Ходил еврей в разведку. (Евреи в советских разведывательных органах).

Любимое дитя диктатуры пролетариата — ВЧК (с 1917 г.) — ГПУ (с 1922 г.) — ОГПУ (с 1923 г.) — НКВД (с 1934 г.) — МГБ (с 1943 г.) — КГБ (с 1954 г.), призванное защищать вождей и партию от народа и бесчисленных врагов, внушало страх нескольким поколениям советских людей. Не меньший страх от монстра испытывала партийная и государственная элита, так называемая номенклатура, правящая страной от имени народа в эпоху генсеков Сталина-Горбачева. Беспокойно ворочались во сне и вопили дурными голосами генсеки, просыпаясь в холодном поту, когда вспоминали шефов КГБ. Пятеро из девятнадцати шефов этого почтенного учреждения — Ягода Г.Г., Ежов Н.И., Берия Л.П., Меркулов В.Н., Абакумов В.С. были расстреляны как шпионы и враги народа.    «Банда международных гангстеров», по выражению американского посла Фрэнсиса, «захватившая власть в России, обрела устойчивость в стране с помощью ВЧК». Первым шефом ВЧК был поляк Дзержинский Ф.Э., его заместителями были: поляк Менжинский В.Р., русский Ксенофонтов И.К., немец Уншлихт И.С. и латыш Петерс Я.Х. В 1924 г. заместителем Дзержинского стал еврей Ягода Г.Г. В досталинский период ВЧК имела 2 отдела — Контрразведывательный (КРО) с 1918 г. и Иностранный (ИНО) с 1920 г.    Самым молодым шефом КРО стал 20-летний эсер еврей Я. Блюмкин, совершивший 6 июля 1918 г. провокационное убийство германского посла гр. Вильгельма фон Мирбаха. Как известно, Блюмкин был смещен и заменен на этом посту А. Х. Артузовым, выходцем из итальянской Швейцарии. Артузов руководил контрразведкой до 1929 г.

Внешнюю разведку — ИНО с 1921 по 1929 г. возглавлял еврей М.А. Трилиссер, портрет которого по сей день висит в мемориальной комнате Федеральной Службы Разведки. В конце 1929 г. Ягода при поддержке ЦК отстранил Трилиссера от работы, заменив его бывшим шефом КРО Артузовым. Тогда Ягода рассматривал Трилиссера как возможного конкурента на пути к личной власти в НКВД. В 1934 г. внешняя разведка СССР вновь сменила шефа. Им стал еврей Слуцкий А.А., который руководил ею вплоть до своего отравления в 1938 г. Пирожные с ядом были ему предложены заместителем Ежова евреем М. Фриновским. С февраля по июль 1938 г. разведку возглавлял еврей М. Шпигельглас, а затем до 1940 г. — «человек Берии» Деканозов В.Г. За свою жестокость он получил прозвище «бакинского вешателя». В 20-30-е годы были заложены основы агентурной сети практически во всех странах, представляющих геополитический интерес для СССР. Очень скоро, благодаря внедрению агентов во все посольства Москвы и в государственные учреждения ряда европейских столиц, наша разведка стала самой мощной и эффективной в мире.    Все десятилетия ОГПУ-НКВД-КГБ и его Первое Главное Управление (ПГУ), бывшее ИНО, исходили из ленинских манихейских представлений о мире, разделенном на буржуазную тьму и большевистский свет. Первые годы прошли в ожидании и приближении мировой революции, а также в разоблачении бесконечных заговоров белых эмигрантов и иностранных империалистов. Плечом к плечу с ОГПУ тогда работал Коминтерн, имевший собственные спецслужбы в Берлине и Амстердаме. Берлинскую спецслужбу возглавлял еврей Яков Райх, а амстердамскую — швед Себальд Рутгерс. Представителем России в Исполкоме Коминтерна являлся К. Радек, а Президентом Коминтерна — Г. Зиновьев. Многие операции спецслужб Коминтерна и ОГПУ проводились совместно, так что лучшие иностранные агенты ОГПУ и НКВД в 20-30-е годы продолжали считать себя работающими на Коминтерн.

