Геноцид армян и евреи.

Одна из самых трудных, острых и болезненных тем – признание государством Израиль массовых убийств властями Оттоманской Империи живших на ее территории граждан армянского происхождения  в годы  Первой Мировой войны как геноцид. Евреи, основное и титульное население государства Израиль сами пережили геноцид в годы Второй Мировой войны и вроде бы должны быть безоговорочно солидарны с армянами. Но как очень часто бывает моральные соображения  должны быть состыкованы с соображениями прагматическими, в данном случае политическими. У государства Израиль не так уж много друзей, особенно в том районе, где страна находится, а Турция достаточно долгое время была, по крайней мере, много дружественней остальных соседей. Да и сегодня, хотя Турция и не проводит особо дружественную политику по отношению к Израилю, но нельзя отрицать, что это одна из доминирующих стран на Ближнем Востоке и вести себя с ней небольшому Израилю надо осторожно. Современная Турция – правопреемница Оттоманской Империи убийств не отрицает, но утверждает, что это были потери военного времени, которые никак не могут быть классифицированы как сознательный геноцид другого народа. Пока Израиль не признал действия Турции по отношению к армянам как геноцид, за это страна и ее руководство часто подвергаются критике. Да и внутри страны постоянно звучат голоса, требующие такого признания. Проблема в том, что многие из людей, выступающих со своим мнением по данному вопросу, не очень хорошо знают, а многие просто не знают всех обстоятельств и событий, имевших место около ста лет тому назад. Посему прежде всего немного истории.

Когда говорят о Первой Мировой войне, то почти всегда речь идет о военном противоборстве двух блоков стран на территории Европы. Меж тем война, которая началась 28 июля 1914 года и завершилась 11 ноября 1918 года, имела место не только в Европе. Германии и Австро-Венгрии удалось привлечь на свою сторону и Оттоманскую Империю, а это была в значительной степени  азиатская страна. Некогда могущественная эта Империя  накануне войны  находилась в достаточно плачевном состоянии. В 1908 году группа молодых офицеров, известная как «младотурки», захватила власть в стране, низложила султана Абдул-Хамида Второго и возвела на престол султана Мехмеда Пятого. Войны, которые страна вела в тот период (Итало-Турецкая или Триполитанская война 1911-12 годов, Первая Балканская война 1912-13 годов),  оказались неудачными, значительные территории были потеряны, экономика функционировала плохо, народ устал и был деморализован. Страна нуждалась в реформах, «младотурки» их проводили, но времени почти не было: мир шел к большой войне и было очевидно, что и Оттоманской Империи вряд ли удастся остаться вне конфликта. Из-за того, что арсеналы были пусты и финансовые резервы  истощены Империя  была вынуждена  искать тесный союз с одной из воюющих сторон, чтобы  получить от нее помощь на ведение войны. Великобритания не высказала никакой заинтересованности, Франция полагалась на Россию, своего ближайшего союзника. У России был интерес, проливы ее всегда интересовали, но турки смотрели на эту страну как на своего извечного врага, с которым уже имел место целый ряд войн. Правитель Оттоманской Империи султан Мехмед Пятый вообще не жаждал видеть страну в одном из воюющих лагерей, но его советники приняли решение сблизиться с Германией. Правители Германии также продемонстрировали заинтересованность. Именно Германия поддерживала и во многом финансировала реформы «младотурок», именно Германия играла важную роль в реорганизации и перевооружении турецкой армии, поэтому достаточно естественно Оттоманская Империя оказалась в роли военного союзника Германии.

