Соединенные Штаты: и что из этого получилось (и стоило ли это делать)?

Линдон Бейнз Джонсон стал 36-м Президентом Соединенных Штатов 22 ноября 1963 года,  приняв присягу в городе Даллас (штат Техас) немедленно после убийства в этом же городе Президента Соединенных Штатов Джона Фитцджеральда Кеннеди. После завершения президентского срока, положенного Джону Ф. Кеннеди,  Линдон Б. Джонсон в 1964 году был уже сам выбран на четырехлетний президентский срок, победив с большим перевесом Берри Голдвотера. Приняв пост  Линдон Джонсон счел своей важнейшей обязанностью завершить проведение Закона о Гражданских Правах, который был предложен Президентом Джоном Кеннеди в июне 1963 года и за принятие которого тот упорно боролся. Основная проблема заключалась в том, чтобы преодолеть сопротивление южных штатов и убедить контролируемый демократами Конгресс поддержать этот закон, запрещающий все формы расовой дискриминации. В июле 1964 года после принятия закона обеими палатами Конгресса Президент Линдон Б. Джонсон подписал его и он стал действующим. В 1965 году был принят Закон о Правах Голосующих, который запрещал всякую дискриминацию при составлении избирательных списков и позволил миллионам чернокожих, живущих в южных штатах страны, впервые принять участие в выборах. После того, как была убита женщина-борец за гражданские права Виола Льюццо, Линдон Джонсон повел широкомасштабную атаку на Ку Клукс Клан, организацию, боровшуюся за сохранение белого превосходства, члены которой были обвинены в убийстве. В 1967 году Линдон Джонсон номинировал чернокожего адвоката Тергуда Маршалла в члены Верховного Суда страны, а затем другой чернокожий Роберт Вивер был назначен главой департамента (министерства) жилищного строительства и городского планирования, он стал первым чернокожим министром в истории Соединенных Штатов. В январе 1965 года Линдон Джонсон объявил о своем плане создания «Великого Общества» («Great Society») в Соединенных Штатах. Это была грандиозная программа борьбы с бедностью. Цель этого плана была заметно улучшить благосостояние и качество жизни наименее привилегированной части американского общества, в первую очередь ее чернокожих граждан: помочь им в получении образования, улучшить медицинское обслуживание, уменьшить преступность, возродить запущенные районы больших городов и т.д. По этому плану помощь полагалась не только старым и больным как ранее, но всем чье  развитие по каким-то причинам: социальным или экономическим представлялось недостаточным  и они оказались на жизненной обочине.

Казалось бы, что к концу шестидесятых годов прошлого столетия чернокожие жители  Соединенных Штатов достигли формально полного равноправия. Не осталось ни одной области жизнедеятельности, где они могли быть как-то ущемлены. Правда, из-за имевших место в прежние времена сегрегации и дискриминации чернокожие жители страны несколько отстали в своем развитии, но программа Линдона Джонсона, которую пунктуально проводил в жизнь и он и его преемники на посту Президента, и имела предназначение скорректировать все промахи прошлого и сделать всех граждан Соединенных Штатов независимо от цвета кожи и этнической принадлежности  и политически и социально и экономически равными членами общества. При этом предполагалось, что чернокожие жители страны имеют точно такой же потенциал как и члены других этническо-расовых групп и, если убрать сегрегацию и дискриминацию, то они станут равными среди равных. Как это сделали бесчисленные эмигранты из Европы, прибывавшие в массе своей даже без знания английского языка и быстро нашедшие тем не менее свое место в стране. Через несколько десятков лет и несколько поколений, причем жизнь этих поколений прошла уже в рамках «Великого Общества», выяснилось, что с чернокожими гражданами это не так во многих отношениях. Экономическое положение чернокожего меньшинства продолжало оставаться заметно хуже чем у белых. Вот несколько цифр. По данным переписи 2009 года средний доход на семью составил в 2008 году (далее все данные на этот же год) около 70  000 долларов для белых и лишь около 40 000 долларов для чернокожих. Уровень семейных доходов  заметно увеличивался во времена Билла Клинтона, в годы нахождения у власти которого экономика страны переживала расцвет. Но разница между белыми и чернокожими американцами осталась почти неизменной, несмотря на все усилия Б. Клинтона способствовать прогрессу чернокожего населения. Есть и другая весьма негативная тенденция: обычно дети выходцев из среднего класса экономически сильнее своих родителей. Это подтверждалось статистикой для белых семей (68%), а вот у чернокожих лишь 31% детей зарабатывало больше своих родителей. То-есть экономическое отставание чернокожих в соответствии с этими цифрами никак не сокращается. Еще один показатель большого экономического разрыва: владение собственным домом. По данным на 2008 год для белых жителей страны эта цифра составила 71%, для её чернокожих жителей лишь 48%. Почти столь же значительная разница существует и для других экономических показателей. Например, уровень безработицы для людей старше 25 лет 4.3% для белых и 8.9% для чернокожих, среднее время поисков работы  8.8 недель для белых и 12.1 недель для чернокожих и т.д. Подобная ситуация сохраняется и в образовании. 16% чернокожих учеников не получают диплом об окончании школы, у белых эта цифра вдвое ниже (8%). Только  19% чернокожих молодых людей получают высшее образование (хотя бы первую степень), для белых эта цифра равна 33%.  Количество компаний, имеющих своими владельцами чернокожих жителей Соединенных Штатов, по данным на 2007 год, было всего лишь около 7% от общего количества компаний, действующих в стране. К тому же большинство компаний чернокожих – маленькие, часто без или почти без наемных работников, общий объем сделок, осуществляемых этими компаниями составил всего лишь 135 миллиардов долларов (менее 1%) из общего объема в 30 триллионов долларов. Среди всех этнических и расовых групп чернокожие по экономическим показателям занимали уверенно последнее место. Например, оборот фирм, принадлежащих американцам азиатского происхождения, почти в пять раз выше, чем у их чернокожих соседей, хотя по численности они едва составляли треть от количества чернокожих американцев, живущих в стране. Компании с чернокожими владельцами имели всего около 900 000 работников и платили самую низкую заработную плату. Что же касается других компаний, то чернокожие – последние кого эти компании были готовы брать на работу ввиду недостаточного образования и низкой культуры труда. Отсюда столь высокий процент безработных. Неравное распределение национального богатства видно не вооруженным глазом и чернокожие жители Соединенных Штатов не очень вписывались  в «Великое Общество», своих сил у них явно не хватало переместиться с обочины ближе к середине этого общества.

