Наш человек в Лос-Аламосе. Из истории атомного шпионажа.

НЕМЕЦКИЙ КОММУНИСТ, АНГЛИЙСКИЙ ПОДДАННЫЙ,    СОВЕТКИЙ РАЗВЕДЧИК.                                                                                                        Испытание 16 июля 1945 года в штате Нью-Мексико, США, в Аламогордо первой в мире атомной бомбы необратимо изменило ход истории. ХХ век получил название атомный. Над созданием американской атомной бомбы в рамках «Манхэттенского проекта» ( «Manhattan Engineering District Project») работало около 130 тысяч человек, среди которых было не менее 12 действующих или будущих нобелевских лауреатов. Проект обошелся американскому правительству в 2,5 миллиарда долларов. Советскому Союзу секретные материалы достались без подобных затрат. Не утихают споры о причинах величайшего провала американских спецслужб, проворонивших шпионскую сеть в самом секретном проекте века. Ключевую роль в похищении секретов атомного оружия сыграл крупный физик, немецкий коммунист и советский разведчик Клаус Фукс.   Как Фукс попал в ближайшее окружение Роберта Оппенгеймера, в самое сердце проекта — в теоретический отдел Ханса Бете? Какую роль сыграла великая разведчица Лиза Зарубина? Какова роль самого Оппенгеймера и руководителя английского атомного проекта «Тьюб аллой» Рудольфа Пайерлса? Как попал к Пайерлсу Фукс и как с этим связан Рональд  Ганн?        []                                                                                                                                     Клаус Фукс мог остаться в истории как крупный ученый, но его слава величайшего разведчика ХХ века затмила его научные достижения. Что привело немецкого гения к решению сотрудничать с советской разведкой? Его воспитание в семье религиозного пацифиста коммунистических взглядов и ситуация с созданием атомного оружия в Третьем Рейхе.   Клаус Фукс, сын протестантского религиозного деятеля Эмиля Фукса, пацифиста, одного из первых членов СДПГ, родился 29 декабря 1911 года в городе Рюсельсгейме близ Дармштадта, земля Гессен. В 1928 году Клаус окончил школу с медалью. В Лейпцигском университете, где Клаус учился в 1930-1931 годах, он вступил в члены СДПГ. Во второй половине 1931 года, разочаровавшись в социал-демократах, Клаус вместе с сестрами Елизаветой и Кристель, и братом Герхардом вступил в коммунистическую партию Германии. После поджога Рейхстага 27 февраля 1933 года, когда КПГ ушла в подполье, штурмовики Кильского университета, где Клаус работал, приговорили его к смерти. Фукс вынужден был уйти в подполье, а затем эмигрировать по решению компартии под видом антифашистского беженца в Англию.

Секретное оружие гитлеровской Германии.   Осенью 1939 года ведущие немецкие физики: Вернер Гейзенберг, Карл-Фридрих фон Вайцзекер, Пауль Гратек, Отто Ган, Вильгельм Грот и другие объединились в «Урановое общество» при управлении армейских вооружений. Научным центром проекта стал Берлинский физический институт Общества кайзера Вильгельма. К участию в разработках были подключены Гамбурский, Грейфсвальский, Гейдельберский и Ростокский университеты.За два года группа Гейзенберга провела исследования, необходимые, чтобы приступить к созданию атомного реактора на основе урана и тяжелой воды. Было установлено, что взрывчатым веществом может быть изотоп урана — уран-235, содержащийся в урановой руде. В конце 1939 года дело приостановилось из-за недостатка запасов урана, тяжелой воды и чистого графита. Месторождение урана в Яхимове на территории оккупированной Чехословакии обеспечивало только лабораторные опыты. Требовались значительно большие запасы урана. После оккупации Бельгии весной 1940 года на обогатительной фабрике концерна «Юнион миньер» в распоряжение Гитлера попали 1200 тонн уранового концентрата, что составляло почти половину мирового запаса. Оккупация Норвегии принесла Третьему Рейху еще один подарок — завод-производитель тяжелой воды «Норк-гидро» в Рьюкане. Фирма «Аэругезельштафт» начала производство металлического урана в Ораниенбурге. Секретные лаборатории «Сименса» доложили об успехах в очистке графита для использования его в качестве замедлителя нейтронов в реакторе при отсутствии тяжелой воды. Было развернуто проектирование электроэнергетического обеспечения проекта. В ходе экспериментов к лету 1942 года немецкие ученые поняли, что контролируемая ядерная реакция осуществима. Группа Гейзенберга в это время опережала ученых других стран.

