Сионистское движение в Российской Империи.

В конце XVIII — начале XIX в. для евреев — подданных Россий­ской империи был установлен целый ряд правовых ограничений. Вступление России в середине XIX века на путь капиталистического развития и либеральные реформы, осуществленные в годы правления Александра II (1855-1881), привели к некоторому смягчению этих ог­раничений. В шестидесятые — семидесятые годы XIX в. всё большее число ев­реев приобщается к русской культуре, чувствует себя преданными гражданами России, верит в скорое достижение российским еврейст­вом полного гражданского равноправия. Но вот грянули погромы 1881-1882 годов, обрушившиеся на сотни еврейских общин и унесшие многие еврейские жизни. Российская об­щественность — как правая, так и левая, как часть власть имущих, так и часть революционеров — оправдывала эти зверства. Многие евреи больше, чем когда-либо, почувствовали, что они —пасынки России. Между евреями разгорелся спор: оставаться ли даль­ше в России в ожидании лучшего будущего или уезжать? С 1881 по 1914 год Россию покинуло около 1 млн. 980 тыс. евреев, преимущественно представителей беднейших слоев населения. В основном, это была эмиграция диффузная, не ставящая перед собой ка­ких-либо общенациональных целей. Некоторые же активисты эмиграции считали, что евреи должны со­браться на определённой территории и основать там свой националь­ный очаг. Одни считали, что такой очаг может быть основан лишь на исторической родине евреев — Эрец Исраэл, другие принципиально допускали построение еврейского национального очага на любой тер­ритории. Первых стали называть «Ховэвэй Цион» («Любящие Сион»), а соответствующее движение — «Хиббат Цион» («Любовь к Сиону»), а вторых (уже позже) — «территориалистами». О путях превращения еврейских поселений на общей территории в еврейский национальный очаг и о характере этого очага ни «Ховэвэй-Цион», ни «территориалисты» особенно не задумывались. Летом 1882 г. в Эрец Исраэл прибыло несколько групп «Ховэвэй Ци­он» из России и Румынии и несколько групп йеменских евреев, воодушевленных мессианскими чаяниями. Новоприбывшие приступили к основанию небольших сельскохозяйственных поселений. Так нача­лась «Первая алия» (массовое переселение евреев в Эрец Исраэл из диаспоры), в ходе которой до 1903 г. в страну прибыло около 10 тыс. евреев.

Лидерами светского крыла движения «Хиббат Цион» были публи­цист Моше-Лейб Лилиенблюм и врач Леон Пинскер, а лидером рели­гиозного крыла — видный талмудист раввин Шмуэл Могилевер. Л. Пинскер в своей брошюре на немецком языке «Автоэмансипация» (сентябрь 1882 года) и М.Л. Лилиенблюм в серии статей на иврите под общим названием «Путь возвращения» (1883 год) отмечают, что ни просвещение, ни прогресс не избавляют человечество от ксенофобии. Евреев ненавидят как чужих, и ненависть эта будет существовать до тех пор. пока евреи будут проживать не на своей земле. Ассимиляция не мо­жет быть решением еврейского вопроса: с одной стороны, она непри­емлема для еврейских масс, а с другой — доминирующее нееврейское население не примет теперь еврейской ассимиляции, ибо уж очень долго евреи отказывались ассимилироваться. Евреи должны отказать­ся от тщетной и вредной идеи, что кто-то их эмансипирует. Эманси­пация евреев — дело рук самих евреев. Они смогут возродиться как полноценная нация, лишь собравшись вместе и создав свой нацио­нальный очаг. Приобретение земель и скота в Эрец Исраэл и создание там еврейских сельскохозяйственных поселений было для  М.Л. Лилиенблюма превыше всего. Ему принадлежит крылатое изречение: «Одна коза, при­обретенная евреем в Палестине, важнее десяти гимназий в диаспоре». Примерно за 40 лет до М.Л. Лилиенблюма и Л. Пинскера к идее автоэмансипации евреев пришел американский общественно-политический деятель и журналист Мордехай Мануэл Ноах. За полвека до них к идее автоэмансипации евреев с позиций ортодоксального иудаизма пришли независимо друг от друга раввин Торна (Пруссия) Цви-Гирш Калишер (1795-1874) и раввин Землина (Сербия) Ие’уда Алкалай (1792-1878). Они учили, что сверхъестественное избавление евреев, сопровождаемое сверхестественными явлениями, наступит лишь после их естественного самоизбавления, лишь после того, как они возвратятся в Эрец Исраэл и подготовят себя и свою страну к приходу Божественного по­сланца.