Борцов за равноправие  это не смутило и они совсем не отказались от намерения  реализовать свою мечту. Появились так называемые «аффирмативные действия». Теоретическое определение этого мероприятия гласит, что проводится политика, принимающая в расчет «расу, цвет кожи, религию, пол или национальную принадлежность» и предоставляющая дополнительные льготы тем группам, которые недостаточно широко представлены в сферах, связанных с работой, образованием и бизнесом. Во времена, когда процветала расовая дискриминация, это было прогрессивное мероприятие, ее нейтрализующее. Во времена, когда эта дискриминация уже была запрещена целым сводом законов и исчезала из всех сфер жизни, это практически вылилось в предоставлении льгот людям неспособным или не обладающими нужными талантами для самостоятельного продвижения в той или иной области жизни. Их надо было искусственно выталкивать вперед, чтобы статистика подтверждала существование «Великого Общества» равных возможностей. Все это очень напоминает печальной памяти «процентные нормы» в царской России или «Numerus Clausus» в Венгрии времен правления адмирала М. Хорти, только наоборот. Если там не пускали, то здесь тянули вперед. Недаром британцы назвали «аффирмативные действия» «позитивной дискриминацией». В основном эти действия применялись по отношению к чернокожим, в последнее время также к выходцам из Латинской Америки, меньше по отношению к женщинам, которые после долгого периода ограничения в правах достаточно быстро начали пробиваться наверх своими силами. Концепция «аффирмативных действий» была введена в действие в начале 60-х годов двумя указами: Президента Джона Ф. Кеннеди в 1961 году и Президента Линдона Б. Джонсона в 1965 году, это ещё было время, когда чернокожие подвергались дискриминации, особенно на юге страны. Сегодня ситуация совсем другая и что такое «аффирмативные действия» продемонстрирую на примере. 10 октября 2012 года Верховный Суд Соединенных Штатов заслушивал дело Абигайль Фишер против Университета Техаса в Остине. В чем дело? Абигайль Фишер, жительница Техаса и белая заявила, что не была принята в этот университет только из-за цвета ее кожи, ибо в то же время  чернокожие и латиноамериканцы значительно ниже ее по уровню знаний и оценок попали в студенты. В этом она усмотрела нарушение своих конституционных прав. Выяснилось, что у Университета Техаса в Остине недобор по количеству чернокожих студентов — 4% против 12% в среднем по стране и латиноамериканских студентов – 18% против 38% в среднем по стране. Опасаясь вполне реальных обвинений в дискриминации руководство университета начало массовый прием чернокожих и латиноамериканцев, резко опустив для них (и только для них) планку требований. А вот белые и претенденты азиатского происхождения оказались дискриминированными и для Абигайль Фишер места не нашлось, причем суды низших инстанций оказались на стороне руководства университета, поэтому добрались до Верховного Суда. В итоге способные претенденты оказались за стенами университета, а их место на студенческих скамьях заняли люди, которые едва ли смогут одолеть университетский курс. Вот это «аффирмативные действия» в работе. Даже если эти неполноценные студенты и получат в конце концов диплом, им будет нелегко найти рабочее место из-за невысокого уровня знаний. И им опять понадобятся «аффирмативные действия», но теперь уже при приеме на работу. Разумеется, дело А. Фишер было не первым и далеко   не единственным, которое попало в суд по причине «позитивной дискриминации». В 2003 году Барбара Груттер, белая жительница штата Мичиган не была принята на юридический факультет Университета Мичиган, несмотря на высокие академические показатели. В ответ она обратилась в суд, жалуясь на дискриминацию и нарушение того самого Закона о Гражданских Правах от 1964 года, установившем равноправие чернокожих, теперь в неравноправном положении оказались уже белые. Ответчиком выступал Ли Боллингер, президент университета. И здесь дело дошло до Верховного Суда, который решением пять против четырех подтвердил правомочность и конституционность действий университета.

