Политическая активность евреев в Российской Империи.

 

* * * * * * * * * *

В конце октября — начале ноября 1897 года на нелегальном съезде в Вильне представителями еврейских социал-демократических групп была основана первая еврейская политическая партия в России «Бунд» (что на идиш означает «Союз», полное название: «Всеобщий еврей­ский рабочий союз в Литве, Польше и России»). В числе основателей «Бунда» были Аркадий Крамер, Владимир Косовский, Леон Гольдман, Д. Мутник и Ш. Кац. В марте 1899 года «Бунд» вошёл в РСДРП в каче­стве «автономной организации, ведущей самостоятельную работу сре­ди еврейских рабочих». В первые годы своего существования «Бунд» не выдвигал никаких специфических национальных требований (если не считать требова­ния предоставления евреям гражданского равноправия). Но затем, под влиянием съезда Социал-демократической партии Австро-Венгрии, который состоялся в 1899 г. в Брюнне (ныне Брно), на своём Четвертом съезде (май 1902 года, Белосток) «Бунд» потребовал от руководства РСДРП преобразовать партию в федерацию национальных групп и постано­вил бороться за предоставление экстерриториальным нациям России национально-культурной автономии, то есть передачу вопроса об их культуре и образовании из ведения правительственных органов под контроль соответствующих экстерриториальных наций. Что касается евреев, «Бунд», в частности, потребовал предоставления им возмож­ности пользоваться языком идиш в органах местного самоуправления, в судебных и присутственных учреждениях. Теоретическую разработ­ку указанных постановлений Четвертого съезда «Бунда» сделал В. Косовский в своей брошюре «К вопросу о национальной автономии Российской СДРП» (1902 год). Начиная с 1902 года на первое место в «Бунде» выдвига­ется Марк Либер (Михаил Гольдман), брат Леона Гольдмана, который к этому времени стал решительным противником «Бунда», не согла­сившись с резолюцией его Четвертого съезда. М. Либер возглавил делегацию «Бунда» на Втором съезде РСДРП, который состоялся в Лондоне в 1903 году. В делегацию эту вошли также И. Айзенберг, В. Косовский, В. Медем, И. Портной и А. Крамер (последний — с совещательным голо­сом). После того как большинство делегатов Второго съезда РСДРП отказа­лось признать «Бунд» единственным представителем еврейского пролетариата в Российской империи, бундовцы покинули съезд, заявив о выходе «Бунда» из РСДРП. После этого «Бунд» дважды возвращался в состав РСДРП: в объединённую партию в 1906-1907 годах и как автономная фракция меньшевиков в 1912-1917 годах.В 1904 году Владимир Медем опубликовал в «Вестнике Бунда» ряд статей, в которых противопоставил чрезмерной, по его мнению, активности В. Косовского, М. Либера и А. Крамера в о6ласти национальной политики принцип так называемого «нейтрализма»: партия добивается предоставления евреям России национально-культурной автономии, но сама она не предпринимает никаких практических мер для предотвращения ассимиляции евреев. В 1906 году статьи эти были опубликованы под названием «Социализм и национальный вопрос». Доктрина В. Медема была доминирующей в «Бунде» до второй половины 1910 года, когда и сам он от неё отказался. «Бунд» вёл широкую подпольную революционную работу, принимал активное участие в рабочих забастовках. В революции 1905-1907 годов в некоторых местах принимал участие в вооружённых выступлениях рабочих и в организации еврейских дружин самообороны. У «Бунда» было хорошо налажено издание партийной периодической печати на идиш и на русском языке, из которых упомянем лишь «Дэр вэкэр» («Будильник»), «Арбэйтэр штимэ» («Голос рабочего») и «Вестник Бунда». «Бунд» совместно с другими рабочими партиями организовывал в разных местах первомайские сходки трудящихся. В 1902 году после разгона первомайской сходки виленский губернатор В. В. фон Валь приказал высечь 28 её нерусских участников: 22 еврея и 6 поляков. Бундовец Гирш Леккерт стрелял в фон Валя и ранил его, за что 10 июня 1902 года был повешен. «Бунд», который был принципиальным противником индивидуального террора, в редакционной статье 27-го номера своего органа «Арбэтэр штимэ», озаглавленной «Как надо отвечать на розги», частично оправдывал поступок Леккерта и на своей конференции в августе 1902 года в Бердичеве принял резолюцию об организованной мести. Однако уже на своём V съезде, состоявшемся в Цюрихе в 1903 года, «Бунд» отменил эту резолюцию.

