Актуальные заметки

Июль 2013

Похоже, что настырный и энергичный государственный секретарь Соединенных Штатов Джон Керри добился своего и переговоры о заключении мирного договора между государством Израиль и Палестинской автономией стартуют. Более того,  Д. Керри и весьма оптимистичен полагая, что на них удастся преодолеть многочисленные глубокие (правильнее в некоторых случаях сказать фундаментальные) разногласия между сторонами. Однако, скептиков куда больше. Причем споры начались ещё до начала самих переговоров. Палестинцы настаивают на немедленном освобождении заключенных из израильских тюрем (по крайней мере тех, кто попал туда до заключения соглашений Осло, то-есть отсидел не менее 20 лет), это их требование с теми или иными оговорками выполнимо. Следующее требование – прекращение строительства в поселениях на Западном Берегу на время переговоров, тоже как-то удовлетворяется. Официально о таком прекращении сообщено не будет (иначе сурового правительственного кризиса и новых выборов почти не миновать), но практически оно будет выполняться или почти выполняться. Но вот следующее требование о том, что за базу для переговоров будут приняты так называемые границы 1967 года (то-есть чисто случайные границы военного перемирия) в Израиле реально лишь для небольшой  части еврейского населения страны (сторонников малых партий крайне левой ориентации как-то Мерец, Хатнуа  Ципи  Ливни, да левого крыла партии Авода). Чтобы сделать это предложение более гибким добавлено: с возможным небольшим территориальным обменом. Внешне, быть может, это звучит и солидно, на самом деле это пустые слова. Территория Израиля очень не велика, к тому же заселена только половина его, вся южная часть страны почти пуста, плотность населения одна из самых высоких в мире. Что интересно можно передать палестинцам практически? Это почему-то не обсуждается. И напрасно, ибо передавать палестинцам нечего, разве что выселить евреев и передать эту территорию в обмен за территории поселений. Бывший премьер-министр Эхуд Ольмерт, отчаянно пытавшийся спасти свою  подточенную бесчисленными криминальными скандалами карьеру  и шедший на немыслимые и нелогичные уступки стремясь в последнюю минуту  подписать соглашение с палестинцами, составил новую карту Израиля. Трудно подобрать дипломатично звучащий эпитет для этого «творения». В соответствии с ним граница страны удлиняется чуть ли не в три раза, защищать её практически не возможно. Палестинцам Э. Ольмерт нарезал с десяток кусочков здесь и там, крайне сомнительно, что палестинцы примут такой дар. Но главное Э. Ольмерт решил передать им сельскохозяйственные земли киббуцов и мошавов, окружающих полосу Газы. То-есть, если раньше террористы должны были стрелять с расстояния нескольких километров, то по плану Э. Ольмерта это расстояние уменьшится до пары сот метров. Нереальность этой формулы очевидна любому здравомыслящему человеку, а карта Э. Ольмерта заслуженно осталась лишь на бумаге.  

Кроме этого, любой план территориального обмена приведет к тому, что ряд отдаленных поселений не войдёт  в новые границы Израиля, поселенцы едва ли согласятся жить под властью палестинцев и Израиль окажется буквально запружен массами бездомных и безработных людей, бывших поселенцев. Пример эвакуации поселений полосы Газы, где значительная часть бывших поселенцев не устроена до сих пор, тому доказательство. Единственный план, который как-то может быть реализован это план обмена территориями и населением, предложенный А. Либерманом, но этот план встречает ожесточенное сопротивление израильских арабов, подпертое левыми евреями, которые им всегда подпевают. Во-первых, у израильских арабов нет никакого желания менять сытную израильскую жизнь, несмотря на непрекращающийся плач о дискриминации, на существование в полунищей автономии, во-вторых, это подорвет все планы сделать Израиль арабско-еврейской страной, то ли требуя автономии внутри Израиля, то ли надеясь на более высокую рождаемость, то ли требуя впустить беженцев и т.д. Таким образом, мне совершенно не понятно как можно придти к соглашению о границах и принцип границы 1967 года практически видится не реализуемым  и невыполнимым. Вопрос о границах должны, вроде бы, обсуждать в первую очередь, а впереди ещё два таких крайне трудно разрешимых вопроса как вопрос о палестинских беженцах (где подавляющее большинство израильтян против каких-либо беженцев, а территория автономии ни географически, ни экономически не способна принять их сколько-нибудь заметное число) и вопрос об Иерусалиме (который подавляющее большинство израильтян отказывается делить).  Не говоря о том, что существует достаточно обоснованное мнение, что и палестинцам не так уж необходимо собственное государство, как они это представляют. На крошечной территории, перенаселенное, лишенное природных ресурсов, без инфраструктуры и без промышленности, с гипертрофированным количеством государственных служащих, которых куда больше чем промышленников и фермеров, это государство обречено на полунищенское существование. Сегодня деньги на существование дают мировые спонсоры, ибо автономия формально борется  против оккупации, завтра, если оккупация прекратится, дадут куда меньше, да и это придется выпрашивать. Вот те факторы, которые с моей точки зрения делают оптимизм Д. Керри несколько преувеличенным.