Возникает естественный вопрос: а в чем суть дела? Почему чернокожие нуждаются в «аффирмативных действиях», чтобы как-то держаться на поверхности. Что, у них нет тех талантов, что есть у белых и выходцев из Азии? Демократы — защитники чернокожих в качестве причины такой задержки в развитии попрежнему видят рабство. Хотя со времени отмены рабства прошло более чем достаточно времени: более 150 лет. Южная Корея была колонией Японии до 1945 года и пребывала в весьма жалком состоянии и корейцы были дискриминированы со всех сторон. Но вот колониальная власть завершилась, прошло каких-то 60 лет и Южная Корея превратилось в развитое государство первого мира, а корейцы оттуда преуспевают во всех странах мира в том числе и в Соединенных Штатах без всякой протекции и подталкивания в виде «аффирмативных действий». Значит они и чернокожие сделаны из разного материала? Обратимся к ученым психологам, в частности изучавшим дифференциальную психологию, объясняющую как и почему личности и группы населения ведут себя различно в сходных обстоятельствах. Один из самых видных среди них – Артур Роберт Дженсен (1923 – 2012). Родился он в Сан-Диего в Калифорнии, его предки со стороны отца – эмигранты из Дании, а со стороны матери: дедушка – немец, а бабушка – польская еврейка. Его научный уровень таков, что его включают в число пятидесяти ведущих психологов двадцатого столетия. В его активе более 400 научных работ,  он был членом редколлегии ведущих академических изданий в своей области и за свои научные достижения получил целый ряд призов и премий. На базе своих исследований А. Дженсен пришел к выводу, что общая познавательная способность есть в значительной степени наследственное качество. Он указал, что способность к запоминанию неких событий и фактов более или менее одинакова для представителей разных этнических и расовых групп, но вот способность обобщать эти данные, группировать их и манипулировать ими, синтезировать новые ситуации на основе этих фактов, то-есть способность решать некие возникающие проблемы — различна. При этом по этому параметру белые и люди азиатского происхождения заметно опережают чернокожих и латиноамериканцев, а люди азиатского происхождения опережают белых. В феврале 1969 года А. Дженсен опубликовал в престижном журнале «Харвардское  Образовательное Обозрение» свою статью под названием «Насколько мы можем увеличить IQ и школьные достижения?»(« How Much Can We Boost IQ and Scholastic Achievement?»), в которой показал, что многочисленные образовательные программы, инициированные с  целью поднять интеллект чернокожих жителей Соединенных Штатов не принесли никакого успеха и, видимо, не принесут, ибо интеллект каждого человека (оцениваемый коэффициентом IQ) на70-80% определен генетическим фактором и лишь на 20-30% окружающей средой и лишь эта малая часть поддается какому- то воздействию. То-есть, если природа в лице родителей не дала чернокожим нужных генов, то это трудно исправимая ситуация. Разумеется, эта статья вызвала многочисленные отклики, обвинения в расизме и жестокую критику, ибо не соответствовала американским представлениям о равенстве людей различных этнических групп и рас. Протестовали даже студенты  А. Дженсена из Университета Калифорнии в Беркли и его коллеги-профессора и преподаватели, на него были наложены санкции руководством университетом за такую невообразимую крамолу в противоречии с правилами академической свободы, принятой в университетах..

