из-за чего, кстати, семья прервала все контакты с ним. Тем не менее на его могильной плите на церковном кладбище написано «Еврей, родившийся в Нидерландах, он был одним из первых сторонников свободной торговли и известным радикальным мыслителем своих дней.»

В 1818 году Давид Рикардо, ставший к тому времени состоятельным человеком, решил заняться политикой. Он стал членом  Парламента и удерживал это место до своей смерти. Членами Парламента стали и двое его сыновей Осман Рикардо (1795-1881), заседал в Парламентк с 1847 и по 1865 годы, и Давид Рикардо-младший (1803-1864), заседал в Парламенте в 1832 и 1833 годах. Попутно заметим, что Давид Рикардо-старший последовательно выступал против рабства в британских колониях. При том, что его сестра Ханна была замужем за плантатором с Ямайки, владевшим заметным количеством рабов.

Внесла свой вклад в политическую жизнь Великобритании и самая знаменитая еврейская семья Европы — семья Ротшильд. Родоначальником семейной династии считается Мейер Амшель Ротшильд, проживший всю свою жизнь в Германии. Но его пять сыновей разъехались по всей Европе, чтобы приумножать богатства отца. Четвертый сын Натан Мейер (1777-1836) оказался в Англии и положил начало английской ветви семьи. Родился он еще во Франкфурте (Германия), но в возрасте 21 года поселился в английском Манчестере, основал там торговый и финансовый бизнес и далее перебрался в Лондон. У Натана Мейера родилось четверо сыновей и три дочери и часть из них приняла активное участие в политической жизни страны. Первым на политическую арену вступил старший сын Лайонел Натан.

Лайонел Натан Ротшильд был впервые избран в Парламент Великобритании в 1847 году. В качестве одного из представителей Лондона. В это время все еще действовало правило, по которому евреи не могли занимать места членов Парламента, ибо  для вступления в должность должно было приносить  присягу верности держа руку на христианском Новом Завете. Чтобы решить эту проблему премьер-министр лорд Джон Рассел хотел провести специальный закон, разрешавший евреям для принятия присяги использовать еврейский Старый Завет. В 1848 году закон этот был утвержден Палатой Общин, нижней палатой парламента, но отвергнут Палатой Лордов, верхней палатой в 1849 году. В свете этого Лайонел отказался от своего места в Парламенте , но принял участие в повторных выборах и снова одержал победу.

На сей раз в 1850 году его привели к присяге, но он отказался давать его на  Новом Завете и потребовал для этой церемонии Ветхий Завет. В 1851 году закон, разрешающий евреям использовать для принесения присяги Ветхий Завет был снова провален Палатой Лордов. В 1852 году Л. Ротшильд снова побеждает на выборах, но история повторяется и в следующем 1853 году лорды в очередной раз проваливают законопроект. Лишь в 1958 году Палата Лордов, наконец, сломалась и приняла закон, по которому каждая палата Парламента могла принимать решение о процедуре принесения присяги самостоятельно. В июле 1858 года Лайонел Ротшильд, наконец, принес присягу, причем с покрытой головой как того требует еврейский ритуал и стал первым еврейским членом Парламента Великобритании.

Он снова выиграл выборы в 1859 году и повторно в 1865 году, проиграл их в 1868 году, вернулся в Парламент в 1869 году и снова проиграл выборы в 1874 году.И еще один любопытный момент, связанный с Лайонелем Натаном Ротшильдом. Вильям Эварт Гладстоун, долголетний премьер-министр Великобритании предложил королеве Виктории присвоить ему звание, делающее его лордом. Королева возразила, сказав что присвоение еврею подобного звания повысит антагонизм в обществе, да и вообще незачем присваивать подобное звание человеку, делающему свое состояние на спекуляциях, а не на честной торговле. Правда, надо учесть плохие личные отношения между Викторией и ее премьер-министром, что, возможно, также повлияло на решение королевы. Тем не менее все же этого звания удостоился от королевы Виктории в 1885 году  старший сын Лайонела Натан Мейер Ротшильд, который таким образом стал первым еврейским членом Палаты Лордов.

Занимаясь парламентской деятельностью Лайонел Ротшильд продолжал быть одним из ведущих финансистов страны. Так, в частности, он помог правительству Великобритании мобилизовать денежные средства, нужные для ведения Крымской войны против России, для ликвидации последствий голода в Ирландии, для приобретения британским правительством акций Суэцкого Канала.

