Фурия красного террора.

1 апреля 2013 года исполнилось 150 (по другим данным – 147) лет со дня рождения старейшей большевички Розалии Землячки, советского государственного и партийного деятеля, которую именуют «фурией красного террора».

Дочь купца 1-й гильдии Самуила Марковича Залкинда, юная Розалия, по воспоминаниям, была в семье «самая способная, самая нетерпеливая, самая проницательная и самая умная девочка, запоем читала все, что попадалось под руку. Анна Каренина вызывала у нее снисходительное сожаление, а Лизу Калитину она даже осуждала: «Шла бы ты, голубушка, не в монастырь, а в революцию, там тебе, с твоей принципиальностью, самое место…» С интересом читала труды по социологии. И вот Роза уже разъясняет рабочим «Капитал» Карла Маркса». А разъясняла она его с большим успехом. С таким большим, что была сделана членом ЦК РСДРП уже в 1903 году.

И как же так получилось, что способная, проницательная, умная девушка стала фурией красного террора, организовав массовую резню врангелевских офицеров в Крыму? Может быть, правы те пламенные русские патриоты, которые объясняют жестокость Землячки ее врожденной ненавистью ко Святой Руси? Ведь пишут же они, что «таким курвам как Землячка не место в кремлевской стене. Землячек и Мехлисов надо выкинуть на помойку вместе с Ульяновым».

Да, угнетатели не могут ожидать любви от угнетенных, и потому еврейское происхождение Землячки могло иметь значение в ее революционной деятельности против Российской империи — но не более, чем еврейство Аксельрода, Мартова, Дана, Либера и множества других русских революционеров-евреев, ставших противниками большевиков. К крымской трагедии это отношения не имеет. К тому же возглавлял «чрезвычайную тройку по Крыму», не еврей, а русский дворянин Георгий Пятаков. Вторым по степени виновности в списке тогда уж должен стоять Михаил Фрунзе — именно он после ухода армии Врангеля обещал в своих листовках десяткам тысяч солдат и офицеров, не захотевших или не успевших покинуть родную землю, жизнь и свободу. То же самое, что творила Землячка в Крыму, делали член президиума Петроградской ЧК, русская дворянка Елена Стасова и купеческая дочь Варвара Яковлева, назначенная главой Петроградской ЧК после убийства Урицкого. В Екатеринославе — дочь русского православного священника Конкордия Громова, аттестуемая справочниками как «выдающийся деятель женского пролетарского движения в России». В Пензе — немка Евгения Бош, тоже дворянка. В Евпатории свирепствовали сестры Антонина, Евдокия, Варвара и Юлия Немич, дочери местного полицейского урядника Павла Немича. Никак не еврейки.

Но вернемся к Землячке. Как только она в 1905 году вернулась из эмиграции, ее сразу ввели в руководство Московского комитета РСДРП и послали работать в военную ячейку. Землячка участвовала как в организации декабрьских боев в Москве, так и в самих боях. После победы Октябрьской революции ей доверили ответственную работу подборки командиров и политических работников для создаваемой Красной Армии. При этом Землячка была резко против привлечения в Красную Армию «буржуазных» военных специалистов и организовала вместе с Пятаковым и Ворошиловым «военную оппозицию». За заслуги в деле политического воспитания и повышения боеспособности частей Красной Армии Розалия Землячка в 1921 стала первой женщиной, награжденной орденом Красного Знамени.

В 1930-1940-е Землячка, в отличие, например, от Стасовой, продолжала занимать партийно-государственные посты: заместитель председателя Совнаркома СССР, председатель Комиссии советского контроля, затем заместитель председателя Комитета партийного контроля при ЦК ВКП(б). Она была награждена двумя орденами Ленина и удостоилась захоронения у Кремлевской стены.

В отличие от Крупской и Стасовой, при Сталине Землячка поднялась на ещё большие партийно-государственные высоты, заняв должности, для женщины невероятные: заместитель самого председателя Совета Народных Комиссаров СССР Сталина до 1943 года, параллельно председатель Комиссии советского контроля при Совнаркоме СССР.

Нет, Розалия Землячка никак не вписывается в теории православных антисионистов, презрительно именующих первое поколение большевиков «жидобольшевиками», от коих-де очистил русскую землю «красный монарх» Сталин. Ибо Землячка — плоть от плоти того большевизма, который вскормил и поддержал Сталина, поставил Сталина во главе и переродился под его руководством в сталинский фашизм. За что же убирать Землячку от Сталина? Ведь Сталин поставил её методы на поточный конвейер: то, что делала Землячка в Крыму, Сталин осуществил по всей России, потратив на это всего два десятилетия.

Землячка, ставшая замом Сталина по Совнаркому на пике его диктатуры, — та лакмусовая бумажка, от которой в прах разлетаются даже самые дерзкие теории о русской революции как продукте мирового заговора. Кого мы видим в ее соратницах? Дочь православного священника? Дворянок? Дочерей урядника? На что все они так взъелись? Какая святая злоба объединила их всех с еврейскими, латвийскими, польскими, украинскими и грузинскими девушками, мстящими империи за свои угнетаемые народы? Этот вопрос подводит нас к тому, ради чего я, собственно, и набросал портрет радикальной революционерки, мало отличающейся от интернационал-социалистов Дзержинского, Сталина и Суслова, национал-социалистов Гиммлера и Геббельса или красных кхмеров Пол Пота и Йенг Сари.

Чем могла быть вызвана эта неистовая ярость, эта страсть к разрушению старого мира и его представителей, далеко не всегда реальных «эксплуататоров»? Чем? В пылу самого горячего обсуждения причин этого выдвигаются любые объяснения — кроме единственного логичного и верного.

Они вызваны самим старым миром. Тем самым старым миром христианских империй с его «традиционными ценностями», священными монархиями, государственной церковью, клерикализмом, жандармерией, тюрьмами — и монастырями, мало отличающимися от тюрем. Тем самым старым миром, который породил и сформировал столь шокирующий нас тип революционера-радикала, озверевшего от принудительного ура-патриотизма, от официозной любви к помазанникам божиим, от лжи и лицемерия государственной церкви, от целования рук дядькам в рясах и сутанах, от продажности бюрократов, от наглой, открытой и беззастенчивой эксплуатации человека человеком, от презрения к слабым и угнетенным. От всего того, что сегодня в который раз сознательно пропагандируется и создается государством и церковью в России.

А коли строится — не взыщите на будущих Землячек. Они придут, эти фурии неумолимой мести. И придет эта месть откуда не ждали, и будет эта месть еще страшнее прежней. А самое страшное… они будут по-своему правы. Как Землячка.

Андрей Анзимиров

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь + четырнадцать =