Тем не менее Артур Дженсен вовсе не оказался одинок в подобных утверждениях. К близким выводам пришла профессор Линда Сюзанна  Ховарт – Готфредсон (родилась в 1947 году). Профессор психологии воспитания в Университете Делавера. Вот что сказала непосредственно сама профессор: «У нас есть сейчас то, что я называю эгалитарной фикцией, заключающаяся в том, что все (расовые и этнические) группы равны по интеллекту. Мы проводим социальную политику, базирующуюся на этой фикции . …. Разница в интеллекте имеет реальный эффект в мире. Независимо от того понимаем ли мы  то, что она имеется или нет. И мы не делаем кому-либо что-либо хорошее, определенно не людям с невысоким IQ, отрицая то, что эта проблема существует.» Естественно и профессор Л. Готфредсон подверглась нападкам и глава местного отделения Национальной Ассоциации Прогресса Цветного Населения заявил, что исследования сделаны в целях доказательства «белого превосходства» и что фонды, дающие ей деньги, поддерживают лишь исследования, которые направлены на то, чтобы своими результатами разделить расы, утвердить превосходство одной и ущербность другой. Разумеется, оба профессора А. Дженсен и Л. Готфредсон никоим образом не оправдывали дискриминацию  чернокожего населения, но попросту полагали, что надо понимать, что чернокожие обладают определенным потенциалом и надо стараться разумно пристроить их в рамках этого потенциала. Потенциал этот в общем ниже, чем у белых и азиатов (хотя у отдельных чернокожих он может быть высоким и очень высоким), соответственно этому и их позиции в обществе будут пониже. И это естественное состояние. Неестественность политики,  проводимой в Соединенных Штатах, может подчеркнуть пример другой крупной страны Бразилии. Эта двухсот миллионная страна тоже много расовая со значительным негритянским населением, составляющим около 7%, и ещё около 44% населения относят себя к людям смешанно расового происхождения, остальные белые и немного выходцев из Азии. И в Бразилии существовало рабство, причем  Бразилия стала последней страной, которая его отменила (в 1888 году), в Бразилию было завезено четыре миллиона рабов из Африки, это 40% от всего количества рабов, доставленных на американский континент. Но сегодня чернокожие живут и работают в Бразилии в соответствии с имеющимися у них талантами и способностями и все воспринимают это как нормальное состояние вещей. Никто их не выделяет и не дает им особых привилегий. Хотя едва ли бразильские чернокожие чем то существенно отличаются от их североамериканских собратьев. И, если знаменитый чернокожий футболист Пеле стал министром спорта, то это случилось не потому, что надо было заполнить квоту для чернокожих в правительстве, а в силу того, что он по своим квалификациям подходил на этот пост.

Теперь, когда мы имеем картину того, что произошло с чернокожими в Соединенных Штатах после их полного уравнивания в правах и дана версия объяснения происшедшего, любопытно посмотреть как сложились их отношения с евреями. После того как евреи внесли столь ощутимый вклад в борьбу за полное равноправие чернокожих. Определяющим фактором здесь является то, что чернокожие и евреи оказались в противоположных концах социально  экономического спектра, чернокожие замыкают его, евреи возглавляют его, находясь на самой высокой ступени. Интересно отметить, что и евреи прошли через стадию дискриминации. С начала 1900-х годов где-то в течение пятидесяти лет в стране действовала система квот в элитных колледжах и университетах, ограничивавшая прием туда детей еврейских эмигрантов, в свои стены они допускали лишь очень ограниченное число еврейских студентов и очень небольшое количество еврейских профессоров и преподавателей было занято там. Например в 1940 году молодой Милтон Фридман, впоследствии выдающийся экономист и Нобелевский лауреат, стал младшим профессором экономики в Университете Висконсина в Медисоне, но был вынужден оставить свой пост из-за анти еврейский настроений в университете и перейти на государственную службу. Однако, свои проблемы евреи оказались в состоянии решить своими силами. Проблемы сегрегации и дискриминации чернокожих тоже оказались в конце концов решенными, но  после этого отношения между ними и евреями стали неуклонно ухудшаться: бедные  оказались едва ли в состоянии любить богатых, даже, если богатые помогали бедным в прошлом. Откровенно говоря отдельные небольшие конфликты имели место и прежде. Известный чернокожий  публицист Маркус Гарвей, лидер раннего пан-африканизма, сравнивавший это течение с сионизмом, тем не менее считал, что евреи пытаются разрушить чернокожую общину в Соединенных Штатах. Но это был лишь эпизод. Другим эпизодом стало линчевание  еврея Лео Франка в Джорджии в 1915 году. С одной стороны это событие вроде усилило солидарность между чернокожими и евреями. И те и другие оказались преследуемыми. Но показания против Л. Франка дал чернокожий дворник  Джим Конли, некий антисоциальный субъект, атакуя которого защитники Л. Франка не стеснялись в выражениях. Опять эпизод. Но далее между евреями и чернокожими начали устанавливаться вполне устойчивые отношения как между работодателем и работником. Предприимчивые евреи открывали свои бизнесы: магазины, мастерские, небольшие фабрики, покупали и строили дома для сдачи в аренду и т.д., при этом не стеснялись оказываться там, где была меньше конкуренция, то-есть в бедных и не благополучных кварталах. А среди их клиентов, работников, арендаторов и покупателей оказывались в значительных количествах чернокожие. У них подобная предприимчивость практически отсутствовала. В эпоху чистого капитализма успех любого частного предприятия решала получаемая прибыль, в погоне за прибылью  все средства были хороши. И как результат между евреями и чернокожими стало возникать устойчивое чувство антипатии и враждебности, которое постепенно стало базовым во взаимоотношениях этих двух групп населения, перекрывая и заслоняя тот позитивный вклад,  что евреи внесли в дело борьбы чернокожих за свои права.