Второго августа 1914 года был заключен секретный договор между двумя Империями: Германской и Оттоманской, согласно которому эти страны становились военными союзниками. Пятого августа к этому договору присоединилась Австро-Венгерская Империя, союзник Германии. Влияние и военное присутствие Германии стало расти, к тому же на начальном этапе войны армии Германии и Австро-Венгрии добились заметных успехов, что подогревало желание вступить в войну. 27-го октября того же года корабли под флагом Оттоманской Империи (на самом деле это были два больших германских корабля  и несколько турецких) подвергли  бомбардировке российские морские базы в Одессе, Севастополе и Феодосии  и потопили несколько суден там находившихся. Страна вступила в войну несмотря на несогласие султана Мехмеда Пятого, который отказался подписать соглашение с Германией. 31 октября Оттоманская Империя официально объявила войну Российской Империи, второго ноября Российская Империя ответила также объявлением войны. Пятого ноября вступили в войну против Оттоманской Империи основные союзники России Франция и Великобритания. Власть в самой Оттоманской Империи  фактически перешла в руки триумвирата, составленного из Исмаила Энвер-паши, военного министра, Мехмета Талат-паши, министра внутренних дел, оба они с самого начала ориентировались на Германию, и Ахмеда Джемаль-паши, министра флота, который первоначально искал союз с Францией, но успеха не добился и примкнул к фракции, ориентированной на Германию. Целями армии Оттоманской Империи стали прежде всего район Кавказа, принадлежавший Российской Империи, но заселенный народами, многие из которых были родственны туркам и который некогда был под их властью и влиянием, и Суэцкий канал – ключевой пункт, через который шли связи Великобритании с важнейшей из своих колоний – Индией. Бои, однако, имели место и в Мессопотамии, где британские войска действуя весьма успешно и используя часть местных племен сумели захватить главный город Ирака Багдад. Суэцкий канал также удалось защитить, войска Оттоманской Империи не смогли занять Египет, после нескольких поражений они отступили на Синайский полуостров и далее на территорию тогдашней Палестины. Еще одним местом сражения стал полуостров Галлиполи, который находится на северной стороне пролива  Дарданеллы, который соединяет Средиземное и Черное моря. Против турецких укреплений была предпринята атака с моря с последующей высадкой войск. Падение Дарданелл означало возможную сдачу крупнейшего турецкого города Константинополя, расположенного чуть севернее. Начались затяжные бои, турки упорно защищались и франко-британским войскам не удалось развить успех. Бои продолжались с апреля 1915 года и по январь 1916 года, шли с тяжелыми потерями для обеих сторон, но полуостров остался в турецких руках.

Как указывалось выше для Оттоманской Империи война на Кавказе с возвращением утерянных в предыдущих войнах территорий была основным направлением. Для России ситуация была иной: здесь в качестве основного рассматривался Европейский фронт, а Кавказский почитался второстепенным. Тем не менее город Карс, который полагался целью возможного наступление армии Оттоманской Империи, считался важным стратегическим центром в Закавказье, а обладание им необходимым для дальнейшего усиления российского влияния в восточной части Малой Азии. (Вторым важным центром, к отвоеванию которого стремилась Оттоманская Империя был портовый город Батум в Грузии). Карс перешел из Оттоманской в Российскую Империю после русско-турецкой войны 1877-78 годов и стал центром одноименной провинции и наиболее юго западным городом Закавказской части Российской Империи. После смены властей в городе изменилось и его население: мусульмане в массе своей покинули город, а туда переехали армяне и так называемые понтийские (или кавказские) греки, армяне составили около половины городского населения. Надо отметить, что местное население, в основном христианское, было всецело на стороне российской армии в противостоянии соседям мусульманам. В частях российской армии на Кавказском фронте было много местных уроженцев, особенно армян, причем часть из них в офицерских званиях, иногда достаточно высоких. План наступления на Карс был поддержан германскими советниками в армии Оттоманской Империи. Германия была весьма заинтересована в том, чтобы Россия была вынуждена снять часть своих воинских частей, действовавших против германской и австро-венгерской армий и отправить их воевать на Кавказ. В наступление на Кавказском фронте была послана Третья армия Оттоманской империи. Первоначально эта армия была размещена на Балканском полуострове и многие ее офицеры приняли участие в движении «младотурок» в 1908 году, в частности Энвер-паша, тогда бывший офицером в этой армии, а ныне военный министр. В 1911 году армию перевели в северо восточную часть Малой Азии, неподалеку от границы с Российской Империей. В качестве начальной стратегической задачи Третья армия должна была занять Карс, Батум и еще несколько небольших населенных пунктов таких как Артвин, Ардаган и т.д. Затем предполагалось развить этот успех наступлением на Тбилиси с одновременной организацией восстания среди мусульман Северного Кавказа и Закавказья. Еще одной целью, на выполнении которой особо настаивали германские советники, было отрезать источники нефти на берегах Каспийского моря  от потребителей в глубине России, что поставило бы Российскую Империю в весьма затруднительное положение и нанесло бы сильный удар по ее экономике.