Отметим наиболее известные акции ОГПУ-НКВД: дело Локкарта (1918 г.), вооруженные восстания в Германии (1919, 1921, 1923 гг.), Эстонии (1924 г.), Китае (1926-27 гг.), операции «Синдикат» (1920-21 гг.), «Трест» (1923-27 гг.), похищение в Париже белогвардейских генералов Кутепова (1930 г.) и Миллера (1937 г.), развал деятельности белоэмигрантского Российского Общевойскового Союза (РОВС) к 1934 г., развал координации разведслужб Англии, Франции, Польши, Финляндии, прибалтийских государств, борьба с троцкизмом на фронтах Испании в 1936-37 гг., убийство Троцкого 21 августа 1940 г., создание «мобильных групп» и серия «мокрых дел» во всех столицах мира. Подробности операций описаны в (1 — 6). Убийства и похищения зачастую санкционировались лично Сталиным. В основном, они были направлены против белоэмигрантского движения, троцкистов и перебежчиков.    Агенты разведок, люди редкой и подлой профессии, в XX веке были чрезмерно героизированы с помощью литературы, кино и телевидения. В этом отношении характерен английский телесериал «Рэйли — король шпионов», посвященный событиям в послереволюционной России. Он повествует о героических делах суперавантюриста Сиднея Рэйли, родившегося в 1874 г. под именем Зигмунда Розенблюма в семье зажиточного русского еврея. По словам Локкарта, Рэйли был яркой индивидуальностью, сочетавшей «артистический темперамент еврея с безумной смелостью ирландца, которому сам черт не страшен». Рэйли относился к делу «спасения России» от большевиков как к своему священному долгу. Этот авантюрист мечтал выставить посмешищем двух других более удачливых авантюристов — Ленина и Троцкого, проведя их без штанов по Невскому проспекту. Судьба его известна. Он проиграл, запутавшись в интригах Дзержинского, и был расстрелян 3 ноября 1925 г.    Поскольку нас интересуют прежде всего внутренние дела России, и памятуя о поговорке: «темна вода во облацех», мы не будем детально описывать зарубежные акции ОГПУ-НКВД. Отметим, что советская разведка активно и с успехом использовала как русских, так и всех прочих евреев в своей разведывательной деятельности. При этом большую роль в качестве приманки играли два фактора: социалистическая идея, к которой евреи всегда были неравнодушны, и образ СССР, некоего Нового Иерусалима на земле, страны, покончившей с эксплуатацией человека человеком.

До начала 30-х годов главным объектом внимания ОГПУ за рубежом было белогвардейское движение. Вскоре, благодаря деятельности агентов ОГПУ — белых генералов Монкевица, Штейфона, Скоблина, адмирала Крылова, оно было дестабилизировано, а после похищения лидеров РОВС — генералов Кутепова и Миллера — фактически прекратилось.    Основным лейтмотивом психики Сталина в течение всей его жизни оставался Троцкий и троцкизм. Изгнанник, сменивший несколько стран — Турцию, Францию, Норвегию, — Троцкий с 1940 г. обосновался в Мексике. Там, находясь в изоляции в местечке Койоакан, он утратил свое влияние на международное рабочее движение, занимаясь то литературным трудом, то своей лебединой песнью — 4-м Интернационалом. Ненависть Сталина к Троцкому носила маниакальный характер. Он был, по-видимому, единственным государственным деятелем, всерьез относившимся к предсказаниям Льва Давыдовича. Более того, в представлении Сталина Троцкий был более опасен, чем Гитлер. Все силы ОГПУ-НКВД были брошены на борьбу с троцкизмом. Вряд ли найдется исторический пример, когда столь огромный потенциал власти и пропаганды был нацелен на одного человека. Сам Троцкий, его сын Лев Седов, все его сподвижники были окружены сетью агентов ОГПУ. Среди них следует отметить евреев — братьев Соболевичюсов, ставших доверенными лицами своего «подзащитного», Марка Зборовского (он же Этьен) и знаменитого организатора убийства Л.Д. Троцкого генерала НКВД Н.А. Эйтингона (он же Наумов).    Смерть Льва Седова в парижской больнице от аппендицита может быть приписана «заботам» Этьена. За организацию убийства самого Л. Д. Троцкого Эйтингон достиг высоких почестей — его портрет висит в «комнате памяти» ПГУ КГБ, а главное, он уцелел в кровавых разборках внутри НКВД. Мать убийцы, коммунистка и сеньора Каридад Меркадер дель Рио, любовница Эйтингона, была представлена Берией Сталину и удостоена ордена Ленина. Сам убийца Троцкого, убежденный сталинист Рамон Меркадер, отсидевший в мексиканской тюрьме день в день 20 лет, после отсидки в 1961 г., прибыл в Москву. Здесь ему было отказано в приеме в КПСС, ибо сталинский поезд уже ушел. Однако звезду Героя Советского Союза он получил и, прожив остаток жизни на Кубе, был похоронен в Москве под именем Рамона Лопеса.

