Помогаем китайским товарищам: Морис Коэн — верный телохранитель Сунь Ят-сена и другие польские евреи.

Этот список открывает, хотя бы потому, что хронологически он первый, Морис (Моше) Абрахам Коэн. Родился он в 1889 году в Лондоне, но семья его переселилась в Великобританию из Польши. Впрочем, факт его рождения на британской земле весьма спорный, по другим данным он еще успел появиться на свет в Польше, но вскоре после своего рождения  вместе со своим семейством переменил страну проживания. По этой версии он родился в 1887 году. Отец его Иосеф Лейб был портным, семья была многодетной. Молодой Морис не очень усердно изучал науки в школе, за ним числились кражи, участие в драках и т.д. и в 1900 году он был задержан полицией за то, что бил стекла в окнах, чтобы обеспечить работой стекольщика, в итоге он был послан в специальную школу для малолетних нарушителей порядка, где  завершил учебу в 1905 году. Родители не зная, что с ним делать, услали его в Канаду, где жил друг и земляк отца, имевший свою ферму, и надеясь, что тамошняя более здоровая обстановка повлияют на молодого человека в лучшую сторону. Год он трудился на ферме, но соседской, куда его сплавил друг отца. Там его научили стрелять из пистолета с обеих рук, далее это весьма пригодилось, и виртуозно играть в карты. Оставив ферму он начал кочевать по стране, довольствуясь часто случайными заработками. Пришлось посетить и местную тюрьму. Далее  жизнь  молодого М. Коэна окрашивается в неожиданные тона: среди его знакомых появляются китайцы. Откуда китайцы в Канаде в те годы? В 1871 году в состав Канады вошла ее крайняя западная провинция Британская Колумбия, расположенная на Тихоокеанском побережьи. Основная часть населения страны живет в ее восточной части, неподалеку от Атлантического океана и правительство страны обязалось построить железную дорогу, соединяющую новую провинцию с центром народонаселения. Обязательство было выполнено и для строительства дороги и завезли китайцев, дешевую рабочую силу, многие из которых остались в стране. Китайцы в те времена почитались в Канаде людьми второго сорта и белые с ними почти не общались, но для М. Коэна, который вел неординарный образ жизни, это значения не имело. А китайцы с удовольствием приняли его в свою среду. Ему  нравился дух товарищества и взаимовыручки, царивший у китайцев, он становится их товарищем,  защитником и даже арбитром в их спорах. Слухи о нем распространяются в китайской общине и достигают и Китая. Дошли они, видимо, и до лидера партии Гоминдан Сунь Ят-сена, который приезжал в Канаду собирать деньги для нужд своей партии.

.Далее следует некоторый период жизни в городе Эдмонтон, где М. Коэн трудится управляющим агенством по продаже недвижимости и на государственной службе. Затем начинается Первая Мировая война и М. Коэн в составе канадских воинских частей находится в Европе. Он в железнодорожной части и под его началом китайские рабочие, восстанавливающие разрушенные пути. Китайские рабочие эти присланы вместо военных после того как Китай вступил в войну, а М. Коэн уже считается знатоком Китая. После войны он возвращается в Канаду, в Эдмонтон,  но с торговлей недвижимостью дело обстоит не очень хорошо и он в 1922 году отправляется в Китай. Формально по поручению канадской строительной компании, у которой есть проект строить железную дорогу в Китае. Все прошедшие годы он не прерывает связи с китайской общиной в Эдмонтоне и становится там своим, единственным не китайским членом местных  китайских организаций. Он высаживается в Шанхае и ему удается добиться встречи с Юджином Ченом, англоязычным секретарем  Сунь Ят-сена. Его связи работают,  его принимают на работу и скоро он знакомится и с самим Сунь Ят-сеном. По поручению того в Шанхае и Кантоне М. Коэн тренирует небольшие воинские подразделения, которыми тогда располагал Гоминдан, проект железной дороги отменен. Хотя в китайском он не силен, но сам Сунь Ят-сен, его супруга и многие из его ближайшего окружения способны общаться и на английском языке. Он получает китайское имя Ма Кун (по созвучию с Морис Коэн) и становится военным помощником Сунь Ят-сена в чине полковника. В реальности он становится надежным телохранителем и верным доверенным лицом Сунь Ят-сена, сопровождая его в поездках, в том числе и в места, где быть далеко не безопасно, но он всегда готов к неожиданностям. И ответственно выполняет его поручения, иногда достаточно не простые. За его привычку иметь при себе непременно два вида оружия его начали называть «Два-Ружья» Коэн и эта кличка закрепилась за ним. М. Коэн принимал участие и в организации военной школы Вампу, тренировал и там курсантов и, разумеется, был знаком с М.М. Бородиным, присланным из Москвы  коммунистическим советником Сунь Ят-сена. За М. Коэном не наблюдалось никаких симпатий к коммунистам, М.М. Бородину он не доверял и есть утверждения, что он приложил руку к выдворению последнего из Китая. Хотя упоминают, что между собой они могли беседовать не только по английски, но и на идиш. Гораздо дружественнее отношения у него сложились с Чжоу Энь-лаем, позднее ближайшим сподвижником вождя китайских коммунистов Мао Цзе-дуна. Довелось ему встречаться и с самим Мао Цзе-дуном. М. Коэн был также в прекрасных отношениях с супругой Сунь Ят-сена Сун Цин-лин и поддерживал с ней дружеские отношения до самой своей смерти. В не менее дружеских отношениях он был и с ее родной сестрой Сун Мей-лин, которая вышла замуж за Чан Кай-ши.  Родной брат сестер, известный как Т.В.Сун – видный бизнессмен и влиятельный политик и его числил в своих друзьях М. Коэн.

