Касабланка.

Вышедший на широкий экран в 1943 году фильм «Касабланка»  был номинирован сразу на восемь призов Американской Академии Киноискусств. Три из них он получил: лучший фильм года, лучший режиссер (Майкл Кёртис), лучший сценарий (Джулиус Дж. Эпштейн, Филип Г. Эпштейн и Ховард Кох). В 1989 году фильм был избран для хранения в Национальном Регистре Фильмов в Соединенных Штатах как «культурно, исторически и эстетически» важный. В 2005 году он был назван журналом «Тайм» одним из самых важных кинофильмов в истории кино за последние восемьдесят лет. В 2006 году Гильдия Писателей Соединенных Штатов голосованием выбрала сценарий фильма лучшим из списка в 101 отобранных сценариев. Несколько раз фильм попадал в списки лучших, выбранных Американским Институтом Кино. В 1998 году он оказался вторым в списке ста лучших фильмов за последние сто лет, а в 2007 году в таком же списке — третьим. В 2001 году он стал первым в списке фильмов наилучшим образом передающим страсти героев, а в 2004 году ему досталось второе место за лучшее использование песни в кинофильме («As time goes by» — «Как время проходит»).       «Wikipedia».

*******

26-го ноября 1942 года фильм «Касабланка» был впервые показан публике в «Холливуд-Театре» в Нью-Йорке. Хотя в прокат фильм вышел несколько позднее, 23-го января 1943 года и претендовал на награды именно за 1943 год, но киностудия «Уорнер Бразерс» передвинула первый показ на более раннее  время, чтобы он совпал с высадкой союзников в Северной Африке в начале ноября 1942 года.

«Касабланка» не фильм об евреях и никто из главных персонажей фильма не является евреем, но большинство создателей этого фильма и многие актеры, игравшие роли второго плана, это евреи. Более того, фильм весь пронизан чувствами страха и отчаяния, которые чувствовали беженцы из нацистской Германии в то время.

Продюсером фильма был Хэл Воллис (при рождении Арон Блюм Волович) и режиссер фильма тоже еврей, эмигрант из Венгрии Майкл Кёртиc. Сценарий, удостоенный Премии Оскар, написали братья близнецы Филипп и Джулиус Эпштейн и Ховард Кох, музыку к фильму сочинил уроженец Вены Макс Штайнер. Даже помощник режиссера, который создал вступительные кадры фильма с панорамой Парижа военных лет и картой маршрута дороги, по которой беженцы достигали Марокко, тоже был еврей Дон Зигель, позже ставший режиссером серии фильмов с участием Клинта Иствуда.

Если фильм достаточно удачно передает атмосферу тех дней, то это во многом оттого, что большое количество актеров, занятых в фильме, сами были  беженцами и многие из них — евреи. Они лишь недавно прибыли из Европы и им не надо было подделывать их акцент. Кроме наиболее известного Петера Лорре (в роли  мелкого преступника сеньора Угарте), их список включал таких исполнителей как С.З.Сакалл (Карл, официант), Людвиг Штоссель (г-н Лейхтаг), Леонид Кински (Саша, бармен), Марсель Далио (Эмиль, крупье) и Курт Буа, игравшего  вора-карманника. Как Олжан Харметц написал в своей книге, изданной в 1992 году, «Создание Касабланки»  «дюжина хороших актеров, нанятых попутно, на дюжину  ролей второго плана дали фильму такие эмоции, какие никогда не дали бы актеры, нанятые специальными организациями по найму актеров». Снимался же фильм довольно далеко и от настоящей Касабланки и от Европы, почти полностью он был снят на киностудии «Уорнер Бразерс» в Бербанке, в Калифорнии.

Оригинальный сюжет для сценария, который лег в основу фильма, подсказал ночной клуб  в Жуан ле Пинс,  городке на Французской Ривьере, который американский писатель  Марри Барнетт посетил в 1938 году на обратном пути в Соединенные Штаты после поездки в Вену, где он пытался помочь еврейским родственникам  вывезти из страны деньги, прежде чем они сами убегут оттуда. Ночной клуб носил название «Ла Бель Аурора», в нем был чернокожий пианист и клиенты из Германии, Франции и беженцы из оккупированных нацистами стран Европы. Это посещение подтолкнуло М. Барнетта написать в 1940 году совместно с Джоан Элисон драматическую пьесу «Каждый приходит к Рику» об американском эмигранте, хозяине бара в Марокко,  который демонстрирует благородство, когда помогает женщине, которую он любит, бежать к свободе со своим супругом — чешским борцом сопротивления.