Под влиянием идей И. Алкалая и Ц.Г. Калишера раввин Шмуэл Могилевер ещё до погромов 80-х годов призывал евреев, решивших покинуть Россию, ехать не куда-либо, не в новый галут (изгнание), а на свою историческую родину. Когда в Эрец Исраэл возникли первые сель­скохозяйственные поселения, он много сделал для предотвращения их экономического краха. Светские «Ховэвэй Цион» призывали евреев к немедленному пере­селению в Эрец Исраэл, не уделяя большого внимания идеологиче­ской подготовке к этому переселению. Такому подходу, который поз­же стали называть «практическим сионизмом»6, одесский публицист Ахад  хаАм («Один из народа» — псевдоним Ашера-Цви Гинцберга, 1856-1927) противопоставил «духовный сионизм», сущность которого была им изложена в статье на иврите «Не таков путь» (1889 год). Ахад  хаАм считал, что переселение евреев всего мира в Эрец Исраэл невозможно. Поэтому необходимо создание в Эрец Исраэл духовного центра для обновления еврейской культуры и возрождения националь­ного самосознания евреев всего мира. Создать такой центр смогут лишь высокосознательные люди, пропитанные еврейской культурой, исполь­зующие иврит для повседневного общения, способные к духовному творчеству и к производительному труду. Прежде, чем переезд в Эрец Исраэл станет массовым, необходимо, чтобы туда переехали именно такие люди. В противном случае Эрец Исраэл не приобретёт притяга­тельной силы и не станет образцом для мирового еврейства. С целью подготовки кадров для такого духовного центра в 1889 го­ду Ахад  хаАм основывает нечто вроде масонской ложи — орден «Бнэй Моше» («Сыны Моисея»), просуществовавший восемь лет.

* * * * * * * * * *

Во второй половине 1897 года  почти все сторонники «практического си­онизма» и «духовного сионизма» вошли во Всемирную Сионистскую Организацию, основанную на принципах т.н. «политического сиониз­ма». Принципы эти были изложены венским журналистом, юристом по образованию, Теодором (Биньямином-Зеэвом) Герцлем (1860-1904) в его брошюре «Государство евреев (опыт современного решения ев­рейской проблемы}», которая была опубликована на немецком языке в феврале 1896 года и в том же году была переведена на языки англий­ский, французский, русский, румынский и иврит. План Герцля сводился к следующему:

1) создание Всемирной еврейской организации, которая явится пред­ставителем и юридическим органом еврейского народа в деле его кон­центрации на единой территории и создания на ней еврейского на­ционального очага; желательно, чтобы эта территория была Эрец Ис­разл, но если это окажется невозможным, то допустима и часть терри­тории Аргентины;                                                                   2) разработка плана создания будущего еврейского государства, ко­торый учитывал бы последние достижения науки и техники и был на­целен на оптимальную реализацию принципа социальной справедли­вости; основание Еврейской компании по сбору средств для осущест­вления этого плана;                  3) заключение гарантированного одной или несколькими великими державами соглашения между Всемирной еврейской организацией и государством, согласившимся предоставить часть своей территории для создания там еврейского национального очага;                                                                                  4) декларирование создания еврейского государства на оговоренной этим соглашением территории; организация массового переселения евреев на эту территорию и передача её участков в аренду частным лицам или коллективам.