Начало атомной гонки.   В 1940 году ученые СССР обратили внимание на доходившие из Германии слухи о работе над новым оружием. Комиссия Академии наук под председательством академика Хлопина рекомендовала правительству и ученым отслеживать публикации по атомной проблематике. Начальник отделения научно-технической разведки НКВД Квасников направил ориентировки резидентурам в Скандинавию, Германию, Англию и США. Решением Особого Совещания НКВД в апреле 1940 года из СССР был выслан известный физик Хоутерманс, занимавшийся в Харьковском физико-техническом институте проблемами ядерной физики. Арестованный в 1937 году в СССР как «подозрительный иностранец», в заключении он согласился на сотрудничество с НКВД. В защиту Хоутерманса выступили Нильс Бор, Эйнштейн, Жолио-Кюри. В Германии арестованный гестапо, он был выпущен по ходатайству немецких физиков и включился в работу, сумев передать немецкому физику Райхе, эмигрировавшему из Германии в 1941 году, информацию о работе над созданием немецкой атомной бомбы. Это обстоятельство активизировало работы в США и Англии.   К 1940 году стало ясно, что страна, первой создавшая атомную бомбу, получит превосходство во Второй Мировой войне. Германия, Англия, США, а затем СССР начали лихорадочную гонку. В США Альберт Эйнштейн, Роберт Оппенгеймер и другие ученые поняли, что немцы пытаются получить управляемую цепную реакцию, которая могла стать ключом с созданию нового оружия. Заручившись поддержкой Эйнштейна, обеспокоенные ученые в письме предупредили Президента Франклина Рузвельта об опасности.    В начале 1940 года немецкие ученые-эмигранты Отто Фриш и Рудольф Пайерлс представили Генри Тизарду, научному советнику Черчилля, меморандум «О создании супербомбы, основанной на ядерной реакции и уране». Английское правительство образовало сверхсекретный комитет МАУД для изучения возможности производства урановой бомбы. Программу назвали «Тьюб аллой» — «Трубный сплав». В конце 1940 года Лондон принял решение о начале строительства завода по выделению урана-235 методом газовой диффузии. 16 сентября 1941 года британский военный комитет, как назывался кабинет министров Великобритании во время войны, рассмотрел специальный доклад о создании в течение 2 лет урановой бомбы. Правительство выделило средства профессору Пайерлсу для развертывания работ по проекту «Трубный сплав» в Бирмингемском университете. Завербованный НКВД британский дипломат Маклин передал Москве 60-страничный доклад британского военного кабинета с обсуждением этого вопроса. Наш резидент в Лондоне Горский срочно просил Центр произвести экспертизу материалов.