Военные действия на Кавказском фронте открыла, однако, армия Российской Империи.  Второго ноября 1914 года, прямо в день объявления войны, части Первого армейского кавказского корпуса под командованием генерала Георгия Бергмана пересекли границу и начали продвигаться в направлении небольшого городка Кёприкёй, вдоль дороги, ведущей из Карса в Эрзерум, крупнейший турецкий город в этой части страны, где располагался в мирное время штаб Третьей армии. Контрнаступление Третьей армии оказалось удачным, она стала угрожать российским войскам с обоих флангов. Избежать окружения удалось лишь с помощью подкреплений, но  пришлось отступить. 16 ноября российские войска вернулись на исходные позиции, потеряв около 40 000 человек (около 40% своей боевой силы), Третья армия потеряла лишь 14 000 человек (в ее рядах к началу войны было чуть менее 120 000 бойцов). Вдохновленный этим успехом военный министр Оттоманской Империи Энвер-паша и отдал приказ о наступлении в декабре 1914 года. Наступающая армия должна была через небольшой приграничный городок Сарикамыш двинуться в направлении Карса, попутно взяв в клещи российские войска, защищавшие Сарикамыш. Местность в этой части страны гористая и зимы в горах достаточно суровые, для ведения войны в подобных условиях Третья армия была оснащена весьма плохо. Это лучше понимали  командующий Третьей армией Иззет-паша и его офицеры, которые настаивали на оборонительной тактике. Честолюбивый Энвер-паша сместил командующего и в середине декабре сам стал действующим командиром этой армии, прибыв в Эрзерум. Наступательные планы были поддержаны и германскими военными советниками генералом фон Шеллендорфом и полковником фон Фельдманом. Линия фронта растянулась более чем на тысячу километров от Черного моря до озера Ван. Военные действия проходили в высокогорной местности, на высоте полутора-двух тысяч метров. Дороги с турецкой стороны были в весьма плохом состоянии, что затрудняло маневрирование войск, а иногда делало почти невозможным перемещение тяжелой артиллерии. Русскому командованию было заметно легче, ибо там и дороги были лучше и была даже железная дорога через Карс до самого пограничного Сарикамыша. Многие турецкие части не имели теплой зимней одежды и питание было однообразным и скудным. Энвер-паша, однако, не обращал особого внимания на все эти факторы в своих планах.

Ситуация была больше в пользу российских войск, располагавших много лучше экипированной стотысячной армией. Но здесь  внесло свои коррективы одно непридвиденное обстоятельство: российская армия потерпела в это время ряд поражений на Европейском театре военных действий (сражения у Танненберга и у Мазурских Озер) и было принято решение перебросить некоторые подразделения с Кавказа в Восточную Европу. В распоряжении командующего российскими частями осталось лишь около 65 000 человек  и тогда наместник  Императора Николая Второго на Кавказе князь Илларион Воронцов-Дашков  решил, чтобы восполнить недостаток в живой силе, реализовать возникшую у него еще ранее идею и  создать добровольческие армянские части. Местные армянские лидеры, с которыми он советовался, поддержали его. Разумеется, речь шла не только о  подданных Российской Империи, ибо те и так уже в массе своей были мобилизованы в армию. Речь шла и о людях, которые были подданными других стран  или по каким-то причинам получили освобождение от военной службы в российской армии. Преимущественно это были армяне, но также грузины и понтийские греки, всегда готовые драться под российским флагом против мусульман. Понятно, что какая-то часть людей в этих добровольческих частях были и подданные Оттоманской Империи, намеренные освободить свои земли он власти мусульман. Было сформировано четыре батальона и подразделение «Арарат», все батальонные командиры были армяне. Формально все эти части подчинялись князю И. Воронцову-Дашкову, практически пехотному генералу Александру Мышлаевскому, который командовал войсками фронта, и его начальнику штаба генералу Николаю Юденичу, в будущем одному из руководителей Белой Армии, стоявшему во главе частей едва не захвативших Петроград в 1919 году.

