Майер Ротшильд — путь к успеху.

Эта статья не панегирик М.Ротшильду, а дань уважения великому человеку, находящегося при жизни в постоянной конфронтации с европейским банкирским сообществом и, в конце концов, победившим всех своих недоброжелателей. Человеку, доказавшему, что такие принципы, как честность и преданность в банкирском деле, могут быть основой успеха.  Великие люди не рождаются великими и не появляются от собственного желания стать таковыми. Семья проходит долгий жизненный путь и только потом, один из самых одаренных ее членов использует, при благоприятном стечении обстоятельств, духовный и материальный потенциал предков. Историки не приводят никаких данных о происхождении семьи Ротшильдов. Но принимая во внимание негативное отношение к еврейскому народу на протяжении всей его истории, можно заключить, что после всех скитаний предки Ротшильда, тогда еще не Ротшильды, выбрали страну, наиболее терпимую к евреям и этой страной была протестантская Германия. Что происходило в процессе этих скитаний, европейские историки нам не сообщают, и, вероятно в стыдливой Европе для этого было много причин. Никто не любит вспоминать, что гонения на евреев не начались с Гитлера, а гораздо раньше. И в государствах Италии и в Англии еще в 12-ом веке существовали законы о ношении евреями специальной одежды и поселении их в гетто и постоянном их изгнании из мест проживания. Так что первые упоминания о предках Ротшильдов, современные историки начинают с 16-го века, с пребывания их в тогдашней, лойяльной к евреям Германии, где франкфуртский купец Исаак Эльханан, купил в гетто Франкфурта не Майне дом. По всем признакам это был не простой еврей, потому что купить дом на главной улице гетто, это значило по тем временам многое. Дом, имел отличие — на нем была надпись — Rot Schield. Шло время, хозяева дома занимались торговлей товарами, ювелирными изделиями, ростовщичеством и так из поколения в поколение.

И, наконец, хозяином дома стал ювелир и конечно ростовщик, Анхель Мозес Бауэр, отец будущего М.Ротшильда  Дом, где располагалась ювелирная мастерская и, где родился будущий Ротшильд, согласно легенде биографов, все также имел над входом эмблему, где был изображен красный щит с надписью — Rot schield. Почему легенде, да потому что, если бы дом с такой надписью существовал, то художники, наверное, стали бы на этом зарабатывать, а в первых биографиях Ротшильдов присутствовали бы рисунки, существующего или когда то существовавшего дома.  Cын Бауера был одаренным ребенком и отец определил его в иешиву, иудейскую духовную школу, предполагая, что тот станет известным раввином. Отец вскоре умер и, М.Бауэр, стал учеником в торговом доме Оппенгеймера и ему светила карьера клерка. Но Майер Бауер бросил все и вернулся домой во Франкфурт на Майне в ювелирную мастерскую, продолжить дело своего отца. Ростовщичество, с использованием в качестве клиентов, своих сограждан по гетто его не устраивало, вероятно, даже претило и, после приезда он увлекся нумизматикой, благо отец привил ему любовь к старинным деньгам. Увлечение дохода не приносило, но М.Бауэр продолжал скупать динары и талеры, русские, баварские и римские монеты. Он не просто любовался ими, а исследовал, писал к ним аннотации, сопровождая их рисунками, но до продажи дело не доходило и занятие казалось бесперспективным. М.Бауэр, как показало время, никогда в жизни не занимался пустым делом и, уже тогда, имел разработанную стратегию на будущее. Он был уверен, что надо просто найти место, где старинные монеты могут купить, а это можно было сделать только в особняках и замках зажиточных немцев. Майер добился приема у своего бывшего работодателя генерала фон Эшторфа, который был вхож во двор к принцу Гессенскому. Тот посодействовал и вскоре придворные принца Уильяма и друзья генерала, проявили интерес к старинным монетам и антикварным предметам. Но им, особенно понравились изящные манеры Майера, его рассказы о нумизматических изысканиях, каталоги и каллиграфические изыски автора. Вскоре он удостоился аудиенции у самого принца Уильяма, который, купил у Майера коллекцию редких монет и медалей.

