Из врагов в союзники? (Не пора ли евреям посмотреть направо?)

В середине девятнадцатого века появилось и начало крепнуть социалистическое движение. С заметным еврейским участием. Причина ясно видна. Веками евреи были дискриминированы, ограничены, лишены каких-то прав и т.д.,  а социалистические партии провозглашали своей целью полное равноправие. Социалистические партии  скоро дополнили коммунистические, евреи оказались и здесь в непропорционально больших количествах. Иными словами существенное еврейское присутствие было ощутимо во всем левом лагере. А в правых партиях евреев было совсем не много. Во многих из них сидели люди консервативные, с анти еврейскими взглядами и, хотя идеи равноправия проникли и туда, но заметно позже и со всякими ограничениями. Затем пришел двадцатый век, в Германии возникла Национал социалистическая партия рабочих с предельно анти еврейской программой и, по мере того как эта партия крепла, евреи все более ассоциировали себя с левым лагерем, противоборствующим с нацистами. Затем началась Вторая Мировая война и вступила в действие нацистская программа уничтожения евреев. Большинство правых партий в странах союзницах Германии в годы войны или в странах, завоеванных ею в эти годы,  во многом поддержали и способствовали выполнению программы нацистов по отношению к евреям. Вот несколько примеров.

«В Италии абсолютно нет разницы между евреями и не евреями во всех областях, в религии, в политике, в армии, в экономике… Итальянские евреи нашли свой Сион здесь, на нашей любимой земле.» Эти строки можно было прочесть в статье, опубликованной в 1920 году в популярной газете «Иль пополо д’Италия», издателем и редактором которой, да и автором статьи, из которой взята эта цитата, был не кто иной как будущий лидер фашистов Бенито Муссолини, в те времена ещё журналист. Когда Бенито Муссолини начал организовывать Фашистскую Партию у него, разумеется, было немало противников, в том числе и евреев. Но в числе его сторонников также находилось и немало евреев. Членство в партии в те дни было открыто для евреев, несколько евреев оказалось даже среди членов высшего партийного органа – Большого Фашистского Совета и подруга Б. Муссолини тех дней была еврейка журналистка Маргарита Сарфатти-Грассини, причём она была не только подругой вождя, но и одним из ведущих пропагандистов партии и сыграла далеко не последнюю роль в её укреплении. Среди банкиров и бизнесменов находилось немало сторонников партии, больше всего они боялись растущего влияния коммунистов. Этторе Овацца был одним из главных финансистов партии и занимал некоторое время даже пост министра экономики, он происходил из состоятельной семьи банкиров из Турина. Убеждённый сторонник Б. Муссолини с первых дней политической активности последнего. В 1935 году начал издавать газету «Ла ностра бандьера» («Наш Флаг»), орган про-фашистски (и анти-сионистски) настроенных евреев, который поддерживал все решения и действия Б. Муссолини, включая войну против Эфиопии. Но в 1938 году под непосредственным влиянием немецких нацистов публикуется так называемый Расовый Манифест, итальянская интерпретация расовых законов нацистской Германии. Он делит население страны на арийское и не арийское, итальянцы считаются арийцами, а не арийцы заметно ограничены в правах. В первую очередь он направлен против евреев, основной не арийской группы. Они более не имеют права занимать посты на государственной службе, служить в армии, быть членами Национальной Фашистской Партии, их права на владение собственностью и компаниями ограничены, смешанные браки запрещены, евреям было запрещено посылать детей в государственные школы, иметь в доме итальянских служанок. Запрещалось владеть существенными земельными участками и строениями, иметь на своих предприятиях более ста работников. В 1939 году евреям были запрещены все должности, где требовался квалифицированный труд, магазины и кафе должны были поместить знаки, что евреи у них нежелательны, еврейские организации были распущены. Новое законодательство было столь дискриминационно, что даже Папа Пий 12, не отличавшийся большой симпатией по отношению к евреям, послал письмо протеста Б. Муссолини, впрочем без особых результатов.  И всё это против маленькой группы населения (всего около 0.1% от населения страны), органично вписавшейся в жизнь страны, в которой они жили многие поколения, и где  местное население, за исключением отдельных католических групп, не испытывало к ним враждебных чувств. Э. Овацца, при всех его заслугах, был исключен из партии, а его брат уволен из армии.

В Норвегии после вторжения туда нацистов осуществил военный переворот и захватил власть в стране лидер правой партии Национальное единство бывший министр обороны Видкун Квислинг. С 1942 и по 1945 годы он был Министром-Президентом правительства страны и отличился тесной кооперацией с оккупационными нацистскими властями. Настолько тесной, что имя его стало нарицательным для обозначения коллаборантов. В молодости В. Квислинг был человеком вполне демократических воззрений. Осенью 1921 года по призыву известного полярного исследователя и гуманиста Фритьофа Нансена он отправляется на Украину и в Харькове организует помощь голодающему населению не жалея сил и времени, причем Ф. Нансен характеризовал своего сотрудника как «незаменимого. В. Квислинг был сторонником дипломатического признания Норвегией Советского Союза. Он вполне сносно говорил по русски и, кстати, обе его жены: Ася Воронина и Мария Пасечникова были русского происхождения. К сожалению, в годы войны это был уже совсем другой человек. По инициативе его правительства немногочисленные местные евреи были зарегистрированы в январе 1942 года. 26 октября того же года нацисты с помощью местной полиции арестовали около 300 евреев-мужчин и отослали в местный концлагерь, который охраняли члены военизированного крыла партии. Затем в два захода в ноябре 1942 года и в феврале 1943 года арестованные и члены их семей, всего 759 норвежских евреев, были посланы в концлагеря в Польше, а их имущество конфисковано. После войны В. Квислинг был судим и расстрелян за измену и преступления военных лет.