Путь Фукса к Оппенгеймеру.    Цепь выглядит так: Ганн — Мотт — Борн — Пайерлс — Оппенгеймер — конфликт Оппенгеймера и Теллера -Бете.    В Бристоле промышленник, друг СССР Рональд Ганн рекомендует Фукса крупному физику, преподавателю Бристольского университета Невиллю Мотту.В декабре 1936 года Фукс защищает докторскую диссертацию. Мотт рекомендует Фукса знаменитому Максу Борну, работавшему в Эдинбурге. Тот добивается для Клауса стипендии фонда Карнеги. После начала Второй мировой войны немецкие эмигранты были интернированы в лагерь на острове Мэн. В мае 1940 года туда попал Фукс. Узнав о случившемся, Борн и Мотт ходатайствуют о нем, утверждая, что он является «одним из двух-трех самых одаренных физиков, способных выполнять работу на оборону Великобритании». Их просьба остается без результата. Вместе с интернированными Фукса направляют в лагерь в Канаду. И вновь ключевой фигурой в судьбе Фукса становится Рональд Ганн, чье ходатайство возымело последствия. В конце декабря 1940 года Фукса возвращают в Англию. По рекомендации Борна и Мотта Фукс попадает в секретную группу Рудольфа Пайерлса, работающую над атомным проектом «Тьюб аллой».    Пайерлс стал звеном на пути Фукса к Оппенгеймеру. Спецслужбы Англии долгое время считали профессора Пайерлса вне подозрений. Между тем, он не только дважды побывал в СССР, но и был женат на советской гражданке. В 1939 году советско-английские отношения переживали не лучшие времена. Причиной были германо-советский пакт о ненападении (август 1939 г.), ввод советских войск в Западные Украину и Белоруссию. Информации о сотрудничестве Пайерлса с советскими спецслужбами нет. Однако, именно Пайерлс привлек Фукса, не придавая значения деятельности Фукса в социалистической студенческой группе в Бристоле, учитывая только способности Фукса как физика.   С момента нападения Германии на СССР понимание ответственности за результат применения разрабатываемого оружия привело Фукса к решению передать материалы советской разведке. Поначалу он собирался поставлять результаты собственной работы, но позднее понял, что должен передавать все сведения.Осенью 1941 через друга он вышел на советскую резидентуру и начал поставлять данные, объяснив свое решение тем, что Англия и США делают бомбу в секрете от СССР. Связной с ним становится Урсула Кучинская (Соня).  

Проникновение советской разведки в окружение Оппенгеймера  [] (Молодой и обаятельный «Оппи» у доски с формулами)   С началом деятельности Василия Зарубина в качестве резидента («Купер», «Максим») в октябре 1941 года под прикрытием должности секретаря посольства «Зубилина», разведывательная работа СССР в США активизируется. Супруга резидента Лиза Зарубина сыграла выдающуюся роль в утечке информации по атомному проекту, став подругой Китти Харрисон, жены Оппенгеймера.   Центр поручил Семенову («Твен»), работавшему под руководством Овакимяна, установить контакты с близкими Оппенгеймеру физиками из Лос-Аламоса, работавшими в 20- 30-х годах в СССР и имевшими связи в русской и антифашистской эмиграции. Семенов привлек супругов Коэнов, выполнявших роль курьеров. Используя связи в Массачусетском технологическом институте, он определил, кто из виднейших физиков участвует в манхэттенском проекте. Супруги Розенберги, привлеченные в 30-е годы Овакимяном, некоторое время находились на связи у Семенова, в утечке атомных секретов являясь подстраховочным звеном. Семенову принадлежала основная роль в создании канала информации (1941 -1945 гг.) по атомному проекту.Москва получала американские и английские секретные отчеты, описания экспериментов, параметры ядерных реакций, различных типов урановых реакторов.

Позиция Роберта Оппенгеймера.   В 1941 году в Сан-Франциско советский резидент Хейфец использовал контакты в еврейских общинах тихоокеанского побережья США. Роберт Оппенгеймер родился в семье влиятельного еврея, промышленника, эмигранта из Германии, Юлиуса Оппенгеймера и имел коммунистические взгляды. Хейфец передал в Центр, что связанный с нелегальной сетью компартии США видный физик Оппенгеймер и его коллеги уезжают из Калифорнии в место расположения секретных лабораторий. Первая встреча Хейфеца и Оппенгеймера произошла в декабре 1941 года на собрании по сбору пожертвований в помощь ветеранам войны в Испании. Хейфец присутствовал в качестве советского вице-консула. Салон госпожи Брамсон часто посещали Оппенгеймер и его брат Фрэнк. Там Хейфец дважды встречался с Оппенгеймером и его женой. При этом Оппенгеймер упомянул о секретном письме Эйнштейна Рузвельту 1939 года. Хейфец знал, что о деньгах или шантаже не могло быть речи. Только доверительные отношения, в налаживании которых помог Фрэнк. Беседы об угрозе фашизма нашли понимание.   По воспоминанию Судоплатова, ветераны ЦРУ, работавшие весной 1992 года над архивами ЦК КПСС, наткнулись на материалы Коминтерна о связях Оппенгеймера с членами законспирированной ячейки компартии США. Судоплатов считает, что в традиционном смысле Оппенгеймер, Ферми и Сцилард не были нашими агентами. Аналогичного мнения придерживается Квасников, возглавлявший с 1947 по 1960-е годы советскую научно-техническую разведку: «Ученых, работавших с нашей разведкой, агентами назвать было нельзя». Однако, ставка Оппенгеймера на эмигрантов-антифашистов связана с стремлением после войны избежать монополии на атомное оружие одной страны.