* * * * * * * * * *

В январе 1904 года началась русско-японская война. В ней приняли участие около 30 тысяч евреев. Известны многие случаи героизма и отваги еврейских воинов. Двое из них, впервые в истории армии, были произведены в офицеры — Трумпельдор и Столберг. Тем не менее официозная пресса травила евреев, обвиняя их в сговоре с японцами и в шпионаже. В августе-октябре 1904 года прокатилась волна так называемых «мобилизационных погромов»: перед отправкой на восток солдаты напивались и, как бы готовясь к предстоящим боям, громили евреев. Весной 1905 года прокатились «демобилизационные погромы»: возвращаясь с востока, солдаты громили евреев, пытаясь смыть еврейской кровью горечь поражения на японских фронтах.Экономические трудности, переживаемые Россией, и неудачная японская война вызвали крайнее напряжение в стране. Требовалась лишь маленькая искра, чтобы разгорелась революция. 9 января 1905 года такой искрой послужил расстрел мирной демонстрации рабочих охраной Зимнего дворца. Началась первая русская революция. Волна забастовочного и революционного движения подымалась всё выше и выше. Официозная пресса объявила евреев главными виновниками создавшегося хаоса. В нагнетаемой ею юдофобской атмосфере летом 1905 года по стране прокатились «антизабастовочные» и «антиреволюционные» погромы. Под давлением революционных и либеральных сил 17 октября 1905 года император Николай II издал манифест, дарующий гражданам России ряд политических свобод. На следующий день повсеместно произошли многолюдные демонстрации за и против этого манифеста, а вслед за ними по всей стране прокатилась небывалая по своему размаху волна «патриотических погромов», которые инспирировались в той или иной мере поддерживаемыми властями черносотенными «Союзом русских людей» и «Союзом хоругвеносцев», которые вскоре влились в более многочисленные «Союз русского народа» и «Союз Миха-ила Архангела».

Погромы, продолжавшиеся до 29 октября, произошли в 666 населённых пунктах, из них: 6 — в Белоруссии, 71 —  в Бессарабии, а остальные  на Украине. Из украинских губерний наибольшее число разгромленных еврейских общин приходится на Черниговщину (329), наименьшее — на Волынь (20). В октябрьских погромах приняли уча­стие представители почти всех слоев нееврейского населения. Правая и официозная печать поддержала погромы, левая и либеральная осуди­ла их. Многие исследователи считают, что октябрьские погромы 1905 года организовывались под эгидой дворцового коменданта генерала Ф. Трепова и вице-директора департамента полиции Рачковского. В связи с октябрьскими погромами в ноябре 1905 г. в Петербурге состоялось собрание еврейской общественности, на котором присут­ствовало около двух тысяч человек. С примечательной речью перед собравшимися выступил А.М. Усышкин. Он заявил, что евреи в немалой степени сами повинны в погромах. Они не организуются для отпора погромщикам и всегда надеются на чужих спасителей. А.М. Усышкин при­звал евреев взять свою судьбу в свои собственные руки и «не пола­гаться ни на радикалов, ни на либералов, ни на русскую социал-демо­кратию». Когда последние слова вызвали неудовлетворение в зале, А.М. Усышкин сказал: «Два лозунга провозглашены теперь в России: «Бей жидов!» и «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!», и надо быть лег­коверным и слепым, чтобы думать, что первый, который насчитывает триста лет со времён Хмельницкого и гайдамачины, сейчас же усту­пит позицию второму, насчитывающему каких-нибудь двадцать лет. И кто может поручиться, что пролетариат не забудет, что его первыми учителями были Карл Маркс и Фердинанд Лассаль, как христиане за­были, кем был Иисус Христос и апостол Павел?» [Ицхак Маор «Сио­нистское движение в России», стр. 234-235].

