Евреи в царстве разбойников. Еврейские жертвы и еврейское участие.

Сначала немного статистики. В 1917 г. в Российской Империи проживало 3895000 евреев, что составляло 4,1 % ее населения. В Европейской части России проживало 3790000 евреев. Иммиграция евреев в США за 20 лет с 1.07.1897 г. по 1.01.1917 г., по официальным американским данным, составила 1123000 человек. Еврейское население жило, в основном, в южных и западных губерниях России. Поскольку землевладение евреям было запрещено, то они проживали преимущественно в местечках и городах этих губерний, составляя там от трети до половины всего населения. Это имеет значение для понимания того, что при захвате городов и местечек воюющими сторонами евреи становились естественным и предпочтительным объектом насилия и грабежей.  Революция разделила все сущее: время, территорию, взгляды, судьбы отдельных личностей, семей, народов. В обиход вошли и закрепились временные понятия: до революции, после революции.

В 1917 г. случилось то, что всегда случается при государственных переворотах: меньшинство навязало свою волю большинству. Победили агрессивные мышление и действия, победил глубочайший антигуманизм. Те, кто обладали этими качествами плюс фанатичной верой в мифический коммунизм, пошли за большевиками. Естественно, таких активистов было сравнительно немного в каждой семье, коллективе и этносе. Евреи-большевики составляли ничтожную часть русских евреев, справедливо опасающихся крупных неприятностей в виде акций возмездия со стороны окружающих народов. Акции возмездия не заставили себя ждать.  Еврейские погромы начались весной 1918 г. на Украине и в Белоруссии. Только в июле 1919 г. их было свыше 50. В одном лишь Проскурове было убито 1700 евреев. Всего в 1918-1921 гг. было разгромлено 705 еврейских местечек и городов с еврейским населением на Украине, 179 в Белоруссии, 29 в Гомельской губернии. За эти годы было вырезано, по разным данным, от 200 до 300 тысяч евреев, избито и ограблено свыше 1 млн. человек. Остались сотни тысяч еврейских сирот. Убийства сопровождались издевательствами и мучительством. Все еврейское население России оказалось заложниками своих фанатичных собратьев, последовавших за Лениным и Троцким.  Пропаганда Белой армии, Петлюры, Махно и главарей бесчисленных банд представляла всех евреев коммунистами и марксистами. «Бейте их всех, они большевики», — вещал атаман Козырь-Зырка в Овруче. «Погромы прекратятся тогда, когда евреи перестанут быть коммунистами», — заявил Винниченко, Председатель петлюровской Рады в Киеве. «Предупреждаю население, что в случае какой-либо агитации вся ответственность падет на евреев», — объявил в Белой Церкви 20.01.1920 г. полковник Пяченко. «Еврейские погромы — это наше знамя», — провозгласил петлюровский военный министр Петров. Сам Петлюра на мольбы делегации евреев ответил так: «Не ссорьте меня с моей армией!» Петлюра впоследствии заплатил за еврейские погромы своей жизнью — его застрелил еврейский мститель Шварцбард.  Генералы Белой армии не отдавали приказов об еврейских погромах, но они не владели ситуацией на местах, т. к. армия кормилась за счет местного населения, дисциплина ее быстро падала, и все решалось полевыми командирами. Погромы Белой армии по своей дикости и жестокости напоминали погромы времен Богдана Хмельницкого и Гонты в 1648 и 1768 гг.. На Украине погромщики носили форму петлюровцев, деникинцев, махновцев, либо вообще ее не носили, т. к. существовали десятки отрядов и банд, возглавляемых всевозможными «батьками».  Наибольшие зверства совершили банды Григорьева, Соколовского, Галака, Зеленого, Яцейка, Струка, Волынца, Ангела, Семенюка.

