Загадка Колумба.

Но, видимо, бог или еще кто из Небесной Канцелярии таки не спустил на тормозах зверства европейцев по отношению к коренным американцам. По официальной версии мореплаватель Христофор Колумб скончался в своем собственном доме, когда никого вокруг не было, в полнейшей тишине и якобы при абсолютном забвении современников. А ведь, действительно, наследники не получили от адмирала почти ничего, не считая огромных по тем временам долгов. Но люди, близко знавшие Колумба, совершенно четко знали, что он за год, предшествующий смерти, распродал почти все свое имущество, а потом стал одалживать слишком большую наличность. Так же приближенным Колумба было известно, что почти все деньги — в равной степени и свою, и одолженную наличность — мореплаватель пустил на организацию пятого своего — тайного и совершенно неизвестного с исторической точки зрения — путешествия. На основании документов той поры проясняется, что он приобрел две галеры и нанял хорошую команду. Чуете… мистикой запахло? Нет-нет, все гораздо проще — существует неофициальная версия смерти мореплавателя, положившего начало небывалому по масштабам истреблению людей…

Даже тихому переростку-троечнику известно, что, путешествуя по свету, Христофор Колумб придерживался одной единственно цели — открытие Индии и иных азиатских земель. А еще троечники знают, что страну, которую мы с вами теперь называем Америкой, Колумб открыл совершенно случайно. По этой же причине местное население было названо Колумбом и его верными соратниками — индейцами. Все так, но многие историки уверены, что цели у этого мореплавателя были совсем иные. А версия, озвученная несколькими строками выше, не больше чем банальная «утка», которую «выпустил» Колумб по отношению к правительству Испании и финансистам не еврейского происхождения, выделявшим деньги на экспедицию в неизведанные земли.  Еще больше вопросов вызывают религиозные убеждения Христофора Колумба. Однако можно с полной ответственностью утверждать, что он был глубоко фанатичным евреем. Такой вердикт совсем недавно вынесли еврейские, итальянские, испанские и даже ватиканские историки. Родители Христофора — отец Доминико Колон (торговец шерстью с еврейскими корнями) и мать Сюзанна Фонтанаросса — коренная еврейка из Понтиведры — нарекли своего отпрыска именем Кристобаль. Кстати, имя «Кристобаль» происходит от слова «Христос». Семейная же фамилия Колон имеет еще более явно выраженные иудейские корни. Колон в еврейском варианте звучит — Колом, и лишь в испанском — Коломбо. Да и в метриках — в современном понимании этого слова — Кристобаль записан по национальности евреем. Эти данные не так давно обнародовали историки из Ватикана. Так что было бы глупо говорить о нееврейском происхождении человека, открывшего Америку.  Семья Колумба была жестких правил, и его еще ребенком заставляли учить наизусть религиозные иудейские тесты. В юношеском возрасте родители Христофора даже собирались отправлять его в Иерусалим. Они мечтали, чтобы их сын стал почтенным рабби.

Но произошло что-то непредвиденное, и родительским планам не суждено было сбыться. Скорее всего, осуществление родительской мечты совпало с волной повального принижения евреев. Но даже после принятия новой веры Христофор Колумб ни на шаг не отступился от своего истинного пути. И только внешне он продолжал вести себя, как и все остальные испанцы. Времена-то были тяжелые, и за любой шаг влево-вправо можно было угодить на костер. С одним из близких друзей, вместе с которым Колумб ежедневно молился, судьба сыграла злую шутку. Как-то в его доме был совершенно случайно найден запрещенный церковью религиозный иудейский текст весьма вольного содержания. Известно, что в нем описывались способы управления пантеоном демонов и тайные печати царя Соломона. Не нужно дотошно объяснять случившееся сразу после этого ужасного казуса. Естественно, суд не проявил ни капли жалости к несчастному юноше — ровно через три дня при большом скоплении зевак его сожгли на костре. Колумба же арестовали и бросили подыхать в темницу. И только по воле случая он остался в живых. Провидение и неплохой выкуп — отцу пришлось распродать все имущество и товар — таки оказали воздействие на судей — и с головы Христофора Колумба не упал ни один волос. Так вот в день и час смерти друга будущий мореход поклялся перед Богом, что даже если он положит свою жизнь на плаху Провидению, он все равно отыщет след всех пропавших колен Израилевых. На этом фоне очень четко прорисовываются истинные мотивы дальних путешествий Христофора Колумба. Да, где-то на Востоке он искал ответы на те вопросы, которые ему с момента рождения ставила судьба. Он больше всего на этом свете мечтал вернуть жизнь своему безвинно погибшему товарищу благодаря чудесным способностям, которые можно перенять только у мифических евреев.