В бурные 1905-1906 годы. российские евреи создали свою правозащит­ную организацию — «Союз полноправия» — и четыре национальные политические партии. Возросло число еврейских культурно-просвети­тельных и образовательных учреждений, а также число еврейских пе­риодических и непериодических изданий на иврите, идиш и на русском языке. «Союз полноправия», или, точнее, «Союз для достижения пол­ноправия еврейского народа в России», был создан по решению совещания представителей еврейских общин 32 городов, состоявшегося в Вильне 25-27 марта 1905 года по инициативе руководства Бюро защиты евреев. Это совещание постановило распустить Бюро защиты и создать более массовую организацию. Председателем «Союза полноправия» был избран Максим Винавер, а секретарём — историк Юлий Гессен. «Союз полноправия» поставил перед собой следующие задачи:                 1) бороться против антисемитизма и погромов;                                                           2) помогать жертвам погро­мов;                                                                                     3) добиваться самоуправления во всех делах еврейского народно­го быта;             4) добиваться права пользоваться еврейским языком в шко­лах судах и общественных заведениях,                                                                                            5) добиваться созыва Всерос­сийского еврейского национального собрания для выработки статуса русского еврейства.                                                            Сионисты-несоциалисты приняли активное участие в основании и работе «Союза полноправия». Еврейские же социалисты разных на­правлений с «Союзом полноправия» не сотрудничали, считая его бур­жуазной организацией, но поддерживали его борьбу за культурно-на­циональные права еврейства. В годы первой русской революции кружки «Поалэй Цион» образо­вали две группировки: киевско-одесскую территориалистической ори­ентации и полтавско-харьковско-екатеринославскую — палестинской ориентации. На основе первой в конце 1904 — начале 1905 годов после совещания в Киеве, а затем в Одессе была образована «Сионистско-социалистическая рабочая партия» (ССРП), а на основе второй в мае-июне 1906 года — «Социал-демократическая партия Поалэй-Цион». Ос­нователями ССРП были Яков Лещинский, Яков-Зеэв (Вульф) Лацкий-Бертольди, Шмуэл Нигер и Чернихов. В июле-августе 1905 года ССРП приняла участие в работе Седьмого сиони­стского конгресса. После того как большинство делегатов конгресса отвергло «угандийский проект», ССРП вышла из Всемирной Сионист­ской Организации и, несмотря на свой радикально-социалистический характер, вступила в Еврейское Территориальное Общество, возглавляемое либералом Исраэлем Зангвилем. К этому времени в составе ССРП наряду с «чистыми территориалистами» были также автономисты из минского филиала группы «Возрождение».

В марте 1906 года в Лейпциге состоялся съезд ССРП. Он принял прин­ципиальное решение о том, что в будущем партия будет называться «Еврейской территориалистической рабочей партией», и отказался от требования культурно-национальной автономии для российского ев­рейства, как «уводящего его в сторону от правильного пути». Реагируя на отказ ССРП от автономизма, «возрожденцы» покинули съезд и вско­ре после этого основали «Социалистическую еврейскую рабочую пар­тию». ССРП часто сокращенно называли «партия СС», а её членов — «эсэсовцы». «Эсэсовцы» вели энергичную пропаганду и агитацию как против «буржуазных сионистов», так и против «бундовцев», ут­верждая, что те не понимают истинных интересов российского еврей­ства. Руководствуясь, по выражению Я. Лещинского, «социалистиче­скими соображениями», «эсэсовцы» в области культуры делали ставку на идиш. В период революции 1905-1907 годов к ССРП присоединилась группа членов «Социал-демократической партии Поалэй Цион», перешедших на позиции территориализма, после чего численность ССРП достигла почти 27 тысяч человек. В этот период органами партии (на идиш) бы­ли: «Хроника ССРП», «Еврейский пролетарий» и «Новый путь» (позже переименованный в «Наш путь»). После поражения революции 1905-1907 годов часть примкнувших к ССРП социал-демократов-территориалистов (в частности, Б. Кацнельсон, Д. Ремез и А. Гарцфельд) вер­нулась в «Социал-демократическую партию Поалэй Цион». В 1906 года в Вене состоялся нелегальный съезд ССРП, который выд­винул лозунг «регулирования эмиграции» и высказался за созыв Всемирного еврейского конгресса в целях содействия эмиграции и создания Общего еврейского эмиграционного банка.