В 1925 году Сунь Ят-сен умер, но М. Коэн продолжает свою работу телохранителя, обслуживая других лидеров партии Гоминдан, в том числе сына Сунь Ят-сена Сунь Фо, и полевых командиров вооруженных формирований, базирующихся в южном Китае. Он был знаком и с премником Сунь Ят-сена Чан Кай-ши, хотя работать на него ему не довелось: среди клиентов М. Коэна были люди, находившиеся в оппозиции к Чан Кай-ши. Помимо охраны высоко поставленных лиц Морис занимался в 30-е годы также закупками оружия и военного снаряжения. В 1935 году ему присваивают звание генерала. Когда началась большая японо-китайская война в 1937 году М. Коэн не покинул страну, он попрежнему поставщик оружия для китайской армии и даже сотрудничает с британскими разведчиками, предоставив им доказательства того, что японцы использовали отравляющие вещества в 1936 году в Маньчжурии, истребляя мирное китайское население. Нападение японцев на Гонк-Конг в декабре 1941 года застает его там. Он участвует в боях в рядах защитников этой колонии и попадает в плен после ее падения. Его хорошо избили за свидетельства об использовании отравляющих газов и определили в лагерь для военнопленных, но в конце 1943 года он попадает в один из редких списков по обмену военнопленными и освобождается.

Насыщенный этими приключениями М. Коэн возвращается в Канаду, поселяется в Монреале, женится на Джуди Кларк и переключается на бизнес, ибо его супруга – владелица успешного магазина женской одежды. Несколько раз посещает Китай, пытаясь завязать там деловые связи. Но все кончается лишь встречами со старыми друзьями и бесконечными разговорами. О М. Коэне начинают ходить всякие слухи, не совсем соответствующие истине. После образования Китайской Народной Республики на континенте и перемещения Китайской Республики на остров Тайвань у М. Коэна оказываются знакомые и здесь и там и он может перемещаться из одной страны в другую, выполняя разные деликатные поручения, ибо обе страны все еще в состоянии военного противостояния. И в обоих странах рады видеть его. При этом он надолго отлучается из дома и из-за этого в 1956 году его супруга разводится с ним. Он возвращается в Великобританию. Здесь он ведет спокойную жизнь в семье своей сестры и ему удается, базируясь на свои связи в обоих китайских странах, основать успешный консультационный бизнес для фирм, желающих развивать торговлю. Его последний визит в Китай имел место во времена начала тамошней «культурной революции» в качестве почетного гостя такого высокопоставленного коммунистического чиновника как Чжоу Энь-лай.

Когда в 1947 году в Организации Объединенных Наций начались дебаты, связанные с окончанием британского мандата на Палестину и разделом страны на два государства М. Коэн не поленился приехать в США и  персонально встретиться с главой и членами китайской делегации, некоторых из которых он лично знал. Делегацию, собиравшуюся голосовать против раздела, и он сумел убедить  не делать этого. В итоге китайская делегация воздержалась при голосовании. Возможно были и другие случаи, когда М. Коэн использовал свое влияние на своих китайских друзей в пользу Израиля, но он никогда этих действий не афишировал. В 1966 году будучи уже в весьма почтенном возрасте М. Коэн посетил Израиль. Известно, что он был знаком и встречался с Д. Бен-Гурионом и, возможно, выполнял какие-то его деликатные просьбы, связанные с Китаем. Да и похоронен М. Коэн был на еврейском кладбище в британском городе Манчестер после того как он умер в 1970 году. Представители как коммунистического Китая, так и правительства Тайваня присутствовали на его похоронах. На памятнике над его могилой надписи сделаны на трех языках: по английски, по китайски и на иврите