Это была первая сделка, заключенная Маейером Бауэром и, вероятно, после этой сделки Бауэр умер и появился Майер Ротшильд, который всю свою последующую жизнь будет вести дела только с высокопоставленными особами и, никогда не будет наживаться за счет своих бедных ближних.  Вскоре после этого события, 21 сентября 1769 года М.А. Ротшильд, прибил вывеску на одном из домов в Франкфурте на Майне. На вывеске был изображен герб земли Гессен-Ханау, а ниже шел текст: «М.А. Ротшильд, официальный придворный торговый агент Его Высочества принца Уильяма Гессенского».  Вот здесь, вероятно, и была впервые использована фамилия Ротшильд и не исключено, что это могло быть связано с увлечением молодого Майера либеральными идеями. Это выглядит не так уж странно. Не стоит забывать, что основными распространителями либеральных идей по Европе была еврейская молодежь, которая была наиболее образованной, но и одновременно, наиболее обездоленной и бесправной. В пользу этой гипотезы говорит и нежелание Майера Бауэра заниматься ростовщичеством в родном гетто, то есть за счет обездоленных, как и он сам. Вероятно, он в своих либеральных мечтах думал о времени, когда он может держать в собственных руках этот красный щит, то есть быть «со щитом». А сведения о красной эмблеме щита Ротшильд мог позаимствовать из геральдических эмблем, ведь он был антикваром и нумизматом. Теперь уже не установить, что же все-таки дало фамилию Ротшильдам: вывеска над мастерской или какие-то идеи, бродившие в голове Майера, но с большой долей вероятности, можно сказать, что именно в 1769 году Красный щит — Рот шильд, стал новой фамилией М.Бауэра.  Звание официального придворного торгового агента подтверждало публично, что его владелец имел разрешение заниматься торговой деятельностью, а самое главное, это позволяло ему свободно передвигаться из одного герцогства Германии в другое.

Так был сделан первый шаг на пути к созданию империи Ротшильдов, той о которой теперь знает каждый.  Магазин и торговля М.Ротшильда были всего лишь прикрытием, на самом деле он был ростовщиком, как его отец, и как его благодетель, принц Гессенский, под опекой которого он стал работать с самыми знатными семействами Германии, несмотря на то, что это пока приносило ему небольшие доходы. Но он по-прежнему придерживался правила, никогда не давать деньги в долг таким же горожанам, как он сам. Вскоре прилежный и добросовестный М.Ротшильд заслужил доверие своего покровителя У. Гессенского, а это позволило Ротшильду сблизиться и с финансовым советником принца, который контролировал движение денежных потоков своего господина по всей Европе.  Ротшильд обладал аналитическим складом ума и вскоре придумал схему, как услужить принцу и одновременно, заработать на векселях своего покровителя. Он, как обычно, попросил у принца за свои услуги минимальные комиссионные и, в 1789 году состоялась первая сделка, которая оказалась по-настоящему эффективной и выгодной для обеих сторон. Постепенно меняльная контора Ротшильда превращалась в настоящий, солидный банк, а подросшие сыновья М.Ротшильда тоже стали вхожи в финансовые операции принца. В это же время семья уже работала и в международной коммерческой сети. Свою первую крупную международную сделку Ротшильд совершил в 1804 году, когда у Дании была абсолютно пуста казна, но датский король  был дядей принцу У.Гессенскому, и это не позволило принцу финансировать его напрямую, из-за больших рисков по возврату займа. М.Ротшильд опять предложил свои услуги, но сделка должна была пройти в полной тайне, минуя германских банкиров, которые не очень жаловали евреев-ростовщиков. Тайна открылась, банкиры подняли скандал, но принц спас команду Ротшильдов от неприятностей. Так, никому не известный Ротшильд впервые встал на пути германских банкиров и это означало, что они признали его, как соперника, то есть он стал одним из них.