Безотносительно к израильско-палестинскому конфликту в регионе в последний период времени имеет место множество судьбоносных событий, объединяемых общим названием «арабская весна». Оставим пока в стороне Марокко, Тунис, Ливию, Йемен, Ирак, там хоть совсем не спокойно, но у этих стран нет границ с Израилем. Посмотрим на соседей. В Сирии идёт ожесточенная и неприкрытая гражданская война с очень сложными и часто трудно понятными линиями раздела: этническими, религиозными, идеологическими. Судя по всему война эта затяжная, близкого завершения на горизонте не видно, тем не менее граница Израиля и Сирии на Голанских высотах за исключением случайных инцидентов остается спокойной. В Египте после двух переворотов внутреннее напряжение велико: основной причиной для всех страстей является тяжелое, близкое к катастрофическому экономическое положение страны, которое никак не улучшается, да и путей к кардинальному улучшению не видно. Ибо туризм – основной источник дохода страны в плачевном состоянии из-за непрекращающихся волнений. Количество туристов из-за неспокойной обстановки  заметно упало, а ведь в туристической отрасли только прямо занято около 12% рабочей силы страны и сколько ещё кормится около. Масла в огонь подливают и периодически обостряющиеся трения между мусульманским большинством и христианским меньшинством в стране. Многократные взрывы газопровода в Синае и, как следствие  беспрерывные перебои с подачей газа в Израиль и Иорданию – тоже денежные убытки. В итоге Израиль отказался от египетского газа и, возможно, Иордания последует этому примеру. В итоге темпы экономического роста, которые в 2010 году составили 7%, в нынешнем году будут очень далеки от этой цифры.  Население страны растёт очень быстро, чего никак нельзя сказать об экономике. Страна велика по площади (1 010 000 квадратных километров), но обитаемая территория это долина реки Нил (лишь около 40 000 квадратных километров), где в страшной скученности обитает более 80 миллионов людей.  Над головой правителей Египта висит возможность водного кризиса. Единственным источником воды в стране является река Нил, верховья которой находятся в странах Центральной Африки. Сегодня в соответствии с соглашением столетней давности, инициированным Великобританией, львиную долю воды реки получают Египет и Судан. Африканские страны всё настойчивее требуют изменить эту ситуацию. Более того, по самым последним данным Эфиопия уже начала строить гигантскую плотину, которая после завершения лишит Египет изрядной части вод Нила. Что тогда будет со всем Египтом, где река Нил – единственный источник воды в стране, а все сельское хозяйство основано на поливном земледелии?

Таким образом, видимо, Египет  будет занят своими внутренними проблемами и едва ли сможет сыграть какую-либо важную роль в израильско-палестинском конфликте, вернее в его разрешении в обозримом будущем. Посмотрим на третьего соседа — Иорданию,  внешне сегодня это одна из наиболее стабильных стран арабского мира, в ней не происходило в последнее время столь серьёзных событий, как, например, в соседних Сирии или Ираке, и название этой страны не столь часто появляется в газетных заголовках. Но она заслуживает особого внимания, ибо по мнению ряда специалистов именно эта страна может оказаться ключевой в решении палестинской проблемы. Формально сегодня Иордания – самостоятельное государство, не имеющее прямого отношения к палестино-израильскому конфликту. В 1988 году Иордания полностью отказалась от каких-либо претензий на территории Иудеи, Самарии и Восточного Иерусалима, в 1994 году был подписан мирный договор с Израилем.  Есть, однако, точка зрения, что Иордания продолжает играть важную роль и совсем не стоит в стороне от конфликта, но такое мнение пока считается политически некорректным и те, кто принадлежит к основным течениям израильской политики, его не озвучивают, хотя, быть может, некоторые и считают правильным. А среди тех немногих, кто не обращает внимания на политическую корректность и говорит то, что думает, можно назвать в Израиле бывшего члена Кнессета от оппозиционной партии Национальное Единство (на последних выборах был членом новой партии Оцма ЛеИсраэль, не попавшей в Кнессет) Арье Эльдада  и за пределами Израиля лидера Партии Свободы в Нидерландах Герта Вилдерса (Geert Wilders), которые напрямую заявляли, что настоящее государство палестинцев это – Иордания и именно в рамках этого государства должны быть удовлетворены их национальные стремления.  Чтобы понять насколько обоснованы подобные заявления, сделаем небольшой экскурс в историю.  Район, включавший современные Израиль, Палестинскую Автономию и Иорданию, входил до Первой Мировой войны в состав турецкой Оттоманской Империи. После войны Империя эта исчезла и от возникшей тогда Лиги Наций Великобритания получила мандат на управление этими землями. Британцы в 1921 году самопроизвольно отделили территорию, находившуюся за рекой Иордан, от остальной части страны и организовали там самостоятельное государство, получившее название Эмират Трансиордания (предлог «транс» означает «через, за»). Не исключено, что это было сделано, чтобы оградить эту часть страны от еврейских поселений. В сентябре 1922 года Лига Наций признала государство Трансиордания, временно находящееся под британским мандатом. Это была пустынная и слабозаселенная бедуинскими племенами территория, в ней не было никаких признаков централизованной власти и стать эмирами были приглашены представители Хашимитской семьи, проживавшей в Саудовской Аравии. Эмир Абдалла сумел сохранить и упрочить власть лишь благодаря британским войскам, подавивших несколько восстаний против нового правителя.

В мае 1946 года страна получила полную независимость и стала членом Организации Объединенных Наций, назвавшись Хашимитским Королевством Трансиордания (Иордания с 1950 года). Эмир Абдалла стал король Абдалла Первый. По итогам Войны за Независимость Израиля в 1948 году в состав Иордании, пославшей свои войска воевать против только что созданного еврейского государства, вошли территории Иудеи и Самарии и восточная часть Иерусалима. Король Абдалла Первый был убит на ступенях мечети Аль-Акса в Иерусалиме в 1951 году. Его сменил его сын король Талал, который, однако, в следующем 1952 году был отстранен от власти из-за душевной болезни. Преемником престола оказался его сын Хуссейн, правивший с 1953 и по 1999 годы. Очень прагматичный лидер Хуссейн многое сделал для своей страны, став символом её единства и стабильности и модернизировав и демократизировав страну (легализовал политические партии, провёл парламентские выборы).   Нынешний король Абдалла Второй – сын Хуссейна. Он несомненно человек, ориентированный на страны Запада, ибо провёл молодые годы в Великобритании, где учился, и знает Западную цивилизацию  реально. Иордания приняла участие в Шестидневной войне 1967 года на стороне арабских стран и в итоге этой войны потеряла Иудею, Самарию и Восточный Иерусалим, в войне 1973 года был сохранен нейтралитет. Иордания – арабская страна (не арабское население составляет лишь несколько процентов и включает черкесов, чеченцев, армян, турок и цыган), но её арабское население состоит из нескольких групп. Одна из них – потомки тех бедуинских племен, что обитали на территории страны, когда британцы отделили её от остальной части Палестины. Вторая группа – беженцы, переместившиеся в страну  после двух арабо-израильских войн в 1948 году и в 1967 году. Многие из них попала в так называемые лагеря беженцев и часть до сих пор обитает там. Большая часть успешно интегрировалась в стране. Палестинцы получили иорданское гражданство. И, наконец, третья группа – это беженцы из Ирака, который граничит с Иорданией и где крайне нестабильная обстановка сохраняется до сего дня. По состоянию на сегодняшний день в Иордании обитает 6.3 миллионов человек. Численность иракских беженцев оценивают в 700 000 – 1 000 000 человек. Численность палестинцев по данным Агенства по делам беженцев ООН равна 2 000 000, из которых 350 000 продолжают обитать в лагерях для палестинских беженцев, находящихся под эгидой этого Агенства и разбросанных по всей стране. По другим данным число палестинцев в Иордании доходит до трёх миллионов.  Будучи страной арабской Иордания является страной мусульманской, мусульмане сунниты составляют более 90% населения страны, количество шиитов не велико.

