Ubi bene, ibi patria.

   Выражение  это, которое имеет своим родителем древнегреческого драматурга Аристофана и спонсором древнеримского писателя, оратора и государственного деятеля Марка Туллия Цицерона, сохраняет свою актуальность вот уже почти две с половиной тысячи лет и на русский язык переводится как «Где хорошо, там и Родина». В переводе на общедоступный язык переводится как «Живём-то один раз, поэтому надо жить там, где платят больше, а колбаса дешевле».

Вообще-то экономическая эмиграция существовала всегда и именно такие эмигранты заселили Соединенные Штаты, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, переехали из Европы в страны Центральной и Южной Америки, составили белое меньшинство в Южной Африке и Южной Родезии (Зимбабве). Во второй половине прошлого века картина переменилась: перестали двигаться белые люди, зато пришли в движение люди из бедных и слаборазвитых стран, уразумевшие, причём быстро, достоинства стран всеобщего социального благосостояния со щедрой системой социальной помощи.  А где тут евреи? Евреи в движении уже две тысячи лет. Но у евреев к экономическим мотивам примешивались, а зачастую и играли ведущую роль мотивы политические: запреты, преследования, изгнания, а часто и просто физическая угроза имуществу и жизни. Двадцатый  век можно отметить несколькими  заметными событиями в еврейской истории, связанными с перемещениями людей: в начале века – массовое переселение из Восточной Европы в основном в Соединенные Штаты, затем бегство от нацистов, в середине века – создание государства Израиль с последовавшим перемещением туда больших групп людей и в конце века – массовый исход из Советского Союза. Последнее событие несколько отлично от предыдущих. Долгое время альтернативой царской России или Венгрии с их процентными нормами или нацистской Германии были лишь  Соединенные Штаты или другие страны свободного мира (Аргентина, Канада и т.д.). А вот после 1948 года альтернатив стало две.

Активную борьбу за выезд из Советского Союза начали в 60-е годы прошлого века начали энтузиасты-одиночки, причём речь шла лишь об Израиле. Цена этой борьбы была достаточно высокой: несколько десятков активистов прошло через тюрьмы и лагеря, не говоря о более мелких санкциях для сотен из них типа ареста за «хулиганство» или увольнения с работы. Но своего они добились: увидев, что движение становится популярным и достаточно массовым, с начала 70-х годов людей начали выпускать. Поначалу поток шёл в Израиль, но быстро у этого движения появились тремписты и попутчики, которые сообразили, что на Западе нет ограничений и ехать можно куда угодно. Понемногу начали ехать к заокеанским родственникам, у кого они были. А затем в дело вмешались Американские еврейские организации, смекнувшие, что на советских евреях можно неплохо заработать. Поскольку Соединенные Штаты считают себя страной эмигрантов, то там сохраняют традицию в дружественном приёме эмигрантов и организациям, помогающим абсорбировать новых граждан страны, полагается некая денежная сумма от государства на абсорбцию каждого нового жителя. Американские еврейские организации добились присвоения статуса беженца советским евреям (хотя в Америку поехала масса людей добровольно сотрудничавших с советской властью и преданно ей служивших), что обеспечивало достаточно комфортные условия приёма в этой стране. Еврейский поток устремился за океан. Американские еврейские организации стали зарабатывать хорошие деньги, часть которых шла в помощь новым гражданам, а весьма значительная  часть – на содержание собственного немалого бюрократического аппарата.

Увеличилась еврейская община не только в Соединенных Штатах, но кое-что перепало и Канаде, Австралии, Новой Зеландии, а в начале 90-х годов прошлого века пример американских коллег вдохновил и честолюбивых руководителей еврейской общины в Германии, которые хотели стоять во главе общины более многочисленной и влиятельной  чем та была. Они сумели убедить руководство страны выделить средства и поток направился и в Германию, разумеется, и здесь немало перепало чиновникам в еврейской общине. Вполне очевидно, что среди перебравшихся за океан и в Германию немало людей, которых интересовал лишь материальный достаток, они своих целей добились, а всё остальное им  безразлично. Но немало там оказалось и людей, которые хотели сохранить и расширить свою национальную самоидентификацию и укрепить в своих семьях национальные традиции, придавленные советской властью. Многие из них стойко сопротивлялись ассимиляторским тенденциям в Советском Союзе и были самым решительным образом настроены на продолжение этой традиции в Соединенных Штатах (или Канаде и т.д.). Никакой проблемы к осуществлению такой цели эти люди не видели: в Соединенных Штатах – полная свобода и полным полно всевозможных еврейских учреждений – образовательных, религиозных, культурных, спортивных и т.д. Евреи в Соединенных Штатах не чувствуют себя заброшенными даже в небольших провинциальных городках, не говоря уже о крупных центрах.