В эти же годы М.Ротшильд установил принципы и правила поведения в семье, ставшие фундаментом будущей финансовой династии. Во-первых, все ключевые посты в фирме должны были занимать только члены семьи, что тщательно соблюдается по настоящее время и только потомки М.Ротшильда становятся собственниками или партнерами банков, принадлежащих семье. При этом полномочия наследников передаются исключительно по мужской линии. Во-вторых, обязательным было ведение секретной бухгалтерии, которая велась параллельно официальной. Этот принцип соблюдается также до сих пор и, несмотря на огромные масштабы бизнеса Ротшильдов, он остается по-прежнему закрытым во всем, что касается отношений между партнерами и связей с внешними миром.  С приходом в Германию Наполеона, Ротшильды стали во главе операция по спасению капиталов своего благодетеля принца, который был в числе противников императора. В результате хитро продуманной операции французы так никогда и не узнали о документах и капиталах принца. А принц, по тем временам был одним из самых богатейших людей Европы, и его деньги очень были нужны Наполеону. Не получив капиталов принца, Наполеон отправляет его в ссылку в Данию, то есть принц лишается возможности управлять финансовыми потоками. В полной тайне, по согласованию с принцем, М.Ротшильд назначается управляющим огромного состояния. Агенты Министерства финансов Наполеона напрасно пытались конкурировать с семейством Ротшильдов. Забота о капиталах принца и защита его интересов стали вопросом чести для Ротшильдов и в результате деньги принца так и не достались Наполеону, а Ротшильд еще раз доказал, что является порядочным человеком, что для банкира тех времен было редкостью.  Еще до прихода Наполеона к власти, М.Ротшильд, расширяет дело и направляет своего сына Н.Ротшильда в Лондон, который в те годы был мировым центром деловой и финансовой активности. В этом городе он открыл банк и в наши дни в телефонной книге Лондона вы можете найти название его банка: «Н.М. Ротшильд и сыновья».

К этому времени Ротшильдов интересовал уже только один товар — деньги. Н.Ротшильд из Англии, предложил семье, как превратить наполеоновскую оккупацию в мощный экономический и финансовый рычаг. Англия, как остров, была последним оплотом сопротивления, но ее ценные бумаги, по-прежнему имели хождение в Европе. Это и стало предметом внимания Ротшильдов. В результате этой операции Ротшильды стали настолько богаты, что уже могли и не обращаться к принцу, в качестве его заемщиков. В это же время Ротшильды сблизились с британскими королевскими финансовыми структурами, и когда Англия находилась в затруднительном положении, они скупили все золото Восточно-Индийской компании и передали его для нужд  английского правительства. Когда Англия выиграла войну, она в благодарность за оказанные услуги, сделала Ротшильдов главным финансовым агентом Британской империи.  Все достигнутое М.Ротшильдом, чуть не рухнуло, после его смерти 16 сентября 1812 года.  Отец передал сыновьям накопленный капитал, но не смог им передать своих личных качеств. Они не обладали ни одним из его достоинств. Ни кажущейся мягкостью, ни благородными манерами, ни умением красиво жить. А, именно благодаря этим достоинствам М. Ротшильд легко сближался со знатными особами и флиртовал с дамами высшего света, что очень помогало ему в делах. Сыновья Ротшильда отнюдь не обладали благородными манерами и быстро перестали котироваться в качестве банкиров при европейских дворах. С большим трудом Ротшильдам, которые к концу войны превратились в настоящих мультимиллионеров, удалось уговорить Вену на субсидию. При этом Ротшильды даже отказались от комиссий и процентов, но за все эти труды Австрия удостоила их только приставкой «фон», то есть присвоила австрийское дворянство. Это, конечно было очень важно, для наследников еврея-банкира, но не являлось признанием. Все шло к тому, что Ротшильды снова, во мнении европейских элит, становились простыми ростовщиками.

