Как евреи боролись за права чернокожих: Южная Африка.

Южная Африка или официально Южноафриканская Республика – государство, расположенное в самой южной части Африканского континента. Страна занимает обширную площадь – 1 221 000 квадратных километров (25-е в мире), а его население – почти 53 миллиона человек (24-е в мире). Страна большая и климатические условия в различных частях ее территории  различны. Очень грубо Южную Африку можно разделить на две части: низменную и возвышенную. Возвышенная часть это достаточно высокогорное плато, которое располагается к северу от реки Оранжевая, протекающей в центре страны. В низменной части страны, лежащей на берегах двух океанов — Индийского и Атлантического, климат теплый и различные районы различаются лишь по количеству выпадающих осадков. В прибрежной части Индийского океана субтропический средиземноморский климат с влажной теплой зимой и сухим жарким  летом, на берегу Атлантического океана климат заметно более засушливый. На высокогорье, которое занимает всю центральную часть страны, удаленную от океанов, климат гораздо более суровый. Так крупнейший город страны Йоханнесбург лежит на высоте 1 740 метров над уровнем моря и зима здесь гораздо более холодная. По ночам температура бывает падает и до нуля. Снег, правда, выпадает очень редко, но существование в этих краях в условиях примитивной цивилизации негритянских племен было достаточно затруднительно.

Историю страны обычно начинают с середины семнадцатого века, точнее с 1652 года. О периоде времени до этой даты существовавшая здесь примитивная цивилизация никаких письменных свидетельств не оставила, есть лишь данные археологических раскопок.  В 1652 году Ян ван Рибек, служащий Нидерландской Восточно-Индийской Компании высадился со своими людьми на мысе Доброй Надежды (там, где сегодня располагается город Кейптаун). Колония, которую он основал, оказалась жизнеспособной и начала расти и расширяться, начав войны с негритянскими племенами народности- коса, мигрирующими с севера, за землю. К белым людям родом из Нидерландов присоединились фламандцы из северной Бельгии, протестанты- гугеноты из Франции, бежавшие от религиозных преследований и искавшие страну большей веротерпимости, переселенцы из Германии. Начали завозить  рабочую силу из Индонезии, Мадагаскара, Индии. Далее здесь появляются англичане. В 1795 году они захватывают колонию Мыса Доброй Надежды, ибо это времена войн Наполеона, когда Нидерланды подпадают под контроль Франции, противницы Великобритании. Возникший здесь город  Кейптаун был им крайне важен как промежуточный порт на пути британских кораблей  из Европы в Индию и в Австралию. Окончательно Великобритания аннексирут Кейптаун и земли вокруг в 1806 году и делает его своей колонией. И теперь англичане начинают расширять свои владения и вести войны с племенами коса за пограничные территории.

В тридцатых годах девятнадцатого века потомки нидерландских  и слившихся с ними фламандских, французских и немецких поселенцев, получившие название буры (крестьяне – в переводе с местного языка африканс, развившегося  на базе староголландского языка семнадцатого столетия) или африканеры, числом около 12 000 человек, включая женщин и детей, двинулись на север в поисках новых, еще не освоенных земель, пытаясь освободиться  от британской власти. Идти приходилось с боями, отбиваясь от негритянских племен. То, что искали, они нашли к северу, на поскогорье, где из-за климата жизненные условия были тяжелее и территория была  мало заселена. Там были основаны две бурские республики: Свободное Оранжевое Государство и Трансвааль (по названию реки Вааль, Трансвааль переводится «через Вааль»). Поначалу обе республики были преимущественно сельскохозяйственными, но гигантский толчок экономическому развитию этих территорий  дало открытие богатых залежей алмазов (в 1867 году) и золота (в 1884 году). Начался бурный экономический рост и иммиграция в обе республики, особенно в Трансвааль, где располагались основные месторождения золота. Нужна была рабочая сила и стремительно стало расти чернокожее население.

Великобритания также не могла оставить без внимания столь лакомый кусок и скоро начала наступление на север. В 1880 году столкновения между бурами и англичанами перешли в войну, получившую название Первая Бурская война. Уступавшие по численности и по качеству оружия буры тем не менее действовали достаточно успешно, пользуясь прекрасным знанием местности и применяя тактику партизанской войны. В 1881 году война завершилась, англичане извлекли уроки из своей не успешной попытки овладеть бурскими республиками. В 1898 году начинается Вторая Бурская война. Буры и на сей раз действуют достаточно успешно, но англичане располагают заметно большими резервами, особенно в живой силе, и сопротивление буров оказывается сломленым к 1902 году. Начинаются переговоры о послевоенном устройстве страны, нет больше никакой независимости для бурских республик и 31 мая 1910 года страна провозглашается Южно-Африканским Союзом и становится британским доминионом. В его составе четыре провинции: Свободное Оранжевое Государство, Трансвааль, Кейп и Наталь (провинция, расположенная в юго-восточной части страны на побережьи теплого Индийского океана, где издавна обитали зулусы, второе крупное негритянское племя страны, наряду с коса).