План турецкой военной компании был  детально разработан и в случае выполнения обеспечивал победу турецкому оружию. Атакуя российские части в лоб и с двух флангов надлежало ударом слева перерезать железную дорогу на Карс севернее Сарикамыша и далее, окружив российские части, уничтожить их. Есть, однако, весьма актуальное выражение: «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Именно эти «овраги»: бездорожье в условиях гористой местности, холодная зимняя погода со снегопадами, отсутствие теплого обмундирования и т. д. и сыграли решающую роль. В конце декабря, когда развернулось наступление  Третьей армии, несколько раз имели место тяжелые снегопады с холодными ветрами. Масса турецких солдат погибла от переохлаждения, а уцелевшие оказались часто не боеспособны, солдаты были истощены, голодны и многие обморожены. Большинство графиков передвижения войсковых частей оказались практически не выполненными, ибо части не успевали преодолеть расстояние в положенный срок, а взаимодействие между частями оказалось разлаженным. Часть вооружения была брошена или вышла из строя. Российские боевые части были в гораздо лучшем состоянии и командование сохранило полный контроль над ними. 29-го декабря турецкие части начали атаковать Сарикамыш. Атака была отбита с заметными потерями для турецких войск. Далее российские войска взяли инициативу в свои руки и сами начали обходить турецкие силы с флангов. Тем не менее Энвер-паша не отказался от планов взятия Сарикамыша и продолжил атаку. Его не остановил даже густой снегопад, который заметно мешал атакующим. Российские войска выглядили свежее, у них активно действовала артиллерия, существенно увеличивавшая потери турецких войск. Старшие командиры доложили, что войска измотаны в боях, но тем не менее Энвер-паша упорствовал и отдал приказ о продолжении наступления любой ценой. Российские войска, однако,  продолжали удерживать Сарикамыш, при этом начали  сжимать кольцо с флангов. Несколько дивизий оказались разбитыми и многие турецкие солдаты и офицеры попали в плен. Стало ясно, что наступление выдохлось, шестого января  под огнем оказался штаб  Третьей армии и седьмого января 1915 года был отдан приказ о всеобщем отходе. Тут дополнительно выяснилось, что морской транспорт, посланный из Константинополя с подкреплением и аммуницией для Третьей армии, был перехвачен российским флотом у порта Трабзон и частью разгромлен, а частью был вынужден вернуться обратно в Константинополь. Стал очевиден полный провал военной операции. К семнадцатому января остатки турецких атакующих сил были собраны неподалеку от Сарикамыша и было объявлено о конце военной операции.  Три недели непосредственного военного противостояния завершились полным поражением турецких войск. Уцелевшие остатки  Третьей Армии отступили в Эрзерум, ситуация была такова, что российская армия могла взять и эту крепость, но не стала это делать. Военный министр Энвер-паша сдал командование армией и более непосредственно не принимал участие в военных операциях.

