Ультраортодоксы (харедим) против сионизма.

В статье используется термин харедим для обозначения ультраортодоксальных евреев. Харедим это множественное число от слова «харед», что в переводе с иврита означает «трепещущий»; слово «хареди» употребляется в значении «богобоязненный». Это  евреи, отличающиеся предельно консервативным образом жизни, настаивающие на неукоснительном исполнении всех предписаний Галахи (Ис 66:5: «Выслушайте слово Господа, трепещущие перед словом Его»). До XIX в., когда подавляющее большинство евреев в той или иной степени исполняли заповеди еврейской религии, термин харедим практически не употреблялся. Это понятие получило распространение в период еврейского Просвещения (Гаскалы) в качестве антитезы «маскилим» («просвещенные, образованные» в переводе с иврита). Оно относилось ко всем религиозным евреям, включая религиозных сионистов, стремившихся сохранить традиционный образ жизни и уберечь общину от «вредных» влияний модернизации. С 1930-х гг. к харедим относят группу ультраортодоксальных антисионистски (или несионистски) настроенных религиозных евреев.

Страх перед секуляризацией еврейского общества был главным фактором, вызвавшим как сопротивление антисионистски настроенных харедим, так и первые серьезные сомнения в кругах харедим-сионистов. Последние усомнились в намерениях движения и сочли, что сионизм может стать катализатором процесса секуляризации. Их опасения усилились после Второго Сионистского Конгресса, прошедшего в 1898 году, на котором движение поставило своей задачей «завоевание общины» изнутри и положило начало культурной деятельности, предусматривавшей, среди прочего, создание «образцовых сионистских хедеров». В этих призывах можно было усмотреть угрозу идеологической и административной власти харедим. Первые признаки противодействия сионистов-харедим политике Т. Герцля появились уже на первой сионистской конференции в России, проходившей в Варшаве в июле 1898 года еще до Второго Сионистского Конгресса, так и на самом конгрессе. Раввины Элияу Акива Рабинович, Йеуда Лейб Цирельсон и другие потребовали, чтобы наряду с исполнительным комитетом сионисткой организации был создан «комитет раввинов». Главной задачей харедим было предотвратить распространение в сионистском движении культурных влияний, не совместимых с их взглядами. По мнению этих раввинов, действия, подобные основанию ивритской школы в Яффо, способствовали отходу от религии и привели бы к бунту против национальной идеологии. Одновременно они пытались усилить свое влияние в учреждениях сионистского движения и тем самым внедрить в него свою идеологию. На конференции в Варшаве раввин Элияу Акива Рабинович в речи перед руководителями сионистского движения заявил:

«… Сердце нашего народа продолжает биться только благодаря Торе — Письменной и Устной, я могу привести тому множество свидетельств и доказательств. Достаточно окинуть взором великое прошлое нашего народа, чтобы понять — только религиозные заповеди и законы были естественной пищей, исцелявшей его и придававшей ему новые силы. Вера — это его опора, религия — кровь, струящаяся во всех его сосудах, дающая ему жизненную силу и смелость на протяжении тысячелетий!.. Чем же новое движение может укрепить дух нашего народа? Абсолютно ничем. Культура, культура и еще раз культура! Погодите немножко, уважаемые господа, и вы увидите оборотную сторону сионизма, приводимого в движение не самой природой еврейского народа, а камфарой (Камфара — средство, стимулирующее сердечную деятельность. В прошлом прописывали безнадежным больным.). Пусть он [сионизм] в бурном возбуждении гремит и шумит, может быть, даже громче обычного, однако в конце концов он безвременно скончается, скончается еще до того, как проникнет в сердце всего народа. Если в действительности вы хотите использовать еврейскую культуру во имя Сиона и только к ней вы стремитесь, привлеките раввинский совет для надзора над этой культурой, чтобы она никогда не вступала бы в противоречие с тем, что свято и незыблемо для нашей нации. И тогда, только тогда, партия харедим, уверенная в том, что ее духовным основам ничего не угрожает и они не подтачиваются ни сионизмом, ни «культурой», протянет руку нашему движению. Тогда объединятся сердца, и, да поможет нам Господь, избравший Сион, нас на этом пути будет ждать успех!.. (Э.А.Рабинович, «Суд над Сионом, или Раввинская точка зрения» (Варшава: типография Альтера, 1899), с. 30-31 [на иврите].)