В 1931  году Южно-Африканский Союз добивается независимости от Великобритании. В 1934 году сливаются две ведущие партии страны: Южноафриканская партия, представляющая интересы англоговорящего белого населения, и Национальная партия, представляющая интересы бурского населения, говорящего на языке африканс, в одну Объединенную партию. Это слияние символизирует примирение англичан и буров и единство белого населения страны. В 1939 году в партии обозначается раскол из-за расхождения мнений относительно вступления во Вторую Мировую войну на стороне Великобритании: симпатии буров во многом на стороне нацистской Германии, возрождается их Национальная партия. В 1948 году она побеждает на выборах и получает власть в стране. Избирательным правом обладают только белые жители страны, а поскольку  жителей, говорящих на африканс, немного больше, чем говорящих по английски, то Национальная партия долгое время удерживает власть в своих руках. В самом конце мая 1961 года в стране проводится референдум и по итогам его страна становится официально независимой республикой: англоговорящие белые жители против, они не хотят полностью рвать с Великобританией, но их  меньше. Британская королева Елизавета Вторая теряет статус номинального главы государства. В стране парламентский строй управления, но попрежнему избирательное право имеют лишь жители страны  классифицированные как белые и это состояние продолжается до самого начала девяностых годов двадцатого столетия.

А что происходило все это время с коренными чернокожими жителями страны. Первоначально на них особо не обращали внимания. Работорговля в здешних краях не процветала, хотя  в начальный перид времени в поселениях имелось некоторое количество рабов: часть из них была африканского происхождния, часть из Индонезии, Мадагаскара, Индии. В начале девятнадцатого века Парламент Великобритании  запретил рабство и работорговлю двумя законами, принятыми в 1807 и 1833 годах и в 1834 году все рабы были освобождены. Далее чернокожих  начали использовать как дешевую рабочую силу, имевшуюся в избытке и нужную развивающейся индустрии, особенно горнорудной промышленности, где преобладал ручной труд. Вообще история взаимоотношений белых поселенцев с коренным населением в Южной Африке заметно отличается от того, что имело место в других британских доминионах: Канаде, Австралии, Новой Зеландии. Здесь коренное население, относительно немногочисленное, было истреблено колонистами, если не полностью, то в значительной степени. Либо прямо в результате войн, либо косвенно из-за появления болезней, до того неизвестных местному населению, или распространения алкогольных напитков и т.д. Нового притока не было, ибо Австралия и Новая Зеландия расположены на островах, а к югу от Канады, в Соединенных Штатах события разворачивались подобным же образом. А вот в Южной Африке чернокожее население не убывало, а увеличивалось в результате постоянной миграции в те места, где была работа и можно было прокормиться. Белое население оказывалось все время небольшим меньшинством и начало сразу принимать меры дабы навести порядок в своем окружении.

Первые ограничительные законы появились еще в середине восемнадцатого века и цель их была регулировать перемещение рабов в Кейптауне и округе. Однако, семимильными шагами ограничительное законодательство двинулось вперед лишь в последней трети девятнадцатого века, когда начинали в массовом порядке действовать новые шахты и промышленные предприятия и начались массовые перемещения чернокожих жителей. Законодательные акты посыпались как из рога изобилия. Выделяют закон о «Земле для коренных жителей», принятый в июне 1913 года, который регулировал право землевладения. Он провозглашал, что только определенная доля земель страны может быть во владении у ее коренных жителей и эта доля определялась всего лишь в семь процентов. Таким образом основная часть земель страны предназначалась для белого населения. Следующим шагом явилось появление системы пропусков для не белого населения, она была введена в 1923 году  законом, который  назывался «Закон о коренных жителях (городские районы)». В соответствии с этим законом каждый представитель не белого населения, появлявшийся в районах расселения белых, был обязан иметь документ, разрешавший ему пребывание и передвижение там. Отсутствие подобного документа могло повлечь за собой наказание вплоть до ареста. В 1945 году появился новый закон под названием «Закон о консолидации коренных жителей (городские районы)», но он ничего существенно не менял. Лишь очень ограниченному количеству коренных жителей разрешалось постоянно проживать в районах для белых, для остальных предназначались специальные поселения, расположенные в стороне от тех, что были населены белыми. И, наконец, все закрепил закон от 1952 года, получивший название «Закон о пропусках», который сделал совершенно обязательным для каждого представителя коренного населения старше 16 лет обладание пропуском при появлении в белом районе. Закон обосновывал где, когда и как долго обладатель документа мог находиться в белом районе. В документе указывались личные данные его обладателя, имелась его фотография и отпечатки пальцев, указывался работодатель, который непременно должен был быть белый. Пропуск всегда мог быть отменен.