«Мобильные группы» убийц, созданные Трилиссером-Артузовым-Слуцким, разъезжали по белу свету и систематически уничтожали видных троцкистов. Так, например, были застрелены Игнатий Порецкий (он же Райсс), Рудольф Клемент и ряд других видных членов 4-го Интернационала.    В хитросплетениях европейской политики советская разведка, как правило, оставалась невидимой, улавливая тонкие информационные потоки. Об ее делах общественность узнавала лишь в случае провала агентов и спровоцированных этим политических скандалов. В годы становления советской разведки из-за вербовки местных коммунистов, работавших со рвением, но по-дилетантски, случались разоблачения. Особенно неудачным для наших шпионов был 1927 г. Разоблачения советских агентов произошли почти одновременно в Англии, Франции, Австрии, Польше, Швейцарии, Турции и Китае. Из Англии с шумом был выдворен посол А.П. Розенгольц. Сейчас уже невозможно выяснить истинные причины случившегося. Вероятно, они были связаны с уязвимостью шифров, т. к. после введения «одноразовых» шифров в 1927 г. провалы прекратились вплоть до начала Второй мировой войны. Сталин, естественно, использовал неудачи разведки для внутриполитической борьбы с троцкизмом.    В 30-е годы и во время войны разведка СССР проявила себя в целом удовлетворительно. Среди резидентов-евреев отметим А.В. Шустера в Лондоне, В. Кривицкого в Нидерландах, А. Орлова в Испании, Б.Н. Рыбкина в Финляндии. Один из агентов Кривицкого в Берлине получил доступ к кодовой книге японского посольства в Германии, содержащей шифры немецко-японских переговоров об антикоминтерновском пакте. За это Кривицкий в 1936 г. был награжден орденом Ленина. В 1937 г. он сбежал, опасаясь репрессий, но был найден «мобильной группой» и уничтожен.

В 1936 г. во время фашистского путча ген. Франко в Испании советская разведка решала свою частную задачу — обеспечить победу сталинизма над атакующей его марксистской ересью. Воспользовавшись скоплением защитников республики, приехавших в Испанию из многих стран Европы и Америки, была устроена грандиозная охота на немецких, австрийских, швейцарских троцкистов в интербригадах. В ней отличились, помимо самого Орлова, евреи — ген. НКВД Лазарь Штерн (он же Эмилио Клебер) и Эйтингон (он же ген. Котов), а также агенты НКВД Андре Марти, Вальтер Ульбрихт, Луиджи Лонго. Э. Хеменгуэй писал про А. Марти: «…чокнутый, как постельный клоп. У него мания расстреливать людей…» Разногласия среди республиканцев были доведены жестокостями агентов НКВД до состояния войны фракций, что, в конечном итоге, привело к их поражению. А. Орлов отказался вернуться в СССР в 1938 г. и растворился в неизвестности.    В годы «Большого Террора» были отозваны и уничтожены большинство резидентов НКВД и Главного Разведывательного Управления (ГРУ) Генштаба. Это привело к сокращению потока информации как раз тогда, когда Гитлер начал подготовку к войне. Значительная часть агентов подалась в бега. Шефы ИНО — Слуцкий и Шпигельглас были ликвидированы.