Парламентарием стал также самый младший сын Натана Мейера Ротшильда Мейер Аншель Ротшильд (1818 — 1874), названный так в память о своем дедушке, родоначальнике семейной династии. Он был избран членом Парламента в 1859 году. Вообще то Мейер Аншель, получивший образование в Германии (Лейпциг и Гейдельберг) и Англии (Кембридж), занимался по семейной традиции банковским делом, но на этом поприще особо не блистал. Больше он увлекался конными скачками и его лошади побеждали на многих важных соревнованиях.

Побывал в британском Парламенте и еще один член семьи Ротшильд Джеймс «Джимми» Арманд Эдмонд Ротшильд (1878 — 1957), но он — представитель французской ветви этой семьи. Образование получил во Франции и в Великобритании (Кембридж). Во время Первой Мировой войны служил в армии, сначала во французской, затем в британской, а завершил войну в звании майора в Палестине в составе Еврейского Легиона. В 1920 году стал натурализованным британским гражданином, в 1929 году был избран в Парламент, где находился до 1945 года, когда он потерпел поражение на выборах. По примеру своего отца Эдмонда Бенджамина Джеймса Ротшильда (1845 — 1934) активно поддерживал сионистское движение, щедро жертвуя деньги на различные проекты. В частности Джеймс Ротшильд пожертвовал шесть миллионов израильских лир на строительство нового здания Кнессета в Иерусалиме.

Другая семья, члены которой оказались  активными участниками политической жизни в Англии, была банкирская семья Голдсмит. В 1763 году Арон Голдсмит, занимавшийся торговлей, перебрался из Нидерландов в Англию. Его сыновья развили финансовый бизнес уже на новом месте. Первым в семье, кто стал на путь политика оказался  Фридерик Давид Голдсмит (1812 — 1866), внук Ашера, одного из сыновей Арона Голдсмита. Он стал членом Парламента в 1865 году и оставался там до своей смерти. Заметно больший вклад в парламентскую жизнь Англии внес Джулиан — сын Фридерика (1838 — 1896). По образованию он был адвокатом, в 1866 году он стал членом Парламента, сменив в своем избирательном округе скончавшегося отца. Победы на парламентских выборах чередовались у него с поражениями, но все же в общей сложности он пробыл в Парламенте более пятнадцати лет. В 1878 году от своего дяди Френсиса Джулиан унаследовал титул баронета. Пребывание в Парламенте не мешало ему активно заниматься бизнесом.

Приняла участие в политической жизни в Великобритании и еще одна семья, носившая то же фамильное имя — Голдсмит. Впрочем по английски написание их фамилий чуть отличается: Goldsmid — в первом случае и Goldsmith — во втором. В 1895 году германский мультимиллионер — банкир  Адольф Бенедикт Хайюм Голдшмидт перебрался на постоянное место жительства из германского Франкфурта в английский Лондон, где вторую часть его фамилии стали произносить на английский манер (перевод всех этих фамильных имен — золотых дел мастер). В 1878 году, когда семья еще обитала в Германии, появился на свет  сын Адольфа Франк. Рос, впрочем, Франк уже в Англии, где он стал Френсисом, и получил юридическое образование. Начал свою политическую карьеру с местных муниципальных органов власти. В 1910 году его избирают в Парламент, членом которого он остается формально до 1918 года. Дальнейшей политической его карьере помешала антигерманская истерия, царившая в стране в годы Первой Мировой войны и сразу после ее завершения. Хотя в годы войны он воевал в составе британской армии. После войны Френсис Голдсмит  оставляет политику и становится бизнесменом. Он переезжает во Францию и создает большую компанию «Савой Отель», занимающуюся первоклассными отелями. В частности, он один из инициаторов строительства фешенебельного отеля «Кинг Давид» в Иерусалиме. Известен он также и участием в деятельности еврейских благотворительных организаций. Супруга его была француженкой и, хотя среди его потомков тоже есть политические деятели (например, его внук Зак Голдсмит), но едва ли можно считать их евреями.