Российская «Социал-демократическая партия Поалэй Цион» была основана в Полтаве весной 1906 года Бэром Бороховым и Ицхаком Шимшилевичем. Теоретической основой этой партии явилась работа Бэра Борохова «Классовая борьба и национальный вопрос» (1906 год), а программной — его работа «Наша платформа» (1906 год). Органом этой партии была газета «Еврейская рабочая хроника» (Полтава, 1906 год). Два раза в неделю выходила газета «Дэр пролетаришэ геданк» («Пролетарская мысль») и раз в неделю — «Форвэртс» («Вперёд»). Первоначально российская «Социал-демократическая партия Поалэй Цион» вела свою агитационно-пропагандистскую и культурно-просветительную работу на иврите и координировала свои действия как с международным рабочим движением, так и с Всемирной Сионистской Организацией. В период революции, несмотря на выход из неё социал-демократов территориалистической ориентации, российская «Социал­-демократическая партия Поалэй Цион» насчитывала около 25 тысяч членов. В 1907 году она явилась ядром всемирного объединения «Поалэй Цион», оформившегося как федеративная часть Всемирной Сионистской Организации; затем российская «Социал­-демократическая партия Поалэй Цион» значительно полевела, и в 1909 году она приняла решение порвать со Всемирной Сионистской Организацией из-за её «буржуазного характера» и объявила языком своей культурно-просветительной работы среди еврейских трудящихся не иврит, а идиш. Позиция российской «Социал-демократической партии Поалэй Цион» отличалась от позиций одноимённых партий в других странах.

В апреле 1906 года представители группы «Возрождение» и движения «Поалэй Цион», которые, в отличие от лидеров этого движения, придавали большое значение борьбе за еврейскую культурно-национальную автономию, образовали в Киеве «Социалистическую еврейскую рабочую партию» (СЕРП). Партия эта в 1907 года издавала на идиш газету «Фолксштимэ» («Голос народа»), в 1907-1908 годах — газету на русском языке «Серп». В соответствии с доктриной Хаима Житловского о «социалистическом автономизме» СЕРП требовала признания евреев особой группой, обладающей территориально-национальной автономией. СЕРП считала, что основой еврейской национальной автономии должны стать реформированные общины, избирающие Всероссийский еврейский сейм, в компетенцию которого должны входить вопросы культуры, образования, здравоохранения, социального обеспечения, миграции и т. п. Подобно ССРП, СЕРП важное значение придавала созданию в будущем где-нибудь еврейского национального очага, который мог бы оказывать влияние на все аспекты жизни еврейской диаспоры, но, в отличие от ССРП, она считала, что ещё важнее уже теперь добиваться координируемой сеймом культурно-общинной автономии евреев в странах их проживания. Из-за важности, которую СЕРП придавала еврейскому сейму, членов этой партии часто называли «сеймистами». СЕРП была ближе к социал-революционерам, чем к социал-демократам, в частности потому, что первые с большим пониманием относились к идеям федерализма и автономизма, чем вторые. В конгрессах Социалистического Интернационала СЕРП имела представительство в рамках Российской партии социалистов-революционеров. В 1907 году СЕРП участвовала во Всероссийском совещании национальных партий, созванном эсерами. В 1909 году СЕРП объединилась с группой социалистов-территориалистов, не входящих в ССРП. Почти все ячейки СЕРП находились на Украине; несколько ячеек было также и в Литве. Лидерами СЕРП были Авра’ам Розин, Нахум Штиф, Моше Зильберфарб и Марк Ратнер.