Заметное охлаждение отношений начало набирать обороты в конце шестидесятых годов, когда  равноправие было достигнутои база для совместных действий и солидарности исчезла. Чернокожие лидеры, выступая против белых, начинают включать туда, а иногда даже выделять среди них евреев. Это именно то время, когда экономическое благосостояние евреев растет и экономический разрыв между ними и чернокожими стремительно увеличивается. Со стороны чернокожих интеллектуалов начинает звучать все более жесткая критика в адрес евреев, причем иногда в самых неожиданных местах. В 1967 году Харолд Райт Круз, далее ставший лектором по афро-американской культуре в Университете Мичигана, кстати член компартии США в молодые годы, но так и не получивший диплом о высшем образовании, публикует книгу «Кризис негритянских интеллектуалов», в которой он выступает против подчинения, интеграции или ассимиляции культуры чернокожих в культуру белых и проводниками такой интеграции у него выступают евреи. Евреев начинают обвинять в самых разных вещах, например, что они используют негритянскую культуру, чтобы выдвинуться, отталкивая при этом чернокожих от своих культурных сокровищ. Примеры: композиторы Ирвинг Берлин и Джордж Гершвин (автор популярной народной оперы «Порги и Бесс» из жизни чернокожих, действие которой развертывается в Чарльстоне, Южная Каролина в начале двадцатых годов) или певец Ол Джолсон, исполнитель главной роли в первом звуковом фильме «Певец джаза», где он выступает в роли чернокожего певца. Голливуд, а там полно евреев, выводит на экран образы чернокожих, поданные в расистской, оскорбительной манере. С годами противостояние усиливается и ситуация становится более острой. Среди чернокожих появляются лидеры, обладающие  радикальными анти белыми в общем и анти еврейскими взглядами в частности и делающие  заявления соответствующие своим взглядам. Один из ярких примеров – Леонард Джеффрис (родился в 1937 году), занимавшийся изучением культуры чернокожих находясь в штате  Сити Колледжа в Нью-Йорке и ставший в нем профессором в 1972 году. В молодости, обучаясь в Колледже Лафайет в городке Истон в штате Пенсильвания, он был членом еврейской студенческой организации, ибо только она согласилась принять чернокожего студента в свои ряды. Тем не менее чувства благодарности Л. Джефрис не испытывавал. Он делил свое время путешествуя между Соединенными Штатами и западноафриканскими странами, не особо усердствовал в написании научных трудов, которых за ним почти не числится, но больше искал подтверждения своим оригинальным идеям. Идеи эти касались недооцененной роли африканских народов в мировой истории и доказательств того, что достижения чернокожих американцев много более значительны, чем это общепризнано. В соответствии с этим он требовал изменить и школьную программу. Л. Джефрис отличился многочисленными и разнообразными выпадами против белых, иногда отмечая особо евреев. Он называл чернокожих «людьми солнца» с намеком на их гуманизм и легкость в общении, а белые были для него «ледяными людьми», холодными и бесчувственными угнетателями. Что же касается евреев, то в 1990 году он заявил своим студентам, что будучи финансовым мотором Европы они, по его мнению, именно те люди, что финансировали работорговлю. Еврейский Холокост  был  для них единственным Холокостом, при этом евреи абсолютно не обратили внимание на то, какие страдания пришлось перенести чернокожим от рук белых. Свой тезис об активном участии евреев в работорговле он далее озвучил в своей речи на фестивале в городе Олбени в штате Нью-Йорк в августе 1991 года добавив, что Голливуд, контролируемый евреями, это то место, где имеет место заговор против чернокожих с целью выставить их в неприглядном свете. Там же он обозвал расисткой Дайану Равич, помощницу госсекретаря по вопросам образования, не забыв упомянуть, что она – еврейка из Техаса. Именно Д. Равич противостояла попыткам  Л. Джефриса изменить школьную программу в пользу большего подчеркивания заслуг чернокожих. Л. Джефрису принадлежит такое «историческое высказывание»: «Евреи – нация вонючих скунсов и животных, которая украла Африку у Черного Человека».