Итоги этой военной операции оказались самыми плачевными для  Третьей армии. Гигантские потери от военных действий были заметно увеличены вспыхнувшей эпидемией тифа. Всего пострадал в той или иной форме (был убит, ранен, отморожен, болен)  практически каждый второй военнослужащий  Третьей армии, то-есть около 60 000 человек, из них 7 000 человек оказались в плену. Потери российских войск были вдвое меньше, около 30 000 человек. Совершенно очевидно, что предпринятая военная кампания оказалась неподготовленной, а потому провальной и главный виновник этого провала – военный министр и временный командующий  Третьей армией Энвер-паша. Он не позаботился о наличии достаточных резервов, которые могли сменить измотанные в боях части, он не учел трудных зимних условий, в которых  оказались армейские части, его анализ ситуаций носил больше теоретический характер и не принимал во внимание реальные трудности, взаимопонимание между отдельными группами войск было слабым, часто командиры действовали на свой страх и риск. Турецкие солдаты не бежали с поля боя и не впадали в панику, но  были не в состоянии выиграть сражение из-за ошибок командования.  Значительный вклад в победу российской армии внесли добровольческие армянские части. Большое количество бойцов, воевавших в их составе, были местными уроженцами, привычными к здешним климатическим условиям, превосходно знавшими местность, где проходили боевые действия и, главное, полные решимости освободить родные края от власти мусульман. Действия этих подразделений часто носили полупартизанский характер: они устраивали засады, проводили разведывательные операции, мешали продвижению турецких регулярных частей и выполнению ими боевых заданий. Они препятствовали нормальному снабжению боевых частей продовольствием, теплой одеждой, аммуницией, что заметно понижало боеспособность турецких частей и увеличивало потери. Но они принимали участие и в серьезных боях. Отношения между мусульманскими властями и христианским, преимущественно армянским, населением в Оттоманской Империи всегда были напряженными и армяне постоянно страдали и гибли от рук мусульманских властей. Достаточно указать на армянские погромы, имевшие место в середине девяностых годов девятнадцатого века во времена султана Абдул-Хамида Второго, когда количество погибших мирных армянских жителей исчислялось десятками тысяч. В 1909 году имел место армянский погром в городе Адана, где жила большая армянская община, и опять жертвы исчислялись тысячами. Хотя волнения, имевшие место в городе были направлены против новых порядков, введенных «младотурками», но никто не отказал себе в удовольствии погромить мирное армянское население. Особо напряженными были отношения на северо-востоке страны, где проходили вышеописанные боевые действия. Армяне проживали там компактно, но там жило и большое количество беженцев черкесов, чеченцев и турок, вынужденных покинуть Кавказ после его жестокого покорения российской армией и Балканские страны после потери Турцией почти всех тамошних владений в результате Первой Балканской войны. Естественно, что большинство беженцев находилось в худшей экономической ситуации, чем издавна жившие там армяне. Ну, а отношение бедных к богатым особых комментариев не требует.

Практически в то же время, в декабре 1914 года армия Оттоманской Империи с германской поддержкой и с германскими советниками вторглась в Персию (Иран), чтобы перезать доступ к источникам нефти в районе Баку, который в те годы был одним из крупнейших нефтедобывающих районов. Турецким войскам помогали подразделения, сформированные из азербайджанцев, курдов и людей из местных иранских племен. Российские и британские войска, защищавщие линии снабжения нефтью, поддерживали боевые подразделения, сформированные из армян и христиан-ассирийцев. То-есть и здесь турки и армяне оказались по разные стороны от линии фронта.

Мечтой властей Оттоманской Империи, как уже указывалось, было возвращение Кавказа под их власть. Что они собирались сделать организовав народное восстание против царской власти. Но успеха восстание могло добиться лишь в том случае, если ему не будут враждебны армяне, из-за их численности и географического положения армянских территорий. Более того, мечтой властей Оттоманской Империи было побудить российских армян участвовать в антироссийском восстании, но эта идея армянами была сразу отвергнута. Пытаясь нейтрализовать  армянское население,  чтобы оно, по крайней мере, не выступило на российской стороне,  власти Оттоманской Империи обещали им автономию. Но и власти Российской Империи были заинтересованы в армянах и тоже обещали автономию, причем как тем территориям, что уже находятся в составе Российской Империи, так и населенным армянами частям Оттоманской Империи. Армяне предпочли Россию, страна христианская, к тому же Франция и Великобритания на ее стороне. Власти Османской Империи не приложили достаточных усилий и достаточной настойчивости, чтобы перетянуть армян на свою сторону.  Власти Российской Империи действовали гораздо успешней и обещания благополучного будущего были даны армянам самим Императором Николаем  Вторым, посетившим Кавказский фронт в самом конце декабря 1914 года.