*****

Морис-Моше Коэн был не единственным польским евреем, который стал непосредственным участником  событий, имевших место в Китае.  Он был авантюристом, в хорошем смысле этого слова, искателем приключений. Но многие  были  мотивированы идеологически, будучи движимыми про коммунистическими или, по крайней мере, лево либеральными симпатиями. Достаточно яркий пример – писатель и журналист Ханс Шиппе. Родился он в 1896 году в городке Тарнов (по другим данным в Кракове в 1897 году) и тогда имя его было Мойзес Гжиб. В 1919 году он отправляется учиться в Германию и сближается с тамошними коммунистами. После окончания университета он начинает работать журналистом, вступает в коммунистическую партию Германии и меняет свое имя. Побывал он и в Советском Союзе. Но доминирует его увлечение Китаем и в 1925 году Х. Шиппе  приезжает в эту страну. Там он трудится как журналист и переводчик в политическом отделе армии. В 1933 году к власти в Германии приходят нацисты и Х. Шиппе с супругой принимают решение постоянно поселиться в Китае, в Шанхае. В июле 1937 года начинается полномасштабная японо-китайская война. Х. Шиппе трудится описывая ситуацию в стране и армии, интервьюирует коммунистических активистов, таких как Чжоу Энь-лай и Лю Шао-ци в 1939 году. Встречался он и с лидером китайских коммунистов Мао Цзе-дуном.  Далее Х. Шиппе принимает решение непосредственно участвовать в военных действиях против японской армии и вступает в китайскую армию в 1939 году, будучи первым иностранным добровольцем в этой армии. Принимает участие в боевых действиях и в ноябре 1941 года погиб во время боев в горной местности в провинции Шаньдун. Поблизости от того места, где он погиб, установлен монумент в его честь.

*****

Формально в числе польских евреев надо упомянуть и  Исраэля Эпштейна, журналиста и писателя, хотя почти всю свою жизнь этот человек провел в Китае. Но родился он в Варшаве в апреле 1915 года. Напомню, что в те годы это была Российская империя. Во время Первой Мировой войны отец Исраэля был послан своей компанией в Японию, а затем туда же смогла уехать взяв его с собой и его мать. После некоторых странствий семья обосновалась в 1917 году в Китае, а с 1920 года она жила в китайском городе Тяньзцине. Исраэль начал печататься в англоязычной китайской прессе уже с 15 лет. Во время японо-китайской войны он поставляет новости Юнайтед Пресс и другим ведущим западным агенствам новостей. Сотрудничает с вдовой Сунь Ят-сена Сун Цин-лин в деле организации международной поддержки Китая. Она познакомила И. Эпштейна с лидерами китайских коммунистов включая Мао Цзе-дуна, которых он навещал на их базах в северо-западном Китае и брал у них интервью. В 1941 году, чтобы обмануть японские власти, которые охртились за ним, он  публикует ложное сообщение о своей смерти. В 1944 году И. Эпштейн едет в Великобританию, а затем переезжает в Соединенные Штаты, где он живет следующие пять лет. Работает там для новостных агенств, пишет и публикует в 1947 году книгу «Незаконченная революция в Китае», которая имеет хорошие отзывы в прессе.

В 1951 году Сун Цин-лин приглашает его вернуться в Китай, чтобы издавать журнал на английском языке, который далее становится  широко известным под названием «Китай сегодня». Он остается главным редакторм этого издания до своего ухода на пенсию в семидесятилетнем возрасте, но и затем журнал не покидает, получив титул  «почетного редактора». В 1957 году он становится натурализованным китайским гражданином, а в 1964 году вступает в коммунистическую партию. В 1968 году во времена так называемой «культурной революции» И. Эпштейн был арестован, обвинен в заговоре против Чжоу Энь-лая, одного из руководителей компартии, и помещен в тюрьму. Там, в камере одиночке он провел около пяти лет, после чего обвинения были сняты, он освобожден из тюрьмы и восстановлен на работе и сам Чжоу Энь-лай принес ему свои извинения. Тем не менее своих коммунистических воззрений И. Эпштейн не изменил и в середине восьмидесятых годов даже удостоился чести быть избранным на почетный пост в китайской системе власти. В 1983 году он публикует книгу «Преображенный Тибет», написанную по итогам нескольких визитов в эту часть Китая.

В течение своей жизни И. Эпштейн был знаком и персонально встречался со всеми лидерами страны, начиная с Мао Цзе-дуна и Чжоу Энь-лая. Кроме двух вышеупомянутых книг он автор еще нескольких, среди которых надо отметиь две:» Народная война» (1939) и «От Опиумной войны к освобождению»(1956),» а также он оставил после себя мемуары, изданные в 2005 году под названием «Мой китайский глаз: мемуары еврея и журналиста». Поздравить его с 90-летием прибыл сам Президент Китайской Народной Республики Ху Дзинь-тао. Позднее на его похоронах в том же 2005 году присутствовало  руководство страны, включая Президента Ху Дзин-тао и Премьер-министра Вен Жи-бао.