Два договора. Работа Фукса у Пайерлса.   Решение Фукса о сотрудничестве с СССР было связано с позицией Англии и США. В 1942 году между СССР и Великобританией был подписан союзнический договор о поставке секретных сведений в области военной и технической информации. Договор выполнялся не в полной мере. По договору запрещалась передача сведений третьим странам. Исключение было сделано для Канады, имеющей запасы урановой руды. В дальнейшем Англия легко согласилась на новый договор с США, согласно которому центр по созданию атомной бомбы должен находиться в США. Отказываясь от производства атомной бомбы на своей территории, Англия избегала риска уничтожения своих ядерных систем при бомбардировке со стороны Германии. Кроме того, в тот период Англия не могла выделить значительные средства на подобные цели.   В 1942 году Фукс становится английским подданным, его начали привлекать к более секретным работам, поручили контроль за донесениями о работах в Германии. Он делает вывод о том, что немцы пошли тупиковым путем. Фукс был идеальным аналитиком — при работе над проектом решил несколько кардинальных математических задач. Уже в Лос-Аламосе выдающиеся физики ХХ века поручают ему решение ключевых задач при создания бомбы.  

Сверхсекретный атомный городок Лос-Аламос.  []   Правительство США действовало в обстановке сверхсекретности. К октябрю 1942 года стало ясно, что даже начальная работа серьезно тормозилась из-за отсутствия организации, сосредоточенной в одном месте. Новый проект получил название «Манхэттен» или проект Y. Его возглавил 46-летний полковник Лесли Гровс, научным руководителем стал Роберт Оппенгеймер, предложивший всех ученых объединить в одной лаборатории в провинциальном городке Лос-Аламос, штат Нью-Мексико, неподалеку от Санта-Фе, где прошли его школьные годы. Пустынное плато Лос-Аламос — неплохой полигон. В истории атомной гонки много как бы случайных совпадений. Выбор окрестности Санта-Фе — из той же серии. Аптека в Санта-Фе служила прикрытием нашей разведке!   Участниками проекта оказались выдающиеся физики 20 века: Ферми, Понтекорво, Сциллард, Вигнер, Тэллер, Вайскопф, Бете, фон Нойман, Сиборг, Уиллер, Фукс, Бор, наш соотечественник Гамов, Кокрофт, Лоуренс, Тейлор, Чедвик, Кистяковский, Комптон. Сотрудничали физики первой величины Чандрасекар и Улам. В проекте участвовало не менее 12 нобелевских лауреатов, настоящих или будущих. Сам Оппенгеймер нобелевским лауреатом не стал. Ученые, создававшие ужасное оружие, беспокоились, что Германия может их опередить. Нигде в мире никогда ранее не собиралось в одном центре для выполнения одной задачи столь блестящее созвездие умов. Есть нечто апокалиптическое в том, что их усилия грозили гибели самой цивилизации.   К марту 1943 года закрытый пансион для мальчиков в Лос-Аламосе был превращен в строго охраняемый двумя службами контршпионажа — военной разведкой и ФБР секретный центр. В 1944 году в центре насчитывалось около 40 тысяч гражданских лиц и несколько тысяч военных , в целом в проекте участвовало около 130 тысяч сотрудников. Учеными строго-настрого запрещалось покидать пределы центра. В марте 1943 года был образован управляющий комитет. В него с согласия Оппенгеймера включили сотрудника службы контршпионажа G-2. В июле 1943 года к Оппенгеймеру была приставлена охрана.    [] Оппенгеймер и американский «Берия» генерал Гровс