Какие бы сногсшибательные антиеврейские идеи не выдвигали  люди типа  профессора Леонарда Джеффриса, но тем не менее они оставались всего лишь одиночками, хотя и имели заметное количество почитателей,  учеников и последователей. Дело принимает несколько другой оборот, когда на подобных позициях стоят находящиеся на виду и шумные организации чернокожих и подобные взгляды – часть их идеологии и программы. Пример – достаточно массовая религиозная организация «Нация Ислама». Это религиозное движение, которое было основано в Детройте ещё в 1930 году Уоллесом Фардом Мухаммедом. Целью этого движения было улучшить духовные, социальные и экономические  условия  существования чернокожих американцев и всего человечества. Через несколько лет во главе этой организации стал Элиджа Мухаммед, (родившийся в 1897 году как Элиджа Роберт Пул), руководивший ею с 1934 года и до дня своей смерти в 1975 году. За время его правления организация претерпела несколько расколов и несколько ее видных членов таких как Малькольм Х  оставили ее. Несколько слов о Малькольме Х, ибо он оставил заметный след в деятельности организации и был одним из ее наиболее влиятельных членов.  Малькольм Х (рожденный как  Малькольм Литл в 1925 году) был одним из самых активных защитников прав чернокожих в двадцатом веке, человеком, который безжалостно клеймил белых американцев за их преступления, совершенные по мнению Малькольма против чернокожих, не оставляя без внимания, разумеется, и евреев. Жизнь у него выдалась не спокойная. В 13 лет он оказался сиротой, а в 20 попал в тюрьму за кражу со взломом. Именно в тюрьме он стал членом «Нации Ислама», а после досрочного освобождения одним из ведущих членов этой организации. Он подчеркивал превосходство чернокожих, предлагал разделение белых и черных американцев и их культур и высмеивал желание борцов за равные права интегрировать обе культуры. В марте 1964 года разочаровавшись в «Нации Ислама» и ее лидере Малькольм Х вышел из нее, съездил в Африку и на Ближний Восток, вернулся став правоверным мусульманином-суннитом, начал готовить создание собственной организации, но в феврале 1965 года был убит членами «Нации Ислама».

Вот мнение Малькольма Х об евреях (отрывок его интервью журналу «Плейбой»): «Каждый, кто даже справедливо критикует евреев, сразу заносится в разряд антисемитов. Евреи кричат  громче, чем кто-либо другой, если вы критикуете их. Вы можете говорить правду о любом меньшинстве в Америке. Но, если вы сообщите о своих реальных наблюдениях над евреями, то, если это не подходит им, тогда они используют свой контроль над средствами информации, чтобы объявить вас антисемитом….                                                                            …Евреи складывают свои деньги и покупают отели. Они купили Атлантик Сити, Майами Бич и все, что они хотели. Кто владеет Голливудом, кто производит одежду в Нью-Йорке? Евреи никогда не показывают чернокожим как управлять отелями и фабриками. Когда есть что-то достойное для приобретения, евреи получают это. Пройдись взад и вперед по любому негритянскому гетто в Америке и увидишь, что 90% достойного внимания бизнеса принадлежит евреям, каждую ночь они получают свои прибыли и помогают общине чернокожих оставаться в своем гетто.»

Не очень дружелюбное мнение по отношению к евреям одного из самых авторитетных членов общины чернокожих в Соединенных Штатах вообще и «Нации Ислама» в частности. В общем и целом это и мнение всей организации. Вот ещё один яркий представитель «Нации Ислама» Луи Фарахан. Луи Фарахан Мухамед (таково его полное имя, рожден он был как  Луи Юджин Уолкот в 1933 году, сын эмигрантов с островов Карибского моря) при Элидже Мухамеде был Национальным Представителем Нации Ислама. В более поздние годы после смерти Элиджи он заново воссоздал и возглавил эту организацию, руководя ее мероприятиями включая Марш Миллиона Людей на столицу страны Вашингтон в октябре 1995 года и ставя своей целью подчеркнуть единство чернокожей общины и заострить внимание властей на её актуальных социальных и экономических проблемах. Одной из основополагающих теорий, которой придерживалась «нация Ислама» и ее лидеры, было утверждение, что евреи контролируют экономику Соединенных Штатов и даже мировую экономику, а значит экономические проблемы чернокожих исходят от евреев. После своего визита в Ливию в 1984 году во время проповеди Л. Фарахан сказал следующее: «Нация, именуемая Израилем, никогда не жила в мире в течение сорока лет и она никогда не будет жить в мире потому, что не может быть мира, построенного на несправедливости, обмане и использовании имени Бога, чтобы защитить эту грязную религию его святым и праведным именем.»   Л. Фарахан, подвергнутый критике, пытался защититься говоря, что он не собирался нападать на религию, но лишь на политиков, которые стоят за нею, но такому утверждению весьма трудно поверить. Американских политиков еврейского происхождения Л. Фарахан обвинял в двойной лойяльности. За свои резкие нападки на евреев Л. Фарахан удостоился даже прозвища «черный Гитлер». Многочисленные анти еврейские выпады допустил ещё один лидер «Нации Ислама» Халид Абдул Мухамед (Харольд Мур, 1948 – 2001), утверждавший в числе прочего, что евреи своим господством в германском обществе сами добились враждебного отношения к ним нацистов. Лидеры «Нации Ислама»  иногда вообще отрицали Холокост,  утверждали, что евреи контролируют чернокожих интеллектуалов, политиков и артистов, опять и опять бездоказательно заявляли, что евреи сыграли ведущую роль в работорговле. В 1991 году при участии организации была опубликована книга «Секретные отношения между черными и евреями», авторы которой  настойчиво проталкивают  именно этот тезис. Книга полна искажений, произвольно подобранных фактов и цитат из крайне сомнительных источников.