Хотя, в полный рост будущий адмирал открыто заявлял совсем о других намерениях. Не плохая мистификация, причем, созданная самим же Колумбом. Теперь немного проясним ситуацию с четырьмя его морскими путешествиями…  Первая экспедиция Христофора Колумба — на судах «Санта-Мария», «Пинта» и «Нинья» — состоялась в тысяча четыреста девяносто втором году. Проходила она вплоть до тысяча четыреста девяносто третьего года. В составе экспедиции было девяносто человек. Корабли Колумба вышли третьего августа из порта Палоса, находящегося на Канарских островах. После отбытия с пристани суда повернули на Запад. Это произошло спустя тридцать семь дней после начала экспедиции — девятого сентября тысяча четыреста девяносто второго года. После пересечения Атлантического океана суда достигли Багамского архипелага, острова Сан-Сальвадор. А двенадцатого октября тысяча четыреста девяносто второго года Христофор Колумб отдал приказ о высадке на остров. За десять дней — с четырнадцатого по двадцать четвертое октября этого же года — экспедиция посетила еще несколько крупных и мелких островов Багамского архипелага. Северо-Восточное же побережье Кубы было открыто и обследовано экспедицией за тридцать девять дней — с двадцать восьмого октября по пятого декабря тысяча четыреста девяносто второго года. Шестого декабря экспедиционные суда уже достигли острова Гаити и почти сразу пошли дальше — вдоль северного берега будущей Испаньолы. Впервые за все путешествие, а именно в ночь с двадцать четвертого на двадцать пятого декабря тысяча четыреста девяносто второго года флагманское судно «Санта-Мария» неожиданно село на риф. К счастью команда корабля спаслась, и Колумбу пришлось продолжать руководить экспедицией уже с борта корабля «Нинья». Обследование северного гаитянского берега было закончено за тринадцать дней — с четвертого по шестнадцатое января тысяча четыреста девяносто третьего года. Экспедиция благополучно завершилась в порте Кастилья пятнадцатого марта того же года.

Кстати, начало первого письма после окончания путешествия, посланное Колумбом испанскому королю Фердинанду звучало так: «Сир! После изгнания евреев из всех ваших королевств и доминионов, в месяце январе, ваше величество, я не вижу своего дальнейшего участия в новом походе…» — очень смело! Да и само путешествие финансировалось в основном крещеным испанским евреем Луисом де Сантагелем — подумать только: на него этот магнат выделил испанской короне аж семнадцать тысяч дукатов золотом.  Вторую экспедицию в Новый Свет Христофор Колумб возглавил, уже будучи адмиралом. Проходила она с тысяча четыреста девяносто третьего по тысяча четыреста девяносто шестой год. Маршрут мореходов теперь пролегал на Северо-запад. На сей раз, в состав экспедиции входило семнадцать больших кораблей. А команда насчитывала более полутора тысяч человек. Новым открытием стали острова Гваделупа и Доминика. Впервые их заметили третьего ноября того же года. Чуть позже были открыты двадцать Антильских островов. В их числе Виргинские, Антигуа и Пуэрто-Рико. А затем корабли Колумба направились к побережью Гаити с Севера. Как уже говорилось, испанцев в первую голову интересовали драгоценные металлы. В их поисках Колумб в составе отборного отряда прошел вглубь острова Гаити — с двенадцатого по двадцать девятое марта тысяча четыреста девяносто четвертого года — и пересек хребет Кордильера-Сентраль. В период с двадцать девятого апреля по третье мая Христофор Колумб, руководя тремя кораблями, добрался до Кубы с Юго-востока и, изменив маршрут следования судов от мыса Крус строго на Восток, пятого мая того же года открыл остров Ямайка. Через десять дней суда Колумба прошли путь от мыса Крус вдоль южного кубинского берега. Там мореплавателями были открыты архипелаг Хардинес-де-ла-Рейна, остров Пинос и полуостров Сапата. С девятнадцатого августа по пятнадцатое сентября суда Колумба обследовали почти весь южный берег Гаити. В течение всего тысяча четыреста девяносто пятого года испанцы под руководством великого мореплавателя занимались исключительно отвоевыванием Гаити у аборигенов. Одиннадцатого июня тысяча четыреста девяносто шестого года экспедиция была завершена, и Колумб вторично возвратился в порт Кастилья.