Каковы потенциальные причины возможной нестабильности в Иордании? Неоднородность населения, хотя палестинцы, живущие в стране, проявляют лойяльность королю, но они не забывают кто они. Как и во всех арабских странах в стране имеются религиозно-политические мусульманские организации, многие довольно радикального толка, самая известная из которых «Мусульманские братья», периодически конфликтующая с властями и бойкотировавшая выборы. Ситуация усугубляется тем, что Иордания – страна, население которой живёт преимущественно в городах. Под сельскохозяйственными угодьями занято лишь около 5% территории страны, основным ограничением в расширении этой площади является недостаток воды. В итоге лишь 3% иорданцев заняты в сельском хозяйстве, многие в поисках заработка устремляются в города, где живёт 80% населения страны, в одной столице  Аммане обитает 1 100 000 человек. Городское население всегда политически более активно и всегда гораздо резче выражает своё недовольство. Основная причина недовольства в Иордании – плохое экономическое положение. Надо отдать должное королю: он правитель достаточно просвещённый и уделяет большое внимание экономическому развитию, в частности он приватизировал многие государственные предприятия, вызвав увеличение инвестиций в экономику страны. В стране почти нет полезных ископаемых, тем не менее по величине Валового Национального Продукта на душу населения (5 400 американских долларов в 2010 году) она обошла всех своих соседей, разумеется, кроме Израиля, которому она уступает по этому показателю почти в шесть раз. У населения страны достаточно высокое качество жизни. На вполне приемлимом уровне здравоохранение, уровень преступности весьма низок. По жизненному уровню Иорданию сравнивают с такими странами как Турция или Аргентина. Тем не менее бурный рост населения делает ситуацию не стабильной. Более трети жителей страны – молодые люди в возрасте до 15 лет, которые завтра-послезавтра пополнят рынок труда. По официальным данным безработица в стране равна 12.5%, по неофициальным данным она близка к 30%. Среди молодёжи и по официальным данным безработица около 27%.  Не способствует стабильности в стране и структура занятости населения, лишь 20% трудится на немногочисленным предприятиях главным образом лёгкой и химической промышленности, а 77% занято в сфере обслуживания, среди них масса владельцев мелких мастерских, ремесленников, лавочников, а это всегда была среда благоприятная для проявления недовольства.

Поэтому, хотя Абдалла является символом страны и получает должный почёт от населения, он едва ли чувствует себя комфортабельно, понимая, что если арабские волнения докатятся и до его страны, то ему придётся расстаться с троном. При этом по понятным причинам особую опасность он видит со стороны палестинцев. В 1970 году они уже угрожали и достаточно серьёзно монархии  и их руководство пришлось выдворить из страны. Отсюда многочисленные заявления короля, делающие ударение на два момента: Иордания – не палестинское государство, у палестинцев должна быть своя страна и почти истерические призывы к переговорам между Израилем и Палестинской Автономией с угрозами, что если их не будет, то всему району угрожает катастрофа. Предпринимаются и практические меры. Как только начались волнения в соседней Сирии, то вдоль иорданско-сирийской границы появились воинские заслоны. В итоге в Иордании поначалу не было никаких беженцев из Сирии, хотя для беженцев из Ирака не создавалось особых препятствий. Причина – на поверхности: в Сирии обитает изрядное количество палестинских беженцев, никак не интегрированных в жизнь страны, которые легко могут переместиться в Иорданию, чтобы воссоединиться со своими собратьями, живущими там, причём более комфортабельно. А это последнее, что было нужно Абдалле Второму. Беженцы хлынули в Турцию, но не к своим арабским братьям в Иорданию.  С начала 2011 года в городах страны состоялся ряд умеренных демонстраций и шествий с требованиями борьбы с коррупцией, повышения уровня жизни и большей демократизации в стране.  Экономическую ситуацию  ухудшил мировой экономический кризис. Абдалла действовал в западном стиле, тут же попытавшись погасить очаг недовольства не разгоном демонстраций, но созданием двух комиссий для разработки рекомендаций по модификации политической системы в стране и внесении поправок в конституцию. Был сменен также глава правительства страны, причём это было сделано менее чем через год после того, как предыдущее правительство начало функционировать. Вполне очевидно, что главной целью этого шага было сбить нарастающее недовольство населения. Любопытно, что был сменен и глава службы безопасности королевства, причём новый её глава пришёл из армейской разведки. То-есть реформы – реформами, но меры безопасности должны быть усилены.