В Нидерландах Антон  Муссерт в 1931 году вместе с группой единомышленников организовал правую партию Национал-Социалистическое Движение. Поначалу партия была вполне либеральна и даже принимала евреев в свои ряды, в первые годы существования в ней состояло несколько сот евреев. Со временем А. Муссерт и его партия стали верными союзниками германских нацистов. В мае 1940 года германская армия вторглась в Нидерланды и после короткой войны оккупировала страну. Хотя А. Муссерт не был сделан премьер-министром страны, главой гражданской администрации стал австрийский нацист Артур  Зейс-Инкварт, но А. Муссерт и его партия оказались ведущей политической силой страны, а в конце 1941 года все остальные политические партии были вообще запрещены. А. Муссерт и его партия сотрудничали с гестапо, организовали вспомогательные военизированные полицейские подразделения «Ландвахт», участвовали в организации местных воинских  подразделений, отправляемых на Восточный фронт. Что же касается евреев, то здесь сначала евреи были удалены со всех правительственных постов, из прессы и с ведущих позиций в промышленности. Затем 140 000 местных евреев были зарегистрированы, гетто было создано в Амстердаме и транзитный лагерь в местечке Вестерборк. Началась отправка евреев сначала в Маутхаузен и Бухенвальд на территории Германии, потом в Освенцим в Польшу и на последнем этапе войны в Терезиенштадт, расположенный в Чехии. Из 140 000 евреев осталось в живых лишь около 30 000. После войны А. Муссерт был судим и расстрелян за измену и свои преступления.

В Бельгии франкоговорящий журналист Леон Дегрель в 1935 году вышел из центристской Католической партии и организовал правую, так называемую Рексистскую Партию, название которой взято из католического учения  «Христос Рекс» («Христос Король»). Первоначально партия проповедовала социальную справедливость и борьбу с коррупцией стоя на позициях национализма и антикоммунизма. Постепенно, однако, произошло сближение с итальянскими фашистами и германскими нацистами, которые финансировали её. В числе прочего была  перенята полностью и  анти еврейская риторика. Правда, в отличие от своих коллег в Норвегии и Нидерландах Л. Дегрель заметно меньше участвовал в событиях в своей родной стране, ибо вступил в Валлонский Легион  (валлоны – бельгийцы, говорящие по французски, в дальнейшем этот Легион стал Пятой добровольческой штурмовой бригадой СС «Валлония») и отправился воевать на Восточный фронт против Красной Армии. В 1943 году был ранен под Черкассами, вернулся в строй, был награжден Рыцарским Крестом, а после войны сумел убежать в Испанию, где и жил далее. Партия его, действовавшая всю войну и сотрудничавшая с оккупационными властями, после войны была запрещена. И во фламандской части страны (фламандцы – вторая большая национально этническая группа населения страны, говорящая по голландски) была подобная правая политическая партия под названием Фламандский Национальный Союз. И она выросла из относительно умеренной Партии Фронта, целью которой было единение всех политических сил Фландрии и объединение с Нидерландами. Но и она постепенно начала сползать на позиции близкие фашистам и нацистам. После оккупации Бельгии нацистской Германией она сотрудничала с оккупантами, хотя играла меньшую роль, ибо в Бельгии отсутствовала гражданская администрация, а власть оставалась в руках нацистской  военной администрации. После освобождения Бельгии партия была запрещена, а её лидер отправлен в тюрьму.