Третья экспедиция Христофора Колумба проходила с тысяча четыреста девяносто восьмого по тысяча пятисотый год. На этот раз путешественники отправились в Новый Свет всего на шести судах. Во время пересечения Атлантики тремя из кораблей командовал лично Колумб. Тридцать первого июля тысяча четыреста девяносто восьмого года им был открыт остров Тринидад, а чуть позже — с южной стороны залива Парийя — устье одного из рукавов реки Ориноко и, собственно, сам полуостров Парийя. Тем самым была открыта Южная Америка. Пройдя через Карибское море, экспедиция Христофора Колумба добралась до Яванского полуострова. А затем — пятнадцатого августа того же года — и до Сан-Доминго[1]. Вскоре, а именно в тысяча пятисотом году великого мореплавателя арестовали. Судя по всему, по ложному доносу. А затем его отправили в кандалах в испанский порт Кастилья. Впрочем, заточение Колумба было недолгим. Спустя какое-то время его полностью оправдали, сняли обвинение и освободили из-под ареста.  Четвертая — по официальной версии самая последняя! — экспедиция Христофора Колумба длилась с тысяча пятьсот второго по тысяча пятьсот четвертый год. Эта экспедиция для адмирала считается, пожалуй, самой трудной. Ведь Индию, а именно она была целью Испанского правительства вкупе с денежными мешками того времени, адмиралу достичь так и не удалось, зато деньги на снаряжение и оружие он тратил более чем нещадно — так что польза от него испанским верхотуям представлялась малозначительной. Лишь с большим трудом Колумб таки добился финансирования, и, не смотря ни на что, получил правительственное разрешение на проведение четвертой по счету экспедиции к берегам почти совсем уж мифической Индии. Христофор Колумб, имея под своим началом небольшую команду и всего четыре судна, отправился на поиски западного пути в сказочную страну, о которой в те времена говорили более чем достаточно. Пятнадцатого июня тысяча пятьсот второго года экспедиция добралась до острова Мартиника, а спустя какие-то две с небольшим недели путешественники уже рассматривали с палубы Гондурасский залив. С самого начала августа по первое мая тысяча пятьсот третьего года суда достигли карибских берегов Гондураса. Тогда же Колумбом были открыты Коста-Рика, Гондурас, Панама и даже залив Ураба. Изменив прежний маршрут на северный, Колумб повел экспедицию по новому пути. А двадцать пятого июня тысяча пятьсот третьего года его корабли потерпели крушение близ ямайских островов. Помощь из Санто-Доминго мореплаватели ждали целый год. В родном порту Кастилья Христофор Колумб очутился уже седьмого ноября тысяча пятьсот четвертого года.

Из экспедиционных документов наиболее очевидно отношение Колумба ко всему, что касается иудеев. В некоторых письмах, адресованных Колумбом сыну Диего, часто встречаются фразы вроде: «Я верю, придет новый день после падения Второго Дома!». Таким образом, мореплаватель говорит о падении Иерусалима и загадочно намекает на свою веру в нахождение потерянных колен Израиля. Но это еще не все… В своих письма Колумб всегда проставлял только еврейские даты. А в верхнем углу обычно писал: «Ба эзрат ха-Шем», что в переводе на испанский, буквально: «Да поможет тебе Бог!» — так он благословлял своего сына.  Итак, имея в арсенале более-менее полную информацию о четырех путешествиях Христофора Колумба и о его предсмертных приготовлениях к пятому, допускаем, что адмирал на самом деле не скончался в своем доме, а в мае тысяча пятьсот шестого года тайно отбыл из Испании. И отправился на поиски ответа на главный вопрос своей жизни. Это допущение не безосновательно. Дело в том, что есть подтвержденные данные, согласно которым в доме Колумба было найдено не его тело, а труп неизвестного человека, лишь отдаленно напоминавшего знаменитого первопроходца. Это тело и похоронили в Кафедральном соборе[2] Севильи, на надгробной же плите высекли имя мореплавателя. Не так давно испанские антропологи исследовали останки «Колумба» — имя морехода в данном случае считаю необходимым взять в кавычки — и пришли к выводу, что в могиле покоится тело мужчины значительно моложе Колумба, который при жизни был физически слабее. Сам же адмирал считался человеком весьма крупных форм, да и, так сказать, официально умер он в возрасте шестидесяти лет от роду. Антропологи сейчас заняты расшифровкой ДНК, и недалек тот час, когда они объявят о сенсационном открытии.