В экономическом отношении разница между Израилем и Соединенными Штатами в 70-х годах прошлого века была весьма заметной. Существует она и сегодня хотя очень сильно сократилась и не исключено, что в не отдалённом будущем уровни жизни в обеих странах подровняются, особенно с учётом сегодняшних негативных тенденций в Американской экономике и бурного роста численности этнических меньшинств с невысоким уровнем I.Q. в этой стране, что, конечно, понижает её экономический потенциал.. Но экономическое благосостояние лишь часть дела. Есть один момент, который делает жизнь бывшего советского еврея, переехавшего на постоянное жительство в Израиль и в Соединенные Штаты, разной. В Израиле он,  и уж тем более его дети, становятся представителями титульной нации в стране, в Соединенных Штатах они – представители меньшинства (религиозного, этнического или религиозно-этнического, это не очень важно), живущие среди других групп населения, составляющих большинство. В ещё не очень далёком прошлом, всего лишь чуть более века тому назад, когда каждый человек принадлежал к той или иной религиозной общине, картина была ясна. Сегодня она размыта и с каждым годом становится всё менее ясной. Прежние, часто полузакрытые и закрытые религиозные общины исчезли, их существование  едва ли возможно в современной жизни, люди смешались в местах проживания, на работе, в местах отдыха, влияние религии заметно ослабело и совершенно нормальным следствием этого явления оказываются смешанные браки. Вещь абсолютно естественная там, где молодые люди обоих полов вместе учатся, вместе работают, вместе занимаются спортом, говорят на одном языке, принадлежат одной культуре, живут в одной стране и т.д. и решают, что им надо быть вместе, создать семью, растить детей и т.д.

Это были общие рассуждения, а теперь обратимся к имеющейся в наличии статистике. Процент смешанных браков для еврейского населения Соединенных Штатов перевалил за 50%, то-есть в каждом втором браке один из партнеров – не еврей. Известно, что в Соединенных Штатах существует несколько религиозных течений иудаизма, в зависимости от степени свободы толкования Торы и приспособления её к современной жизни. И, разумеется, есть люди, провозгласившие себя атеистами и не принадлежащие ни к одному из этих направлений. А есть люди, вообще перешедшие в другие религии, причём таковых совсем не мало, в открытом мультикультурном и мультиэтническом обществе это естественно. Точных статистических данных, разумеется, нет, но количество таких людей среди евреев оценивают в несколько сот тысяч человек, вплоть до миллиона. Часть из них сочетают следование канонам иудаизма с увлечением каким-либо сектантским учением. Соединенные Штаты пережили и ещё продолжают переживать эпоху увлечения восточными религиозными учениями и культами и евреи совсем не остались в стороне от этих увлечений. Считается, что до трети американцев, совершающих поездки в Индию, чтобы учиться у тамошних духовных мастеров восточным религиям и мистицизму, составляют евреи. Некоторые достигают такого совершенства, что становятся учителями. Например, называют некоего гуру по имени Баба Рам Дааса, которого в молодости звали  Ричард Альперт. Кстати, подобными вещами балуются и в Израиле. Разница в том, что в Израиле все эти экстравагантные люди всё равно останутся евреями и их потомки – тоже. А в Соединенных Штатах для таких людей смешанные браки – вещь совершенно естественная и их потомки остаются американцами, но не евреями. Также очевидно, что смешанные браки ведут к уменьшению численности и далее просто к исчезновению  той этнической группы, в которой они имеют место. Как же уберечься от них и от исчезновения? Самая распространенная точка зрения – религия, дескать, если у человека есть духовная основа, то он более стоек и последователен в своих действиях. Итак, в Соединенных Штатах есть последователи ортодоксального течения в иудаизме, которые делятся на ультраортодоксов и просто религиозных,  последователи консервативного (допускающего заметные отклонения от предписанного Торой уклада жизни) и реформистского (наиболее либерального) течений. Первые считают, что все предписания Торы должны неуклонно соблюдаться, вторые и особенно третьи считают, что можно и нужно пойти на уступки веяниям современной жизни, главное все же сохранить человека в лоне еврейской религии, хотя чем-то и поступившись.