Вернувшись в Константинополь Энвер-паша занялся поисками причин жестокого поражения своей армии под Сарикамышем. И нашел он их не в своих собственных ошибках и просчетах, а в местных армянах, которые помогли российской армии одолеть турецкие войска. Заодно подобные же обвинения прозвучали и против понтийских греков, просто их было заметно меньше и вели они себя не столь активно. Тут же были приняты первые меры. В конце февраля вышло постановление, по которому надлежало из всех войсковых соединений удалить служивших там армян и демобилизовать их, переместив их в так называемые «трудовые батальоны», членам которых не полагалось иметь оружие. Объяснялось это необходимостью предотвратить возможные измены и сотрудничество с российской армией.  На самом деле предполагалось расправиться над всеми армянскими членами этих батальонов, что и начало без промедления  выполняться. Началась ожесточенная анти армянская пропаганда, утверждалось, что армяне действуют заодно с врагами страны, что они могут поднять восстание и уничтожить турецких лидеров и так далее и тому подобное. Следующий кульминационный момент случился в апреле 1915 года. Губернатор турецкой провинции Ван Чевдет-бей  (попутно заметим, что он был родственник Энвера-паши, женатый на его сестре)  потребовал от жителей города, значительная часть которых были армяне, предоставить в его распоряжение 4 000 человек, которые далее пойдут в армию. Однако армянское население города истолковало этот приказ как намерение изъять из города всех мужчин-армян способных оказать сопротивление, а далее организовать расправу. Попутно были организованы массовые обыски в близлежащих деревнях якобы для поисков спрятанного оружия, на самом деле подготовка к готовящейся расправе. Многие армянские жители этих деревень бросив все имущество бежали в город, спасаясь от возможных расправ. Армянские жители Вана выразили готовность на пока прислать 500 человек и за отсрочку уплатить деньги. Чевдет-бей обвинил армян в восстании против властей, которое он пригрозил жестоко подавить. Армяне решили защищаться и, несмотря на то, что в их распоряжении было очень небольшое количество оружия, сумели продержаться, пока не явились российские войсковые части под командованием генерала Н. Юденича и не выручили их. Под командованием Н. Юденича сражались и армянские батальоны, о которых говорилось выше. Всего около 20 000 добровольцев, из которых около 500 погибло в боях и более 1200 было раненных и пропавших.

Известия о событиях и жертвах среди армянского населения города Ван и другого города, где также имело место насилие над армянским населением, города Алеппо (ныне в Сирии) достигли посла Соединенных Штатов (в то время еще нейтральной державы в войне, Соединенные Штаты вступили в войну на стороне держав Антанты лишь в апреле 1917 года) в Оттоманской Империи.  Этим послом был выходец из эмигрировавшей из Германии в Соединенные Штаты еврейской семьи, адвокат и бизнесмен, сотрудник Президента Соединенных Штатов Вудро Вильсона Генри Моргентау – старший (более известен его сын Генри Моргентау – младший, занимавший высокие посты в администрации Президента Франклина Рузвельта). Г. Моргентау – старший стал послом в 1913 году.  Во время войны американское посольство в Константинополе оказалось чуть ли не единственным местом, в котором собиралась информация о преследованиях армян в Оттоманской Империи. При этом Г. Моргентау не остался равнодушным: он сделал представление своему правительству о событиях в стране и потребовал вмешаться. Но власти Соединенных Штатов, заинтересованные сохранять нейтралитет, не приложили больших усилий в спасении армян. Несмотря на энергичные усилия Г. Моргентау, который также неоднократно встречался с высокопоставленными чиновниками администрации Оттоманской Империи, требуя от них изменить свою политику, но и здесь его демарши и протесты оставались по большей части без внимания. Усилия Г. Моргентау помочь преследуемым армянам носили самый разнообразный характер. Будучи личным другом издателя популярной в Соединенных Штатах газеты «Нью-Йорк Таймс» Адольфа Окса он постоянно держал события в Оттоманской Империи на виду у публики. В 1916 году он покинул пост посла, но не оставил своих усилий помочь армянам в Оттоманской Империи, издав в 1918 году книгу под названием «История посла Моргентау», немалая часть которой посвящена преследованиям армян. Во многих из своих речей он также затрагивал эту проблему.