*****

Cудьба  занесла в Китай и Моше Флато, известного и под своим польским именем Станислав. Он – уроженец Варшавы (родился в 1910 году), кончил в этом городе гимназию и начал учиться в университете. Но затем перебрался в Париж, где изучал медицину. В 1932 году стал членом компартии Франции. Добровольцем воевал в Испании во время тамошней гражданской войны (13-я интернациональная бригада) и вступил в компартию Испании. После поражения республиканцев ушел во Францию в феврале 1939 года, был интернирован, затем освобожден и в августе того же года отправился в Китай, где работал руководителем группы врачей, работавших под эгидой международного Красного Креста при Народной Освободительной   армии. Стал членом компартии Китая. После окончания Второй Мировой войны в 1945 году вернулся в Польшу. В чине полковника работал в генеральном штабе армии с 1946 и по 1952 годы. Был арестован и сидел в тюрьме в 1953 – 54 годах. Освобожден и реабилитирован. В период с 1957  и по 1964 годы – советник в посольстве Польши в Пекине, затем работает в польском министерстве иностранных дел. Во время антиеврейской компании в Польше во времена Владислава Гомулки после победы Израиля в Шестидневной войне С. Флато опять пострадал. Его уволили и вынудили эмигрировать из страны несмотря на все заслуги перед мировым коммунистическим движением. Он умер в 1972 году в Берлине, в Германии.

*****

Гораздо более заметный след в Китае оставил после себя другой врач по имени Джейкоб (Яков) Розенфельд. Родился он в 1903 году в польском городе Лемберге (сегодня украинский город Львов), который в те дни находился в Австро-Венгерской империи, вырос  в Австрии, учился в университете Вены, получив специальность врача-уролога в 1928 году. Там же и начал практиковать. Стал членом местной социал-демократической партии. В 1938 году Австрия была присоединена к Германии, где у власти с 1933 года были нацисты. Д. Розенфельд скоро оказался в концлагере Дахау, затем его перевели в концлагерь Бухенвальд. Но времена еще были относительно либеральные, когда нацисты  не столько были заинтересованы в уничтожении евреев, сколько в том, чтобы они оставили страну. Доктора освободили и дали срок в две недели, чтобы он уехал. Поскольку в столь короткий срок было невозможно получить въездную визу в какую-либо страну, то практически единственный шанс был ехать в Китай, в Шанхай, где виза не требовалась. Что доктор и сделал в 1939 году. В Шанхае он поначалу открыл свой частный медицинский кабинет, но с 1941 года он – военный врач, служащий в разных подразделениях, сначала в Новой четвертой армии Мао Цзе-дуна, потом в Восьмой походной армии и  затем в  Народно Освободительной армии. Оперирует в походных условиях сам, учит китайских врачей методам современной медицины, следит за соблюдением правил гигиены в войсковых частях. Участник японо-китайской войны и далее гражданской войны в Китае. Поражение режима нацистов и освобождение Австрии не изменило его планов, он уже прижился в стране и не собирался оставить ее в столь судьбоносное время. Получил генеральское звание и в 1947 году во временном коммунистическом военном правительстве под началом Мао Цзе-дуна был назначен на  пост министра здравоохранения под именем генерал Луо, как он был известен в Китае. Был хорошо знаком со столь высоко поставленными коммунистическими чиновниками как Лю Шао-Ци и Чен И (в Новой четвертой армии Чен И был командиром, а Лю Шао-ци – комиссаром), занимавшими далее пост Президента и министра иностранных дел страны.

Лишь в 1949 году, когда гражданская война завершилась, он отправился в Европу в поисках родственников, спасшихся от нацистов. В Австрии он нашел сестру, после чего хотел вернуться в Китай, но что-то помешало осуществлению этого плана. Напомню, что это было время Корейской войны, в которой и Китай принял участие, и имело место ужесточение  въездных правил. Вместо этого он направился в Израиль в 1950 году, где жил его брат.Там он работал врачом в медицинском центре Асута. В 1952 году он неожиданно умер от сердечного приступа в Тель-Авиве. В последующие годы после периода забвения, вызванного «культурной революцией», его заслуги были признаны в Китае: его именем названа больница в провинции Шаньдун и там же сооружен ему памятник. В его честь была выпущена почтовая марка. В 2006 году в Национальном Музее Китая была устроена выставка, посвященная Д. Розенфельду, которую открыл сам Президент страны Ху Дзинь-тао. Многие китайские гости, прибывающие в Израиль, возлагают цветы на его могилу.

Вениамин Чернухин                                                                                                     Октябрь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − семнадцать =