Следование религиозным канонам помогает, но лишь очень ограничено. Верно, что наивысший процент смешанных браков у лиц еврейского происхождения, не связанных с иудаизмом (49%). Но у последователей реформистского движения эта цифра равна 46%, чуть лучше обстоят дела у последователей консервативного течения – 32%. Заметно лучше ситуация у последователей ортодоксального направления – по 6% и для просто религиозных и для ультраортодоксов. Все процентные данные  относятся к 1996 году, сегодня они явно на несколько процентов повыше, ибо имеет место постоянная тенденция к повышению процента смешанных браков, но не к снижению. В отличие от других стран в Соединенных Штатах лишь очень небольшая часть местных евреев относится к ортодоксальному направлению. Небольшие общины религиозных евреев, раскиданные по городам Соединенных Штатов, и несколько закрытых хасидских общин ультраортодоксов, преимущественно в Нью-Йорке и его окрестностях – вот и всё что есть. Практически невозможно жить нормальной жизнью в современном обществе и строго выполнять предписания иудаизма. Например, соблюдение субботы, что в древние времена было крайне полезным правилом, дававшим возможность утомлённому тяжелой физической работой телу восстановить свои силы, отдыхая в субботу. А кто сегодня в Соединенных Штатах согласится провести этот день в синагоге и за обеденным столом, когда именно в субботу в стране всё открыто и все делают покупки и выезжают с детьми в места отдыха и развлечений? А отказ от пользования машиной в субботу, когда понятие американец и машина неразделимы?  Невозможно даже добраться до синагоги, ибо в одноэтажной Америке расстояния гигантские, а сегодняшние люди ходить пешком разучились. А запрет мужчинам слушать женское пение и смотреть танцы в исполнении женщин (кроме жены и дочерей), что практически означает отказ почти от всех видов современного искусства? А архаичный код одежды? А средневековый код поведения (пресловутая «скромность» с полным разделением мужчин и женщин)?

Посему  лишь от одного до двух процентов евреев Соединенных Штатов относит себя к этому течению. Любопытно, что даже такая самоизоляция, обусловленная строгим исполнением правил иудаизма, не является абсолютной гарантией от смешанного брака. В каждом двадцатом браке у ортодоксов второй партнер – другой веры. Изоляцию невозможно сделать абсолютной, через неё всегда есть  утечки. Смешанные браки не может предотвратить ни религия, ни еврейское образование, ни семейные традиции, эти факторы могут лишь чуть замедлить этот совершенно естественный процесс органично присущий современному обществу. В Советском Союзе в еврейских семьях противились смешанным бракам во многом оттого, что противились ассимиляторской антиеврейской политике властей, иногда это сопротивление шло даже как выражение антисоветских настроений. Второе, знали прекрасно, что большинство русских и тем более украинцев настроены антиеврейски и в момент ссоры от них можно будет услышать пару приятных комплиментов с упоминанием вашего этнического  происхождения. Хотя у определённой части коренного населения  евреи, особенно юноши, как партнеры в семье были довольно популярны: работают, заботятся о детях и, самое главное, не пьют, что в славянских республиках было достаточно ценным и достаточно редким положительным качеством.