Напрашивается резонный вопрос: что же произошло с настоящим Колумбом и где же на самом деле находится его могила? По одной из версий настоящий адмирал бесследно исчез в мае тысяча пятьсот шестого года, и больше никогда не появлялся на территории Испании…  И я склонен доверять ей. Правда, большое сомнение вызывает сам факт прохождения колумбовых галер через Босфор и Дарданеллы — в шестнадцатом веке эти места находились под контролем турок. Так что выход кораблей из Испании можно сразу приравнять к их выходу в открытый космос. Тем не менее, корабли адмирала все-таки прошли незамеченными. Вернее, замеченными, но для ограниченного круга лиц. В недавно переданных в библиотеку Конгресса США документах, принадлежащих турецкому султану Селиму-I, удалось отыскать довольно интересный документ, датируемый началом мая тысяча пятьсот шестого года. В нем есть запись прелюбопытного содержания, проливающая, как мне кажется, свет на вопрос о прохождении судов Колумба через Босфор и Дарданеллы. Текст цитирую в свободном переводе: «Брат Солнца и Луны, внук и наместник бога, властитель мой! Получено по пять тысяч дукатов золотом за две галеры от иудея, которого ты — о попечитель самого Бога, наша надежда и утешение! — упомянул в своем приказе, переданном мне твоим личным порученцем ровно два дня назад. Суда пропущены мною лично под покровом ночи. А видевших их ослепят уже завтра, как было указано тобою, наш великий царь над царями!».

На основании этого письма вольно невольно приходишь к выводу, что Колумб, действительно, мог оплатить прохождение своих кораблей через турецкие территории. Он ведь уже и на четвертую-то экспедицию едва наскреб денег, а мысль о пятой по-логике — просто абсурдна. Но распрощаться с ней мореплаватель не мог. Поэтому-то он и пошел на сговор с турецким султаном. Да и движущие им религиозные мотивы на самом деле были очень далеки от общепринятых в ту пору. Пройдя через Средиземное море, суда Христофора Колумба оказались в Черном, а затем и в Азовском море. Дальнейший маршрут, видимо, должен был пролегать к верховьям реки Дон. Но, так и не добравшись до цели, корабли Колумба развернулись и спустя какое-то время вновь оказались в Азовском море. Это случилось, вероятнее всего потому, что дальше нужно было перетягивать корабли волоком аж до самой Волги. Риск был слишком велик. Так же нельзя забывать и о слишком несговорчивом населении, жившем в ту пору по обеим сторонам этой великой реки. Возможно, они потребовали от Колумба несбыточного — больше золота, чем турки, а, может, и еще чего… Испания же теперь для адмирала перестала существовать — для нее Колумб умер, а воскресать он ни при каких обстоятельствах не желал. Это было выше его сил! Экспедиция вернулась в Черное море, корабли обогнули Крымский полуостров и продолжили путь, но теперь уже по реке Днепр. Ближе к осени испанцы столкнулись с очень серьезной проблемой. Нет, конечно, они могли преодолевать большие расстояния, как по воде, так и посуху, но с холодом бороться не умели. Обождать прихода весны Колумб, возможно, решил где-то в или поблизости с нынешним украинским городом Кременчугом. В одной из летописей Воеводства киевского, относящейся к тому времени, говорится о загадочных мореходах, разбивших лагерь на берегу Днепра. Привожу небольшой отрывок: «…когда увидели их, и закричали они: Кэ Фен Чу! Но не вражьми были корабли их, оружие со снаряжением, да и сами они хоть во многом и странны, однако, не враги…».