Достаточно, картина вполне ясна. После войны  многие подобные партии были запрещены, их лидеры либо казнены, либо отправлены в тюрьмы на долгие сроки, а многие рядовые члены должны были пройти процесс денацификации. Но жизнь идёт своим чередом и правые партии начали постепенно возникать опять. Именно туда устремились уцелевшие и не раскаявшиеся нацисты и неонацисты, то-есть молодые люди, ставшие взрослыми уже после войны и адаптировавшие в той или иной степени нацистскую идеологию. Поскольку нацистская идеология была запрещена, либо полностью, либо хотя бы частично во многих европейских странах, то часто новые правые партии конфликтовали с законом, их деятельность ограничивалась или запрещалась совсем. Анти еврейские декларации, бывшие неразрывной частью нацистской идеологии, перешли в значительной степени в идеологический арсенал новых партий. Вполне естественно, что евреев не было в их рядах, а евреи и еврейские организации  были их принципиальными противниками. Не испытывали такие партии и симпатий к государству Израиль, как и израильтяне к ним. Однако, с течением времени начались демографические изменения, кардинально повлиявшие на политическую картину в европейских странах. Страны, наиболее разрушенные во время войны и понесшие наибольшие потери, в первую очередь Германия, нуждались в рабочей силе для своего восстановления и развития, эта нужда поначалу удовлетворялась за счет внутренней иммиграции из других европейских стран (например, в Германию из Италии, Греции и из Югославии). Однако, затем почти во всех европейских странах начала падать рождаемость и в самих этих странах стала чувствоваться нехватка рабочей силы. Тогда обратились к другим континентам. В Германии появились турецкие рабочие. Одновременно пошла деколонизация, бывшие колонии европейских стран обретали свободу и независимость и тут-то выяснилось, что власти многих новых стран оказались не очень сведущи в науке управления. К тому же в ряде из этих стран начались бесчисленные внутренние стычки, войны и вооруженные конфликты. Посему было легко организовать  завоз рабочей силы из стран Азии и Африки. А затем сами жители этих стран уловив, что вместо того, чтобы тяжело работая вести свою ставшую независимой страну к экономическому благополучию, можно гораздо легче и быстрее приобщиться к благам цивилизации, переселившись в любое государство первого мира. В Европу хлынул поток экономических беженцев из бывших колоний, который поначалу даже приветствовали, как решавший местные демографические проблемы и обеспечивавший рабочую силу в избытке. Скоро, однако, радости поубавилось и заметно. Пришельцы – в основном низко квалифицированная и мало образованная рабочая сила, не очень рвавшаяся работать, зато быстро освоившая все блага местных социальных систем и их щедрых выплат. И, что самое главное, не выразившая особой готовности абсорбироваться и перейти на местный образ жизни, усвоив местную культуру. Оказалось, пришельцы как правило живут обособленно, оставаясь в своей среде, плохо знают язык страны нынешнего обитания, не желают познавать её культуру, сохраняя свою культуру и обычаи, не очень стыкующиеся с европейскими. При том, что их количество начало интенсивно увеличивается как за счет высокой рождаемости, так и за счет прибытия (легального и нелегального) земляков. Получая гражданство они начали приобретать и политическую силу и выставлять свои требования. Трения между коренным населением и новоприбывшими были только вопросом времени и они не замедлили последовать. Особо усложняет ситуацию факт религиозных различий, ибо значительное количество новоприбывших – мусульмане и часто фанатичного плана, что делает их абсорбцию крайне затруднительной, если вообще возможной. К тому же мусульманство – религия агрессивно пропагандирующая свои взгляды и стремящаяся обратить возможно большее количество людей в своих приверженцев. В итоге во многих европейских городах появились целые кварталы преимущественно в бедных районах, заселенные чернокожими выходцами из Африки, либо мусульманами из стран Азии и Северной Африки с мечетями, муллами и агрессивными проповедниками. Часто эти кварталы оказывались  рассадники преступности, а в последнее время и терроризма, в основном мусульманского.

Вот таковой оказалась новая  действительность и она начала оказывать влияние на облик правых партий в странах Европы, которые, как правило, придерживались националистических взглядов. Им пришлось пересматривать свои программы, сделав одной из своих целей, а иногда и главной целью борьбу с нелегальной иммиграцией, требование интеграции новоприбывших в жизнь страны, ограничение распространения мусульманского влияния, противодействие терроризму. Евреи отошли на задний план, либо исчезли вовсе из поля зрения этих партий и даже кое-где возникли симпатии к ним, учитывая противостояние Израиля и мусульманских стран и общую враждебность мусульман к евреям. Одни партии перешли на новые позиции быстро и оперативно, другие все еще цепляются за старые лозунги. Интересен пример Франции. Основателем правого движения в этой стране считают Пьера Пужада. Будучи владельцем книжного магазина он первоначально начал с протеста против высоких налогов, которые платят он и его коллеги. В ноябре 1953 года с этой целью он создает Союз в Защиту Коммерсантов и Ремесленников и дает старт движению под названием «пужадизм». Это движение противостоит индустриализации, урбанизации и модернизации в американском стиле и бросает вызов всей парламентской структуре страны. Ксенофобия и анти еврейские мотивы также здесь. Особенно достается еврею Пьеру Мендес-Франсу, который несколько раз занимал пост премьер-министра страны. Пужадисты также поддерживают борьбу с повстанцами в Алжире, они за то, чтобы Алжир остался французским. Лидером молодежного движения у «пужадистов» становится Жан-Мари Ле Пен. После того как во Франции меняется государственное устройство и Президентом страны в 1958 году становится Шарль де Голль «пужадисты» теряют свое влияние. Некоторое время правое движение состоит из небольших и мало влиятельных групп. Но в октябре 1972 года основывается Национальный Фронт Французского Единства. Здесь объединились бывшие «пужадисты», французские поселенцы, изгнанные из Алжира, после того как эта страна стала независимой, и даже группы монархистов. Главой Национального Фронта становится Ж-М. Ле Пен. Довольно долгое время партия оставалась маргинальной со слабой поддержкой населения. Однако, постепенно она стала набирать силу, не в последнюю очередь из-за растущего неудовольствия многих французов гигантским количеством не европейских иммигрантов и в частности мусульман, переселявшихся во Францию из её бывших колоний. У многих французов анти иммигрантская и анти мусульманская позиция Национального Фронта стала вызывать симпатии.