Удастся ли королю Абдалле Второму удержать страну в привычной колее или нет, не знает никто. Задача не из лёгких, особенно, если начнётся новый мировой экономический спад. Несмотря на все усилия экономика страны не сводит концы с концами, дефицит бюджета остаётся высоким и равен 5-6% от валового национального продукта страны, то-есть страна сильно зависит от иностранных субсидий, которые всегда могут уменьшиться и тогда придётся затягивать пояса, а чем это чревато объяснять не надо. В Израиле недовольство кончилось палатками протеста на Шдерот Ротшильд и демонстрациями, а вот в Египте войска стреляли по протестующим и Президент Х. Мубарак потерял власть. Иордания всё же заметно ближе по своей ментальности к Египту, чем к Израилю… Ситуация в Иордании в очень значительной степени зависит и от того как сложится ситуация в соседней с ней Сирии. Там с середины марта 2011 года  и до сего дня идет самая настоящая война. В итоге этого противостояния уже погибло много десятков тысяч человек. Западный мир занял пока позицию невмешательства,  ограничив своё участие в конфликте лишь экономическими санкциями, протестами против насилия и призывами к мирному решению конфликта, помощь оружием весьма ограниченная.  В то время как похожий конфликт в Ливии вызвал активное участие в нём европейских стран, поддержанных Соединенными Штатами. Без их участия гражданская война в Ливии приняла бы весьма затяжной характер, что и имеет сейчас место в Сирии. Формально поводом для невмешательства являются усилия Лиги Арабских Стран, которая пытается посредничать в конфликте в Сирии,  в Ливии она это не делала. В качестве реальной причины указывают нефть, которой богата Ливия и которой совсем немного в Сирии. А Европа не может позволить себе отсутствие ливийской нефти на долгий срок. Это, возможно, правильно, но это не всё. Большинству читателей Сирия представляется как арабская мусульманская страна, где население исповедует мусульманство суннитского толка. На самом деле Сирия – страна довольно разнородная с массой меньшинств религиозных и этнических. При этом многие меньшинства проживают не рассеянно по стране, а компактно в определённых районах. А это всегда чревато опасностью раскола страны при ослаблении центральной власти.  Такой раскол вызовет сдвиги  во всём районе.

Итак, кто же обитает в Сирии? Всё население страны составляет около 23 миллионов человек. 90% населения из них – мусульмане, но 10% — христиане (христиане-арабы, армяне и ассирийцы, число которых заметно возросло за счёт беженцев из Ирака). Однако, христиане не живут компактно и нигде не составляют большинство населения. Среди мусульман 74% исповедуют религию суннитского толка, 13% — шиитского толка и 3% — друзы. Однако, сирийские сунниты – далеко не все арабы, среди них значительное число курдов (чуть менее 10% от населения страны), есть также черкесы и турки. Друзы живут компактно на юге страны в районе, называемом Джебель Эль Друз (Друзские горы). В годы французского мандата это была автономная область страны. Но даже, если друзы провозгласят независимость или автономию, это ничем никому не угрожает, их соплеменники во всех странах полагают, что надо ладить с правителями той страны, в которой они живут. Иное дело курды, которых около двух миллионов и которые компактно живут в бедном, страдающем от нехватки воды северо-восточном углу страны, имеют свою культуру и свой язык. Курдский народ, насчитывающий более 40 миллионов человек – самый большой на нашей планете из тех, кто не имеет своего государства и их интересы в отличие от палестинцев никто не берётся защищать. Территория Курдистана поделена между четырьмя странами: Ираном, Ираком, Турцией и Сирией, почти половина всех курдов живёт в Турции.  Правители Турции  категорически против любой формы автономии курдов, считая их земли неотъемлимой частью страны. Иная ситуация в Ираке, где курдам удалось добиться значительной автономии. Радикальные курдские организации ведут вооруженную борьбу с турецкими властями, базируясь в Иракском Курдистане. Если курды и в Сирии приобретут независимость или автономию и дадут приют радикальным антитурецким силам, то ситуация в курдском районе Турции заметно осложнится. Но не только курды являются беспокоящим фактором. В стране есть беженцы из Ирака (1 300 000 человек), но для них даже неспокойная Сирия кажется удобным для проживания местом, а также так называемые «палестинские беженцы», которых насчитывается около 550 000 человек. Подавляющее большинство из них родилось и выросло в Сирии, никакой Палестины в глаза не видело, но сирийские правители всё время продолжали держать их в лагерях для беженцев и не давать сирийского гражданства и связанных с ним прав. В итоге большинство обитателей этих лагерей получает помощь от Агенства по делам беженцев ООН и на это пособие и существует. Вот эта масса может легко стать возмущающим фактором и, если она доберётся до Иордании, ситуация там может заметно измениться.

Как будут развиваться события в Сирии предсказать не может никто. Можно лишь указать, что главной причиной волнений в этой стране тоже стало  плохое экономическое положение населения, а оно лишь ухудшается. Вот уже два года как нормальная жизнь страны нарушена, исчезли туристы, всё больше падает добыча нефти из небогатых месторождений на территории страны, разладились отношения с Турцией, которые из дружественных стали почти открыто враждебными, да и людские потери должны начать сказываться. Турция, кстати, во многом была повинна в плохой экономической ситуации в Сирии. Национальной рекой сирийцев является Ефрат, пересекающий всю страну  и в долине которого живёт заметная часть населения страны. Эта река всегда являлась основным водным источником для сирийцев. Но верховья этой реки в Турции, туркам тоже нужна вода и они построили ряд дамб, эту воду удерживающих. В итоге сирийские крестьяне оказались без воды, что вызвало их массовое разорение и привело в упадок сельское хозяйство. А сельское хозяйство и нефть были  два существенных источника доходов страны. Затяжная война в Сирии в конце концов сломала и иорданцев. В марте 2012 года Иордания была вынуждена начать строительство большого лагеря для сирийских беженцев на своей территории. В конце июля того же года этот лагерь, получивший название Заатари, был открыт и быстро наполнился. Сегодня там обитает около 145 000 человек. Его площади стало не хватать и построен уже второй лагерь в Мражиб Аль Фахуд. Среди беженцев из Сирии есть и так называемые «палестинские беженцы», обитавшие в Сирии. Хотя в Иордании при каждом удобном случае утверждается, что палестинцы – братья и неразрывная часть иорданского народа сами власти страны опровергают этот тезис своими действиями. Поначалу часть палестинцев из Сирии в отличие от других беженцев насильно возвращали обратно, а оставшимся угрожали депортацией при плохом поведении. Затем палестинцев все таки стали оставлять, помещая отдельно от остальных, с более жесткими условиями содержания и, главное, с запретом на перемещение по Иордании и на въезд в иорданские города. И с возможностями либо существовать в таких условиях, либо вернуться в Сирию. Отсюда ясно, что декларации о братских отношениях декларациями, но власти видят в палестинцах реальную угрозу власти в стране, стараясь максимально понизить уровень этой угрозы. Тем не менее палестинцев в стране становится всё больше, большим уровнем стабильности страна не отличается и никто не знает, как разовьются события далее. А, возможно, развитие этих событий и даст лучший способ решить ныне трудно  решаемые  проблемы и удовлетворить палестинские национальные чаяния.