В декабре 1906 году С. Дубнов, М. Крейнин и И. Зархи основали в Петербурге «Еврейскую народную партию» («Фолкспартэй»), близкую по своим общим установкам к российским  «Конституционным демократам» («Кадетам»). В области национальной идеология «Фолкспартэй» основывалась на «Письмах о старом и новом еврействе» С. Дубнова, опубликованных в журнале «Восход» в 1897-1902 годах. Согласно С. Дубнову, евреи каждой страны представляют собой «единую культурную, духовно-историческую нацию» и должны бороться за свою культурную и общинную автономию в рамках страны своего проживания. В каждой стране в отдельности еврейские общины должны образовать общий Ваад (вроде существовавшего в Речи Посполитой в XV — XVII веках «Ваада четырёх земель»). Этот Ваад будет представлять еврейские общины перед правительством данной страны и защищать их интересы. В дальнейшем ваады разных стран объединятся во Всемирный еврейский конгресс, который будет координировать взаимоотношения между евреями разных стран, заботиться о соблюдении их интересов и прав, содействовать переезду евреев из страны в страну, в частности — в Эрец Исраэл.

Из перечисленных четырех еврейских партий самой радикальной была «Социал-демократическая партия Поалэй Цион», а самой умеренной — «Фолкспартэй». «Бунд» был ещё радикальней, чем партия «Поалэй Цион». В 1905-1906 годах. «Бунд» насчитывал около 35 тысяч человек. Численность же «сионистов-несоциалистов» в эти годы значительно превышала численность остальных пяти еврейских партий, вместе взятых. По общим вопросам сионисты-несоциалисты были столь же умерены, как «Фолкспартэй», и были близки к российским «Конституционным демократам».

* * * * * * * * * *

В ноябре 1905 года состоялся Второй съезд «Союза полноправия». В связи с Манифестом 17 октября и решением правительства не лишать евреев политических прав (при сохранении гражданского бесправия) съезд решил принять самое активное участие в предстоящих выборах в Государственную Думу и бороться за избрание кандидатов, поддерживающих полноправие евреев. Благодаря содействию «Союза полноправия» (который с марта 1906 года стал называться «Обществом полноправия») в Первую Государственную Думу было избрано 12 евреев, из них пять сионистов. Девять из еврейских депутатов примкнули к Конституционным демократам, а трое — к трудовикам. Первая Дума оказалась оппозиционной правительству, и уже спустя два месяца после ее открытия 8 июня 1906 года Николай II распустил её.

На выборах во Вторую Государственную Думу национально настроенные евреи не проявили такой солидарности, какую они проявили на выборах в Первую Думу. Руководствуясь директивами Гельсингфорсского съезда, сионисты выдвигали своих кандидатов по отдельному списку, а не по общему списку «Общества полноправия». Их примеру последовала «Фолкспартэй». После этого действовавшим в рамках «Общества полноправия» Еврейской народной группе и Еврейской демократической группе ничего не оставалось, как выдвигать и своих кандидатов по отдельным спискам. Еврейская народная группа, возглавляемая Винавером, Слиозбергом и Штейнбергом, была близка к Конституционным демократам, а Еврейская демократическая группа, возглавляемая Брамсоном, Браудо и Фрумкиным, была близка к трудовикам­-социалистам. Обе эти группы были противниками эмиграции евреев из России. Выдвижение еврейских кандидатов по отдельным спискам ослабило «Общество полноправия» и в мае 1907 года оно прекратило своё существование.

Во Второй Государственной Думе, собравшейся в феврале 1907 года, было значительно меньше сторонников еврейского равноправия, чем в Первой Думе. Если в Первой Думе антисемитствовал лишь князь Волконский, то во Второй Думе было свыше ста антисемитов во главе с Пуришкевичем и Крушеваном. Тем не менее большинство депутатов Второй Думы положительно относилось к идее эмансипации евреев. Во Второй Думе было 5 евреев: кадеты А. Г. Абрамсон, Л. Г. Рабинович и Я. Н. Шапиро от внутренних губерний, социал-демократ В. Е. Мандельберг от Иркутска и председатель судебной комиссии И. В. Гессен, еврей по происхождению и православный по вероисповеданию. Вторая Дума была значительно правее первой, но и она не устраивала Николая II  и 3 июня 1907 года он распустил её.