Однако, возможности Национального Фронта  были ограничены из-за качеств её лидера, который во многом ещё придерживался правил и идеологии прошедшей эпохи. Например, он не удержался от того, чтобы не сделать несколько заявлений провокационного плана, которые были интерпретированы как отрицание Холокоста. Так, он однажды заметил, что «нацистская оккупация Франции не была особо бесчеловечной». Шесть раз он был обвинен в попытках разжигать национальную и расовую ненависть, признан виновным и оштрафован. Резко и грубо, в оскорбительных тонах он отзывался о противниках Национального Фронта. В феврале 1997 года он обвинил Президента страны Жака Ширака, что  тот получает жалование от еврейских организаций и в частности от организации Бней Брит, во время избирательной компании 2007 года он назвал ведущего кандидата в Президенты Николя Саркози (наполовину венгр, на четверть еврей) «иностранцем» во Франции и т.д. Все эти происшествия никак не способствовали усилению авторитета Национального Фронта. Они вызвали возражения со стороны близких по духу партий из соседних европейских стран и сделали Ж-М. Ле Пена популярной фигурой среди неонацистов и ультра националистов, но отталкивали от партии более умеренных избирателей. В январе 2011 года Ж-М. Ле Пен ушел со своего поста и на его место была избрана самая младшая из трех его дочерей Марин, адвокат по профессии, мать троих детей. Она оказалась политиком куда более дальновидным и современным  и при сохранении общей линии партии её высказывания были лишены тех крайностей, которыми страдал её отец. В частности она поняла, что нападки на евреев ничего не прибавят облику её партии, что у евреев и Израиля и у её партии есть общие враги  и заняла позицию, которую некоторые даже называют про еврейской и про израильской. Хотя, конечно, трудно сразу изменить ментальность всех членов партии и время от времени в её рядах звучат отдельные анти еврейские высказывания, но они осуждаются М. Ле Пен и сама она ни в чем подобном никогда замечена не была. Более того, в отличие от своего папы она сказала: «Лагеря (имея в виду нацистские) были высшей точкой варварства». Искренне ли поведение Марин сказать трудно, но такова действительность. Однако, не подлежит сомнению, что Национальный Фронт во главе с М. Ле Пен хочет поставить заслон на пути распространения ислама во Франции, борется с исламскими экстремистами и хочет заметно уменьшить иммиграцию во Францию выходцев из африканских и азиатских стран. Многие пункты этой программы вполне соответствуют и желаниям большинства французских евреев и, хотя многие из них скептически относятся к риторике М. Ле Пен, но такие события как недавнее убийство четырех человек мусульманским экстремистом возле еврейской школы в Тулузе заставляет евреев воспринимать Национальный Фронт более позитивно.

Ещё более про еврейскую и про израильскую позицию занимает Партия Свободы в Нидерландах во главе с Гертом Вильдерсом. Г. Вильдерс – выходец из умеренной право-центристской Народной Партии Свободы и Демократии. К организации собственной партии его подтолкнуло убийство сначала Пима Фортейна, политика, социолога и журналиста в 2002 году, и затем Тео ван Гога, режиссера-кинодокументалиста и журналиста в 2004 году, политические взгляды которых он во многом разделял. П. Фортейн выступал против  массовой иммиграции и связанного с этим  мультикультуризма, а также распространения ислама в Нидерландах, называя ислам «отсталой культурой» и призывая закрыть границы страны для мусульман. Тео ван Гог работал над документальным фильмом, показывающим отношение к женщинам в мусульманском мире, а до этого он снял фильм, который касался обстоятельств убийства П. Фонтейна, который был его другом и единомышленником. Партия Свободы Г. Вильдерса ведет свое начало с сентября 2004 года, когда он выступил против допущения Турции в Европейский Союз из опасения, что толпы турок-мусульман ринутся в Европу. Хотя Партия Свободы на определенных этапах получала поддержку крайне правых элементов, но в общем и целом Г. Вилдерс сумел удержать её на разумном курсе, включавшем  требование полного прекращения нелегальной иммиграции, борьбы с исламскими радикалами, прекращение строительства мечетей, абсорбции новоприбывших в жизнь страны и т.д. Г. Вильдерс считает , что ислам представляет явную угрозу культуре страны и всем западным ценностям. Не в последнюю очередь благодаря такой программе партия начала получать массовую поддержку. На парламентских выборах в июне 2010 года она получила свыше 15% голосов избирателей, 24 места в Парламенте (из 150), став третьей по величине партией страны. Хотя далее сила партии несколько поубавилась в основном из-за внутренних раздоров, но она попрежнему остается одной из ведущих в Нидерландах. На отношение Г. Вилдерса к евреям и Израилю повлияли несколько факторов. В молодости он прожил два года в Израиле, а затем посетил несколько арабских стран и был поражен тем насколько уровень демократии в Израиле выше. Когда он стал политическим деятелем и ему пришлось столкнуться с борьбой с терроризмом, то на него произвели впечатление израильские методы антитерроризма. Для Г. Вильдерса  Израиль – первая линия обороны против всех опасностей, связанных с массовым распространением ислама. Г. Вильдерсу принадлежит несколько таких высказываний, которые вызвали большую симпатию к нему у многих израильтян, прежде всего в правых кругах. Он, в частности, утверждал, что Иордания и является настоящим палестинским государством, нет нужды ещё в одном и  в Иордании он видит реальное решение палестинской проблемы. В Тель-Авиве в 2010 году он заявил, что «ислам угрожает не только Израилю, ислам угрожает всему миру. Если Израиль падет сегодня, то Афины и Рим, Амстердам и Париж падут завтра».