 

Январь 2013 

В третьей декаде января  прошли очередные выборы в Кнессет – однопалатный израильский Парламент.  Уже давно в Израиле нет одной доминирующей партии, какой когда-то была партия Мапай (Партия Рабочих Израиля). Нынешняя ведущая политическая сила страны – движение Ликуд чувствовало себя накануне грядущих выборов не очень уверено. Движение социального протеста, громко заявившее о себе летом 2011-го и протестовавшее против дороговизны жизни, как будто успокоилось, не устраивая в этом году шумных акций. Но на самом деле экономическое положение лучше не стало и глава Ликуда Биньямин Натанияху, который квалифицированно разбирается в экономике, это великолепно понимает, ибо некие декоративные изменения, имевшие  место,  сути не меняют.  Недовольные никуда не исчезли.

Неудовольствие социальное подогревается другой нерешенной проблемой: льготным положением ультра ортодоксальной молодежи, которой разрешается не служить в армии. Эта ситуация старая, ещё с момента основания страны, но именно в последние годы она стала вызывать особое раздражение у остальной части еврейского населения. Число ультра ортодоксальных молодых людей (о девушках здесь даже речь не идёт, они все освобождены от армейской службы) стремительно растёт. Участились случаи навязывания светским и даже людям, относящимся к национально-религиозному лагерю, чуждых им норм и правил поведения («скромная» одежда, автобусы с разделением мест для мужчин и женщин и т.д.). Поскольку ультра ортодоксальная община с её небольшим количеством работающих людей сама себя прокормить не в состоянии и постоянно нуждается в деньгах, то непрерывно наблюдаются случаи присвоения денег религиозными учреждениями действующими на грани закона, а случается и за его гранью. Уже не говоря о том, что ультра религиозная община (8-9% от населения страны) практически  и существует на государственные субсидии. Её автономные от властей (но получающие значительную государственную поддержку) образовательные системы не дают своим ученикам знаний, необходимых для самостоятельной жизни в современном обществе, то-есть воспитывают потомственных иждивенцев.

Движение социального протеста и движение против неравенства в распределении гражданских обязанностей (воинской службы) естественно острием своим  направлены против существующих властей (на то они и протестные движения, цель которых изменить существующие порядки). То есть вину за существующее положение протестующие возлагают на Ликуд и его основного партнера по правящей коалиции партию Исраэль Бейтейну. На знамени последней, претендующей в числе прочего на звание основного защитника русскоязычного населения страны, была начертана поддержка социально слабых слоёв населения и борьба против религиозного принуждения, две проблемы особо актуальные для русскоязычного населения. Но ни с той, ни с другой задачей партия по большому счёту не справилась, добившись отдельных успехов, но не изменивших, однако, кардинально общей картины.

Чувствуя, что на предстоящих выборах им грозит убыль в числе поддерживающих их избирателей обе партии решили пойти на выборы единым списком под названием Ликуд Бейтейну. Это давало возможность каждой из них не акцентировать внимание на собственных потерях, скрывая их в общем списке, и сохранить статус ведущей политической силы в стране даже при весьма неблагоприятном исходе выборов. Опытный политический  боец – лидер Ликуда Б. Натанияху  применял разнообразную  тактику  ведения  предвыборной борьбы: то пытался концентрировать внимание на внешнеполитических угрозах стране и на своей ведущей роли в борьбе против этих угроз, то вспоминался М. Кахлон, добившийся заметного успеха на своих министерских постах, с подчеркиванием того, что он – член Ликуда и партия поддерживала его, то доминировало утверждение, что стране нужно сильное правительство для  успешной борьбы с грядущими экономическими и внешнеполитическими трудностями.

Ликуд-Бейтейну атаковали и справа и слева. Справа ведущей силой явилась партия Еврейский Дом, возрожденная Национально Религиозная Партия–МАФДАЛ, партия религиозных сионистов. В этой партии сменилось руководство: Звулуна Орлева, пожилого и безинициативного руководителя партии сменил молодой и энергичный Нафтали Беннет. Тот поменял приоритеты: если прежде в круг интересов партии входило религиозное образование, да нужды религиозных поселенцев, то в программе Н. Беннета значатся все те вопросы, которыми живут жители страны, хотя партия по прежнему во многом ориентирована на религиозных поселенцев. Но в предвыборном списке партии есть люди всех возрастов, есть люди разной степени религиозности, появились женщины и в немалом количестве, причём одна из них совершенно светская, что уж совсем меняет представления об этой партии. Популярность её стала расти как на дрожжах и в основном за счёт Ликуда. Даже несмотря на то, что список Ликуда состоит в основном из людей правой ориентации и включает такого  человека радикальных взглядов как Моше Фейглин. В конце избирательной компании Ликуду удалось приостановить этот отток, но тем не менее фракция Еврейского Дома в Кнессете возросла до 12 человек.

На голоса членов левого крыла Ликуда претендовали списки от партий Кадима и  Авода и новых в израильской политике Движения под руководством Ципи Ливни и движения Еш Атид (Есть Будущее), руководимого Яиром Лапидом.  Кадима, из которой ушли более половины членов фракции, отчаянно боролась за то, чтобы перейти электоральный барьер и быть представленной Кнессете. Ставка была сделана на личности главы партии Шауля Мофаза, небольшую часть разбегавшихся избирателей  удалось остановить и партия буквально в последнюю минуту переползла через электоральный барьер, проведя в Кнессет двух человек. Заметно предпочтительнее перед началом предвыборной компании выглядели шансы нового списка Тнуа (Движение) под руководством Ципи Ливни, вернувшейся в большую политику. Ципи Ливни пользовалась заметными симпатиями значительной части многих прежних избирателей Кадимы, которой она некогда руководила. Часть считала, что в борьбе за партийное руководстве в Кадиме  Ш. Мофаз победил её не совсем честным путём и сочувствовала ей, части нравилось, что во главе списка стоит женщина, среди части избирателей она считалась честным и твёрдым политиком, способной противостоять религиозному диктату.