Оппенгеймер приглашает Фукса.   В конце 1943 года для усиления проекта «Манхэттен» к Оппенгеймеру была направлена группа английских ученых. Оппенгеймер, высоко оценивший теоретические труды Фукса, просил включить его в состав английской научной миссии. Одним из решающих аргументов для Оппенгеймера послужил тот факт, что Фукса представили как антифашиста, беженца из Германии, приговоренного штурмовиками к казни.До отъезда к Оппенгеймеру Фукс успел передать советской разведке информацию, в основном уже  известную советским ученым, за исключением следующих фактов. По оценке Фукса немецкие исследования вели в тупик, а США и Англия уже на стадии строительства промышленных объектов для производства ядерных зарядов. В конце января 1943 года пришла информация от Семенова: в декабре в чикагской лаборатории Энрико Ферми осуществил первую в мире цепную ядерную реакцию. В декабре 1943 года Фукс прибыл в США, где стал выполнять работы по заданию корпорации «Кэллекс», главного подрядчика строительства завода в Окридже по производству методом газовой диффузии урана-235. При этом Фукс имел возможность участвовать в закрытых совещаниях и получил допуск к другим объектам проекта «Манхэттен». Однако, проникновению Фукса в ядро программы способствовал случай.

Конфликт гениев   У Оппенгеймера был антипод, вынужденное сотрудничество и плохо скрываемая вражда с которым составляли внутренний конфликт Оппенгеймера. Оппенгеймер коммунист , Теллер — антикоммунист, оба предельно амбициозны, но Теллер как физик превзошел Оппенгеймера. Теллер возглавлял теоретиков проекта. Конфликт с Оппенгеймером привел к отстранению Теллера. Оппенгеймер в пожарном порядке искал замену. В теоретический отдел в результате попал Клаус Фукс. Советскому разведчику предстояло стать одним из идеологов американской атомной разработки! По мнению Судоплатова, была и еще одна причина, по которой Оппенгеймер пригласил Фукса в Лос-Аламос, а позднее в Центр научных исследований в Принстоне. Оппенгеймер знал, что Фукс не останется после войны в Америке и что Фукс связан с коммунистами.  