Заметную роль в политической жизни Великобритании второй половины девятнадцатого века сыграл Фаррер Хершель (1837 — 1899), но он еврей лишь по отцу, да и тот конвертировался в христианство и в качестве нообращенного христианина склонял к такому же шагу и других евреев. Родом Хаим Хершель был из прусской части Польши. Фаррер получил юридическое образование. В 1874 году он был избран в Парламент, где он обратил на себя внимание благодаря своему красноречию. В 1880 году премьер-министр Вильям Гладстоун назначил его Главным Прокурором. Этот пост он занимал с 1880 и по 1885 годы, в 1886 году он становится Лордом-Канцлером. Пробыл в этой должности всего лишь полгода, но занимал этот пост вторично с 1893 и по 1895 годы. Кроме того, Фаррел Хершель занимал многочисленные посты в различных общественных организациях и комиссиях.

Cаул Айзек (1823 — 1903) занимался бизнесом, вместе со своим старшим братом Сэмюэлем он отвечал за армейские поставки. В частности они были поставщиками армии Конфедерации Штатов во время Гражданской войны в Соединенных Штатах. В 1874 году он был избран в британский Парламент по списку консервативной партии, став первым парламентарием-евреем от этой партии. На выборах 1880 года он потерпел поражение и не был избран. То же случилось и на выборах 1885 года.

Вне всякого сомнения наиболее выдающейся  фигурой среди парламентариев Великобритании в девятнадцатом веке, имевших отношение к евреям, стал Бенджамин Дизраэли (1804 -1881). Родился он в Лондоне в чисто еврейской семье, ведущей свое происхождение из Италии. В Англию из итальянской Венеции перебрался его дедушка Бенджамин Д’Исраэли в 1748 году. Дедушка Бенджамин был религиозный человек и регулярный посетитель синагоги. Но его сын Исаак, отец Бенджамина — младшего относился к религии много более безразлично и, кроме того, ссорился с синагогальным руководством. Пока был жив Бенджамин-старший он не предпринимал никаких действий, но после смерти Бенджамина-старшего в 1816 году его быстро убедили, что для него и его детей будет много более комфортабельно жить в Великобритании будучи христианами. Летом 1817 года семья оставила иудаизм и перешла в лоно англиканской церкви.

В 1921 году юный Бенджамин начинает трудиться в качестве клерка в адвокатской конторе. В это время он меняет свое семейное имя с Д’Исраэли на Дисраэли. Проработав в этой конторе около двух лет он покидает ее и пробует себя в литературе и увлекается игрой на бирже. Биржевые манипуляции не оказываются удачными и Бенджамин Дизраэли переключается полностью на литературу. В 1826-27 годах публикуется его первый роман в четырех томах «Вивиан Грей», имеющий определенный успех, но и попавший под огонь критики, ибо некоторые персонажи романа имели достаточно легко узнаваемых реальных прототипов, которым это не понравилось. Тем не менее писательская карьера продолжается, в 1829-30 годах он работает над романом «Молодой герцог», затем следует путешествие по южной Европе и по его следам еще два романа.

С 1932 года начинается увлечение политикой. Политические взгляды его к тому времени еще четко не установились. Первые попытки попасть в Парламент кончаются неудачей  на выборах 1832 года. Также неудачна попытка в 1835 году. Но появляется опыт политической борьбы. Он знакомится с лордом Линдхерстом, бывшим Лорд-Канцлером, становится его секретарем и в качестве партийной принадлежности под его влиянием окончательно перемещается в лагерь Консервативной партии (партия «Тори»). Впервые как консерватор он участвует в апреле 1835 года в перевыборах в избирательном округе Таунтон, где оказывается вовлеченным в бурную полемику с одним из своих соперников Дениэлом О’Коннелом, причем в ней Д. О’Коннел не забывает упомянуть об еврейском происхождении Дизраэли. Эта дискуссия нашла свое отражение на страницах  ведущей британской газеты «Таймс», что заметно содействовало росту популярности Б. Дизраэли. Да и выборы стали для него явным успехом: хоть он и не победил, но заметно увеличил количество голосов, которые когда-либо собирали консерваторы в этом округе.