Надо сказать, что украинские мужики охотно делали набеги на местечки с еврейским населением, памятуя о том, что, во-первых, евреи распяли Христа, во-вторых, все они большевики, а, в-третьих, и самое главное, грех не пограбить их, т. к. товарообмен на нуле, и другой случай может и не представиться. В Белоруссии еврейские погромы проводили польские войска и белые отряды Савинкова и Балаховича.  Ирония трагедии евреев заключалась в том, что они очень смутно представляли, либо вообще не представляли себе, кто такие Маркс, Ленин, Троцкий. Они не выбирали их своими вождями и наставниками подобно тому, как, например, немцы признали своим единственным фюрером Гитлера. Евреи платили по счету коллективной ответственности за деяния большевиков вообще и евреев-большевиков, в частности. Не вина их, а беда заключалась в том, что они не отмежевались от людоедских акций соплеменников, участвовавших в работе ЧК. В условиях хаоса и всеобщего насилия у евреев не оказалось авторитетного органа, который бы заявил об этом. Во всяком случае, евреи заплатили сполна за «художества» большевиков.  Помимо белых погромщиков евреи стали объектом насилия со стороны Красной Армии. Здесь еще предстоит статистическая обработка данных. Уполномоченный ВЧК Зилист сообщал в ноябре 1920 г. о погромах Первой Конной армии: «Новая погромная волна прокатилась по району… Нельзя установить точное количество убитых… Отступающие части Первой Конной армии на своем пути уничтожали еврейское население, грабили и убивали. Рогачев (более 30 убитых), Барановичи (14 жертв), Романов (не установлено), Чуднов (14 жертв) — это новые страницы еврейских погромов на Украине. Все указанные места совершенно разграблены. Разгромлен также район Бердичева… Горшки и Черняхов совершенно разграблены» .  В другом сообщении Ленину в июле 1921 г. говорилось: «Бандитско-погромные события в Минской и Гомельской губерниях начинают развиваться с катастрофической быстротой и в украинском масштабе. Особо крупные погромы: в Капаткевичах 10 июня (175 жертв), Ковчицы 16 июня (84 жертвы), Козловичи (46 жертв), Любань (84 жертвы), Кройтичи, Пуховичи, пароход у Родуля (72 жертвы). Этот бандитизм, с которым не борются волисполкомы, военкоматы, особые отделы…».  Мирное и беззащитное еврейское население оказалось между двух огней: красного и белого. Белые громили евреев за то, что все они большевики, красные — за то, что все комиссары — евреи. Ленин на такие донесения реагировал вяло, отправляя их в архив, поскольку раздутый пожар — классовый, и связанный с ним антисемитский, он все равно тушить не собирался.  Справедливости ради отметим, что после первых весенних погромов 1918 г. Ленин издал декрет об антисемитизме с изложением в нем классового подхода. Следовало отличать еврейских буржуа, т. е. врагов, от еврейских рабочих, т. е. друзей. Ведущих погромную агитацию предлагалось ставить вне закона. Ленинский декрет завис в воздухе, ибо, как говорится, охота пуще неволи, да и громить евреев удобнее было без классового подхода.

Советские историки предпочитали отмалчиваться по данному щекотливому вопросу, либо упоминали еврейских сподвижников Ленина в ругательном контексте.  В интернациональной команде Ленина, провозгласившей своей целью мировую революцию, евреи занимали лидирующее положение. На последнем при жизни вождя XII съезде ВКП(б) (17-21 апреля 1923 г.) звучали здравицы в честь Ленина, Троцкого, Зиновьева и Каменева. В докладе мандатной комиссии сообщалось: «По национальностям партийный съезд делится так: в первую очередь идут русские — 60,8 %, затем евреи — 11,3 %, латыши и эстонцы — 7,1 %, украинцы — 4,7 %, грузины — 2,7 %, армяне — 2,4 %, белорусы — 1,2 %, киргизы — 1,7 %, татары — 1 % и прочие — 7,1 % «. На последующих съездах национальный состав партии не оглашался. В высшем органе партии — Политбюро, состоящем в период гражданской войны из 5-7 человек, евреи — Троцкий, Каменев и Зиновьев — занимали 2 из 5, 3 из 5, 3 из 7 мест. В ЦК партии этого периода евреи составляли 20-25 %. Лидирующий пост Председателя Реввоенсовета Республики занимал Троцкий, а Председателя Совета труда и обороны (СТО) — Каменев (до 1926 г.). Вождь ценил своих еврейских соратников за ум, энергию и готовность идти с ним до конца в его бузумной авантюре. Обычно любители этой темы ссылаются на высказывания Ленина в беседе с Горьким:                                                                     — Владимир Ильич, Вы жалеете людей?                                                                          — Это, смотря каких, умных жалею. Но только… только среди русских мало умных. Если найдешь какого-нибудь годного человека, то непременно или еврей, или с примесью еврейской крови.                                                                                        Под годностью вождь понимал нечто специфически ленинское, по-видимому, революционный дух.