Вышеупомянутое соглашение должно содержать следующие эле­менты:

а) Всемирной еврейской организации передаётся определённая тер­ритория для создания на ней еврейского национального очага;                                                      б) раз­решается неограниченный переезд евреев на эту территорию;                      в) еврейскому населению на этой территории предоставляется суверенное или автономное самоуправление, включающее право соблюдать внут­ренний порядок и вооружённую самооборону;                                                                                         г) мировое еврейство окажет услуги государству, предоставившему ему территорию для ев­рейского национального очага и постепенно выкупит земли на ней, принадлежащие неевреям.

Первый конгресс Всемирной Сионистской Организации состоялся в Базеле (Швейцария) 29-31 августа 1897 года. На нём присутствовало 208 делега­тов из 16 стран. Российское еврейство было представлено 66 делега­тами. Среди них — деятели движения «Хиббат Цион»: Авра’ам Менахем Усышкин, Лео Моцкин, Владимир Тёмкин, Исраэл-Изидор Ясиновский, Герман Шапиро, Макс Мандельштам и Яков Бернштейн-Коган. Конгресс избрал Исполком Всемирной Сионистской Организа­ции из 15 человек, в который из российских евреев вошли: Я. Бернштейн-Коган, М. Мандельштам, И. Ясиновский, а также избранный заочно Ш. Могилевер. Президентом Всемирной сионистской органи­зации был избран Теодор Герцль, который оставался на этом посту вплоть до своей смерти. Конгресс принял так называемую Базельскую программу, гласив­шую: «Сионизм стремится создать для еврейского народа обеспечен­ное публичным правом убежище в Палестине. Для достижения этой цели Конгресс рекомендует:             1) содействие поселению в Палестине ев­реев-земледельцев, ремесленников и рабочих;                                                                                                                           2) организацию и объе­динение всего еврейства с помощью местных и международных уч­реждений, в соответствии с законами каждой страны;                3) укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального само­сознания;                                                                                                                  4) предварительные меры для получения согласия прави­тельств на осуществление целей сионизма».

За несколько дней до открытия Второго Сионистского конгресса, 15-26 ав­густа 1898 года в Варшаве состоялся Первый Всероссийский сионистский съезд, на котором присутствовало около 160 делегатов, из них 14 раввинов. Развернулись дискуссии о соотношении политико-дипломатической и поселенческой деятельности и о сионистской культурно-воспитатель­ной работе в соответствии с третьим пунктом Базельской программы. По первому пункту большинство делегатов во главе с А.М. Усышкиным, вопреки мнению Т. Герцля, высказались за продолжение поселенческой деятельности независимо от успеха политико-дипломатической. Что же касается сионистской культурно-воспитательной работы, значение которой особенно подчеркивал Я. Бернштейн-Коган, большинство орто­доксальных делегатов усмотрели в ней возможную угрозу иудаизму и потребовали или изъять ее из сионистской программы, или поставить под контроль особой раввинской комиссии.

Второй конгресс (Базель, 28-31 августа 1898 г.), заслушав доклады Давида Вольфсона и Макса-Изидора Боденгеймера, принял Устав Еврейского Колониального Банка, внеся в него некоторые изменения. Было при­нято компромиссное решение по вопросу соотношения политико-ди­пломатической и поселенческой работы. Опасаясь усиления конфликта между «культурниками» и ортодокса­ми, ортодоксы послали в Базель раввина Полтавы Элия’у Акиву Рабиновича, поручив ему изложить их требования на Втором конгрессе. Президент конгресса д-р Теодор Герцль и вице-президенты д-р Макс Нордау и д-р рав Моше Гастер приложили все усилия, чтобы ультиматум, выработанный раввинами-делегатами Варшавского съезда, не рассматривался Вторым конгрессом. Было поддержано предложе­ние Макса Нордау о развёртывании сионистского спортивного дви­жения. Весной 1899 года, когда руководство Еврейского Колониального Бан­ка окончательно отвергло требование Э. А. Рабиновича немедленно прекратить субсидирование культурной работы, он и его единомыш­ленники покинули сионистское движение и стали решительными противниками политического сионизма. Слишком умеренная и осторожная политика Герцля, почти полно­стью сводившаяся к дипломатической деятельности, и недостаточно демократические методы руководства Всемирной сионистской орга­низацией привели к возникновению в ней «демократической оппози­ции», которая, собравшись в Базеле незадолго до открытия Пятого конгрес­са, избрала свой президиум. В него, в частности, вошли Яков Бернштейн-Коган, Лео Моцкин и будущий многолетний президент Всемир­ной сионистской организации, а затем первый президент Государства Израиль Хаим Вейцман.