Так закрепилась в стране система расовой сегрегации, получившая название апартеид (искаженное произношение слова из языка африканс apartheid, означающее раздельное существование). Все население страны было классифицировано сначала по трем, а далее по четырем группам: белые, чернокожие, цветные ( в основном лица смешанного происхождения и потомки подневольных рабочих, завезенных из Индонезии и Мадагаскара, родным языком для этой группы населения стал африканс) и выходцы из Азии (как правило англоязычные потомки выходцев из Индии, в массе своей мусульмане по вероисповеданию).  Для каждой группы были жестко оговорены ее права и ограничения, разумеется, белое меньшинство оказалось в заметно более привелигированном положении. Власть как законодательная, так и исполнительная находилась в руках белого населения, ибо только у него было избирательное право. Ну и, разумеется, экономическое положение всех групп населения было разное: белое население жило на уровне жителей развитых стран Европы, все остальные группы, особенно чернокожее население, заметно уступали ему по уровню экономического благосостояния. В реальности каждый южноафриканский город с белым населением, имевший вполне европейский вид, имел на некотором отдалении от себя отдельно поселение для чернокожих, поселение для цветных и поселение для азиатов, с многочисленными трущобными районами. Основная промышленность находилась в белых районах, рабочих туда доставляли каждый рабочий день из мест их проживания и их пребывание в белых районах строго регламентировалось.

Такова в общих чертах была южноафриканская система апартеида, законодательно оформленная и принятая в стране и закреплявшая заметное неравенство между различными группами населения страны. Разумеется, сопротивление этой системе не замедлило появиться и постепенно начало принимать все более резкие формы. В историю вошли события в Шарпевилле, поселении для чернокожих в южной части провинции Трансвааль, имевшие место 21 марта 1960 года. Полиция открыла огонь по протестующим у полицейской станции и в итоге 69 человек было убито и 180 ранено. Эти события усилили движение против апартеида и постепенно у чернокожих начали появляться союзники среди либерально настроенных белых граждан Южной Африки. Учитывая, что чернокожие обладали очень небольшой прослойкой собственной интеллигенции и очень небольшим количеством грамотных и образованных людей лишь помощь белых борцов с апартеидом могла обеспечить им какой-либо успех в противостоянии с властями, да и с белым населением Южной Африки, которое в массе своей, особенно ее часть, говорившая на языке африканс, поддерживало этот режим. И вот здесь на передний план вышли южноафриканские евреи, составившие основное ядро белых борцов с апартеидом.

Утверждают, что еврейская история Южной Африки началась еще до появления на здешних берегах Я. ван Рибека. Ибо евреи мореплаватели, астрономы и картографы входили в состав португальских экспедиций Бартоломеу Диаша и Васко да Гама, которые первыми достигли и обогнули мыс Доброй Надежды в 1488 и в 1497 годах в поисках морского пути в Индию. Евреи были и в числе управителей Нидерландской Вест Индийской компании, основавшей первое поселение. Первоначально в это поселение допускались лишь христиане, возможно там и были отдельные евреи, но не организованные в общину. В июле 1804 года в колонии была введена свобода вероисповедания. Первые еврейские поселенцы появились в Кейптауне после 1820 года, в 1841 году была основана первая религиозная община. Евреи были в числе пионеров в развитии ряда отраслей промышленности в колонии: текстильной, рыболовной и других. Тем не менее долгое время их количество было не велико, в 1880 году их насчитывалось всего лишь около 4 000 человек. Однако, «золотой бум», начавшийся в 1886 году заметно увеличил численность общины, к 1914 году ее численность уже превысила 40 000 человек, основным источником пополнения стала Литва.

Евреи приняли участие в ожесточенных сражениях Второй Бурской войны (1899-1902), причем они находились в рядах обеих воюющих армий. Большинство (около 2 800 человек при 125 убитых) оказалось в рядах британской армии, но около 300 человек были в рядах буров, часть в рамках несения обязательной воинской службы как граждане бурских республик, а часть в качестве добровольцев (около дюжины погибло и около 80 были взяты в плен англичанами, часть из них была затем выслана из страны). После этой войны евреи стали полностью равноправной частью населения страны. Положение начало меняться по мере того как развивались события в Европе. Еще в 1930 году был принят «Закон о квотах», который поставил первые препятствия на пути еврейской иммиграции в страну. Затем пришли к власти нацисты в Германии и началось бегство евреев из этой страны в том числе и в Южную Африку. В 1937 году был принят «Закон об иностранцах», крайне затруднявший  въезд евреям в страну. Всего за период с 1933 и по 1939 годы лишь шесть с половиной тысяч евреев из Германии сумели попасть в Южную Африку. Причина этих ограничений следующая. Буры, многие из которых имели и долю немецкой крови, симпатизировали нацистам, во многом оттого, что Германия находилась в противостоянии с Великобританией, любви к которой буры совсем не испытывали. Симпатия нацистам трансформировалась в антипатию к евреям и бурская Национальная партия требовала принятия весьма суровых ограничительных анти еврейских мер даже по отношению к тем, кто уже жил в стране (например, заметно усложнить процедуру получения гражданства страны и т.д.). Кроме того, большинство эмигрантов, оказываясь в стране, пополняло англоязычную часть населения, что грозило размыть то небольшое численное превосхоство, что имели буры и что позволяло им удерживать власть в стране в своих руках. Поэтому имела место общая анти эмигрантская политика, касавшаяся не только евреев. Были даже случаи, когда кораблям, уже бросившим якорь в бухте Кейптауна не дали возможность высадить искавших спасение пассажиров. Если бы правители страны были подальновиднее, в страну могли приехать стремившиеся к этому миллионы европейцев как в предвоенные годы (когда искали спасение от надвигающейся войны), так и в послевоенные годы (когда Европа лежала в развалинах) и белое население страны могло быть много больше. Но старались пускать как можно меньше и в Южную Африку из Европы попали считанные десятки тысяч людей, не более. После войны между евреями и Национальной партией имело место примирение, но заметная инеприязнь у евреев к этой партии сохранилась, что стало одной из причин того, что евреи выступили против апартеида, который был ключевым элементом в политике правящей Национальной партии.