Видимо, разговор здесь идет об испанцах, так как рассказчик в дальнейшем дает подробное описание судов, на которых прибыли незнакомцы. Складывается впечатление, что рассказчик имеет в виду галеры, а не о какие-то иные корабли. Слова же «Кэ Фен Чу», которые кричали испанцы, говорят об их нежелании враждовать с местными жителями. «Кэ Фен Чу», возможно, сильно трансформированное имя демона Кэфена — покровителя вражды и смерти у иудеев. Известно, что евреи, чтобы остановить войну, часто выкрикивали имя этого демона. И очень даже вполне возможно, что название города Кременчуг произошло благодаря самому Христофору Колумбу — было бы крайне глупо исключать такую вероятность. Как только пришла весна, солнце засветило ярко и стало тепло, экспедиция незамедлительно двинулась дальше — в строну Киева. А время выдалось тогда жутко неудачное…  Москва во всю силу укрепляла свои позиции на Востоке. Прежние отношения между ней и Крымским ханством резко изменились. Ханы то и дело совершали набеги на украинские, русские, молдавские и польские земли. И были готовы действовать заодно с Литвой. В самом начале тысяча пятьсот седьмого года царь Сигизмунд обменял у своего брата князя Ивана Львовича воеводство Киевское на Новогрудейское[3]. На фоне этого военно-исторического форшмака след Христофора Колумба внезапно теряется.

Назревала большая война и прославленный мореплаватель, едва уцелевший во время перехода из Кременчуга в Киев, никого попросту не интересовал. Возможно, вся испанская команда была взята в плен, а, быть может, сразу перебита. История пока не проливает свет на события давно минувших дней. Но известно одно — настоящую могилу Христофора Колумба есть смысл искать не на Кубе, не в Доминиканской республике, и даже не в Испании, а, скорее всего, где-то между Кременчугом и Киевом. Не так давно в одной из газет проскальзывала заметка с информацией о том, что близ Черкасс из Днепра была выловлена доска, сильно поврежденная водой и временем. Но, не смотря на ветхость, на ней все еще просматривались следы от медных букв. Когда-то они составляли одно слово «E.S.P.E.R.A.N.Z.A», что в переводе с испанского, значит — надежда.

СНОСКИ:    1 Город расположен на острове Гаити (авт.)                                            2 Изначально могила Христофора Колумба находилась в испанском городе Вальядолид (авт.).                                                                                                            3 Новгородское (авт.)

Павел Гросс

*********************************************************************

Колумб — еврей!

О Колумбе сказано в дореволюционной Еврейской энциклопедии: «В заседании мадридского географического общества учёный Don Celso Garcia de la Riese в своём сообщении о жизни и деятельности К. указал на то, что Христофор Колон (Colon), а не К., как не-правильно произносят, был испанцем, а не итальянцем, причём со стороны матери происходил из евреев. На основании епископских актов в Понтеведре (пров. Галиция) установлено, что между 1428 и 1528 гг. в этом городе проживало семейство Колон, члены которого вступали в брак с членами семейства Фонтерозас, несомненно, еврейского происхождения. Мать К. называлась Сусанна Фонтерозас. Гарсия указал также на то, что в своих сочинениях К. пользовался еврейской письменностью. Судя по ранним портретам, черты К. носят еврейский тип».    Вокруг Колумба было много евреев. Кроме того, он сам считал себя потомком царя Давида.    Его фамилия, как это записано в материалах короля Фердинанда и Изабеллы, была «Колон», еврейская вариант более распространенного в Испании имени «Колом» или «Коломбо».    В его записях есть упоминания о евреях. Например, вместо «разрушения» или «падения Иерусалима» он использовал фразу «падение Второго дома» для описания разрушения II Храма, при этом применяя буквальный перевод с иврита «Байит». Колумб также упоминал еврейскую дату — 68 г. н.э., а не 70 г. н.э.