Миссия Михоэлса.    В обстановке повышенной секретности задача нашей разведки усложнялась. Москву интересовали главные цели — лаборатории Лос-Аламоса, заводы Окриджа и лаборатории по ядерным испытаниям в Беркли, а также фирмы, выполнявшие заказы по ядерной программе. В 1943 году руководитель московского еврейского театра Михоэлс вместе с популярным еврейским поэтом и нашим агентом Фефером направился в США как руководитель еврейского антифашистского комитета. Накануне отъезда обоих принял Берия. Оперативное обеспечение визита и разработка связей была поручена Хейфецу. Зарубин и Хейфец через доверенных лиц постарались передать информацию Оппенгеймеру и Эйнштейну о том, что евреям в СССР гарантирована счастливое и безопасное проживание. Ученые были тронуты. Информация, которую должен был Михоэлс по заданию Берия распространить в еврейских общинах США, состояла в том, что после войны в Крыму будет организована еврейская социалистическая республика. Целью миссии Михоэлса было привлечение в СССР крупного еврейского капитала. Слухи о «Калифорнии в Крыму» дошли до Оппенгеймера. Оппенгеймер и Ферми не подозревали, что уже фигурировали в советских оперативных источниках информации как источники под кодовыми именами «Директор резервации», «Вексель», «Эренс», «Стар». Однако, они не были нашими завербованными агентами. Точно так же нельзя документально утверждать, что жена Оппенгеймера Китти, симпатизировавшая Советскому Союзу и имевшая коммунистические идеалы, напрямую сотрудничала с советской разведкой. Однако, Судоплатов упоминает, что в оперативных документах есть указание о том, что мы работали через женщину, близкую к Оппенгеймеру и по его мнению это была жена Оппенгеймера Китти, знакомство которой с нашей разведчицей Лизой Зарубиной Хейфец организовал в 1941 году.   Лизе Зарубиной и супруге скульптора Коненкова, работавшей в подчинении у Зарубиной, удалось внедриться в окружение Оппенгеймера. В тот же период Оппенгеймер прервал связь с американской компартией. Возможность влиять на него благодаря двум нашим женщинам была для Москвы удачей. Они побуждали его брать на работу специалистов левых убеждений. Через родственника Сицларда, работавшего с Туполевым в Москве, Лиза вышла на Лео Сциларда, одного из идеологов манхэттенского проекта. Лиза и Хейфиц через жену Оппенгеймера убедили Оппенгеймера поделиться информацией с учеными, бежавшими от фашистских преследований. Оппенгеймер согласился и даже допускал их в атомный проект в случае, если получал подтверждение антифашистских взглядов. Таким образом Оппенгеймер, Ферми и Сцилард невольно помогли Москве внедрить надежные источники информации в Лос-Аламос, Окридж и Чикагскую лабораторию.   Семенов и Лиза Зарубина создали систему связей, а Квасников и Яцков обеспечили передачу информации.   В начала февраля 1944 года связь с Клаусом Фуксом стал осуществлять агент «Раймонд» — американский гражданин Гарри Голд. В течение пяти месяцев до июня 1944 года они встречаются в Нью-Йорке. Материалы передаются Яцкову. Связь с Фуксом пропала в июне 1944 года и была возобновлена только в январе 1945 года. Причиной была беспрецендентная секретность в Лос-Аламосе. Ханс Бете, глава теоретического отдела в Лос-Аламосе, так характеризовал Клауса Фукса: «Один из наиболее ценных людей моего отдела».

Послесловие.   Неожиданно быстрое появление советской атомной бомбы вызвало в правительственных кругах США и Англии предположение, что советские агенты выкрали у них ядерные секреты. Исходя из того, что первый заряд готовился в Лос-Аламосе, был сделан вывод, что лица, которые могли передать секреты, скорее всего работали там. Чувствуя вину, спецслужбы развернули бешенную активность, перепроверяя лиц, подозреваемых в шпионаже в пользу СССР. Одним из них был Фукс. Американская пресса сообщала, что некоторые советские представители в Комиссии ООН по атомной энергии в неофициальных беседах с коллегами использовали спецтермины, которые могли быть известны только из секретных американских документов. По мнению контрразведчиков, утечка могла происходить только от ученых, работавших в Лос-Аламосе. 2 февраля 1950 года Клаус Фукс был арестован, суд над ним состоялся 3 марта 1950 года в Центральном уголовном суде Олд Бейли. Его не приговорили к смертной казни благодаря тому, что СССР во время войны был союзником Англии. Решением суда был приговор в 14 лет заключения, после чего комиссия США по атомной энергии затребовала от директора Лос-Аламоса Н. Брадбери секретные документы, к которым Фукс имел доступ. Выяснилось, что в Москву попадали документы не только по созданию атомной бомбы (что дало возможность СССР по оценкам американских экспертов сократить сроки создания атомной бомбы от 10 до 3 лет), но и сведения по водородной бомбе, позволившие СССР начать работы по ее созданию раньше, чем США.  [] Первую в истории человечества атомную бомбу ее создатели на зывали «Малыш»                                                                  При работе использовались рассекреченные документы, воспоминания известных советских разведчиков Александра Феклисова, Павла Судоплатова, и консультации академика РАЕН Валентина Белоконя.

Виолетта  Баша

*************************************************************

Из статьи «The Bell Curve».