Вторым человеком разбойничьего царства Ленина стал Троцкий. В записке вождя от 24 декабря 1922 г., адресованной партии, Троцкий назван «самым способным человеком в ЦК». Троцкий привел к Ленину на VI съезд РСДРП(б) в июле 1917 г. свою команду политиков: В.М. Воладарского, А.А. Иоффе, М.С. Урицкого, К.К. Юренева, А.В. Луначарского, Д.З. Мануильского. Троцкий, как и Ленин, считал, что «устрашение есть могущественное средство политики, и международной, и внутренней. Война, как и революция, основана на устрашении. Победоносная война истребляет, по общему правилу, лишь незначительную часть побежденной армии, устрашая остальных, сламывая их волю» . Здесь они были единомышленниками и дополняли друг друга.  Предоставив вождю дорабатывать в уютном кремлевском кабинете «теорию устрашения», Троцкий взял на себя всю организационно-практическую сторону революции. Его вулканическая энергия, бесстрашие, жестокость и ораторский дар приносили победу Красной Армии в самых сложных и невыгодных ситуациях. Как и Ленин, Троцкий был фигурой, «созданной для эпохи крови и железа». Его авторитет в солдатской массе, по меньшей мере, был равен авторитету Ленина. Сам Троцкий писал о себе в дневнике 25.03.1935 г. так: «Если бы в Петербурге не было Ленина и меня, не было бы и Октябрьской революции». По окончании гражданской войны Троцкий постепенно лишился своего влияния. В борьбе за власть он оказался менее изощренным интриганом, чем тройка объединившихся против него сподвижников вождя в составе Сталина, Каменева и Зиновьева.  Зиновьев был диктатором Петрограда-Ленинграда. Непосредственно ему подчинялся кровавый шеф питерской ЧК Урицкий, сменивший на этом посту Козловского М.Ю. Ничтожество и проходимец, невежда и болтун, Урицкий, попав в ЧК, потерял голову и превратился в совершенного негодяя. Он практически бесконтрольно распоряжался жизнью и свободой нескольких миллионов людей, отнесенных к Северной коммуне. Психологический портрет «далеко не самого худшего из чекистов» дан в повести М. Алданова «Убийство Урицкого». За кровавые «художества», которые вообще-то предписывал ему делать Зиновьев, фанатик-еврей Урицкий был застрелен 31 августа 1918 г. в особняке ЧК на Дворцовой площади Л.А. Каннегисером, эсером и тоже евреем. На допросе Каннегисер показал, что убил Урицкого не по решению своей партии, а по собственному убеждению, желая отомстить за расстрелы знакомых русских офицеров и своего друга Перельцвейга.

Днем ранее, 30 августа, на заводе Михельсона в Москве был ранен Ленин. Вину за покушение взяла на себя Каплан Ф.Е., еврейка, член партии эсеров, заявившая: «Стреляла я в Ленина потому, что считаю его предателем революции и дальнейшее его существование подрывало веру в социализм. В чем это подрывание веры заключается, объяснять не хочу…». В деле Каплан много ошибок и несуразностей, главное — то, что покушавшаяся была полуслепой женщиной, физически неспособной попасть в мишень. Возможно, она была подставной фигурой, смертницей в политической игре «эпохи крови и железа». После короткого следствия, удовлетворившегося признанием Каплан, она была расстреляна 3 сентября 1918 г. комендантом Кремля Мальковым П.Д.  Наивные эсеры Каннегисер и Каплан полагали, что индивидуальным террором можно остановить «победное шествие социализма». В ответ большевики объявили массовый «красный террор». Решение о нем было принято 5 сентября 1918 г. на заседании Совнаркома под председательством Свердлова Я.М. и по докладу шефа ВЧК Дзержинского Ф.Э. На заседании присутствовало 42 человека, в том числе 9 евреев, включая Свердлова. Постановление Совнаркома предусматривало создание концлагерей для классовых врагов и расстрел всех лиц, «прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Постановление подписали неевреи: нарком юстиции Курский Д.И., нарком внудел Петровский Г.И., управделами СНК Бонч-Бруевич В.Д. Массовый террор, применявшийся большевиками и ранее, с 5 сентября 1918 г. становится юридической нормой карательной системы Советского государства. На следующий день после убийства Урицкого в Петрограде было расстреляно 500 офицеров, «прикосновенных» якобы к тому, за что полагался расстрел.  В правление Ленина евреи занимали многие важные посты в структурах партии и государства. Но в высшем эшелоне власти их было четверо: Троцкий (Бронштейн) Л.Д., Каменев (Розенфельд) Л.Б., Зиновьев (Радомысльский) Г.Е., Свердлов Я.М. Каждый их них совмещал ряд партийных и государственных постов, циркулируя, как водится, из одного кресла в другое. Председатель ВЦИКа Свердлов Я.М. умер в 1919 г. и был заменен на этом посту Калининым М.И. Оставшаяся троица работала в интернациональной команде, где интересы и амбиции каждого при жизни вождя были хорошо уравновешены.