Я. Бернштейн-Коган ещё раз подчеркнул важность сионистской куль­турно-воспитательной работы среди широких масс еврейского насе­ления с целью привития им национального самосознания и вовлече­ния их в ряды сионистской организации. Он отметил неприемлемость принципа классовой борьбы для сионизма. Принцип этот ведёт не к консолидации, а к расчленению нации. Лео Моцкин высказался против культа личности, за открытость в работе сионистского руководства. Он потребовал, чтобы Еврейский Колониальный Банк действовал в духе принципа социальной справед­ливости и содействовал созданию кооперативных хозяйств. Лео Моцкин отметил, что, хотя в прогрессивных кругах отрица­тельно относятся к филантропии, еврейский народ, среди которого бедняки составляют подавляющее большинство, не может позволить себе отказаться от помощи Эдмонда Ротшильда, Мориса де Гирша и других богачей. Вместе с тем еврейские трудящиеся должны позабо­титься о создании профсоюзных организаций для защиты своих ин­тересов. На Пятом конгрессе (26-31 декабря 1901 года) «демократической оппо­зиции» удалось провести следующую резолюцию: «Конгресс разъ­ясняет, что под понятием культуры он имеет в виду национальное воспитание еврейского народа, рассматривает эту работу как важ­ный пункт сионистской программы и вменяет ее в обязанность каж­дому сионисту». Пятый конгресс постановил учредить Еврейский Национальный Фонд для покупки земель в Эрец Исраэл (» Кэрэн-‘а-Каемэт ле-Исраэл» ). По предложению Теодора Герцля во Всемирной Сионистской Орга­низации был узаконен «федеративный принцип», то есть правомер­ность существования фракций или партий в рамках этой организации. По предложению Иехиэла Членова впредь конгрессы стали созывать­ся раз в два года, а между ними — региональные конференции и съез­ды.

Появление «демократической фракции» в сионистском движении ускорило консолидацию религиозных сионистов и создание ими на­ционально-религиозной фракции в сионистском движении, которую они назвали «Мизрахи» по имени духовного центра, основанного рав­вином Шмуэлем Могилевером в 1893 году. На учредительном съезде «Мизрахи» в Вильне, проводившемся 4-5 марта 1901 года. по инициати­ве раввина-педагога Ицхака Яакова Рейнеса и еврейского религиозно­го историка Зеэва Ябеца (Вольфа Яветса), присутствовали 72 делегата, из них 24 раввина. В августе 1902 года под председательством Йехиэля Членова в Мин­ске состоялся Второй Всероссийский сионистский съезд, на котором при­сутствовало свыше 500 делегатов; фракция «Мизрахи» была пред­ставлена 160 делегатами, «Демократическая фракция» — 60. Осталь­ные делегаты составили как бы «центр». Съезд, в частности, признал «правомерными два существующих течения в вопросе воспитания на­рода — национально-традиционное (религиозное) и национально-про­грессивное (светское)» и избрал две независимые друг от друга комис­сии по культуре — религиозную и светскую. В конце XIX века во всемирном сионистском движении возникло социалистическое течение немарксистского толка, теоретической осно­вой которого явилась работа Нахмана Сыркина «Еврейский вопрос и еврейское социалистическое государство», опубликованная в Вене на русском языке в 1898 году. В этой работе Н. Сыркин отмечает, что создание еврейского государства будет сопровождаться массовым переселени­ем евреев, которое немыслимо без центрального планирования, без национального капитала. Поэтому будущее еврейское государство должно быть социалистическим. Лишь посредством планирования возможно создать экономику на голом месте. Лишь в рамках коллек­тивов можно продуктивизировать евреев, прибывших из диаспоры, и привить им навыки физического труда, в частности труда земледель­ческого.