Партия Свободы Австрии оформилась в 1955 году слиянием нескольких мелких групп. Её первым лидером стал Антон Рейнталлер, бывший офицер СС и бывший министр сельского хозяйства нацистской Германии. И среди её членов тоже хватало бывших нацистов. В 1958 году лидером партии стал Фридрих Петер, тоже бывший офицер СС. Партия постепенно приобрела статус более либеральной усилиями главы социалистов Бруно Крайского (еврея по происхождению), которого связывала с Ф. Петером личная дружба. Впрочем, в 1967 году из неё выделилась группа под названием Национальная Демократическая Партия, куда ушли наиболее экстремистски настроенные люди и которая в дальнейшем в 1988 году была запрещена. Особой популярностью в народе Партия Свободы долгое время не пользовалась. В 1980 году главой партии становится умеренно настроенный Норберт Штегер, но партийные дела оттого не идут лучше. В 1983 году на арене появляется много более право настроенный Йорг Хайдер, который становится лидером отделения партии в провинции Каринтия, а в 1986 году национальным лидером партии по всей стране. Политическая элита от него, однако, держится в стороне, почитая его слишком правым. После выборов 1989 года он становится также губернатором провинции Каринтия. К этому времени в Австрии начинает приобретать большую актуальность проблема нелегальных иммигрантов и здесь Партия Свободы предлагает весьма радикальные меры её решения, привлекая к себе симпатии и внимание избирателей. Но не сдержанный на язык Й. Хайдер делает замечания, портящие репутацию его и партии (например, о том, что трудовая политика нацистской Германии, включавшая принудительный труд, была разумной). В 1999 году имеет место кризис. Партия Свободы на выборах получает 27% голосов, входит в правительственную коалицию, но чувствуя себя одиозной фигурой Й. Хайдер  остается вне правительства. Тем не менее страны Европейского Союза угрожают дипломатическим бойкотом, начинают экономические санкции, протестуя против участия в правительстве Партии Свободы. Санкции далее были отменены, однако в партии начались внутренние разборки, её популярность упала и в конце концов Й. Хайдер с группой приверженцев оставил её, далее в 2008 году Й. Хайдер погиб в автомобильной аварии. В апреле 2005 года новым главой партии стал Хейнц-Кристиан Штрахе. Под его руководством партия сделала упор на анти-иммиграционной и анти-исламской политике, оставаясь одной из ведущих партий в австрийской политике. У Й. Хайдера оба родителя были членами нацистской партии, причем отец вступил в эту партию ещё в 1929 году и оставался её членом, даже когда она была запрещена в Австрии. Во время войны он был в армии. Мать была членом нацистского Союза Немецких Девушек. После войны оба прошли процесс денацификации, а матери, учительнице по профессии, несколько лет было запрещено работать. Воспитание в семье давало себя знать, отсюда и про нацистские симпатии и соответствующие высказывания, хотя Й. Хайдер старался играть роль приверженца демократического общества и кое-где даже приносил извинения за свои  неудачные высказывания. Х.К. Штрахе принадлежит к молодому поколению политиков (он родился в 1969 году), когда страна уже изменила свой облик, но тем не менее и он заигрывал в молодости с экстремистскими молодежными организациями, но затем отошел от этого и ныне основное внимание у него посвящено борьбе против распространения влияния ислама («Вена не должна стать новым Истанбулом»). К Израилю он настроен дружественно и посещал страну, одобряя право Израиля защищать себя от террористов.

Правая партия Шведские Демократы – совсем молодая, она была основана лишь в феврале 1988 года. Корни новой партии уходят к крайне правым партиям и организациям экстремистского и нацистского толка. Первоначально и в новой партии чувствовались эти веяния, но в 1999 году партия официально отказалась от нацистской идеологии и её руководство далее никогда не обвиняли в нацистских воззрениях. Хотя у отдельных её членов были замечены симпатии к нацистам в прошлом. Свое основное внимание эта националистическая  партия начала уделять борьбе с распространением ислама. Руководитель партии Джимми  Акессон характеризовал ислам как наибольшую угрозу шведской национальной безопасности со времен Второй Мировой войны, делая упор на заметно более высокий процент иммигрантов среди лиц, совершающих преступления. Партия считает, что иммигранты едва ли обогащают чем-либо жизнь в стране, но вызывают ненужную социальную и экономическую напряженность внутри шведского общества. В стране слишком много иммигрантов и принимать надо лишь тех, кто согласен абсорбироваться и ассимилироваться, а остальным лучше помогать в местах их проживания. Любопытно, что партия имеет и некоторую поддержку среди иммигрантов, но только христиан. На близких позициях стоит и Народная Партия Дании, основанная в 1995 году группой политиков во главе с Пией Керсгард, которая поначалу руководила партией, и которую сменил в 2012 году более молодой Кристиан Тулесен Даль. В 2001 году в партийной газете П. Керсгард написала о мусульманах, что они «лжецы, плуты и обманщики», за что была обвинена в расизме. К.Т. Даль заявил, что в Дании нет более места для людей мусульманского вероисповедования. Народная Партия Дании – одна из ведущих в стране. Шведские Демократы чуть менее популярны, но достаточно крепко стоят на ногах. Обе партии не имеют никаких анти еврейских и анти израильских пунктов в своих программах. Более того, по целому ряду вопросов им случалось поддерживать точку зрения близкую к израильской. В Швеции случаются анти еврейские инциденты, например в 1979 году их было 79 и в большинстве из них были замешаны либо мусульманские экстремисты, либо члены крайне левых групп и движений, но никто из членов и сторонников Шведских Демократов. Народная Партия Дании известна как стоящая на про израильских позициях.