М. Барнетт пытался продать свою пьесу театрам на Бродвее, но потерпел неудачу. Тогда он и Элисон продали ее киностудии «Уорнер Бразерс» за 20 000 долларов. По тем временам это была наивысшая сумма денег, которые киностудия платила кому-то за право использовать сюжет. Хотя киностудия, работая над фильмом, считала его работой высшей категории, но она никак не могла предвидеть поток наград, свалившихся на нее за этот фильм, в частности три Приза Оскар, в том числе за лучший фильм года. И, конечно, не могла предвидеть, что этот фильм станет одним из самых любимых американцами, да и во всем мире до сего дня.

«Касабланка» — смесь цинизма и искренности, жесткости и беспомощного благородства позволило американской аудитории увидеть свой портрет, каким по ее мнению она могла вообразить себя.                                                               Дейвид Б. Грин

*******

Евреи хорошо поработали над созданием фильма «Касабланка», включая Марри Барнетта — автора пьесы, на которой базируется сценарий фильма, режиссера фильма Майкла Кёртиса, авторов сценария Филипа и Джулиуса Эпштейнов, продюсера Хэла Воллиса, композитора Макса Штайница и актера Петера Лорре (при рождении Ласло Лёвенштайн). Летом 1938 года 27-летний преподаватель английского языка из Нью-Йорка М. Барнетт направился в Вену, уже занятую нацистами, чтобы помочь еврейским родственникам, живущим там. А вернулся в Соединенные Штаты он с идеей  антинацистской пьесы, названной им «Каждый приходит к Рику», в которой владелец бара помогает чешскому борцу с нацизмом осуществить побег из Касабланки, Марокко с женщиной, которую любит владелец бара.

«Барнетт написал пьесу до начала Второй Мировой войны» —  говорит Джеймс Понтусо, автор книги «Политическая философия приходит к Рику: Касабланка и американская гражданская культура.» Это «было предупреждением американцам о том, что происходило. Америка была страной, занявшей изоляционистскую позицию. Мы не хотели быть втянутыми в события в Европе, особенно после Первой Мировой войны. Барнетт предупреждал людей. Он как бы говорил: Смотрите, вы американцы должны быть готовы. Этот парень (Гитлер) придет к вам тоже.» М. Барнетт не смог отыскать на Бродвее продюсера для своей пьесы, которую он написал совместно с Джоан Элисон. После этого пьеса была продана киностудии «Уорнер Бразерс» за 20 000 долларов и название произведения было изменено на «Касабланка».

Режиссер фильма Майкл Кёртес был рожден как Мано Каминер Кертеш в еврейской семье среднего класса в Будапеште, Венгрия. Он учился в Университете Маркоши и в Королевской академии театра и искусств в Будапеште перед началом своей карьеры актера и режиссера. Движущей силой в создании «Касабланки» был продюсер фильма Хэл Воллис. Он родился в Чикаго в 1898 году у Евы и Якова Валинских, евреев, приехавших из Восточной Европы, которые сменили свою фамилию на Воллис. Семья переехала в 1922 году  в Лос-Анжелос и в 1923 году  Хэл нашел работу в отделе рекламы киностудии «Уорнер Бразерс. В течение нескольких лет он стал участвовать в процессе создания фильмов и в конце концов возглавил отдел по производству фильмов на киностудии.

На Хэла Воллиса оказывало влияние его еврейское происхождение. В своей жизни он сталкивался и с антисемитизмом и с дискриминацией. Им двигало желание сделать фильм и хороший фильм. Финальная сцена фильма, когда Богард побуждает Бергман сесть в самолет, продолжает быть предметом споров. Большинство критиков полагает, что завершающая сцена означает, что взят некий курс в трудные времена, которые еще придут. Продюсер хотел, чтобы зрители уходили из кинозала с мыслью, что есть нечто большее чем персональное удовлетворение.

«Касабланка» — говорит Понтузо — «предназначалась быть предупреждением и это завершилось тем, что фильм во многом сформировал американское общественное мнение. Нам не нравится быть мировой державой. Но кто кроме нас намерен сделать это? Из-за Гитлера мы должны взять на себя мировую ответственность. Мы делаем это из-за того, что мы должны. Это один из самых удачных американских фильмов. Он показывает, что мы готовы сражаться за правое дело.»

В то время как зрители наслаждались романтической линией «Касабланки» борьба с темными силами настоящего или прошлого осталась важным посланием, переданным фильмом. Создатели фильма хотели, чтобы зрители почувствовали, что мы должны быть все вместе, чтобы нанести поражение темным силам. Это был вдохновляющий фильм.                                                                                       Роберт Глюк

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать − девять =