Сразу же после появления работы Н. Сыркина «Еврейский вопрос и еврейское социалистическое государство» в разных местах Восточной Европы стали возникать кружки его последователей, которые называ­ли себя «Поалэй Цион» («Рабочие Сиона»). По призыву Нахмана Сыркина в конце 1901 года в Минске состоялся нелегальный съезд пред­ставителей кружков «Поалэй Цион» с целью создать единую партию. Цель эта была реализована лишь четыре года спустя (см. ниже). Члены кружков «Поалэй Цион» изучали иврит и еврейскую историю, проходили определённую профессиональную подготовку, а часть из них переезжала в Эрец Исраэл. Такой же была деятельность кружков «Цеирэй Цион» («Молодёжь Сиона»), которые стали создаваться в Вос­точной Европе, начиная с 1903 году. Но в то время как кружки «Поалэй Цион» состояли исключительно из еврейских рабочих и интеллигентов-социалистов, в кружках «Цеирэй Цион» были представлены люди раз­личных мировоззрений и различного социального статуса. Питомцы «Поалэй Цион» и «Цеирэй Цион» составили актив второй алии (1904-1914 годы).

* * * * * * * * * *

Ввиду развёртывания революционного движения в России и заметного участия в нём евреев власти стараются представить это движение как дело рук евреев. В борьбе с революционерами-евреями министр внутренних дел Вячеслав фон Плеве не брезгует никакими средствами. Под его эгидой акцизный чиновник, редактор газет «Бессарабец» (Кишинёв) и «Знамя» (Петербург) П. Крушеван и представитель департамента полиции Левендаль 6 апреля 1903 г., в последний день еврейской Пасхи и первый день православной, на основании клеветнического обвинения евреев в ритуальном убийстве, организовали в Кишинёве погром, в результате которого 45 евреев было убито и 86 тяжело ранено. Было разрушено и разграблено свыше 1500 еврейских домов. Широкая общественность в России и за рубежом возложила на В. фон Плеве ответственность за Кишиневский погром, и в связи с этим он пригласил к себе руководителя минских сионистов Ш. Розенбаума и пообещал официально разрешить деятельность Всемирной Сионистской Организации в России, если она публично заявит о непричастности Плеве к погромам. Розенбаум отказался пойти на эту сделку. 4 июня 1903 г., мстя П. Крушевану за организацию Кишиневского погрома, на него совершил неудавшееся покушение член одного из кружков «Поалэй-Цион» киевский студент Пинхас Дашевский. Дашевского приговорили к пяти годам каторги. Он отсидел только три года, а затем был помилован (Кстати, умер П. Дашевский в 1934 году в советской тюрьме).

То ли вследствие отказа Ш. Розенбаума реабилитировать В. фон Плеве, то ли вследствие покушения П. Дашевского на П. Крушевана, 24 июня 1903 года министерство внутренних дел издало циркуляр о запрещении сионистской деятельности в Российской империи, мотивируя это тем, что такая деятельность ведёт к повышению национального самосознания евреев, препятствует ассимиляции евреев и приводит к усилению межнациональной вражды, а это «противоречит началам русской государственной идеи и поэтому не может быть терпимо». После Кишиневского погрома в Петербурге активизировалось созданное еще в 1900 году  Бюро защиты евреев, которое возглавляли адвокаты М. Винавер, Г. Слиозберг, историк М. Кулишер, видные общественные деятели М. Брамсон, А. Браудо, Ю. Бруцкус и Я. Г. Фрумкин. Бюро в меру своих сил и возможностей вело борьбу против всех проявлений юдофобии и за достижение равноправия российского еврейства. В сентябре 1903 году в Гомеле произошёл погром, во время которого погибло10 евреев. Впервые в истории России громилам, поддерживаемым полицией и войсками, было оказано вооружённое сопротивление двумя отрядами еврейской самообороны, один из которых был под эгидой «Бунда», а другой, которым руководил Йехезкэл Ханкин, под эгидой минской группы «Поалэй Цион». После столкновения с войсками и полицией раненому Йехезкэлу Ханкину и его 13 товарищам удалось скрыться, и в январе 1904 году они прибыли в Эрец Исраэл. В сионистской историографии прибытие Йехезкэла Ханкина в Эрец Исраэл считается началом Второй алии, которая продолжалась до августа 1914 года и в ходе которой в Эрец Исраэл прибыло около 40 тысяч евреев.