В 1948 году возникло государство Израиль, с которым у Южной Африки с самого начала установились достаточно теплые и дружеские отношения.  Известно об активном участии добровольцев из Южной Африки в Войне за Независимость, которую Израиль вел против своих арабских соседей. Собирались денежные средства в помощь Израилю.По иронии судьбы в 1953 году Даниэль Франсуа Малан, потомок французских гугенотов, ярый сторонник апартеида и человек весьма правой ориентации, стал первым главой государства, который нанес визит в Израиль, хотя визит был объявлен как частный. В 1948 году имеет место и другое событие – в Южной Африке проходят выборы, на которых Национальная партия, представляющая в основном буров (африканеров) побеждает Объединенную партию, более ориентированную на англоязычных жителей страны. Национальная партия проводит политику апартеида, Объединенная партия значительно либеральнее, хотя политику активной борьбы против апартеида она не ведет. В августе 1959 года в городе Блюмфонтейн проходит конгресс членов Объединенной партии, на котором утверждаются основы политической линии партии, в том числе и по отношению к коренному населению. Часть делегатов этого конгресса считает неприятие законов апартеида в основном декларативным  и требует начать вести с ними более активную борьбу. Кто возглавляет эту группу?  Член Парламента и врач-хирург по профессии, прекрасный оратор и предприимчивый бизнесмен  Бернард Фридман, имевший к этому времени и достаточно солидный опыт политической борьбы. На базе левого крыла Объединенной партии он начинает организовывать  лево-либеральную политическую партию, получившую название Прогрессивная партия.

На ведущие роли в новой партии выходит ученица и сподвижница доктора Б. Фридмана Хелен Сузман, в доме которой в фешенебельном и богатом районе Иоханнесбурга Хаутон и имеет место учредительная встреча членов новой партии. Хелен Сузман, в молодости Хелен Гавронски, дочь еврейских эмигрантов, прибывших в страну из Литвы,  родилась в Йоханнесбурге, в Южной Африке в 1917 году. В юном возрасте 19 лет от роду она вышла замуж за Мозеса Сузмана, преуспевающего врача, заметно старше ее по возрасту, получила после учебы в университете профессию экономиста, некоторое время преподавала в университете, затем занялась политикой. В 1953 году она стала членом Парламента от англоязычной Объединенной партии, представляя там Хаутон, значительная часть населения которого это семьи состоятельных южноафриканских евреев.  Заняла  позицию на  левом фланге своей партии. После раскола двенадцать членов Объединенной партии оказались в новой Прогрессивной партии. В 1961 году имеют место очередные выборы и одиннадцать из них остаются за бортом нового состава Парламента и единственной, кому удается сохранить свое место там, оказывается Х. Сузман, причем не в последнюю очередь благодаря поддержке еврейских избирателей ее округа. Начинается легальная борьба против апартеида, которую Х. Сузман ведет с немалым искусством. Среди  избирателей (а избирательным правом попрежнему пользуются лишь белые) идеи Прогрессивной партии, однако,  мало популярны. До 1974 года Х. Сузман остается единственным представителем своей партии на парламентском уровне, красноречиво критикуя политику правящей Национальной партии  и подвергаясь за эту критику нападкам с разных сторон, включая тайное и явное  наблюдение полиции.