Скоро, однако, выяснилось, что Ц. Ливни серьёзно интересует лишь один вопрос, а именно – переговоры с палестинцами, которые она считает, что успешно  сможет провести.  Социально-экономические проблемы у неё где-то в стороне и на втором плане. К тому же в вопросе  переговоров Ц. Ливни стоит на достаточно левых позициях, намекая на возможность заметных территориальных уступок, включая и Иерусалим. Всё это вызвало разочарование и  уход части потенциальных избирателей. Усугубило негативные тенденции формирование предвыборного списка, где на ведущих позициях оказались лишь ветераны, к тому же  известные своей левизной. К этому добавились несколько странные маневры главы движения Ц. Ливни, которая достаточно быстро уловила, что собственными силами она не сможет добиться требуемого влияния в будущем Кнессете  и попыталась объединить вокруг себя партию Авода и Еш Атид. Попытка не удалась и репутация Ц. Ливни и её движения пострадали. Не помогло даже то, что к ней перебежал бывший глава Гистадрута и бывший лидер партии Авода, уже числившийся третьим номером в нынешнем предвыборном списке,  Амир Перец. В итоге в активе Движения оказалось лишь шесть мандатов, заметно меньше чем ему давали все предвыборные опросы.

Не очень последовательно вела себя и лидер партии Авода Шелли Яхимович. Она постаралась изменить старое представление о партии как о левой, характеризуя её теперь как лево центристскую. В соответствии с этим начались разговоры о возможном вхождении в правительственную коалицию. К тому же партия объявила себя как социально ориентированная и подготовила детально разработанную экономическую программу, в которой немалое место было уделено борьбе с дороговизной жизни и улучшению положения социально-слабых слоев населения. Популярность партии стала расти и опросы начали давать ей до двадцати мест. В этот момент поднялись противники вхождения в будущую коалицию и, хотя их лидер Амир Перец неожиданно перебежал в движение Ципи Ливни, но им удалось повлиять на Шелли. Та заявила теперь, что не войдёт в будущую коалицию, а станет главой оппозиции. Часть избирателей не были согласны голосовать за оппозиционную партию и партия Авода недосчиталась  их.

Заметную часть избирателей Ципи Ливни и Шелли Яхимович сумел увлечь за собой Яир Лапид. Он провёл избирательную компанию наиболее зрело и продуманно. В отличие от Ц. Ливни он дал понять избирателям, что собирается заниматься и внешней политикой, настаивая на начале переговоров с палестинцами, и социально-экономическими проблемами, а в качестве первого ударного пункта поставил вопрос равного распределения в обществе гражданских обязанностей, иными словами призыв ультра ортодоксов на военную или альтернативную службу, вызвав тем самым симпатии у большой группы населения. В отличие от Ш. Яхимович Я. Лапид никого не критиковал, заявил, что готов сотрудничать со всеми, с кем сможет найти общий язык, подтвердил  своё намерение  быть участником правительственной коалиции и не менял своей точки зрения в течение всей избирательной компании. В итоге фракция Еш Атид будет насчитывать в Кнессете нынешнего созыва 19 человек против только 15, которые в конце концов оказались в распоряжении Шелли Яхимович.

Непоследовательная избирательная компания, проведённая Ш. Яхимович, помогла не только Я. Лапиду, к которому ушли центристски ориентированные избиратели Аводы, но и левой партии Мерец. Мерецу повезло, ибо неудачи Ш. Яхимович и Ц. Ливни в избирательной компании стали удачей этой партии, добившейся несколько неожиданного успеха. Здесь лидер Захава Галь-Он не маскируясь называла вещи своими именами и свою партию единственной левой силой в израильском обществе, критиковала всех подряд и сумела в конце концов добиться несомненного успеха, получив семь мест в Кнессете.

Некоторого успеха добилась партия ультра ортодоксальных ашкеназийских евреев Агудат Исраэль, увеличившая своё представительство на одного депутата до семи человек. Их сефардские партнеры – партия ШАС остались со своим прежним представительством в составе 11 человек, что в определённом плане можно рассматривать как неудачу. Вернулся к политической деятельности их харизматичный лидер Арье Дери, обещавший заметно увеличить силу партии, но и его присутствие не помогло. И, наконец, свои одиннадцать мест получили три арабские партии.

А как будет выглядеть представительство русскоязычных израильтян в будущем составе Кнессета? Хотя большинство людей, относящихся к этой группе населения, находится в стране более десятка лет, но всё ещё есть заметные специфические проблемы, особо характерные для этой группы населения. Решить которые лучше других в состоянии именно русскоязычные члены Кнессета. В предыдущем составе Кнессета заметные русскоязычные группы депутатов имелись в составе партий Исраэль Бейтейну и Кадима. Перед выборами стремительно теряющая свою силу Кадима предложило наиболее опытному русскоязычному политику в своих рядах Марине Солодкиной восьмое место в предвыборном списке. Место явно не проходное и обиженная М. Солодкина отказалась. В Кадиме её сменил другой известный человек Алекс Тенцер, которого поместили уже на 14-е место и в Кнессет он естественно не попал. Впрочем, на русскоязычного избирателя Кадима особо и не делала ставку.

В Исраэль Бейтейну её лидер Авигдор Либерман решил уменьшить русскоязычный акцент своей партии и сделать её более общеизраильской. Из предвыборного списка исчезли министр туризма Стас Мисежников и эксцентричная Анастасия Михаэли, на непроходное место передвинули Лею Шем-Тов и по итогам голосования на выборах оказался вне Кнессета Алекс Миллер. Осталось всего четверо: сам Авигдор Либерман, Софа Ландвер, Фаина Киршенбаум и Роберт Илатов. Что же касается Ликуда, то в числе его членов Кнессета два человека говорят по русски: Юлий Эдельштейн и Зеев Элькин. Оба – религиозные поселенцы и гораздо ближе к истине будет утверждать, что они и представляют эту группу населения и  достаточно далеки от русскоязычного населения страны. К тому же оба нацелены на свою партийно-административную карьеру, а не на парламентскую работу.