Третья Государственная Дума (1907-1912 годы) была правее второй. В ней доминировали русские националисты во главе с В. Пуришкевичем и Н. Марковым-вторым и «октябристы»-монархисты во главе с А. Гучковым. В Трертьей Думе было два еврея — Н. М. Фридман от Ковенской губернии и Л. Н. Ниселович от Курляндской губернии. Оба они вошли во фракцию кадетов, причём Л. Ниселович оговорил себе полную независимость в отношении еврейского вопроса. Ему удалось собрать 166 депутатских подписей (в том числе подписи 26 октябристов) под законопроектом о6 отмене «черты оседлости». Однако этот законопроект не был допущен к рассмотрению. В июле 1909 г. в городе Ковно состоялось совещание еврейских общественных и политических деятелей, в котором приняли участие около 120 человек. На нем, в частности, был образован так называемый «Ковенский комитет» для оказания помощи еврейским депутатам Думы в деле защиты интересов российского еврейства.

В Четвертой Государственной Думе (1912-1917 годы) было три еврея: Н. Фридман от Ковенской губернии, И. Гуревич от Курляндской губернии и М. Б. Бомаш от Лодзи (все — кадеты). Для оказания им содействия было образовано «Политическое бюро при еврейских депутатах», в которое вошли представители Еврейской народной группы (М. Винавер и Г. Слиозберг), Еврейской демократической группы (Л. Брамсон и Я. Фрумкин), сионистов (И. Розов, И. Гринбаум и М. Алейников) и «Фолкспартэй» (С. Дубнов, М. Крейнин и И. Зархи). В качестве представителя последней в Политическом бюро выступал также адвокат О. Грузенберг. Политическое бюро собиралось не реже двух раз в неделю. При нём было образовано Информационное бюро во главе с А. Браудо, которое собирало материалы о преследовании евреев и публиковало их в России и за границей.

* * * * * * * * * *

3 марта 1917 года, на следующий день после отречения императора Николая II, председатель Думы М. Родзянко и министр-председатель Временного правительства князь Г. Львов подписали декларацию, в которой говорилось, что главной целью новой власти является «отмена всех сословных, вероисповедальных и национальных ограничений». 20 марта Временное правительство приняло соответствующее постановление, подготовленное министром юстиции А. Ф. Керенским при участии Политического бюро при еврейских депутатах Четвертой Думы. Этим законодательным актом, подписанным министрами 21 марта, были отменены около 150 антиеврейских ограничений, действовавших при царском режиме. 24 марта еврейские депутаты Четвертой Государственной Думы и члены Политического бюро при них нанесли визит министру-председателю князю Г.В. Львову и лидерам Петроградского Совета рабочих депутатов А. Е. Скобелеву и Н. С. Чхеидзе и от имени всего российского еврейства выразили глубокое удовлетворение декларацией об отмене сословных, вероисповедальных и национальных ограничений. После этого Политическое бюро при еврейских депутатах самораспустилось. После Февральской революции активизировалась деятельность еврейских политических партий. В политическую жизнь включилась также и религиозная еврейская общественность. В Москве образовалась близкая к «Мизрахи» партия «Масорет ве-Херут» («Традиция и свобода») во главе с будущим министром почт Государства Израиль Мордехаем Нуроком, а в Петрограде — близкая к «Агудат Исраэл» партия «Нэцех Исраэл» («Вечность Израиля»). В разных местах России возникли группы, близкие к «Агудат Исраэл». В июле 1917 года они свою конференцию в Москве. На Украине группы, близкие к «Агудат Исраэл», объединились в партию «Ахдут» («Единство»).