В Соединенных Штатах нет тех факторов, что удерживали от смешанных браков в Советском Союзе: здесь толерантное демократическое общество, правда, часть его не питает симпатий к евреям, но часть эта не так уж велика. Поэтому здесь нет тех стопоров, что были в Союзе, где,  тем не менее, процент смешанных браков всё же был достаточно велик. А уж в Соединенных Штатах он и подавно выше. К тому же не лишне помнить, что значительная часть евреев в Соединенных Штатов живет в населённых пунктах с небольшим еврейским населением, в рамках которых крайне затруднительно подобрать себе спутника или спутницу жизни.  Есть и ещё один фактор: всегда приятнее быть таким как все и принадлежать к большинству, а не отделяться от него и быть в составе небольшой группы людей. Известно, что евреи обычно гораздо большие патриоты страны проживания чем другие местные жители. В России – немало русских и даже панславянских патриотов и деятелей церкви из числа евреев, многие из которых перешли в православие. Евреи, ассимилировавшиеся в Германии до войны, примечательны тем, что вели себя часто патриотичнее немцев, что многим стоило жизни так, как они не покинули Германии, пока могли это сделать, ибо не представляли себе жизни вне этой страны. После прихода к власти нацистов известный писатель Эрих Мария Ремарк, автор классического романа «На Западном фронте без перемен», эмигрировал из Германии. Позднее некий нацистский лидер встретился с ним и уговаривал вернуться домой. «Только в Германии, – сказал он Ремарку, – ваша душа сможет полностью раскрыть себя». «Почему я должен стремиться в Германию? – спросил Ремарк.– Я что – еврей?»  Я уже отметил, что цифры, относящиеся к смешанным бракам имеют тенденцию лишь к увеличению. Это понятно, если посмотреть немного назад: вплоть до 1950 года в браки с не евреями вступало менее 6% американских евреев и большинство евреев рассматривали межнациональные браки как бедствие, некоторые ортодоксальные евреи даже соблюдали обычай оплакивать ребёнка или брата или сестру, вступивших в межнациональный брак,  в 1965 году процент смешанных браков в еврейской общине был где-то в районе 10%, в восьмидесятых годах он составил 40 – 45%,  а в самом конце минувшего века добрался и перешёл за 50 %.  Другая обескураживающая тенденция состоит в том, что для более  молодых групп населения эти цифры заметно выше, доходя до 70% среди тех, кто формально не связан с иудаизмом, и до 55% среди молодых членов синагог реформистского направления. Двигаемся далее. В самом конце прошлого века в смешанных семьях насчитывалось около 770 000 лиц моложе 18 лет. Лищь 28% из них растились как евреи, 41% растились как христиане и 31% не принадлежали ни к к какой религии.

После всех этих статистических выкладок осталось одна и  завершающая: а что нам скажет статистика о будущем еврейского религиозно-этнического меньшинства в Соединенных Штатах? На будущее, кроме смешанных браков и связанной с этим ассимиляции, влияет также и количество детей в семьях. А с этим дела у евреев обстоят ничуть не лучшим образом. В семьях секулярных, то-есть не связанных формально ни с одним течением иудаизма, и в семьях, связанных с реформистским течением, на одну женщину приходится 1.3 – 1.4 детей, в семьях, связанных с консервативным течением, дела чуть лучше, здесь эта цифра равна 1.7 – 1.8 детей. Учитывая, что для простого воспроизводства населения требуется 2.2 ребенка на каждую женщину, понятно, что еврейское население себя не воспроизводит и идёт на убыль. В религиозных семьях, относящихся к ортодоксальному течению, на каждую женщину приходится 3.4 ребёнка, а в ультрарелигиозных хасидских семьях – 6.7 ребёнка, но это не спасает положение, ибо евреев, придерживающихся ортодоксального направления в иудаизме в Соединенных Штатах крайне немного и общую картину они не меняют. Трудно дать обоснованные численные прогнозы, ибо никто точно не знает сколько евреев в Соединенных Штатах, все имеющиеся численные оценки очень приблизительны. Ибо даже критерий, кого считать евреем, мало согласован. Если мать – еврейка, значит еврей. А, если еврей – отец? Для кого-то он такой же еврей, а для кого-то совсем нет. И ещё масса спорных моментов.  Еврейское население Соединенных Штатов если не росло, то, по крайней мере, не уменьшалось до настоящего периода времени в основном за счёт приезжих. Эмиграция бывших советских евреев была последней волной, на земном шаре больше не осталось резервуаров еврейского населения, могущего дать новую волну эмигрантов. По мере уменьшения еврейского населения (и в абсолютном исчислении и уже тем более в относительном, учитывая, что общее население Соединенных Штатов растёт, а еврейское падает) будет расти количество смешанных браков и евреи всё более будут растворяться в общей массе.