Свои представления о происходившем в сионистском движении другой раввин  Иехуда Лейб Цирельсон изложил в статье «Коц ше-ба-кец», опубликованной в газете «ха-Мелиц» 15 мая 1898 года:

«Мы не хотим бросить тень на доктора Герцля и его сторонников. Ничто не может омрачить нашей радости по поводу того, что такие великаны духа, чьи имена прославят еврейский народ на века, вернулись в наши пределы. Даже те деяния, которые нам представляются нежелательными, они совершают согласно своим убеждениям, с верою и любовью к народу и стремлением к его благу. Из-за полного отсутствия религиозного воспитания эти люди видят в вере только остатки древних сухих и тягостных обычаев и не более того. Они далеки, как восток от запада, от понимания самой сущности понятия «кнесет Йисраэль» (общины Израиля) и ее материальных и духовных устремлений, ибо все их знание в этой области построено на слухах, неверных предположениях и неправильных примерах. Разумеется, эти люди не станут кривить душою и делать знаменем своего движения религиозно-национальную идею, потому что их второй натурой стала привычка презирать эту идею в самих ее основах и видеть в ней причину всех бед. Поэтому в неустанной заботе об исправлении «порабощенной дочери Израиля» руководителям столь важного движения, как сионизм, ничего не стоит с легким сердцем разрушить эту идею до основания. Если бы в наши дни сбылась мечта, описанная в «Еврейском государстве», [этим государством] руководили бы они, поскольку именно они приложили громадные усилия для ее осуществления и именно они, прошедшие дипломатическую и политическую подготовку, способны справиться с этой задачей. Совершенно очевидно, что их понимание чести и долга перед народом потребовали бы от них исправить религию в том либеральном духе, в котором они видят наиболее полное выражение потребности развития народа.

Поэтому в шагах, предпринимаемых данным конгрессом и его Исполнительным комитетом, нет ни капли их вины. Все действия сионистских учреждений непосредственно и неминуемо вытекают из самой природы сионизма, а также обстоятельств и времени. … Сионизм же в том виде, который придали ему руководители в настоящий момент, является не чем иным, как великим заблуждением. Однако по мере развития этого заблуждения будет расти и соблазн для настоящих знатоков сути еврейского вопроса, которые родились, воспитывались и живут среди своего народа. Ослепленные мощью и внешним блеском западного сионизма, они добровольно побредут в раскинутые им сети. Деяния таких людей способны ввергнуть душу народа в больший грех, чем она в силах вынести! Конечно, сионизм обладает для них притягательностью, но горькая правда обязана увести их твердою рукою от ошибки этой первой любви, ослепившей их и не позволяющей им видеть неприкрытое уродство этого движения! Пусть же сионизм изменит противоестественное направление своей деятельности или, иными словами, пусть Второй Конгресс отменит все дипломатические лозунги и предложит другую программу, более соответствующую духу еврейского народа. Подготовить такую программу можно только при условии, что будет создана комиссия, состоящая из крупнейших раввинов. Тогда все разумные головы, честные и горячие сердца присоединятся к Сиону и Писанию и поведут за собою весь народ. Тогда все поймут, что по сравнению с могучим потоком вод, сливающимся из миллионов родников, усилия тех, кто трудится ныне во имя распространения сионистской иде, — не более чем капля в море; тогда наши друзья-западники увидят свое безумие и воскликнут от всего сердца: «Камень, отвергнутый строителями, стал краеугольным».

А вы, раввины Трок и Березины, можете сколько вашей душе угодно вдохновляться сионистской идеей, но только не пускайте пыль в глаза народу, раздавая обещания Избавления (кец), ибо в них скрыта колючка (коц; на иврите — непереводимая игра слов), и пусть не скажут насмешники [из нашего] поколения: «Они рубят сук, на котором сидят» (Вавилонский Талмуд, трактат Санедрин 39 в.»

Иехуда Лейб Цирельсон, рав и наставник общины города Прилуки                                                                                                       газета «хаМелиц», номер 97 (16.05.1898).