Тем временем у движения против апартеида появляется еще один лидер. Зовут его Харри Шварц. Он – уроженец немецкого города Кельн (май 1924 года), в молодости Хайнц Шварц. Его отец был активистом социал-демократической партии Германии и был вынужден оставить Германию как только нацисты пришли к власти. Ему удалось попасть в Южную Африку, а в следующем 1934 году к нему присоединилась его супруга с двумя детьми. Детство юного Харри было достаточно трудным, как и у многих эмигрантов в новой стране. Возможно именно детские впечатления и воспоминания о трудностях жизни и  дискриминации, которую часто испытывают эмигранты, и привели его далее в лагерь лево-либеральных демократов и борцов против апартеида. После завершения учебы в школе (1943 год) вместо университета Х. Шварц предпочел отправиться в действующую армию, попал в авиацию, стал штурманом и участвовал в боях в Северной Африке, на острове Крит и в Италии. Демобилизовавшись из армии он отправляется учиться в университет, получает дипломы историка и адвоката, становится членом Объединенной партии и политическим активистом еще в годы учебы и начинает работать адвокатом. Что сдвинуло Х. Шварца на левый фланг своей партии? В немалой степени также неприязнь к победившей на выборах 1948 года Национальной партии, в ней было немало сочувствовавших нацистам, с которыми он лишь недавно воевал, а также знакомство еще во времена учебы с будущим лидером чернокожего населения Нельсоном Манделой и прокоммунистически настроенным Джо Слово, видимо, повлияшими на его мировоззрение.

 На более серьезный путь  конфронтации с режимом апартеида Х. Шварц стал в 1963 году. В июле 1963 года южноафриканская полиция  явилась на частную ферму Лилиеслиф, расположенную неподалеку от северной границы Иоханнесбурга, владельцем которой числился  талантливый художник-абстракционист Артур Гольдрайх. Уроженец Иоханнесбурга А. Гольдрайх затем переселился в Израиль, стал членом Пальмаха, воевал в 1948 году против арабских армий, далее преподавал в Академии Искусств Бецалель в Иерусалиме и вернулся в Южную Африку. Был человеком крайних левых убеждений, близким к коммунистической партии, да и ферма была приобретена с участием партийных фондов. Ферма эта служила местом укрытия для лидеров Африканского Национального Конгресса во главе с Н. Манделой, которых разыскивала местная полиция. На ферме было арестовано девятнадцать человек: одиннадцать чернокожих, двое лиц индийского происхождения и шестеро белых (Денис Гольдберг, Лайонел Бернштайн, Боб Хеппле, Артур Голдрайх, Харольд Вольпе, Джеймс Кантор). Все оказались обвиняемыми на суде,  который вошел в историю как «Суд в Ривонии» (Ривония – северный квартал Иоханнесбурга, поблизости от которого все обвиняемые были задержаны),  по целому ряду обвинений, связанных с нарушениями общественного порядка, побуждением к забастовкам, подготовкой актов саботажа с использованием оружия и взрывчатки, сбором денежных средств в подрывных целях и т.д. А. Гольдрайх и Б. Вольпе сумели подкупить стражу и бежать из тюрьмы, затем перебравшись из Южной Африки в Свазиленд и далее в Ботсвану. Позже сумел освободиться и уехать из страны Б. Хеппле. Остальных защищала команда левонастроенных адвокатов, которую воглавил коммунист  Брем Фишер, африканер по происхождению, и в которую вошли  греческий эмигрант Джордж Бизос, потомок французских гугенотов Вернон Берранж, но основной костяк составили евреи: Джоэл Гудман-Джоффе, Артур Хаскельсон, Харольд Хенсон. Д. Кантора,  дело которого рассматривалось отдельно от остальных, защищал  вместе с Х. Хенсоном и Харри Шварц, который был личным другом своего подзащитного и защищая его  отказался от какой-либо оплаты за свои труды. Защита, кстати, оказалась успешной, Д. Кантор был оправдан и сумел уехать из страны.. Любопытно, что и по другую сторону барьера также были евреи: от имени государства обвинение поддерживал д-р Перси Ютар, заместитель генерального прокурора Трансвааля. Суд начался в ноябре 1963 года и завершился в июне 1964 года. Обвинение потребовало смертной   казни для обвиняемых, но международные протесты вместе с  квалифицированной защитой привели к тому, что восемь обвиняемых (в их числе Д. Гольдберг) были приговорены только к пожизненному заключению и один (Л. Бернштайн) оправдан. Он был помещен под домашний арест и далее сумел бежать из страны, а вот Д. Гольдберг провел в заключении двадцать два года.