Но главное качество финансиста М.Ротшильд все-таки передал сыновьям и, это было терпение и умение выжидать.  Список неприятностей для сыновей Ротшильда, мог пополнить и конгресс в Эксе, где уже открыто, проявились противоречия между Ротшильдами, остальными банкирами и правящими элитами европейских стран. А началось с того, что их не пригласили на Венский конгресс. Если братья добивались аудиенции у принца Меттерниха, то выяснялось, что у него встреча с герцогом Ришелье. Ротшильдов не приглашали на сопровождающие конгресс великосветские приемы. Устроители конгресса полностью игнорировали Ротшильдов. Но все изменилось, когда внезапно, в ходе конгресса начал падать курс французских государственных облигаций и скорость падения нарастала день ото дня. Начали падать в цене и другие облигации, и ценные бумаги. Обвал угрожал не только Парижской бирже, но и всем биржам Европы. А Ротшильды вели себя на удивление спокойно. Ведь именно они, в течение нескольких недель тайно скупали облигации конкурентов, а потом в один прекрасный день выбросили их на продажу по низкой цене. Устроители конгресса сообразили, во что им может обойтись бойкот Ротшильдов. Меттерних, герцог Ришелье и принц Харденберг в спешном порядке, вынуждены были отказаться от всех предварительных договоренностей с соперниками Ротшильдов. Так сыновьям Ротшильда удалось снова покорить Европу, но не обаянием отца, а хитростью и жесткостью.  Состояние семейства в 19-ом веке оценивалось приблизительно в 400 миллионов фунтов, или 6 миллиардов долларов, в пересчете по современному курсу. Состояние братьев не идет ни в какое сравнение с капиталами богатейших людей того времени. Литтон Стрейчи оценивал состояние королевы Виктории, богатейшей из правящих монархов, максимум в пять миллионов фунтов. Управлять ее состоянием без всяких усилий могла одна ветвь семейства, и факт приобретения Суэцкого канала это подтверждает.  Но количество денег не было главным движущим средством в их истории, самым существенным был созданный их отцом ореол тайны и привкус интриги, который сопровождает до сих пор все семейство. Общество было заинтриговано даже тем, что Ротшильды, как и Габсбурги, брали в жены девушку только из своего семейства, то есть редко допускали чужих. Из 58 браков, заключенных потомками М.Ротшильда по мужской линии, ровно половину составляли браки с двоюродными сестрами.

Главной причиной такого кровосмешения было обеспечение гарантий от дробления капитала, но создавало риск приобретения наследственных патологий, как у Габсбургов. Здесь была и хитрость, так как наследование капиталов проходило по мужской линии, но наследование национальности традиционно признавалось по женской линии. Так что и капиталы оставались в семье и риск проникновения чужой крови полностью исключался. Кроме того женщины из семьи Ротшильдов были красивы и пользовались успехом в аристократических кругах. Так что девушки, оставшиеся без брака в семье, уходя из нее, рожали благородных евреев в дворянских семьях.  А Ротшильды постоянно боролись за признание в аристократических кругах Европы и это, вероятно, тоже было одно из завещаний основателя династии. А то, что он мечтал о дворянском титуле, говорит и тот факт, что когда они переехали в новый дом, то назвали его Зеленый щит — Grünes Schild. Когда баронский титул был присвоен и достигнутое ими положение, следовало отразить на дворянском гербе, снова возникли проблемы со щитом, но Ротшильды, как обычно, выиграли и им утвердили помпезный герб, какой и хотел их отец. Корона с семью зубцами, в окружении трех шлемов, на гербе благородные животные, гессенский лев, единорог, орел и королевская птица. Надпись у основания герба: «Согласие Единство Действие».  Но добиться положения в обществе, даже имея титул, было трудно, хотя в середине 19-го века и было ликвидировано большинство ограничений, наложенных на британских евреев, но одно ограничение все еще сохранилось — евреев не допускали в парламент. Сын Ротшильда — Л.Ротшильд десять раз проходил в английскую палату общин в результате выборов, но его не утверждала палата лордов, и только на одиннадцатый раз палата лордов отступила. Потом войдя в палату общин, Л.Ротшильд не произнес в палате ни одной речи, не внес ни одного проекта, но он был Ротшильдом, следовательно, свои принципы необходимо было отстоять. В палату лордов вошел уже сын Н.Ротшильда, после того, как Дизраэли убедил королеву в необходимости такого шага.  Королева Виктория в 1885 году даровала старшему сыну Л.Ротшильда титул английского барона и таким образом сделала его пэром и он стал Натаниэлем Майером лордом Ротшильдом, равным среди равных. Выше по достоинству была только королевская семья.