Однако, наряду с правыми партиями нового типа в Европе всё ещё существуют правые партии, которые хорошо вписались бы в эпоху тридцатых годов. Наиболее заметно среди них Движение за Лучшую Венгрию, известное под своей аббревиатурой как Джоббик. Эта партия объявляет себя патриотической христианской партией, призванной защищать венгерские ценности и интересы. Для того, чтобы защищать нужны враги. А кто годится на эту роль? Разумеется, те национально этнические меньшинства, что есть в стране: евреи (около 0.5% от населения страны) и цыгане (около миллиона или 10% от населения страны). Вот с ними то и борются люди из Джоббика. Сегодня в Венгрии ещё немного иммигрантов из стран Азии и Африки (менее 2% населения, в стране нет экономического подъема и венгерский язык крайне труден для изучения) и затруднительно видеть в них основного врага, оттого опять и проигрывается старая пластинка. Тем не менее эту музыку слушают и сегодня Джоббик одна из ведущих политических партий страны. Партия была основана в 2003 году. Надо отметить, что венгерское население страны постоянно испытывает чувство неудовлетворения и озлобленности, что способствовало успеху партии. Причины коренятся в том мирном договоре, который был подписан после  завершения Первой Мировой войны. До этого Венгрия входила в состав Австро-Венгерской Империи и располагала обширной территорией и большим населением. По мирному договору от Венгрии к соседним государствам отошли все территории, где венгры жили вместе с другими народами (румынами, сербами, словаками). В итоге Венгрия оказалась небольшим государством, потеряв две трети своей территории, и каждый третий венгр оказался за пределами родной страны. Этот факт вызвал взрыв гнева и разочарования среди венгров, последствия которого не изжиты и до сего дня. С тех пор венгры часто вымещают свои эмоции на евреях, хотя количество их сильно сократилось и сегодня евреи – исчезающее меньшинство в стране. Враждебные чувства по отношению к евреям в партии высказываются при каждом удобном случае, например, в рамках борьбы с глобализацией и влиянием иностранных инвесторов. Прежде всего последовал призыв к недопущению израильских или еврейских инвесторов на территорию Венгрии, которые якобы хотят купить страну, хотя любая здоровая экономика нуждается в инвестициях. В 2012 году член Парламента Мартон Дьендоши призвал к составлению списка всех евреев, которые по его мнению, представляют угрозу венгерской национальной безопасности, особенно членов Парламента и правительственных чиновников. Один из лидеров партии Кристина  Морваи известна предельно жесткой критикой Израиля, которую она проводит под маркой защиты палестинцев и обеспечения прав человека. В своё время она была удалена из Комитета по правам женщин ООН под давлением Израиля из-за своей необъективности. Это её не образумило и в 2009 году она обрушилась с резкими нападками на Израиль при военной операции в полосе Газы. Очень сомнительно, что судьба «бедных палестинцев» так волнует г-жу Марваи, это лишь возможность ещё раз безнаказанно напасть на Израиль в русле линии партии.

Столь же одиозной выглядит и правая греческая партия «Хриси Авджи» («Золотая Заря» в переводе с греческого). Годом основания партии надо считать 1993, когда она была зарегистрирована. Росту популярности партии способствовали два фактора. В Греции имеется больше иммигрантов чем в любой другой южноевропейской стране в пропорции к её населению: около 10% от её рабочей силы. Всё это выглядит пугающе в сочетании с тем фактором, что естественный прирост в Греции практически прекратился и даже стал отрицательным. Причем, если поначалу большинство иммигрантов были соседи-албанцы, то сегодня доминируют люди из Пакистана и Бангладеш, Афганистана, Ирака, Сомали. Через Грецию поток иммигрантов, двигающихся из Турции, следует в Западную Европу, причем многие оседают в стране временно или постоянно. Вторым фактором явилось трудное экономическое положение страны, затрудняющейся выплачивать государственные долги. Страны Европы оказывают помощь, производя денежные вливания, но взамен требуют проведения суровых экономических мер, связанных с уменьшением государственных расходов, что влечет за собой понижение уровня жизни в стране. Что вызывает народное недовольство, всегда питающее оппозиционные партии. Хотя партийная пропаганда у «Золотой Зари» базируется на жесткой анти иммигрантской риторике, тем не менее по старой памяти и евреи включаются в число опасностей для страны, возможно по причине про нацистских увлечений ряда её членов и руководителей. Хотя сегодня греческая община страны насчитывает лишь несколько тысяч человек и не оказывает на жизнь страны практически никакого влияния. После успеха на парламентских выборах 2012 года партия получила представительство в Парламенте. Члены партии постоянно принимают участие в разного рода протестных мероприятиях, балансируя на грани разрешенных действий или даже переходя за грань, следствием чего являются конфликты с властями и законом.