После этого суда Х. Шварц  активизирует свою деятельность по  борьбе с апартеидом и начинает больше заниматься политикой. Еще в 1951 году он избирается в городской совет Иоханнесбурга, где отметил себя борьбой против выселения чернокожих и цветных, нарушающих законы расовой сегрегации. В 1953 году его избирают в провинциальный совет Трансвааля. С 1963 и по 1974 года он является там лидером оппозиции. Все это время Х. Шварц – член Объединенной партии, которую не покидает во время раскола, вызванного Х. Сузман и ее товарищами. В партии он на левом крыле и требует более активной борьбы с апартеидом и проводящей политику расовой сегрегации Национальной партией. В 1971 году он становится заместителем лидера партии в провинции Трансвааль, а в августе 1973 года — лидером партии в этой провинции, крупнейшей в стране. В январе 1974 года Х. Шварц обсуждает и согласовывает с лидером племени зулу М. Бутелези состоящий из пяти пунктов план по достижению расового мира в стране посредством не насильственных действий (называемый «Декларацией Малабатини»). Это был первый документ, ставивший во главу угла именно не насильственные действия, и он был одобрен рядом чернокожих лидеров и белых либералов, однако консервативное крыло  Объединенной партии возражало и в начале следующего года Х. Шварц и четыре других члена Парламента, его единомышленники, и целый ряд членов провинциального совета и нескольких городских советов были исключены из партии. Немедленно организуется новая Реформистская партия и Х. Шварц становится ее лидером, но уже в середине этого 1975 года она сливается с Прогрессивной партией и становится Прогрессивной Реформистской партией. Где Х. Шварц – председатель исполнительного комитета. В 1977 году партия, пополненная другими перебежчиками из Объединенной партии, переименовывается в Прогрессивную Федеральную партию и после выборов 1977 года она становится ведущей оппозиционной партией страны, а Х. Шварц  одним из ведущих, если не ведущим оппозиционным парламентарием страны. Он выступает от имени партии по финансовым вопросам, по вопросам обороны, защищает свободу прессы и уж прежде всего атакует правительство по вопросам его расовой политики.

В августе 1983 года во время дебатов в Парламенте о реформе конституции страны Х. Шварц вносит на рассмотрение «Закон о правах», который по его мнению должен быть включен в конституцию страны и который предусматривает полное равенство перед законом и защиты  законом всех граждан страны  независимо от расы, цвета кожи, пола, религиозной принадлежности и т.д. Однако, это предложение находит поддержку лишь у членов его собственной партии во главе с Х. Сузман, остальные партии его отвергают и он не проходит. Надо отметить, что взгляды ставших однопартийцами Х. Шварца и Х. Сузман не всегда совпадали: Х. Шварц считал, что при всех политических сдвигах и возмущениях  в стране в ней должен поддерживаться закон и порядок, гарантом чему должна служить сильная армия. Х. Шварц сам служил в армии, знал, что такое война, не по наслышке. В это же время «салонная революционерка» Х. Сузман, всю жизнь прожившая в мире и достатке, была сторонницей более радикальных действий. Надо отметить, что большой популярностью среди белого населения  эта партия не пользовалась, ее членами и избирателями  были почти исключительно англоговорящие жители страны, включая большую часть еврейской общины. Но шум она производила немалый, создавая впечатление, что режиму апартеида существует серьезная оппозиция внутри страны. На выборах 1987 года эта партия утеряла право возглавлять оппозицию, уступив второе место Консервативной партии, стоявшей за безусловное сохранение режима апартеида.

После этого несколько лидеров Прогрессивной Федеральной партии, разочарованные невозможностью добиться успеха при избирательном праве лишь у белых, вышли из нее и образовали Новое Демократическое движение, но далее в 1989 году обе эти партии и маленькая Независимая партия слились в новую Демократическую партию. Х. Шварц стал одним из основателей этой партии и ее главным оратором по социально-экономическим проблемам. Но это было уже время, когда назревали кардинальные изменения, вызванные требованиями и подкрепленные сильным экономическим давлением западных стран в сочетании с непрекращающимися призывами  внутренней оппозицией изменить систему власти в стране. В ноябре 1989 года Х. Шварц получил разрешение посетить все еще находящегося в заключении Н. Манделу, что он и делает, потребовав сразу после визита его немедленного и безусловного освобождения. В феврале 1991 года Х. Шварц завершает свою долгую парламентскую карьеру, получив назначение на должность посла Южной Африки  в Соединенных Штатах. Х. Сузман завершила свою парламентскую карьеру в 1989 году уйдя на отдых по возрасту.

Не осталась в стороне от борьбы с апартеидом и Коммунистическая партия Южной Африке. Была в Южной Африке и такая, а какая компартия может обойтись без евреев? Возникла эта партия в 1921 году. В отличие от партий, о которых шла речь выше, она  с самого начала позиционировала себя как партия коренного населения и подавляющее количество ее членов были чернокожие. В 1929 году партия приняла стратегическую линию, гласящую, что «наиболее очевидный путь к социализму пролегает через массовую борьбу за власть большинства». В рамках этой борьбы компартия взаимодействовала с  двумя ведущими негритянскими организациями:  Африканским Национальным Конгрессом и Конгрессом Южноафриканских Профсоюзов. Африканский Национальный Конгресс возник еще в 1912 году, основанный группой вождей племен, представителей народных и церковных организаций. Небольшое количество членов партии были белые как,  например, уже упоминавшийся адвокат Брем Фишер. В 1950 году власти объявили партию незаконной и она перешла на нелегальное положение. Выход был найден в том, чтобы работать под покровительством легального Африканского Национального Конгресса, влияя изнутри на эту организацию. Это влияние особенно усилилось после того, как чернокожие стали прибегать к насильственным действиям, в частности имели место студенческие волнения, была сформирована и начала свое противостояние с властями военизированная организация «Умконто ве Сизве» («Острие копья» в переводе на русский язык) и т.д. В ответ многие чернокожие руководители были арестованы и заключены в тюрьму. Власти связывали деятельность Африканского Национального Конгресса с активностью коммунистов и на этом основании считали и деятельность Конгресса не законной. В это время белые коммунисты, которые и ранее участвовали во всех действиях сторонников Конгресса стали играть более важные роли. Через них получались деньги и оружие, они занимались организаторской работой. В итоге ослабленное движение чернокожих сумело восстановить свои силы, следствием чего стало восстание в чернокожем пригороде Иоханнесбурга Совето в 1976 году.