19-ый век подошел к концу, королей становилось все меньше, мелких предпринимателей все больше, но Ротшильды могли не беспокоиться — они создали собственную империю без королей и границ. С середины 19-го века в Европе, появились английские Ротшильды, французские Ротшильды, австрийские Ротшильды и конечно американские Ротшильды в Америке. Почти каждое государство имело своего Ротшильда. Миром людей правили политики, а миром денег правили Ротшильды.  Наступил 20-ый век, прошла первая мировая война Ротшильды стали еще богаче, и они уже освоили и американский континент. К 1945 году жизнь в мире начала входить в нормальную колею, не было потрясений и кризисов. А это означало для Ротшильдов, которые считали, что деньги любят шум, ожидание грандиозного спада, как в 20-х и 30-х годах. В дополнение ко всему английская ветвь агонизировала в тисках сурового режима послевоенной экономики, а французский банкирский дом был частично ликвидирован во время нацистской оккупации, германский дом перестал существовать вообще. Все это когда-то должно было восстановиться, но Ротшильды решают, правда с запозданием, начать совершенно новую игру и переносят свою основную деятельность в Америку, благо фундамент для финансовой деятельности в США был создан, когда с непосредственным участием Ротшильдов была создана Федеральная резервная система США. С этой целью австрийская ветвь семьи полностью эмигрирует в США. Их переезд открывает новый период для семейства и для всего финансового мира. Вероятно, Ротшильды первыми поняли, что мир изменился и это уже не Европа М.Бауэра, где он делал свои первые миллионы и даже не Европа после первой мировой войны. Теперь обвалом Парижской биржи никого не удивишь. Сложность мира теперь должна была быть отражена и в новой структуре финансового управления мировыми финансовыми потоками. И вскоре такая структура была создана в виде транснациональной мировой финансовой элиты. Конечно, никто не знает, кроме участников этой структуры, где и когда было достигнуто соглашение об этом и кто входит в эту структуру. Самым вероятным периодом для соглашения был период разработки планов по Федеральной резервной системе США.

Но в любом случае, брендом мировой финансовой элиты стало имя Ротшильдов, а в работе, рядом с ними на равных Куны, Лоебы, Голдманы, Меллоны, Саксы, Дюпоны, Леманы и многие другие, образовавшие вместе с ним эту финансовую элиту. Теперь мир, говоря, это сделал Ротшильд, подразумевает всю эту компанию. Такое положение устраивает и Ротшильдов и его партнеров и, они понимают, что самым важным для еврейских финансистов, в наше время, не сохранить свою отдельную семью, а сохранить могущество еврейского клана, вводя в него новых и новых членов, при этом руководствуясь принципами Ротшильда.  Принцип 1.  Все важные посты в бизнесе должны занимать только члены семьи (теперь уже элиты), а не наемные работники, участвовать в делах могут только потомки мужского пола, наследовать — только прямые наследники мужского пола. Старший сын становится главой семьи, если братья единодушно не признали иное.  Принцип 2.  Мужчины семьи должны жениться на своих двоюродных или троюродных сестрах, чтобы накопленное имущество осталось внутри семьи и служило общему делу. Дочери должны выходить замуж за аристократов, сохраняя свою веру.  Принцип 3.  В любом случае состав имущества семьи не подлежит разглашению, размер состояния не должен разглашаться. Даже в суде или в завещании. Споры между братьями разрешать внутри семьи, сохраняя единство дома.  Принцип 4.  Жить в согласии, любви и дружбе, делить прибыль поровну.  Принцип 5.  Никогда не забывать, что скромность ведет к богатству.