* * * * * * * * * *

Обеспокоенный судьбой российских евреев, в августе 1903 года Теодор Герцль отправился в Петербург, где встретился с В. Плеве и некоторыми другими царскими сановниками. В результате разговоров с ними и бесед с российскими евреями Теодор Герцль пришёл к выводу, что обстановка в России погромная, и ради спасения жизни российских евреев необходимо срочное создание убежища для них. Поэтому придется согласиться на выдвинутое в начале 1903 года министром колоний Великобритании Джозефом Чемберленом предложение о создании еврейского национального очага в Уганде (предложение это было первоначально отвергнуто Герцлем). «Угандийский проект», представленный Герцлем на рассмотрение Шестого конгресса (23-25 августа 1903 года), был встречен многими делегатами враждебно. Сама идея создания еврейского национального очага не в Эрец Исраэл возмутила большинство российских сионистов. Не успокоило их и заверение ближайшего соратника Герцля Макса Нордау, что Уганда — лишь временное убежище, лишь «полустанок на пути к созданию постоянного еврейского национального очага в Эрец Исраэл». За посылку комиссии в Уганду и выяснение возможности переселения туда евреев проголосовало 295 делегатов, против — 178, воздержалось — 132. После голосования противники «угандийского проекта» покинули зал заседания. Они вернулись лишь на второй день после личной просьбы Теодора Герцля, заверившего их, что вопрос об уганде будет рассмотрен снова на Седьмом конгрессе.

В промежутке между двумя конгрессами, 3 июля 1904 года, умер Теодор Герцль а сионистское движение разбилось на два лагеря. В России сторонники построения еврейского национального очага только в Эрец Исраэл стали называть себя «Ционэй Цион» («Сионисты Сиона»). Их противники, допускавшие построение еврейского национального очага также и в других местах, стали называть себя «чисто политическими сионистами». Первых возглавил Авра’ам Менахем Усышкин (который на Шестом конгрессе не присутствовал), а вторых — Макс Мандельштам. На Седьмом конгрессе, который состоялся в Базеле 26 июля — 2 августа 1905 года, 750 делегатов (среди которых большинство составляли «Ционэй-Цион») представляли около 140 тысяч членов 70 сионистских организаций. На этом конгрессе «угандийский проект» был окончательно отклонен, тем более что комиссия признала Уганду непригодной для переселения туда евреев. Когда стали известны результаты голосования, лидер сторонников «угандийского проекта» английский писатель Исраэл Зангвил (1864-1926) заявил: «Я предпочитаю сионизм без Сиона Сиону без сионистов» и вместе со своими сторонниками (среди них — социалисты во главе с Нахманом Сыркиным) оставил зал заседаний. Не покидая Базеля, вышедшие из сионистской организация делегаты Седьмого конгресса образовали Еврейское Территориальное Общество (ЕТО). Седьмой конгресс избрал президентом Всемирной Сионистской Организации Давида Вольфсона. Помимо него в правление организации вошли: Леопольд Гринберг (Лондон), Якобус Кан (Гаага), Александр Марморек (Париж), Отто Варбург (Берлин), Яков Бернштейн-Коган и Авра’ам-Менахем Усышкин. Двое последних — представители «поселенческого направления» в сионизме, остальные _- представители «дипломатического направления». Резиденция правления Всемирной Сионистской Организации переместилась из Вены в Кельн.