Наиболее одиозная фигура среди южноафриканских коммунистов это человек известный как Джо Слово. Родился он совсем не в Южной Африке, но в Литве, бывшей в те годы независимым государством, это произошло в мае 1926 года, место его рождения – местечко Обеляй, а имя его при рождении было Йосл Мешл Слово. В 1934 году семья эмигрировала в Южную Африку, поселилась в Иоханнесбурге, где глава семьи зарабатывал на пропитание работая водителем грузовика. В 1941 году юный Йосл оставил школу и начал трудиться и тут же начал принимать участие в профсоюзном движении. В 1942 году он вступает в компартию. Далее армейская служба, а после войны учеба в университете и получение юридического диплома в 1950 году. Среди его сокурсников Нельсон Мандела и Харри Шварц. В 1949 году он женится на Рут Ферст, даме крайне левых политических убеждений, папа которой Джулиус Ферст – один из функционеров южноафриканской компартии. Молодые супруги числились властями как коммунисты и в соответствии с «Законом о подавлении коммунистической деятельности» им запрещается участие в публичных мероприятиях. Тем не менее, Д. Слово участвовал в деятельности левых организаций, поддерживающих Африканский Национальный Конгресс, и был несколько раз арестован. В 1961 году Д. Слово становится одним из двух командиров военнизированной, экстремистского толка организации «Умконто ве Сизве», совместного проекта Африканского Национального Конгресса и местной компартии. Методы достижения целей этой организацией ставят ее вне закона и в 1963 году Д. Слово вынужден оставить страну. Он живет в Анголе, Мозамбике и Замбии, координируя подрывную деятельность  в Южной Африке. В 1982 году погибает в результате взрыва, устроенного южноафриканской тайной полицией, Рут Ферст. В 1984 году Д. Слово становится генеральным секретарем компартии. В 1990 году он возвращается в Южную Африку. Д. Слово был твердокаменным коммунистом про советской ориентации, хотя в конце 80-х годов признал слабости социалистической доктрины и жестокости сталинизма.

Рут Ферст родилась  в Южной Африке, в Иоханнесбурге в 1925 году, но ее родители родом из Латвии, прибывшие в Южную Африку еще детьми в начале двадцатого века. И, если Д. Слово родился в достаточно патриархальной религиозной еврейской семье, то родители Р. Ферст  были среди основателей местной компартии и их дочь просто пошла по их следам. В 1946 году она завершает учебу в университете и начинает работать в муниципалитете Иоханнесбурга. Скоро борьба с режимом апартеида становится ее основным занятием, особенно после выхода замуж. После запрета коммунистической деятельности в стране принимает деятельное участие  в разных мероприятиях Африканского Национального Конгресса в противодействии властям, арестовывается, причем на ее долю выпадает сомнительная честь быть первой белой женщиной, задержанной властями по закону о чрезвычайном положении, введенном в стране после событий 1960 года в Шарпевилле. В 1964 году она вынуждена покинуть страну и отправляется в Великобританию, но и сидя там она продолжает бороться с режимом апартеида. В 1978 году она переезжает в соседний с Южной Африкой Мозамбик, в столицу страны Мапуту и работает в местном университете. 17 августа 1982 года она открывает письмо, присланное на ее адрес в университет, в письмо вмонтирована взрывчатка: письмо было подготовлено в лаборатории полиции Южной Африки и Рут Ферст  завершает свой жизненный путь.

Разумеется, выше были упомянуты лишь главные персонажи долголетней борьбы за расовое и этническое равноправие в Южной Африке. Было и много других менее известных лиц еврейского происхождения, тративших время и энергию на борьбу с режимом апартеида.