В партии Авода, которая не пользуется заметной поддержкой русскоязычных избирателей, произошла замена Леонида Литинецкого, который поссорился с Ш. Яхимович и обидевшись ушел в Исраэль Бейтейну, на Нино Абесадзе, которая прибыла из Кадимы и получила здесь 19-е место в списке. Основное направление её деятельности – это эмоциональные призывы отрешить Б. Натанияху и Ликуд от власти. Этим она занималась в Кадиме и продолжила перейдя в Аводу. Но эту каденцию она проведет вне Кнессета. В Движение Ц. Ливни перешёл другой член Кнессета из Кадимы – Роберт Тивьяев.  Ц. Ливни, однако,   чувствуя, что её миролюбивые планы едва ли получат широкую поддержку у русскоязычных избирателей, решила явно пренебречь этим сектором и отвела Р. Тивьяеву непроходное 14 место в своём списке. Роберт остался вне Кнессета.

И здесь гораздо более разумно и продуманно действовал Яир Лапид. На восьмое проходное месте в его списке попал молодой и энергичный Йоэль (Константин) Развозов, известный как своими спортивными успехами, так и работой в муниципалитете Натании. Успех списка Еш Атид на выборах привёл в Кнессет ещё одного русскоязычного депутата Рину Френкель, специалиста по трудоустройству. На этих двух новых членов Кнессета – основная надежда русскоязычного сектора в нынешней каденции.

Несмотря на заметные потери Ликуд остался ведущей партией в Кнессете (20 мест) и его лидер Биньямин Натанияху должен быть главой правительства. Её партнер на выборах Исраэль Бейтейну всё ещё одна из ведущих партий страны (11 мест в Кнессете). Но основным двигателем ожидаемых многими изменений и сдвигов должна стать новая сила — Еш Атид во главе со своим харизматичным лидером Яиром Лапидом. Избиратели поверили его словам и дали достаточную силу, теперь слово за ним и его людьми.

 

Декабрь 2012

По итогам президентских выборов 2012 года в Соединенных Штатах страна получила старого Президента от Демократической партии Барака Обаму на новый четырехлетний срок. О самом новом/старом Президенте уже много сказано и написано и едва ли я смогу добавить к сказанному что-либо существенное. Более интересна та тенденция, которая прослеживается на этих выборах. Перед нынешними выборами о ней начали активно писать и её начали чётко признавать. Перед предыдущими выборами 2008 года писали в основном о биографиях кандидатов на пост Президента, об их личных достоинствах и недостатках, об их программах, о партиях, которые они представляют, и лишь с этих точек зрения анализировались их шансы на победу. Разумеется, упоминалось, что Б. Обама – не белый и это первый не белый кандидат на такой ведущий пост в стране за всю её историю. Однако, этот факт рассматривался лишь как свидетельство торжества американской демократии, где все люди равны и цвет кожи не может и не должен давать преимущество одному из её граждан. Оказалось, что этот, возведенный в ранг незыблемого,  постулат американской демократии совсем не действует. Б. Обама получил подавляющую поддержку чернокожего населения страны (около 95%) при небывало высокой явке избирателей, голоса около двух третей испаноязычных избирателей, так называемых латинос, и около шестидесяти процентов голосов избирателей азиатского происхождения. Они и обеспечили победу, ибо среди белых Б. Обаму поддержали лишь чуть более трети избирателей. Поэтому перед нынешними выборами этническая композиция избирателей рассматривалась как важный фактор. На самом деле, с моей точки зрения, он оказался решающим и победа Б. Обамы была почти предрешена. Базовый тезис американской предвыборной политики: “Экономика решает всё” не сработал, хотя до появления Б. Обамы он казался безусловным. Американская экономика находится в совсем не блестящей ситуации (замедленный экономический рост, 7.9% безработных в день выборов, гигантский и всё растущий государственный долг страны), тем не менее Б. Обама победил и весьма убедительно. И опять решающим аргументом оказалась его этническая принадлежность. За него проголосовало чуть меньше чернокожих избирателей, чем в прошлый раз, но всё равно заметно более 90%, зато возросло количество поддержавших его латинос (более 70%) и избирателей азиатского происхождения (около двух третей). В общем около 80% не белых избирателей проголосовали за Б. Обаму. А вот среди белых поддержка Б. Обамы ещё более уменьшилась, за него отдали голоса лишь около 30% избирателей.

Обозреватели пытаются понять причины вторичного успеха Б. Обамы. Одни указывают на популярность Б. Обамы среди незамужних избирательниц женского пола (многие из них матери-одиночки, нуждающиеся в поддержке государства), другие на умелые действия Президента, когда на страну прямо перед выборами налетел жестокий шторм «Сэнди».  Всё это правильно, тем не менее эти причины лишь второстепенны. А признание того, что цвет кожи Б. Обамы стал для него пропуском в Белый Дом, подтачивает базовый  американский принцип всеобщего равенства и заставляет задуматься о дальнейшей судьбе страны. Ибо похоже, что скоро одним из базовых тезисов американской политики станет «Этническая принадлежность решает не менее экономики», ибо этническая солидарность оказывается не слабее других факторов. Кстати, свершиться полному разгрому республиканцев не дали пожилые избиратели, среди них было 87% белых. Зато избиратели моложе 30 лет  дали много больше голосов демократам, а среди них белых лишь 58%.  Задуматься о будущем заставляет тот факт, что расово-этнический состав населения Соединенных Штатов меняется и при этом весьма быстро и также меняется состав избирателей. В 2000 году лишь 20% американских избирателей не были белыми, на нынешних выборах их стало уже около 28%. Растёт количество чернокожих и избирателей азиатского происхождения, но особенно велик рост латинос. В середине двадцатого века около 90% населения Соединенных Штатов были белые люди, сейчас уже активно выясняют, когда их станет меньше половины и это время не за горами, по большинству прогнозов этот момент наступит ещё в первой половине нынешнего столетия. Тому есть причина. В 2011 году суммарное количество родившихся детей у этнических меньшинств  превысило количество родившихся белых детей. А ведь этнические меньшинства подпитывает ещё и мощная эмиграция, легальная и нелегальная, а белых среди приезжающих совсем не много.

Есть ещё одна деталь, на которую пока ещё не очень обращают внимание. Этнический раскол американского общества совпадает во многом с его социальным расколом. Большинство белых это средний класс и верхняя часть среднего класса (upper middle class), они сами справляются со своей экономической ситуацией и им не нужна помощь государства, большинство не белых это нижняя часть среднего класса (lower middle class) и просто бедные люди, сидящие на разного рода пособиях и полагающее, что правительство должно взять на себя хотя бы часть забот их существования. Республиканцы ратуют за уменьшение роли государства в жизни его граждан, демократы имеют обратную точку зрения. Отсюда понятно почему и как голосовали различные этнические группы.