Меж тем преследование армян лишь наращивало темпы. В ночь с 23-го на 24-е апреля были задержаны 250 армянских интеллектуалов и общинных лидеров в Константинополе и других городах Оттоманской Империи. В дальнейшем большинство из них было уничтожено.  В мае того же 1915 года министр внутренних дел Талат-паша потребовал депортации армянских жителей страны под предлогом «армянских восстаний и убийств» якобы имевших место в разных частях страны. В частности имелись ввиду события в городе Ван. Проживание армян в прифронтовой полосе создает, по его мнению, опасность для турецких войск. Однако, очень скоро депортация коснулась и армянского населения, жившего в глубине страны, далеко от линии фронта. Хотя руководитель компании депортации Талат-паша пользовался в подписанных им документами достаточно дипломатическими терминами, но суть его инструкций подчиненным указывала, что речь идет не столько о депортации, сколько об уничтожении. В самом конце мая был принят закон, дающий правительству страны и военным властям право депортировать группы жителей в интересах национальной безопасности. Любопытно, что закон поддержали все политические партии турецкого Парламента. Формально закон был временным и причиной его принятия явилась сложная военная ситуация. Практически единичные депортация и убийства армян начались еще в марте, но после принятия закона по всей стране началась массовая компания по депортации мирных армянских жителей, сопровождаемая повсеместно убийствами и захватом имущества депортируемых: земли, скота, домов и т.д.

Армянами занималась созданная для этой цели так называемая «Специальная Организация», заметную  часть членов которой составили  освобожденные из тюрем преступники и деклассированные элементы. Члены этой организации конвоировали депортированных, значительная часть которых при этом не добиралась до места назначения погибая в пути  во время изнурительных маршей и перевозок  в антисанитарных условиях,  Депортированных отправляли в пустынные места Империи, там оставшиеся в живых гибли в совершенно необжитых местах, где не было ни подходящих жилищ, ни сносного питания, ни достаточного количества воды. Власти относились к депортированным крайне пренебрежительно, имели место многочисленные случаи насилия. Была организована сеть из 25 концлагерей для уцелевших.  Там для депортированных не было достаточного количества  пищи и воды, они страдали  от болезней и отсутствия медицинской помощи. Под видом депортации шло самое настоящее истребление. Применялись и другие методы убийств, например, сжигались целые деревни вместе с их жителями, затоплялись лодки и баржи, заполненные депортируемыми беженцами-армянами, использовались отравляющие газы и заражение опасными болезнями. Цивилизованный мир в это время был занят войной. Союзники Оттоманской Империи Германия и Австро-Венгрия не очень хотели осуждать ее действия. Великобритания, Франция и Россия находились в стане военных противников. Лишь в нейтральных еще Соединенных Штатах звучали громкие голоса протеста против массовых убийств, но эта страна находилась далеко, за океаном. Итогом этих репрессий явилась гибель приблизительно миллиона совершенно мирных армян (точных данных нет, а приблизительные оценки разнятся от 800 000 до 1 500 000 человек). Отменен закон о депортации был лишь в феврале 1916 года, хотя анти армянская активность еще продолжалась некоторое время и после этой даты.