Тем не менее разведка продолжала жить. Ценная информация поступала из двух посольств фашистской Германии — в Японии от Р. Зорге и в Польше от Р. фон Шелиха. Последний был завербован за деньги, разумеется, в 1937 г. немецким евреем-журналистом Р. Геррнштадтом.    Накануне войны Сталин получал развединформацию от двух своих подчиненных — ген. Голикова Ф.И., шефа ГРУ, и Фитина П.М., сменившего в 1940 г. Деканозова на посту начальника Иностранного Управления (ИНУ) НКВД. Они имели раздельные и общие источники информации. Предупреждения о начале агрессии 22 июня 1941 г. шли в Москву от Р. Зорге, Л. Треппера, группы Шульце-Бойзена, У. Черчилля, посла Германии гр. Шуленбурга, перебежчиков.    Леопольд Треппер, польский еврей, был завербован в 1936 г. Берзиным для сотрудничества с ГРУ (тогда оно называлось 4-м Управлением Генштаба). Группа Треппера, так называемая «Красная капелла», укомплектованная евреями-антифашистами, проработала до конца 1942 г., поставляя из Бельгии, Нидерландов и Франции информацию по Германии. 21 июня 1941 г. через советского военного атташе в Виши ген. Суслопарова Треппер передал СССР предупреждение о нападении Германии 22 июня (194). До этого, весной 1941 г., от него Центром были получены сведения о «плане Барбаросса». Однако при докладе Голикова Сталину 20 марта 1941 г. они были сопровождены выводом о том, что нападение Германии вряд ли состоится до разгрома ею Англии, а сами слухи являются дезинформацией, ставящей целью поссорить Сталина с Гитлером (100). Фитин обладал еще меньшим влиянием на Сталина, чем Голиков. Сталин полагался на свою мудрость и проницательность и отбрасывал предупреждения о готовящейся войне. Между тем, Гитлер нутром чувствовал мощь советской разведки, когда говорил: «Большевики сильнее нас только в одном — в области шпионажа» (7).    Отметим еще несколько евреев, обслуживавших внешнюю разведку СССР. Это чешские евреи Вилли Мюнценберг и Отто Кац, издавшие в 1933 г. «Коричневую книгу» — библию антифашистской борьбы. Книга обвиняла нацистов в поджоге рейхстага и имела большой пропагандистский эффект. Мюнценберг был виртуозом коминтерновской пропаганды и создателем множества интеллектуальных обществ, управляемых коммунистами, но имеющих во главе респектабельных и известных людей, вроде Эйнштейна, лорда Марли, венгерского графа Каройи и т.д.    Гордостью нашей разведки был агент НКВД Питер Смоллет, шеф Русского отдела в Британском министерстве информации в 1941-43 гг. Его настоящее имя Г.П. Смолка. Он родился в семье австрийского еврея. Это был интеллектуал высокой пробы, работавший на СССР и после войны параллельно с известными шпионами К. Филби, Д. Маклиным, Э. Блантом и Г. Берджессом.    Контролером Филби одно время был Арнольд Дейч, австрийский еврей, нелегал с 1933 г. по кличке Стефан Ланг. Его портрет украшает «комнату памяти» ПГУ.

Вашингтонскую сеть советских агентов в первые годы войны возглавил выходец из еврейско-украинской семьи Натан Грегори Силвермастер. К моменту нападения на Перл-Харбор он собрал группу из десятка правительственных чиновников, работавших в различных подразделениях военной администрации Рузвельта, Управлении Стратегических Служб — предшественника ЦРУ — и одновременно в НКВД. Работа группы Силвермастера — сюжет для солидного шпионского телесериала.    Взрыв атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки породил у США чувство военного превосходства с соответствующими после войны изменениями в их политике по отношению к СССР. Сталин и Берия форсировали атомные исследования, которые первоначально шли по пути копирования американской атомной бомбы. К осени 1945 г. многие атомные секреты американцев были в распоряжении Центра благодаря работе агентов НКВД — физиков Дэвида Грингласса, Клауса Фукса, Дональда Маклина и Бруно Понтекорво. Грингласс, Фукс и Маклин были арестованы ФБР в 1950 г., а Понтекорво вывезен нашей разведкой в Советский Союз. Показания Фукса, а затем Грингласса вывели следствие на советских агентов Джулиуса и Этель Розенбергов, евреев, трогательно верящих в СССР — надежду всего человечества. Несмотря на отказ признать свою причастность к шпионажу, Розенберги были казнены 19 июня 1953 г. на электрическом стуле.    Есть намеки в прессе, что человеком, близким к КГБ, являлся британский газетный магнат, миллиардер Р. Максвелл, погибший при таинственных обстоятельствах 5 ноября 1991 г. на борту своей яхты «Леди Гислейн». Он был знаком с Хрущевым, Горбачевым и почему-то оказывал финансовую поддержку многим редакторам советских издательств. Максвелл (настоящее имя Людвик Хох) был выходцем из беднейшей еврейской семьи, проживавшей до войны в Чехословакии и уничтоженной нацистами.    Можно по-разному относиться к разведке и шпионам, но люди, приведенные в настоящем разделе, способствовали не только диктатуре, но и развитию мощи и безопасности СССР, и потому должны принадлежать истории.

ЛИТЕРАТУРА    1. Остряков С.З., Военные чекисты, Воениздат, М., 1979.               2. Фомин Ф.Т., Записки старого чекиста, Политиздат, М., 1964.                                3. Цвигун С.К. и др., В.И. Ленин и ВЧК: Сборник документов 1917-1922гг., Политиздат, М., 1975.                                                                                                      4. 20 лет ВЧК-ОГПУ-НКВД, Москва, ОГИЗ, 1938.                                                          5. Эндрю К., Гордиевский О., КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. Из-во Nota Bene, 1992.                                                              6. Петерс Я.Х., Воспоминания о работе в ВЧК в первый год революции, Пролетарская революция, N10, 1924.                                                                            7. Пикер Г., Застольные разговоры Гитлера, с. 299, Из-во Русич, Смоленск, 1993.

Александр Кац

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × один =