Раввины Иехуда Лейб Цирельсон и Элияу Акива Рабинович выступали против плюралистической концепции Герцля. И.Л. Цирельсон хотел создать организацию харедим внутри сионистского движения. Хотя публично он и утверждал, что в его намерения входит создание влиятельного центра в Сионистской организации, но на деле он не верил в шансы харедим завоевать власть в движении изнутри, и поэтому он в конце концов предпочел вести борьбу вне рамок сионистского движения. На Варшавской конференции и на Втором Сионистском Конгрессе (1898 год) сторонники Ахад Гаама предложили принять программу культурной реформы их учителя и заняться в сионистском движении «работой в области национальной культуры», как они это называли. Часть их требований была удовлетворена. Требования же раввинов были отвергнуты большинством голосов. Раввины, разочарованные результатами конференции, попытались на Втором Конгрессе убедить Т. Герцдя в справедливости своих претензий. Сначала казалось, что это им удалось. Т. Герцль согласился вынести на обсуждение конгресса предложение о создании комиссии из девяти раввинов, нечто вроде предлагавшегося харедим «комитета раввинов». Однако из политических и процедурных соображений это предложение вообще не было вынесено на обсуждение на пленуме конгресса. Напротив, было принято принципиальное решение, абсолютно противоречившее требованиям Элияу Акивы Рабиновича и его сторонников: «Сионизм стремится не только к государственному и экономическому возрождению еврейского народа, но и к его духовному возрождению, в этом вопросе он стоит на почве современной культуры и пользуется ее достижениями». На решение конгресса определенное влияние оказало распределение сил: позицию раввина Э.А. Рабиновича разделяли немногие, тогда как концепция так называемого культурного возрождения пользовалась массовой поддержкой. Даже харедим в итоге поддержали позицию Т. Герцля, удовлетворившись резолюцией конгресса, в которой провозглашалась верность сионистского движения еврейской религии.

Раввины И.Л. Цирельсон и Э.А.Рабинович были чрезвычайно разочарованы решениями Второго Сионистского Конгресса и перешли к открытой борьбе. Особенно резкую линию проводил Э.А. Рабинович. В своей книге «Цийон ба-мишпат» («Суд над Сионом», пер. с иврита), вышедшей в начале 1898 года и сразу же вызвавшей большой интерес, он подверг культурную программу Сионистской организации острой критике. Из его книги, однако, видно, что харедим тогда еще не определили окончательно своего отношения к сионистскому движению и были готовы продолжать борьбу за свои взгляды, оставаясь внутри него. Истинные намерения автора, впрочем, не были правильно поняты, и противники сионизма часто цитировали его книгу в подтверждение собственной правоты. Первый орган воинствующей ортодоксальной прессы в Восточной Европе был создан раввином Э.А.Рабиновичем. Примерно через год после публикации книги «Ор ле-яшарим» рабби из Полтавы начал выпускать ежемесячник «хаПелес» (первый номер вышел в месяце тишрей 1900 года). Опытный полемист, острый на язык, саркастичный и образованный, Э.А.Рабинович стремился придать своему изданию современный облик. Наряду с публицистикой, в его газете печатались научные статьи, стихи и информация о событиях в мире ортодоксального еврейства. Ему удалось привлечь к сотрудничеству еврейских литераторов со всех концов не только Восточной, но и Западной Европы (газета печаталась в Берлине). «хаПелес» была призвана вернуть ортодоксии ощущение силы. Поскольку в еврейском обществе ортодоксии по-прежнему принадлежало большинство, она продолжала верить, что и в дальнейшем окажется в силах противостоять новым веяниям. Хотя в первом номере издатель и подчеркивал, что его газета стремится к миру и будет воздерживаться от нападок на «свободных», в течение пяти лет газета вела упорную борьбу с сионизмом, не останавливаясь перед публикацией дешевых клеќветнических пасквилей. Неудивительно, что рабби из Полтавы и Я.Липшиц стали объектами постоянных нападок сионистов. На видных раввинов и цаддиков, стоявших за ними, нападать было опасно.