14-19 апреля 1917 года в Петрограде состоялась первая легальная конференция «Бунда», 83 делегата которой представляли около 25 тысяч членов партии. В руководство «Бунда» вошли: Р. Абрамович, И. Айзенштадт, А. Вайнштейн, Литвак и Эрлих. Критикуя некоторые аспек­ты внутренней политики Временного правительства, «Бунд» (за исклю­чением группы «интернационалистов» во главе с Р. Абрамовичем) поддерживал его внешнюю политику. После Петроградской конфе­ренции «Бунд» активизировал свою деятельность, и к концу 1917 года в более чем 400 его ячейках насчитывалось около 40 тысяч членов партии.

В апреле 1917 года в Петрограде состоялся Шестой съезд Сионистско-социалистической рабочей партии, на котором она приняла новое название — «Еврейская территориалистическая рабочая партия» (ЕТРП). Тем са­мым была реализована соответствующая резолюция, принятая за де­сять лет до того в Лейпциге. Резолюция же Лейпцигского съезда, осу­ждающая автономизм, была заменена Петроградским съездом на пря­мо противоположную. В новой резолюции говорилось, что территориальное решение ев­рейского вопроса может быть достигнуто лишь после того, как евреям по месту их проживания будет предоставлена национально-культур­ная автономия. В условиях такой автономии создадутся культурные центры, содействующие консолидации еврейского народа, Эта резолюция позволила «эсэсовцам» в мае-июне 1917 года объединиться с «сеймистами» в «Объединённую еврейскую социалистическую рабочую партию», которую обычно сокращённо называли «Фаниктэ» («Объединенная»). Возражая против объединения с СЕРП, некоторые члены ЕТРП (в частности Я. Бертольди) вышли из неё и перешли в «Фолкспартэй». Лидером «Фарэйниктэ» стал Моше Зильберфарб, а главным редактором ее печатного органа «Ди найэ цайт» («Новое время») — Авра’ам Розин.Ведущим сотрудником в этой газете был один из лидеров «Фарэйниктэ» (а прежде — ССРП) Моше Литваков. В апреле 1917 года от российской «Социал-демократической партии Поалэй-Цион» отпочковалась «Радикально-социалистическая партия Поалэй-Цион» с центром в Одессе. Она проводила культурно-воспитательную работу на иврите и решила вернуться во Всемирную Сионистскую Организацию на федеративных началах.

24 мая 1917 года в Петрограде состоялась Вторая конференция движения «Цеирэй-Цион». На ней из «социалистов» особенно выделялся будущий первый министр финансов Государства Израиль Элиэзер Каплан, из «трудовиков» _ М. Малининский (Марон), а из «демократов» — Исраэл Ритов. Конференция объявила сионистское движение надклассовым и констатировала, что в создании еврейского государства в Эрец Исраэл больше других заинтересованы еврейские трудящиеся. Решено было просить Всероссийскую Сионистскую Организацию принять в свой состав «Народную фракцию Цеирэй-Цион» на федеративных началах. Вскоре после Второй конференции движения «Цеирэй-Цион» число его членов достигло 50 тысяч.

24-30 мая 1917 года под председательством Йехиэла Членова и Авра’ама-Менахема Усышкина в Петрограде состоялся Седьмой съезд Всероссийской сионистской организации. На нём присутствовало 552 делегата, представляющих около 140 тысяч членов партии. От имени Государственной Думы съезд приветствовал депутат Н. М. Фридман, от имени Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Н. С. Чхеидзе, от имени Временного правительства было оглашено приветственное послание министра иностранных дел М. Терещенко. В нём, в частности, говорилось, что министерство иностранных дел обратилось к нейтральным странам с призывом подействовать на Турцию, чтобы та прекратила гонения на евреев Палестины. В своём докладе Юлиус Бруцкус, выступивший от имени руководства российских сионистов, сформулировал три основные задачи движения:                                                                                           1. культурное возрождение еврейского народа на основах его исторического прошлого;                                                                                                                        2. социальный переворот в экономическом укладе в смысле превращения народа лавочников и ремесленников в народ земледельцев и рабочих и создание нормальной экономической жизни, возможной для евреев лишь в своей стране;    3. политическая организация и объединение еврейского народа и отстаивание его политических, материальных и культурных интересов.                                             От имени руководства российских сионистов выступил также Александр Гольдштейн, который поставил на голосование предложение о подготовке референдума среди евреев России по вопросу создания еврейского национального очага в Эрец Исраэл.