И евреи, живущие в странах Европы, и Израиль нуждаются в союзниках. Чтобы противостоять анти еврейской пропаганде и делигитимазации Израиля. Где их взять? Левые партии и движения уверенно стоят на анти израильских позициях и всеми силами защищают «угнетенных и обиженных»  и  «обездоленных и несчастных» палестинцев. Страдания «угнетенных и обездоленных» в других уголках земного шара привлекают куда меньше внимания. Частично это отголоски советской эпохи, когда все левые партии и движения буквально натравливались на Израиль, частично не понимание того, что Ближний Восток — не Европа и здесь действуют совершенно другие законы и иные отношения между людьми, частично — желание продемонстрировать свою демократичность за чужой счет, там, где это наиболее легко и выигрышно, частично — простое невежество, люди не знают географии и мощный Израиль представляется им большим государством, многие из них будут удивлены узнав, что в границах 67 года ширина Израиля кое-где всего лишь около 20 километров. Центристские партии, которые находятся у власти в большинстве европейских стран, занимают более умеренные и сбалансированные позиции: где-то Израиль хвалят, где-то критикуют. Но это не очень надежные союзники, ибо они живут не на Ближнем Востоке, а в Европе, но упорно стараются применять принципы западной демократии, успешно применяемые в Европе, к районам, которым эта демократия чужда. К сожалению, они довольно плохо усваивают мировой опыт: Соединенные Штаты с европейскими союзниками усиленно пытались создать демократическое государство в Ираке, получили хаотичную страну, где один теракт следует за другим. Сейчас такую же демократическую страну пытаются создать в Афганистане, но у здравомыслящих людей нет и тени сомнения, что после вывода американских войск там возобновятся внутренние распри в полном объеме. А как неуклюже ведут себя Соединенные Штаты ныне в Египте? Так что же остается? Остаются правые партии. Но они пока ещё не стали союзниками и отношение к ним в лучшем случае нейтрально-настороженное, в худшем умеренно-враждебное. Базируется всё это на укоренившейся традиции считать всех правых идеологическими наследниками нацистов, а следовательно врагами евреев и Израиля. Следует признать, что в Европе есть нео нацисты, но у них, как правило, свои крайне правые группы и организации, вот там отношение к евреям крайне негативное. «Номад88» и «Блок Идентитэр» во Франции, «Национальная Молодежь Нидерландов», «Верная Народу Внепарламентская Оппозиция» в Австрии, «Шведское Движение Сопротивления», «Национальное Социалистическое Движение» в Дании и т.д., вот здесь можно найти экстремистов и радикалов всех мастей, а  в правых партиях их немного, во всяком случае они не на виду.

Иммигранты из стран Азии и Африки со значительным процентом мусульман среди них продолжают прибывать в Европу легальным, а больше нелегальным путем. Страны их исхода – это, как правило, страны с высокой рождаемостью, вялым развитием экономики, малокомпетентными руководителями и бесконечными внутренними конфликтами. Все эти тенденции едва ли существенно изменятся в обозримом будущем, посему едва ли ослабнет желание жителей этих стран иммигрировать в страны первого мира, значительную часть из них составляют мусульмане, сегодня в Европе уже обитают десятки миллионов мусульман (в одной Франции их около пяти миллионов, чуть менее десяти процентов от населения страны) с явной тенденцией к увеличении. Не похоже, что отношения мусульман с местным населением  станут лучше, иными словами противодействие иммигрантам и в первую очередь мусульманской экспансии будет лишь расти. То-есть будут усиливаться и правые партии, находящиеся на острие этой борьбы. Надо ли евреям терять такого союзника? Евреи Европы страдают от мусульманской экспансии в первую очередь, ибо почти все мусульмане никаких теплых чувств по отношению к ним не испытывают. Увеличение мусульманского населения в Европе крайне не выгодно и Израилю, ибо мусульмане постепенно приобретают и политическую силу, вынуждая руководство политических партий прислушиваться к ним и их анти израильским тирадам. Как же складываются отношения еврейских общин и израильского руководства с правыми европейскими партиями, разумеется, с теми, кто не стоит на позициях типа венгерской и греческой партий. Многие  все ещё убеждены, что правые партии близки к нео нацистам и скрывают свои истинные взгляды, чтобы улучшить свою общественную легитимацию в борьбе с нашествием мусульман. «Это неонацистская партия…красноречивая  и талантливая…, но очень опасная. Мы знаем откуда эти люди приходят. Они симпатизируют нацистам и под их свитерами у них все ещё одеты коричневые рубашки». Это говорит Лена Познер-Кёрёши, Президент  совета еврейских общин Швеции о партии Шведские Демократы. Но есть и другая тенденция: сблизить еврейские организации и Израиль с европейскими правыми партиями.