Завершая разговор о «Нации Ислама» надо указать, что после смерти  Элиджи Мухамеда, который нападал на белых, но, по крайней мере, не оставил после себя резких анти еврейских высказываний, в 1975 году   во главе организации стал его сын Варит Дин Мухамед (1933 – 2008). Он в 1976 году расформировал организацию и превратил её в обычное мусульманское суннитское религиозное движение. В 1978 году в новое движение перешло большинство членов «Нации Ислама». Это было самое крупное обращение в ислам за всю историю Соединенных Штатов.  Что же касается «Нации Ислама», то она была возрождена Луи Фараханом в 1977 году. Число членов организации не очень велико: до 50 000 человек, но число её последователей исчисляется сотнями тысяч и даже миллионами. Есть филиалы в Канаде, в Великобритании, во Франции, на Ямайке, на Тринидаде и Тобаго.

Разумеется, выше речь шла о наиболее экстремистски настроенных лидерах и организациях чернокожих, многие их организации и лидеры  настроены более умеренно. Но и там имели место серьезные трения. Например, евреи активно боролись, чтобы увеличить представительство чернокожих в профсоюзах в 30-е и 40-е годы, но далее гармония исчезла и между еврейскими и чернокожими руководителями начались разногласия и споры как профсоюзы должны действовать.. К анти еврейским эмоциям прибавились и анти израильские, начались демонстрации солидарности с палестинцами и протесты против оккупации. Израиль и израильтяне начали олицетворять для чернокожих белых европейцев, а бедные палестинцы – людей с другим цветом кожи, родственных им. Введение «аффирмативных действий» вызвало раздражение у многих евреев, терявших рабочие места или места в университетах в пользу гораздо менее квалифицированных  претендентов.

Уравнивание чернокожих в правах ознаменовало и вступление их в большую американскую политику. Начали появляться чернокожие мужчины и женщины на разных, вплоть до самых высоких, выборных и административных должностях (например Колин Пауэлл и Кондолиса Райс на посту государственного секретаря). А ныне и Президент Соединенных Штатов – чернокожий. Но это все люди, действующие в рамках официального истеблишмента, то-есть двух американских больших партий: демократической и республиканской, ведомых белыми. Хуже будет если появится чернокожий кандидат в Президенты, представляющий собственно чернокожее меньшинство, настроенное куда более агрессивно по отношению к белым вообще и к евреям в частности. Собственно один такой серьезный кандидат уже был, это Джесси Джексон (рожден как Джесси Луи Бамс в 1941 году). В 1984 и в 1988 годах он пытался номинироваться в качестве кандидата на пост Президента Соединенных Штатов от Демократической партии, но оба раза терпел неудачу: просто его время ещё не пришло. Биографические данные у него вполне нормальные для чернокожих: мать родила его в возрасте 16 лет не будучи замужем, Джексон – фамилия его приемного отца. Родился он в 1941 году на юге, где рос в условиях расовой сегрегации, затем обучался в университете по специальности социология и далее в духовной семинарии, став священником баптистской церкви. Начал принимать участие в борьбе чернокожих за гражданское равноправие, участвовал в акциях протеста, организованных Мартином Лютером Кингом, стал одним из его ближайших сотрудников и его доверенным лицом в Чикаго. После убийства М. Кинга боролся с Ральфом Альбернети за право стать преемником ушедшего лидера. Пытался объединить движение чернокожих за гражданские права с социальным протестом бедных, то-есть в определенной степени проповедовал расовое примирение. Окончательно рассорившись с Р. Альбернети Д. Джексон сам начинает  создавать организации и проводить компании по улучшению экономического благосостояния чернокожих не порывая связи с официальными учреждениями и начиная склоняться в сторону политической деятельности. Кроме защиты прав негритянского населения и экономической помощи ему Д. Джексон приобрел также популярность своими поездками в разные страны и переговорами об освобождении удерживаемых там по разным причинам американских граждан. Политические амбиции Д. Джексона привели к тому, что в ноябре 1983 года он начал свою кампанию за избрание на пост Президента Соединенных Штатов в 1984 году. Он стал вторым в истории страны чернокожим американцем, претендующим на высший пост в стране, первой была Ширли Чизхолм в 1972 году, но она была фигурой второстепенной, а вот Д. Джексон добился явного успеха заняв третье место в соревновании претендентов от Демократической партии и получив 18.2% голосов. Повторил он свою попытку и 1988 году.  Будучи на сей раз лучше организованным и лучше финансируемым  он опять добился заметного успеха  не став первым, но утвердив себя в качестве серьезного претендента. Ему удалось заручиться поддержкой 6,9 миллиона избирателей Демократической партии и выиграть праймериз этой партии в целом ряде штатов. Что симптоматично: за него начали голосовать и белые избиратели. Но время таких людей как Д. Джексон с неортодоксальными взглядами еще не пришло и в те времена черный цвет кожи был скорее еще недостатком, чем достоинством, каковым он стал во времена Б. Обамы. Все бы ничего, но и Д. Джексон круто обошелся с евреями. Сначала он презрительно обозвал Нью-Йорк Хаймитаун, затем он сообщил, что Президент Ричард Никсон не очень озабочен проблемой бедности в негритянских кварталах, ибо окружен еврейскими советниками, которых волнуют дела в Европе и Азии, что он утомился слушать о Холокосте, что еврейские журналисты не объективны, когда пишут о Ближнем Востоке и т.д. Затем он начал открыто поддерживать палестинцев, обозвал главу правительства Израиля террористом. Где-то он признал далее ошибочность своих высказываний, но все это делалось под давлением и едва ли искренне.