Описание своей 1-й экспедиции (1492-93) Колумб начал с упоминания об изгнании евреев из Испании (завершено 31 июля 1492), а отплытие он перенёс с 2 на 3 августа 1492, не желая, возможно, отправляться в путь 9 Ава, которое приходилось в тот год именно на 2 августа.    Исследователи подчеркивают тягу Колумба к обществу евреев и марранов (крещённых евреев, в тайне исповедующих Иудаизм).    Крещённый еврей Люис де Сантагель (ум. в 1498; канцлер Арагонский; ссудил деньги на 1-ю экспедицию Колумба), олигарх, дал короне 17 000 дукатов в кредит, дабы корабли Колумба смогли выйти в плавание вовремя, до 2 августа. Вообще покровительства императорского двора Колумб добился благодаря поддержке «новых христиан» — вышеназванного Л. де Сантанхеля и государственного канцлера Г. Санчеса (ум. в 1505).    Переводчик экспедиции Л. де Торрес, принявший христианство незадолго до отплытия, первым ступил на землю нового континента. В плавании Колумб пользовался астрономическими таблицами еврея А. Закуто и навигационным прибором его ученика еврея И. Висиньо (конец XV в.). Первое официальное письмо Колумба о его путешествии в Америку королю Фердинанду и Изабелле начиналось так: «Таким образом, после изгнания всех евреев из всех ваших королевств и доминионов, в месяце Январе, Ваше величество».    Он не умел писать по-итальянски. Он никогда и не считал себя генуэзцем, даже воевал против Генуи при мысе Св.Винсента в 1497.    Колумб писал: «Пусть называют меня как им угодно. Ведь Давид, благоразумнейший из царей, будучи простым пастухом, стал царем Израиля. А я служу тому самому Богу, который возвысил его».

Из его завещания: «…половину серебряной марки — тому еврею, что живет у ворот Лиссабонского гетто».    Некоторые испанские биографы Колумба (Гарсиа де ла Рис, С. де Мадарьяга и другие) считают, что Колумб был выходцем из семьи марранов (тайных евреев), бежавшей в конце XIV или начале XV вв. из Испании в Италию. Они основываются главным образом на обнаруженном в конце XIX в. документе, из которого можно заключить, что мать Колумба, Сусанна Фонтеросас, происходила из марранов.    В середине XX в. был найден новый документ о возможном происхождении семьи Колумба с о. Мальорка и её принадлежности к марранам.    В. Бласко Ибаньес в романе «В поисках Великого хана» (1928) пытается объяснить негативные черты Колумба еврейским происхождением, рисуя его невежественным, жадным авантюристом и узурпатором испанской национальной славы.    Сын Колумба, Фернандо (от жены из семьи марранов Энрикес) писал в биографии отца, что тот происходил из «царского дома в Иерусалиме».    Международный симпозиум «Родной язык Колумба» прошедший не давно в испанском городе Ибица (на о. Ибица), по мнению журналиста и исследователя Нито Вердеры, окончательно подтвердил версию о еврейском происхождении великого мореплавателя.    Будучи родом с Ибицы, говорит Вердера, и по происхождению евреем Колумб в труде «Пророчества», который он написал в конце жизни, закодировал некую информацию. Исследователи выявили закодированную информацию, которую мог понять только иудей. Сын Колумба смог ее понять и углубился в изучение иудаизма, не посещая синагогу, потому что католические короли никогда бы это не приняли.

Генеалогия Колумба и его герб стали другими важными темами симпозиума. Вердера сообщил, что личный герб Адмирала не был изобретен с нуля, что символика приводит исследователей к еврейской семье, проживавшей на юге Франции.    В рукописях Колумба часты ссылки на Ветхий Завет (что не типично для католической традиции тех времён). В сохранившихся фрагментах последней книги Колумба (т.н. «Книга пророчеств») имеется утверждение, что ключом к его экспедиции является стих псалма (14:7): «Кто даст с Сиона спасение Израилю!», который в глазах марранов имел особый мистически-мессианский смысл. Уникальна подпись Колумба — треугольная, очень похожая на надписи, выгравированные на многих еврейских кладбищах в Испании и Южной Франции. В верхнем левом углу своих писем сыну Диего Колумб писал буквы на иврите, означающие еврейское благословение «Ба Эзрат ха-Шем» («Да поможет тебе Господь»).    см. также http://www.sem40.ru/politics/journalist/23352/   «особенности его письма и другие лингвистические аспекты, связанные с использованием ладино — этнического еврейского диалекта, существовавшего в средневековой Испании, — наводят на мысль о том, что Колумб был иудеем».

Андрей Зелев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семь − 7 =