Важнейшей вехой в истории мирового сионистского движения вообще и российского в частности был Третий Всероссийский съезд, который состоялся в Гельсингфорсе (ныне Хельсинки) 21-27 ноября 1906 года под председательством Йехиэла Членова. Съезд высказался за сочетание политической, поселенческой, экономической и культурно-воспитательной сионистской деятельности с борьбой за гражданские и национальные права евреев в странах их проживания. Особый интерес вызвали выступления Ицхака Гринбаума и Владимира Жаботинского. Ицхак Гринбаум заявил, что причиной кризиса в сионистском движении является вера в возможность внезапного и полного решения еврейской проблемы. Эта вера привела к пренебрежению практической подготовкой к переезду в Эрец Исраэл и поселенческой деятельностью там; к пренебрежению культурно-воспитательной работой и борьбой за гражданские и политические права евреев в странах их проживания. Такой подход к решению еврейского вопроса Гринбаум назвал «катастрофальным сионизмом». Он призвал отказаться от такого подхода и признать, что сионизм является постепенным и длительным процессом, признать, что сионизм — это «постоянный процесс собирания национальных сил как в Палестине, так и в диаспоре». Можно сказать, что И. Гринбаум противопоставил революционному герцлевскому сионизму сионизм эволюционный. В своём выступлении В. Жаботинский потребовал: 1) оформить сионистское движение в России как особую партию; 2) на выборах во II Государственную Думу выдвигать кандидатов от этой партии по отдельному списку; 3) действовать в пользу созыва Всероссийского Национального собрания евреев для достижения культурно-национальной автономии российского еврейства; 4) активно участвовать во всероссийском демократическом движении. В. Жаботинский разъяснил, что демократизация страны предусматривает «последовательный парламентаризм, широкие политические свободы, автономию для национальных районов и обеспечение прав национальных меньшинств». Он подчеркнул, что борьба за гражданское и политическое равноправие евреев предусматривает предоставление им статуса национального меньшинства, обладающего внутренним самоуправлением, имеющего возможность пользоваться родным языком и использовать субботу в качестве дня отдыха. Доклады Гринбаума и Жаботинского были одобрены съездом, несмотря на возражения группы во главе с Даниэлом Пасмаником против преобразования российской сионистской организации в политическую партию. В Центральный Комитет российской сионистской партии вошли: Юлиус Бруцкус, Борис Гольдберг, Ицхак-Лейб Гольдберг, Лев Яффе, д-р Йосеф Лурье, д-р Даниэл Пасманик, адвокат Шимшон Розенбаум. Было образовано шесть комитетов российской сионистской партии — Южной России, Центральной России, Сибири, Прибалтийского края, Польши и Литвы. Местом пребывания ЦК был избран город Вильна.