Третью попытку Д. Джексон делать не стал, но прошло некоторое время и снова появился чернокожий претендент на кресло Президента с достаточно оригинальными политическими взглядами. Это уроженец Бруклина (родился в 1954 году) Альфред Чарльз Шарптон, более известный как Эл Шарптон. Вырос в бедном квартале и стал также священником баптистской церкви. В раннем возрасте начал сотрудничать с чернокожими активистами: политиком  Ширли Чизхолм, музыкантом Джеймсом Брауном и, наконец, с Джесси Джексоном. Эл Шарптом предпринимал многочисленные попытки занять престижную выборную должность, но безуспешно. Три раза он баллотировался в Сенат Соединенных Штатов, один раз боролся за пост главы города Нью-Йорк, а в 2004 году начал компанию по выдвижению на пост Президента страны. Э. Шарптон – человек заметно более крайних убеждений чем Д. Джексон, скорее всего это было одним из препятствий к успеху. Э. Шарптон организовывал шумные и часто многолюдные демонстрации, протестуя против несправеливого ( по его мнению) поведения властей. Примеры: дело Бернарда Гетца (который застрелил четверых чернокожих, пытавшихся его ограбить в метро и был оправдан судом) или драки в Бензонхерсте (где был убит чернокожий подросток и обвиняемые получили легкие приговоры). В ряде случаев участниками конфликта были и евреи. Например, волнения в Кроун Хайтс в 1991 году, районе с заметным еврейским и заметным чернокожим населением, где в результате дорожного происшествия погиб семилетний чернокожий мальчик, сбитый еврейским водителем, а амбуланс не помог чернокожему мальчику, но оказал помощь водителю машины, пострадавшему куда меньше. Несмотря на призывы чернокожего главы города в то время Д. Динкинса к спокойствию Э. Шарптон по мнению многих способствовал разжиганию волнений и трений между этническими и расовыми общинами квартала. После его провоцирующей речи на похоронах в Кроун Хайтс начались волнения и в ходе их погиб молодой ученик ешивы Янкель Розенбаум. Подбодренные призывами Э. Шарптона чернокожие жители квартала бесчинствовали трое суток под лозунгами типа «Нет справедливости, нет  и  спокойствия».

Д. Джексоном и Э. Шарптоном пока список экстравагантных чернокожих кандидатов на пост Президента исчерпывается. Далее на горизонте появился Барак Обама и стало ясно, что поскольку он кандидат руководства Демократической партии, то борьба с ним будет безуспешной. Но продолжатели Д. Джексона и Э. Шарптона явно появятся в будущем. Количество чернокожих жителей страны растет и заметно быстрее чем белых. Во первых, у них более высокий естественный прирост, во вторых, эмиграция продолжается как из ближнего зарубежья (Гаити, Ямайка, страны Вест Индии), так и из дальнего (Африка). Правда количество испаноязычных и выходцев из стран Азии растет быстрее, но чернокожие чувствуют себя куда увереннее, у них больше опыта. Многие испаноязычные в стране недавно, значительное их количество начинало со статуса нелегальных эмигрантов и даже не знает толком языка. Выходцы из Азии прибыли из разных стран и заметно отличаются друг от друга по языку, культуре и ментальности. Поэтому пока роль ведущих у людей из чернокожей общины, закаленных и набравшихся опыта в борьбе за свои права, да и аппетит у них побольше. Улучшатся ли отношения чернокожих с белыми в общем и с евреями в частности? Разве, что если уменьшится действительный экономический разрыв между чернокожим и белым населением. А, если он не уменьшился за полсотни лет со времени достижения чернокожими полного экономического и социального равноправия, даже с помощью «аффирмативных действий», то где предпосылки того, что этот разрыв уменьшится в будущем. Если разрыв останется, то никуда не исчезнет и конфликт.  Что он несет с учетом медленно, но верно возрастающей политической силы чернокожих? Не знаю. Но, если трения между чернокожими и евреями продолжатся, что очень вероятно, тогда, может быть, знающие люди прояснят наконец вопрос зачем евреи лезли в первые ряды  борцов за права чернокожих.

Вениамин Чернухин                                                                                             Октябрь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − восемнадцать =