В марте 1919 года году власть в Венгрии захватили коммунисты во главе с Бела Куном, значительная часть их лидеров были евреи (Бела Кун, Тибор Самуэли, Эно Ландлер и др.), это революционное правительство немедленно начало проводить чистки среди населения, в ответ было сформировано контрреволюционное правительство, предложившее занять пост его главы адмиралу Миклошу Хорти. Через четыре с половиной месяца армия Румынии вошла в Венгрию, сбросила правительство Белы Куна и, когда в ноябре 1919 года румыны покинули страну, М. Хорти стал главой государства, получив в 1920 году пост Королевского Регента. В стране установились антиеврейские настроения во многом из-за слишком активного участия евреев в недавней революции, да и та роль, что играли евреи буквально во всех областях жизни страны казалась М. Хорти нетерпимой. И он начал бороться с этим явлением старым и испытанным путем.  В 1920 году правительство М. Хорти приняло  так называемые «numerus clauses», не что иное как давно и хорошо знакомые процентные нормы, в соответствии с которыми количество еврейских студентов в университетах страны не должно было превышать пять процентов, как доля евреев в населении страны. Что стало ответом? Как и за четверть века до этого в Российской Империи – массовая эмиграция, в основном за океан, в Соединенные Штаты.  А теперь перенесемся в 1939 год. В Соединенных Штатах начинается работа над Манхеттенским Проектом, поначалу весьма скромным. Но уже начавшаяся в Европе война становится мировой, Соединенные Штаты – активным участником этой войны и проект, в котором также участвуют Великобритания и Канада, быстро набирает силу. Его цель – создание принципиально нового оружия, позже получившего название атомного, и способного преломить ход войны. Над таким же оружием работают и в Германии и немцев надо опередить. В начале сороковых годов в проекте уже заняты 130 000 человек. Дальнейшая история проекта известна: атомное оружие было создано и две бомбы были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки. Япония капитулировала. Жизни сотен тысяч американских солдат и миллионов японцев были спасены. Все эти люди погибли бы, если бы Американской армии пришлось  высадиться в Японии и вести долгую и изнурительную войну там.

Ключевой к успеху явилась группа учёных — исследователей. И кто там задавал тон?   Лео Силард, Юджин Вигнер, Джон фон Нойман, Эдвард Теллер, Майкл Поланьи. Всё это венгерские евреи, которых «мудрая» политика венгерских властей заставила уехать из страны. Что это были за люди?

Джон  фон Нойман (1903 – 1957) почитается как величайший математик столетия, многие судя по значимости его работ считают его одним из выдающихся мыслителей века и ставят на второе место после А. Эйнштейна. Известен своими работами в областях квантовой механики, механики жидкостей и теории игр, которые позволили применить эту теорию в экономике, военной стратегии и в политических науках. В 1945 году стал руководителем проекта по разработке компьютеров университета в Принстоне и был столь важным участником в этих разработках, что заслужил титул «отца компьютера». Внёс заметный вклад и в разработку ракет. Лауреат престижной премии Энрико Ферми, был членом Американской Комиссии по атомной энергии.

Юджин Вигнер – лауреат Нобелевской премии по физике за исследования в области  абсорбции нейтронов. Химик по образованию, он далее переключился на теоретическую физику и преподавал в Берлине, а затем в Принстоне. Его работы сыграли важную роль в создании ядерных реакторов.

Лео Силард первый предложил использование атомной энергии для создания ядерного оружия. Разработал основы ядерной цепной реакции.

Эдвард (Эд) Теллер – самый младший  из группы. Работал со знаменитым итальянским физиком Энрико Ферми (который не будучи евреем тем не менее бежал в Соединенные Штаты из-за жены еврейки и стал участником проекта). Помог убедить Альберта Эйнштейна написать историческое письмо Президенту Ф. Д. Рузвельту в 1939 году, убедив того начать Манхеттенский проект. Вместе с Силардом и Вигнером входил в состав шестёрки учёных, руководившей проектом. В дальнейшем продолжил работу над созданием современного оружия и считается «отцом водородной бомбы». Лауреат премии Энрико Ферми, присуждаемой Американской комиссией по атомной энергии, в 1962 году был назначен директором Лаборатории по созданию оружия в Ливерморе (Калифорния).

Майкл Поланьи – участник проекта из Великобритании, известный своими теоретическими работами в области физической химии.  Его дедушка по матери занимал пост главного раввина Вильно (Вильнюса).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 − 6 =