Меняющийся демографический состав страны меняет и состав Конгресса, особенно Палаты Представителей, где тоже растёт количество представителей расово-этнических меньшинств. Звучат призывы к республиканцам найти путь к сердцу этих меньшинств, особенно латинос, которые становятся ведущим этническим меньшинством страны. Однако, для этого республиканцы должны забыть о многих принципах своей программы и перестать быть той партией среднего класса, которой они являются в настоящее время.  Сегодня республиканцы, быть может, слишком консервативны, что им несомненно мешает ( их кандидат М. Ромни, например, выступил против однополых браков и против абортов), но суть дела не в этом, а в том, что Соединенные Штаты перестают быть страной белого человека и становятся страной, где тон задают этнические меньшинства. Стратеги Демократической партии уловили эту перемену ещё четыре года тому назад, сделали ставку на молодого и неопытного Б. Обаму и выиграли. Но при этом загнали себя в некую ловушку. Ибо найти достойного преемника Б. Обаме (который, что ни говори, хорошо  образованный и грамотный человек, выпускник двух престижных университетов) среди представителей этнических меньшинств будет не легко, а иначе разочарованные этнические меньшинства могут уменьшить свою поддержку. Недаром мы услышали намёк от Вице-Президента Д. Байдена, что он не собирается выбывать из политической жизни страны. Его имя связано с Б. Обамой , возможно потому он сможет получить поддержку того же контингента избирателей, даже несмотря на то, что он белый. Проблема в том, что Д. Байдену уже 69 лет. Б. Обаме придётся решать сложные финансовые проблемы: его избиратели нуждаются в поддержке государством, это требует денег и не малых, а государственный долг и так имеет угрожающие размеры. Чтобы достать деньги Б. Обама собирается повысить налоги на богатых людей, но это чревато бегством капитала из страны и экономической стагнацией.

Тем не менее это очевидный факт, что этнические меньшинства уже сегодня есть и в ещё большей степени в будущем будут  ведущей группой среди избирателей Демократической партии.  Партия, желающая победы на выборах, должна приспосабливаться под вкусы избирателей. В результате может появиться и быть избран представитель этнических меньшинств, куда менее грамотный и куда менее образованный, зато куда более радикальный по своим политическим взглядам. Такая возможность через какое-то время станет вполне реальной. Ну, а теперь самое время выяснить, насколько такое развитие событий будет хорошо для евреев. В некотором роде подобный процесс во многих чертах уже смоделирован в Южной Африке. Режим расово-этнического разделения в этой стране пал под совместным нажимом извне (кстати, во главе с Соединенными Штатами) и изнутри. Среди сил, пытавшихся свалить этот режим изнутри, евреи были на ведущих позициях и по сути дела возглавляли эти силы. Прекрасно, добились успеха. Первым чернокожим Президентом страны стал Нельсон Мандела, в общем образованный и разумный человек, его сменил Табо Мбеки, который всё же сумел в перерыве между революционными боями кончить колледж, хотя по разуму и интеллекту он явно уступал Н. Манделе. Сегодня Президент страны Джакоб Зюма, отстранивший от власти Т. Мбеки. Всё его образование – несколько классов школы, зато он преуспел в другом: женат был шесть раз официально, количество неофициальных жен учёту не поддается и количество детей там, где его отцовство признано, двадцать. При таких правителях евреи начали усиленно иммигрировать из страны, с момента прихода к власти Н. Манделы эта община уменьшилась в Южной Африке вдвое. Отношение властей к еврейской общине страны холодно-враждебное, впрочем как и к другим белым. Их терпят, выгнать нельзя, ибо всё хозяйство страны тут же рухнет. Этот эксперимент уже проделали в соседней стране Зимбабве (Южная Родезия) и результат получился вполне ожидаемый: абсолютная нищета с голодом и болезнями. Зато к Израилю отношение правителей Южной Африки – откровенно враждебное с поддержкой всех анти израильских действий и инициатив. И это после того как евреи активнее всех боролись за равноправие чернокожего населения.

Не знаю пойдут ли Соединенные Штаты полностью по пути Южной Африки, всё же страны эти разные, да и количество белых в Соединенных Штатах заметно больше. Но похоже, что в перспективе отношения с Соединенными Штатами  станут заметно более прохладными. Сегодня отношение Соединенных Штатов к Израилю строится на нескольких факторах: Израиль —  региональная супердержава, это единственная демократия на Ближнем Востоке, обе страны придерживаются близких моральных принципов и базируются на сходных культурных ценностях и т.д. Ясно, что все факторы, кроме первого, могут ослабить своё значение при более экстремистски настроенном Президенте Соединенных Штатов, значит надо увеличивать силу и значение первого фактора, только в этом случае Соединенные Штаты будут вынуждены считаться со страной. Замечание о том, что Израиль маленькая страна верно, но даже и в этих рамках можно увеличить свои силы, вес и влияние. Израиль обладает заметными недоиспользованными резервами. По количеству людей не работающих и не ищущих работу (не путать с безработными, ибо они то ищут работу) Израиль занимает уверенное первое место среди развитых стран, объединенных в Организацию Экономического Сотрудничества и Развития в Европе (OECD). Этих людей надо заставить трудиться, а не кормить за счёт тех, кто трудится, тогда поубавится количество бедных и возрастет и жизненный уровень всех остальных. Надо выяснить почему люди уезжают из страны и попытаться помочь в решении хотя бы части их проблем. Не секрет, что в Израиле имеет место определённая «утечка мозгов». При этом уезжают  люди, знающие язык, имеющие местную квалификацию, часто получившие местное образование и служившие в армии. О них мало говорят, гораздо больше повествуют о новых репатриантах, доставленных в страну Сохнутом. Репатрианты – это хорошо, но в них ещё надо вложить деньги и усилия, пока они станут на ноги. Не менее важно удержать тех, кто уже здесь. Всё это сделает Израиль сильнее и менее зависимым от Соединенных Штатов. Тогда можно будет меньше бояться грядущих выборов нового Президента в этой стране.