Возможно таким мостом станут пока ещё не многочисленные евреи, которые преодолев сложившиеся стереотипы вступили в правые партии в разных странах Европы. Можно начать с Петера Зихровского, который родился в 1947 году в Вене, Австрия. Его семья многие поколения жила в этой стране, родители сумели убежать от нацистов в Великобританию и вернулись в Вену после войны, все родственники, оставшиеся в Австрии, погибли. В Вене он вырос и учился, по профессии он — химик, первоначально работал учителем в школе, затем в промышленности, в фармацевтических компаниях. На следующем этапе стал журналистом. Затем занялся политической деятельностью и в 1996 году был выбран в Европейский Парламент от Партии Свободы. Активно работал в Парламенте, был членом нескольких его комиссий и подкомиссий до 2005 года. В 2000 году занял пост генерального секретаря Партии Свободы и оставался на этом посту около трех лет. При этом он совсем не отказывался от принадлежности к еврейскому народу. Более того, среди написанных им 15 книг, пьес и сценариев есть такие книги: «Чужие в своей собственной стране: молодые евреи в Германии и Австрии сегодня» и «Рождены виновными: дети из нацистских семей». Неоднократно посещал Израиль. Инсценировка по его книгам была с успехом поставлена одним из тель-авивских театров. В 1991 году на английском языке вышла книга «Дети Аврахама»: двадцать шесть интервью с молодыми израильтянами, родители которых прибыли в страну из всех уголков мира. Разумеется, П. Зихровский подвергся суровому осуждению со стороны местной еврейской общины за своё членство и активность в правой партии. Но, думаю, что именно такие люди как П. Зихровский сыграли не последнюю роль в избавлении партии от остатков экстремизма и неонацистских взглядов. На недавних парламентских выборах в Австрии в качестве кандидата от Партии Свободы Австрии выступал Давид Лазар, ещё один еврей, член еврейской общины, сын людей переживших Холокост. 60-летний Д. Лазар, владелец небольшого магазина, в 2005 году был выбран в муниципалитет австрийской столицы, где он занимается вопросами здравоохранения. Впрочем, пока большинство членов  небольшой местной еврейской общины включая её председателя Оскара Дойтша не поддерживают Д. Лазара и относятся к нему предосудительно. Взамен Д. Лазар организовал несколько экскурсий в Израиль для членов своей партии с непременным посещением поселений на территориях. Учитывая непрекращающийся рост мусульманской общины в стране (сейчас 6,2% от населения страны, половина с австрийским гражданством, в 1981 году их был лишь 1%) очень не исключено тем не менее, что Д. Лазар – не последний представитель еврейской общины в рядах партии.

Ряд источников указывает на евоейское происхождение Кента Александера Экерота (его мать еврейка польского происхождения), одного из лидеров партии Шведские Демократы. Этот молодой политик (он родился в 1981 году) с октября 2010 года является членом Парламента Швеции — Риксдага. По профессии он – экономист, вступил в партию в 2006 году, а с 2007 года он – секретарь партии по международным делам. Он работал в шведском посольстве в Тель-Авиве, откуда был уволен в 2006 году после того, как выяснилась его партийная принадлежность. Позже увольнение было признано незаконным, а ему выплачена компенсация. Родной брат Кента и его однопартиец Тед, известный документалист и автор многочисленных видеозаписей, выложенных в Интернете, вообще считается про сионистски настроенным. И в завершение ещё один случай обнаружения еврея в рядах руководителя правой партии, хотя и случай почти анекдотичный. Речь идёт о молодом человеке по имени Чанад Сегеди (родился в 1982 году), члене партии Джоббик с собственными ультранационалистическими радикальными взглядами, на счету которого изрядное количество выпадов против цыган и евреев. В 2009 году избран от этой партии в Европейский Парламент. Далее к его изумлению выяснилось, что его мать Каталин Мольнар на самом деле Каталин Майзельс и с материнской стороны его предки чистокровные евреи. Бабушка была узницей концлагеря Освенцим, где погибла большая часть её семьи, а дедушка был мобилизован в пресловутые «трудовые отряды», использовавшимися венгерской армией для самых тяжелых и опасных работ. Таким образом, мать Ч. Сегеди оказалось еврейкой, ну и сам он тоже – еврей, по крайней мере наполовину. Чанад попытался удержать все в секрете, предлагая деньги за не разглашение, но, когда это не удалось, подал в отставку со всех постов, будучи обвиненным ещё и в попытке подкупа. Сообщается, что сейчас Ч. Сегеди заметно переменился и ведет вполне благопристойный образ жизни, соблюдая даже кое-какие еврейские религиозные законы и выразил определенное раскаяние в своих прежних речах и делах.

Трудно определить правильное направление, но, возможно, европейским евреям и Израилю надо попытаться сблизиться с европейскими правыми партиями и помочь тем сбросить с себя остатки нетерпимости и ксенофобии, а не сидеть в стороне и не считать, что евреи и Израиль нужны этим партиям, только чтобы выглядеть более респектабельно. Кстати, пару лет тому назад Израиль посетила весьма представительная делегация руководителей европейских правых партий. В числе прочих мест они посетили мемориальный комплекс «Яд Вашем», где возложили венок и записали в книге посетителей: «Мы хотим сделать это совершенно определенным, что «никогда больше» будет действительно означать никогда больше». Делегация встретила не очень теплый прием, хотя сегодня с правыми у Израиля куда более общего чем с левыми партиями, называющими Израиль «оккупантом» и «государством апартеида». Эти левые «салонные демократы» помешаны на абстрактной демократии, едва ли применимой на Ближнем Востоке.  Куда их воззрения могут привести показывает простой пример. Они (вместе, кстати, с израильскими левыми) считают, что Голанские Высоты – неотъемлимая часть Сирии и должны быть ей возвращены. Если бы Израиль внял этому, то сирийская гражданская война полыхала бы сегодня на самой границе страны, а активисты «Эль Каеды» и подобных ей организаций располагались бы в нескольких сотнях метров от поселений Верхней Галилеи со всеми вытекающими отсюда последствиями. Зато Израиль не был бы «оккупантом». Что из этих двух опций лучше, ясно любому здравомыслящему человеку.  Так что возможно не так далек от истины Кент Экерот, который сказал: «Евреи, которые борются с нами вместо борьбы со своими реальными врагами, копают собственную могилу». Может быть слишком резко, но во всяком случае сегодня правые партии требуют иного отношения к себе, чем в прошлом.

Вениамин Чернухин                                                                                                    Ноябрь 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + пять =