Свой писательский талант он с помощью Линдхерста также ставит на службу своей партии и пишет несколько пропагандистских памфлетов. Некоторые из них публикуются в газете «Таймс» и постепенно Б. Дизраэли становится вхож в партийные верхи. В июне 1937 года умирает король Вильям Четвертый, на престол восходит его племянница Виктория, Парламент распускается и на новых парламентских выборах Б. Дизраэли уже поддержан партийным аппаратом. В итоге в июле этого года Б. Дизраэли становится членом парламента. Он еще не оставил своего писательского труда, продолжая выпускать романы, в основном для заработка. Женитьба на состоятельной вдове Мери Энн Льюис решила его финансовые проблемы. Он снова побеждает на выборах в 1841 году и начинает подумывать о кресле министра, а пока завоевывая себе репутацию специалиста по иностранным делам и международной торговле.

 

 

Back-bencher[edit]

[41]

Although a Tory (or Conservative, as some in the party now called themselves)[n 12] Disraeli was sympathetic to some of the aims of Chartism, and argued for an alliance between the landed aristocracy and the working class against the increasing power of the merchants and new industrialists in the middle class.[87] After Disraeli won widespread acclaim in March 1842 for worsting the formidable Lord Palmerston in debate, he was taken up by a small group of idealistic new Tory MPs, with whom he formed the Young England group. They held that the landed interests should use their power to protect the poor from exploitation by middle-class businessmen.[88]

For many years in his parliamentary career Disraeli hoped to forge a paternalistic Tory-Radical alliance, but he was unsuccessful. Before the Reform Act 1867, the working class did not possess the vote and therefore had little political power. Although Disraeli forged a personal friendship with John Bright, a Lancashire manufacturer and leading Radical, Disraeli was unable to persuade Bright to sacrifice his distinct position for parliamentary advancement. When Disraeli attempted to secure a Tory-Radical cabinet in 1852, Bright refused.[89][n 13]

Four men

Clockwise from top left: Bright, Peel, Bentinck and Stanley

Disraeli gradually became a sharp critic of Peel’s government, often deliberately taking positions contrary to those of his nominal chief. The best known of these stances were over the Maynooth grant in 1845 and the repeal of the Corn Laws in 1846. But the young MP had attacked his leader as early as 1843 on Ireland and then on foreign policy interventions. In a letter of February 1844, he slighted the Prime Minister for failing to send him a Policy Circular. He laid into the Whigs as freebooters, swindlers and conmen but Peel’s own Free Trade policies were directly in the firing line.[90]

The President of the Board of Trade, William Gladstone, resigned from the cabinet over the Maynooth grant.[91] The Corn Laws imposed a tariff on imported wheat, protecting British farmers from foreign competition, but making the cost of bread artificially high. Peel hoped that the repeal of the Corn Laws and the resultant influx of cheaper wheat into Britain would relieve the condition of the poor, and in particular the suffering caused by successive failure of potato crops in Ireland—the Great Famine.[92][n 14]

The first months of 1846 were dominated by a battle in Parliament between the free traders and the protectionists over the repeal of the Corn Laws, with the latter rallying around Disraeli and Lord George Bentinck. An alliance of free-trade Conservatives (the «Peelites«), Radicals, and Whigs carried repeal,[94] and the Conservative Party split: the Peelites moved towards the Whigs, while a «new» Conservative Party formed around the protectionists, led by Disraeli, Bentinck, and Lord Stanley (later Lord Derby).[95]

The split in the Tory party over the repeal of the Corn Laws had profound implications for Disraeli’s political career: almost every Tory politician with experience of office followed Peel, leaving the rump bereft of leadership. In Blake’s words, «[Disraeli] found himself almost the only figure on his side capable of putting up the oratorical display essential for a parliamentary leader.»[96] Looking on from the House of Lords, the Duke of Argyll wrote that Disraeli «was like a subaltern in a great battle where every superior officer was killed or wounded.»[97] If the Tory Party could muster the electoral support necessary to form a government, then Disraeli now seemed to be guaranteed high office. However, he would take office with a group of men who possessed little or no official experience, who had rarely felt moved to speak in the House of Commons, and who, as a group, remained hostile to Disraeli on a personal level.[98] In the event the matter was not put to the test, as the Tory split soon had the party out of office, not regaining power until 1852.[99] The Conservatives would not again have a majority in the House of Commons until 1874.[100]

 

 

 

 

 

 

:

.

 

 

 

 

 

.

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + 2 =