Активно занималась этим супруга уже упомянутого выше Лайонела Бернстайна Хильда Бернстайн-Шварц. Она родилась в Лондоне в семье выходцев из Российской Империи, в 1933 году в возрасте 18 лет эмигрировала в Южную Африку, быстро оказалась вовлеченной в политику, стала членом местной коммунистической партии, в 1941 году вышла замуж и далее вместе с супругом боролась с апартеидом. На муниципальном уровне (будучи членом городского совета Иоханнесбурга) и на национальном уровне (будучи одной из создательниц многорасовой Федерации Женщин Южной Африки). Несколько раз задерживалась полицией. После оправдания ее супруга в 1964 году («Суд в Ривонии») бежала вместе с ним в государство Ботсвана и далее они переехали в Великобританию. Автор нескольких книг. Вернулись в Южную Африку лишь в 1994 году.

Барух Хирсон родил ся в 1921 году в Иоханнесбурге. Также в семье выходцев из Российской Империи. Поначалу сионист и член «Хашомер Хацоир» он далее сместился в сторону марксизма и стал троцкистом. Был организатором в Южной Африке троцкистской Международной Лиги Рабочих, в рамках которой пытался организовать профсоюзы чернокожих. После развала этой организации примыкал к другим организациям и движениям, носивших многорасовый характер. В конце концов организовал троцкистское Африканское Движение Сопротивления и после нескольких актов саботажа был арестован в 1964 году и просидел в тюрьме девять лет. После освобождения переехал в Великобританию. Написал и издал несколько работ, посвященных борьбе с апартеидом.

Бенджамин Погрунд  родился в Кейптауне в 1933 году. Журналист по профессии. Репортер, а затем и редактор газеты «Ренд Дейли Мейл», получивший известность своими репортажами с места событий и освещавший все перипетии борьбы с апартеидом: волнений, восстаний, преследований, пыток в тюрьмах и т.д. Неоднократно арестовывался полицией, допрашивался, обвинялся в суде, побывал в заключении, паспорт его конфисковывался. После закрытия газеты, которая часто единственная в стране публиковала репортажи о событиях в  городах чернокожих, в 1985 году уехал в Лондон и далее в Иерусалим, где живет и сейчас.

Рональд (Ронни) Касрилс – еще одна крайне одиозная фигура, сопоставимая с Джо Слово. Уроженец Иоханнесбурга (родился в 1938 году), сын выходцев из Прибалтики, он первоначально трудился в кино и телевизионной индустрии. После событий в Шарпевилле в 1960 году вступил в Африканский Национальный Конгресс, за свою активность в этой организации удостоился внимания полиции, наложившей ограничения на его действия и передвижение. Стал затем и членом коммунистической партии Южной Африки. Далее перешел на подпольное положение, с 1961 года один из организаторов и  активный член «Умконто ве Сизве», принимал участие в операциях этой враждебной властям организации, стал руководителем ее отделения в провинции Наталь, после чего полиция начала охоту за ним и вынудила его эмигрировать из страны. В годы эмиграции учился военному делу, в частности в военном училище в Одессе, с 1983 года глава отдела разведки  «Умконто ве Сизве», жил и занимался организацией подрывной деятельности против Южной Африки и тренировкой террористов находясь в Лондоне, а затем в соседних  странах: Анголе, Лесото, Свазиленде, Ботсване. Занимал также руководящие посты в Африканском Национальном Конгрессе.  Вернулся в Южную Африку в 1991 году.

И, наконец, Надин Гордимер. Отец – часовщик  из Литвы, мать родилась в Лондоне. Сама Надин родилась в 1923 году в городке Спрингс, дальнем  восточном пригороде Иоханнесбурга. С ранних лет проявила интерес к литературе и опубликовала первые рассказы в пятнадцать лет. Недолго училась в университете, но более серьезно посвящала свое время писательской деятельности. Через своего издателя Лулу Фридман, супругу уже упомянутого Бернарда Фридман, и в их доме в богатом и фешенебельном квартале Иоханнесбурга Хаутон она познакомилась с лидерами борьбы с апартеидом. После событий в Шарпевилле и сама стала участницей подобных действий. Разумеется, и литературные труды ее тоже посвящены этой тематике, южно-африканские власти запрещают несколько ее книг, но международная известность писательницы растет. Она становится членом Африканского Национального Конгресса, укрывает у себя дома членов этой организации, разыскиваемых полицией, участвует во всякого рода демонстрациях против властей и политики апартеида. В 1991 году она удостаивается Нобелевской премии в области литературы, причем премиальные деньги она переводит Конгрессу Южноафриканских Писателей, связанному с Африканским Национальным конгрессом. Впрочем, не до конца ясно за что дана премия: за литературные достоинства ее произведений или за «прогрессивные» идеи, которых полно в ее книгах. Н. Гордимер была личным другом Н. Манделы, которому она помогала готовить защитительную речь на «Суде в Ривонии».

Вот все эти люди и привели своей деятельностью к тому, что в стране все переменилось. А что это дало евреям, которые так искренне старались помочь своим чернокожим братьям обрести равноправие? Но это уже тема другой статьи.

Вениамин Чернухин                                                                                                  Июнь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 15 =