Хроники светской жизни говорят о принятии и соблюдении многих из этих принципов и отсутствии антагонистического соперничество между представителями финансовой элиты. Дочь Соломона Лоеба вышла замуж за Якоба Шиффа, а Феликс Варбург женился на внучке Соломона Лоеба Нине. Бенджамин Буттенвайзер женат на внучке Авраама Лемана основателя Lehman Brothers и так далее и тому подобное.  Соблюдаются ли прочие принципы, конечно, соблюдаются, но мы об этом не узнаем, в силу их полной засекреченности.  Но должно было быть и еще что-то, кроме перекрестных браков, что снимало бы все разногласия между кланами и этим что-то является Федеральная резервная система США, ставшая как бы общей собственностью элиты. Задуманная в начале прошлого века группой банкиров, куда входили, в дополнение с еврейской финансовой элите, еще представители промышленной элиты Морганы и, Рокфеллеры, она стала тем рычагом, который должен был, по замыслу создателей, перевернуть весь финансовый мир. Идеологом закона о Федеральной резервной системе в США, многие аналитики считают Альфреда Ротшильда из лондонской семьи Ротшильдов. Закон о Федеральном резерве был инициирован демократами, партией американской финансовой элиты и ратифицирован в 1913 году. О том, кому и каким структурам в действительности принадлежит Федеральный резерв США, не известно никому. Лишь связи глав ФРС с Ротшильдами и Рокфеллерами, а также история его создания указывает на них, как на основных идеологов и главных владельцев. Изредка просачивается информация о других владельцах ФРС, но в них знакомые всем фамилии из финансового мира США и Европы. Но это не столь уж и важно, потому что Ротшильды теперь не единоличные правители финансового мира, а только во главе его и это говорит о том, что семья живет, продолжает дело своего основателя, и не думает уходить со сцены.

Так что же это за явление — династия Ротшильдов. Феноменальный взлет основателя династии определили множество обстоятельств, которые сложились так, что никому неизвестный антиквар и нумизмат, в течение одного поколения, то есть своей жизни, создал финансовую династию, которая живет уже почти двести пятьдесят лет. Финансисты и банкиры среди еврейской диаспоры в Европе были и до него, но его успех оттеснил их на второй план. И если известным еврейским банкирам для этого понадобились столетия, то для Ротшильда всего тридцать лет. В наше время Ротшильды по объему своего капитала, равные среди равных, а возможно, есть семейные финансовые династии и побогаче их. Но не все определяет размер богатства. Ротшильд это символ успеха и семья мудро пользуется этим символом. Они, как старейшины в финансовом мире и это никем не оспаривается, а скорее всех устраивает. Пока единственное упущение Ротшильдов, это их запоздалый интерес к США, но они его с успехом наверстали, выступив инициаторами создания Федеральной резервной системы, а потом вытеснили с первых ролей традиционные американские финансовые семейства. Но в чем можно быть абсолютно уверенным, так это в том, что не семья Ротшильдов определяют мировую финансовую политику, это даже им не по силам. Когда говорят, Ротшильды решили, это обозначает, что так решили все влиятельные фамилии финансового мира, которые образуют такую, для всех неведомую мировую финансовую элиту. Но для того чтобы мировое сообщество это решение встретило благосклонно, оно выходит под раскрученным мифологизированным брендом Ротшильдов.  На этом оду в честь великого человека можно  и закончить.

Сергей Романов-Строгалов…..

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − восемнадцать =