С самого начала своего существования ежемесячник «хаПелес» посвятил себя борьбе за умы молодежи. Так, в его втором номере был опубликован список рекомендаций под названием «Махшавот бе-эца» («Размышления в совете»), в котором фигурировало предложение основать по всей России общества «Махзикей ха-дат», а при этих обществах особые кружки для молодежи под названием «Тиферет бахурим» («Слава юношей»). Два виднейших в Польше хасидских цадика — из Гура и из Сукачево — благословили это начинание. Организация «Махзикей ха-дат» существовала в Галиции с 1879 года. В начале 1900-х годов она распространила свое влияние на большинство ортодоксальных общин, объединившихся во имя войны с реформаторами. Э.А.Рабинович в своей газете постоянно упрекал ортодоксов в том, что они «спят глубоким сном и продолжают придерживаться старого правила «бездействие предпочтительно». Он призывал к созданию единой организации ортодоксов — митнагдим и хасидов, по образцу сионистской организации — со сбором шекелей, своим банком, своей системой публикации книг и периодических изданий и т.д. Рабби утверждал, что создание подобной организации будет угодно русскому правительству. И он знал, что говорил. Чем больше в среде еврейской молодежи усиливались радикальные настроения, тем больше царское правительство склонялось к поддержке консервативных элементов в еврейской среде, противостоящих как сионизму, так и социализму. Ортодоксальное руководство быстро почувствовало эту перемену в отношении властей к традиционной еврейской общине и стремилось использовать ее.

Религиозные сионисты, составлявшие первое время явное меньшинство в ортодоксальной среде, объединились в основанном в 1902 году Движении Мизрахи. Эта группировка пошла по другому пути: пусть непоследовательно, пусть с колебаниями, но она открыла себя веяниям времени, включилась в национальное движение еврейского народа.

В завершение статьи несколько слов об неоднократно упоминаемых в статье раввинах.

РАБИНОВИЧ Элиягу Акива (1862, Шавли Ковенской губернии — 1917, Полтава), раввин, публицист. В 1880 году сдал экзамен на звание раввина. В 1888-91 годах раввин в Пионтнице (Ломжинская губерния), в 1891-92  годах — в Книше (Гродненская губерния), с 1892 года — в Полтаве. С конца 1880-х годов публиковался в ортодоксальном одесском журнале «Кнесес Хохмей Исроэл». Одно время был сторонником сионизма, участвовал в работе первых сионистских  конгрессов. Из-за несогласия с антирелигиозной позицией лидеров сионизма вскоре стал противником этого движения и примкнул к религиозным ортодоксам — антисионистам. Автор антисионистских брошюр. В 1902 году принял участие в краковском съезде раввинов. Писал в основном на иврите, с 1910 года издавал еженедельник «хаМодиа» (до 1914 — на иврите, в 1914-15 — на идише).

ЦИРЕЛЬСОН Лейб-Иегуда-Моше (Лейб Моисеевич) (1859, Козелец Черниговской губ. — 1941, Кишинев), раввин. Получил традиционное еврейское религиозное образование. В 1879 году избран духовным раввином в Прилуках Полтавской губернии, с 1901 года занимал там же должность казенного раввина. С 1909 года раввин в Кишиневе, получил известность как оратор и публицист (печатался в газетах «хаМелиц», «хаЦифира» и др., в 1902 выпустил сборник стихов на иврите). В 1910 — 17 годах передан Раввинской комиссии. Во время «дела Бейлиса» неоднократно выступал в русской газете против обвиненной евреев в ритуальных убийствах, автор текста письма-протеста 315 раввинов. В 1912 году создал в Кишиневе отделение «Агудас Исроэль», которое объединило раввинов Бессарабии. В годы 1-й мировой войны организовал широкомасштабную помощь беженцам. С 1918 года — главный раввин Бессарабии. В 1919 году основал в Кишиневе еврейскую гимназию и семинарию «Маген Давид». В 1922 — 26 годах депутат румынского парламента, неоднократно выступал против распространения антисемитизма в стране. В 1926 году избран сенатором, но вскоре подал в отставку в знак протеста против действий властей, потворствовавшим антисемитской пропаганде. В 1923 и 1929 годах председательствовал на конгрессе «Агудас Исраэль» в Вене. После присоединения Бессарабии к СССР в 1940 году И.Л. Цирельсон подвергся травле в советских  газетах. Погиб в июле 1941 года.

Анатолий Моисеевич Мучник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать + 4 =