Группа последователей Жаботинского во главе с Меиром Гроссманом, Иосифом Фишером и Иосифом Шехтманом потребовала не ограничиваться пассивным одобрением идеи еврейского национального очага, а активно включиться в вооружённую борьбу против Турции. Она призвала сионистов вступать добровольцами в ряды Еврейского легиона, который вскоре будет сформирован в рамках Британской армии. Сторонников этой группы стали называть «активистами-легионистами». Выступая против этой группы, Йехиэл Членов заявил, что сионистское движение не вправе вступать в вооружённую борьбу против Турции, чтобы не подвергать смертельной опасности еврейский ишув в Эрец Исраэл. Большинство делегатов съезда проголосовало за предложение А. Гольдштейна, отвергнув поправку «активистов-легионистов» и созвучное ей предложение Иосифа Трумпельдора «создать российскую армию, которая двинулась бы через Кавказ освобождать Эрец Исраэл от турецкого владычества». В своём докладе о характере еврейского самоуправления в демократической России будущий первый министр внутренних дел Государства Израиль Ицхак Гринбаум заявил, что, будучи экстерриториальной нацией, евреи не вправе претендовать на автономию; они могут лишь требовать общинного самоуправления, причём работу отдельных общин должно координировать Всероссийское объединение еврейских общин. По мысли Гринбаума, эти общины должны быть светскими. Дела, касающиеся религиозного культа, надо изъять из компетенции общин. Ими должны заниматься одни лишь верующие. Против резолюции, предложенной И. Гринбаумом, резко выступили А.М. Усышкин и Г. Златопольский, подчеркнув, что она противоречит первому тезису доклада Ю. Бруцкуса, выражающего позицию руководства Российской сионистской организации.

После того, как подавляющее большинство делегатов съезда отклонило резолюцию И. Гринбаума, он вместе с группой своих единомышленников покинул зал заседаний. И. Членову с трудом удалось уговорить его вернуться на съезд. И. Гринбаум заявил, что он продолжит борьбу за свою точку зрения, а покамест не войдёт в руководство Всероссийской Сионистской Организации. «Активисты-легионисты» составили автономную фракцию во Всемирной Сионистской Организации, в которую к этому времени на федеративных началах уже входили Всемирная организация «Мизрахи», объединение студентов-сионистов «‘хаХавер» и группа «Эт Ливнот». Съезд удовлетворил просьбу «Народной фракции Цеирэй-Цион» и «Радикально-социалистической партии Поалэй-Цион» принять их во Всероссийскую сионистскую организацию на федеральных началах.

В ноябре 1917 года состоялись выборы во Всероссийское Учредительное собрание. Около 60% голосов было подано за эсеров, около 25% — за большевиков. По еврейским спискам прошли 8 человек: 6 сионистов (Ю. Б. Бруцкус от Минской губернии, Я. И. Мазе — от Могилёвской, А.М. Гольдберг — от Подольской, В. И. Тёмкин — от Херсонской, Н. С. Сыркин — от Киевской, Я. Бернштейн-Коган — от Бессарабской), 1 бундовец (Е. И. Лурье от Бессарабии), 1 беспартийный (О. О. Грузенберг); от Херсонской губернии по общероссийскому списку эсеров прошёл так-же член Объединённой еврейской социалистической рабочей партии Д. В. Львович. Партия российских социалистов-революционеров с большим пониманием, чем другие партии, относилась к национальным чаяниям евреев. Это проявилось, в частности, в программной речи лидера партии Виктора Чернова, которую он произнёс 5 января 1918 года после избрания его председателем Всероссийского Учредительного собрания. Можно полагать, что, если бы, в соответствии с народным волеизъявлением, российские эсеры пришли к власти, культурно-национальная автономия в России была бы обеспечена, и никто не препятствовал бы желающим эмигрировать в Эрец Исраэл. Но, надругавшись над народным волеизъявлением, большевики разогнали Учредительное собрание и узурпировали власть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + пятнадцать =