За несколько дней до открытия Восьмого Конгресса, проходившего в Гааге с 14 по 21 августа 1907 года, там состоялся Четвертый Всерос­сийский сионистский съезд. На нём решено было предоставить Польскому краевому комитету Российской сионистской партии полную автономию в области внутренней пропаганды, структуры и бюджета. Съезд постановил, что каждый сионист, желающий одновременно стать членом какой-либо другой партии, должен оговорить себе в ней полную свободу действий в области еврейского вопроса. Органом российских сионистов на русском языке был официально объявлен журнал «Рассвет», редактором которого был избран А. Идельсон, а временным органом на идиш — ежедневная газета «Дос идише фолк» («Еврейский народ»). Съезд обязал каждого члена сионистской организации выписывать не менее одного её печатного органа. Центральным на Восьмом Конгрессе было выступление Хаима Вейцмана, делегированного английскими сионистами и полностью солидарного с «Гельсингфорсской программой». Он отметил необходимость синтеза поселенческой и дипломатической деятельности. Надо добиваться, чтобы еврейский вопрос не переставал быть международным вопросом, но вместе с тем нельзя ни на минуту прекращать практической деятельности, то есть поселенческой работы в Эрец Исраэл. Исполнительный комитет сионистской организации должен «стремиться к достижению чартера, но как следствия нашей работы в стране. Если мы теперь получим чартер, он будет не более чем клочком бумаги, но если мы будем работать в Эрец Исраэл, то он будет нашей кровью и нашим потом и будет прочен», — сказал Хаим Вейцман. Линия «синтетического сионизма», выраженная в этом докладе, была одобрена большинством делегатов конгресса. Конгресс принял решение об учреждении «Палестинской землераспределительной комиссии» и особого «Палестинского управления» для руководства поселенческой работой в Эрец Исраэл. На Восьмом конгрессе официальным языком Всемирной сионистской организации был объявлен иврит, а его органом вместо немецкоязычного еженедельника «Ди Вельт» («Мир» в смысле «Вселенная») стал ивритоязычный еженедельник «хаОлам» (в том же значении), редактором которого был избран Авра’ам Друянов. Президентом Всемирной Сионистской Организации и председателем её правления повторно был избран Давид Вольфсон, а его заместителями — «практик» Отто Варбург и «политик» Якобус Кан.

В рассматриваемый период состоялось еще три сионистских конгресса. На Девятом конгрессе (1909 года, Гамбург) Нахман Сыркин и группа его сторонников вернулись во Всемирную Сионистскую Организацию. На Десятом конгрессе (1911 год, Базель) в связи с принятием большинством делегатов предложения Нахума Соколова об усилении культурно-воспитательной сионистской работы часть делегатов от «Мизрахи» во главе с раввином Базеля доктором Артуром Ко’эном вышла из сионистского движения. Президентом Всемирной Сионистской Организации был избран Отто Варбург, который пробыл на этом посту до 1920 года. На Одиннадцатом конгрессе (1913 год, Вена) была принята резолюция о том, что каждый член Всемирной сионистской организации должен «сделать план переселения в Эрец Исраэл частью своей жизненной программы».

Вскоре после окончания работы Десятого сионистского конгресса в Берлине состоялся Пятый съезд всемирной организации «Мизрахи». Представители Швейцарии, Венгрии и Главное бюро организации предложили, чтобы «Мизрахи» вышла из Всемирной Сионистской Организации из-за резолюции Десятого конгресса о культурно-воспитательной работе и объединилась с ортодоксами­-антисионистами. Когда большинство делегатов Пятого съезда отвергло это предложение, выдвинувшие его делегаты покинули движение «Мизрахи». Раскол во всемирной организации «Мизрахи» в 1911 году ускорил процесс консолидации еврейской антисионистской ортодоксии, начавшийся в конце XIX века. Летом 1912 года в Катовицах (Польша) состоялся учредительный съезд всемирной организации «Агудат Исраэл», на котором присутствовало около 300 делегатов, представляющих часть несионистских ортодоксов Венгрии, Польши, Литвы и Белоруссии. Среди делегатов съезда были также и бывшие члены Всемирной организации «Мизрахи», вышедшие из неё в 1911 году. В программной декларации «Агудат Исраэл», составленной Яковом Розенгеймом, говорилось, что организация приложит все усилия, чтобы мировое еврейство во всех областях жизни действовало в строгом соответствии с Торой (Пятикнижием) и Талмудом. В промежутках между съездами «Агудат Исраэл» высшими органами организации являются Центральный Совет, Исполнительный Комитет и Высший раввинский Совет (который позже стали называть «Моэцэт гдолэй `хаТора», или «Моэцэт хохмэй хаТора», перевод по смыслу: «Совет высших авторитетов в области иудаизма»). Все принципиально важные вопросы с точки зрения иудаизма Исполком и Центральный Совет обязаны представлять на рассмотрение и утверждение Высшего раввинского Совета.

Эфраим  Вольф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 12 =