Второй эшелон власти — наркоматы и многочисленные комиссии — в большей степени соответствовал национальному представительству делегатов XII съезда. Здесь соотношение русских к евреям было приблизительно 6:1. Единственный при Ленине нарком-еврей, устойчиво возглавлявший при общей министерской чехарде наркомат просвещения, — это Луначарский А.В. Наркомат внутренних дел последовательно возглавляли Рыков, Петровский, Дзержинский; наркомат иностранных дел — Троцкий, Чичерин (1918-1930 гг.); ВЧК-ГПУ-ОГПУ — Дзержинский, «человек с золотым сердцем», по выражению Луначарского. Дзержинский Ф.Э. имел трех зловещих замов — Менжинского В.Р., Уншлихта И.С. и Петерса Я.Х. Еврей Ягода Г.Г. в ленинские времена был еще скромным членом коллегии наркомата внешней торговли. Его выдвинет на пост заместителя председателя ОГПУ Сталин в 1924 г.  После смерти Дзержинского в 1926 г. ОГПУ возглавил Менжинский. Будучи сотрудником ВЧК, Менжинский «делал деньги», выколачивая их в застенках из буржуазии и переправляя затем в наркомат финансов, главой которого он одновременно являлся в 1918 г. Наркомат финансов последовательно возглавляли Скворцов (Степанов), Менжинский, Крестинский; ВСНХ — Осинский, Рыков, Дзержинский. Под этими гигантами революции мостились евреи в качестве заместителей наркомов — Альский А.О. (финансы), Литвинов М.М., Карахан Л.М. (иностранные дела), Склянский Э.М. (военно-морские дела).  Гражданская война выдвинула много талантливых военачальников — Тухачевского М.Н., Фрунзе М.В., Блюхера В.К., Егорова А.И., Буденного С.М., Ворошилова К.Е., ставших впоследствии первыми маршалами Красной Армии, Уборевича И.П., Эйдемана Р.П., Якира И. Э., Путне В.К., Корка А.И., Штерна Г.М. и др. Большинство из них, в том числе евреи Якир И.Э. и Штерн Г.М., погибнут в сталинских чистках.

Слух об их участии в арестах и расстрелах мгновенно распространялся, порождая волну ответного антисемитизма.  Об этом писал патриот России еврейский публицист Бикерман И.М., обращаясь к русским евреям с горькими и жестокими словами, более жестокими, чем все слова, сказанные антисемитами:  «…жизнь на протяжении двух материков мнется, гнется, ломается с невозмутимым спокойствием и будничной простотой, точно порошок в ступе готовят. И вот около этой дьявольской лаборатории, тут — наш грех, великий грех русского еврейства.  Нечего и оговаривать, что не все большевики — евреи и не все евреи — большевики, но не приходится теперь также долго доказывать непомерное и непомерно рьяное участие евреев в истязании полуживой России большевиками. Обстоятельно, наоборот, нужно выяснить, как это участие евреев в губительном деле должно отразиться в сознании русского народа. Русский человек никогда прежде не видел еврея у власти; он не видел его ни губернатором, ни городовым, ни даже почтовым чиновником. Бывали и тогда, конечно, и лучшие, и худшие времена, но русские люди жили, работали и распоряжались плодами своих трудов, русский народ рос и богател, имя русское было велико и грозно.  Теперь еврей — во всех углах и на всех ступенях власти. Русский человек видит его и во главе первопрестольной Москвы, и во главе Невской столицы, и во главе Красной Армии, совершеннейшего механизма самоистребления. Он видит, что проспект св. Владимира носит теперь славное имя Нахимсона, исторический Литейный проспект переименован в проспект Володарского, а Павловск в Слуцк. Русский человек видит теперь еврея и судьей, и палачом; он встречает на каждом шагу евреев не коммунистов, а таких же обездоленных, как он сам, но все же распоряжающихся, делающих дело советской власти: она ведь всюду, от нее и уйти некуда. А власть эта такова, что, поднимись она из последних глубин ада, она не могла бы быть ни более злобной, ни более бесстыдной. Неудивительно, что русский человек, сравнивая прошлое с настоящим, утверждается в мысли, что нынешняя власть еврейская и что потому именно она такая осатанелая. Что она для евреев и существует, что она делает еврейское дело, в этом укрепляет его сама власть…  Еврей вооружал и беспримерной жестокостью удерживал вместе красные полки, огнем и мечом защищавшие «завоевания революции»; по приказу этого же еврея тысячи русских людей, старики, женщины бросались в тюрьмы, чтобы залогом их жизни заставить русских офицеров стрелять в своих братьев и отдавать честь и жизнь свою за злейших своих врагов. Одним росчерком пера другой еврей истребил целый род, предав казни всех находившихся на месте, в Петрограде, представителей дома Романовых, отнюдь не различая даже причастных к политике и к ней непричастных…». Восстановим детали этого злодейства.

Александр Кац

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 11 =