Разумеется, описанные явления характерны не только для Соединенных Штатов, но для всех стран, где евреи – религиозно- этническое меньшинство, причём чем более современным и демократичным является общество, в котором они живут, тем быстрее идёт этот процесс. Серьёзные очертания он приобрел в Центральнеой и Восточной Европе уже в середине девятнадцатого века и одна из целей реформистского течения в иудаизме, которое возникло в это время в Германии, было отменить традиционное негативное восприятие смешанных браков, которые всё равно были неизбежны, и воспринимать их позитивно при условии, что дети, рождённые в таких семьях, будут воспитываться в лоне иудаизма, а, быть может, в иудаизм конвертируются и нееврейские члены семьи. В Соединенных Штатах примеру реформистских общин последовали и консервативные, также пытаясь привлечь к иудаизму нееврейских членов смешанных семей. До определённой степени  эта тенденция имела успех, хотя основным побудительным мотивом новообращенных иудеев были не столько ценности иудаизма, сколько желание стать членом общины, имеющей в своих рядах состоятельных и влиятельных членов.  Приблизительно тот же процесс, что и в Соединенных Штатах имеет место в Канаде, Австралии, Аргентине, Великобритании и т.д. Разве, что там нет или не так широко представлены реформистское и консервативное течения, но сути дела это не меняет, многих ортодоксов там можно назвать таковыми с очень большой натяжкой и проценты смешанных браков там не уступают американским. Полное фиаско в попытке воссоздать еврейскую общину потерпели руководители этой общины Германии, сманившие в эту страну изрядное количество евреев (и примазавшихся к ним) из республик бывшего Союза. Почти все они приехали только в соответствии с заголовком этой статьи, больше половины, получив возможную помощь, не торопятся присоединяться к тамошним еврейским организациям. Кроме того, правительство Германии разбросало приезжих по многим поселениям страны, чтобы не перегружать местные системы социальной помощи, создав множество мелких общин. Дальнейшее развитие событий предугадать крайне не трудно.

Не все евреи уехали и из России и других республик бывшего Союза. В 2004 году определили себя как евреи 395 000 человек, в том числе 243 000 в России и 89 000 на Украине. Есть и другие оценки. Так Еврейское Агенство – Сохнут оценивает потенциал алии из России в 800 000 человек. Сегодня в России совершенно легально действуют многочисленные еврейские учреждения, синагоги, работают многочисленные раввины и посланцы движения Хабад.  Тем не менее и там еврейские общины обречены на исчезновение. Относительно крупные общины существуют лишь в Москве и Ст.-Питербурге, во всех остальных городах они не велики и исчезнут в первую очередь: как вы найдёте себе пару где-нибудь в Челябинске или Самаре, не говоря уже о более мелких городах типа Вологды или Костромы? Тут не поможет ни синагога, ни посланец Хабада, ни  Сохнут и выход лишь смешанный брак. Такова картина. Я никоим образом не против того, чтобы люди жили в странах с более высоким уровнем жизни. Цель этой статьи – другая, показать, что за все удовольствия жизни надо платить. А плата заключается в том, что, если вы живете в Соединенных Штатах или другой западной стране, то готовьтесь к тому, что ваша еврейская родословная скоро прекратится. Даже, если ваша семья была еврейской с сотворения мира и вы даёте своим детям всевозможное еврейское воспитание. Статистика – вещь суровая, она должна себя оправдывать и очень  не исключено, что оправдает себя за ваш счёт. А, если ваши потомки растворятся в общей американской (или канадской или другой) массе, то в этой же массе растворится и ваш еврейский ум и высокие показатели I.Q,  И, если вы мечтаете, чтобы кто-то из ваших потомков стал Нобелевским лауреатом, а вас упоминали как его предка, то шанс на это заметно уменьшится. А в остальном Соединенные Штаты Америки – благословенная страна…

Вениамин Чернухин                                                                                                 Сентябрь 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 17 =