Любопытно, что в законе не упоминались специфически армянские жители страны и он коснулся также других христианских групп, в частности греков и ассирийцев, но по армянам он ударил с особой силой.  Армянскую проблему этим временным законом турецкие власти хотели решить раз и навсегда. Пользуясь тем, что цивилизованный мир был всецело  занят войной. Помощь пришла лишь из Соединенных Штатов, где при активном участии неутомимого Генри Моргентау – старшего был организован «Американский Комитет помощи армянам и сирийцам», который собрал значительную сумму денег и распределил ее среди беженцев, особо помогая малым детям, оставшимися сиротами. Хотя  армяне приняли основной удар властей Оттоманской Империи на себя, но турки преследовали все христианские меньшинства страны, почитая их возможными потенциальными союзниками российской армии. Что, кстати, было не далеко от истины, ибо большинство христиан Империи  считало Россию страной освободительницей от власти турок-мусульман, во власти которых долгие века находился Балканский полуостров и Кавказ. Истреблению подверглись также понтийские греки, испокон века жившие в Малой Азии. Методы применялись те же, что и в случаях с армянами. Правда, количество погибших было меньше, ибо значительная часть греков покинула родные места и сумела найти убежище в Греции и в меньшей части в Российской Империи. Кроме того, Греция пыталась оказать возможное давление и защитить соплеменников, чего не было у армян. Тем не менее и здесь количество погибших исчислялось десятками тысяч людей. Преследованиям подверглись также христиане-ассирийцы. Хотя в отличие от армян правительство Оттоманской Империи не отдало распоряжения об их депортации, а инициативы часто носили местный характер, тем не менее количество пострадавших тоже было достаточно велико. Особенно пострадали ассирийцы в восточной части страны, где наряду с турками их преследовали жившие там курды, черкесы и чеченцы.

Так протекала история истребления христианского населения в Оттоманской Империи в годы Первой Мировой войны. Вкратце что произошло дальше с основными инициаторами этой компании. Основной руководитель  Талат-паша, добравшийся к концу войны до поста великого визиря, то-есть премьер-министра,  бежал из страны в Берлин на борту германской подводной лодки 3-го ноября 1918 года, за неделю до капитуляции Оттоманской Империи. В самой Оттоманской Империи прошли суды над виновными в вовлечении страны в войну и в совершении военных преступлений в ее ходе. В результате в июле 1919 года Талату-паше был вынесен смертный приговор заочно.  Британские власти потребовали его выдачи, германские власти запросили документы, что-то проверяли и сообщили, что им не известно местонахождение разыскиваемого. В конце концов его выследили и 15 марта 1921 года его убил на выходе из его жилища в Берлине армянский студент, уроженец турецкого города Эрзерум Согомон Телирян. Германский суд оправдал убийцу  найдя, что он действовал в состоянии аффекта, вызванного последствиями массовых убийств, свидетелем которых он был. Довольно похожим оказался и путь Энвера-паши. И он был вынужден бежать из Турции, оказался обвиняемым на суде и заочно был приговорен к смертной казни. Сначала он попал в Германию, далее переехал в большевистскую Россию, где занялся организацией революционного движения трудящихся Востока. Встречался с В. Лениным и другими видными большевиками, далее вернулся в Берлин. Пытался оттуда вернуться в Турцию, но его не пустили вожди турецкой революции. Был послан в Среднюю Азию воевать с басмачами, но перешел на их сторону. Погиб в августе 1922 года в схватке с подразделением  Красной Армии, которым командовал Яков Мелкумов (Мелкумян). И Джемаль-паша бежал из Турции перед завершением войны. Сначала в Германию, потом оттуда он перебрался в Швейцарию. Суд в Турции приговорил и его заочно к смертной казни. Затем попал в Афганистан, где был советником в местной армии, поехал по делам в Тбилиси, где в июле 1922 года был застрелен вместе со своим секретарем тремя армянскими мстителями  Петросом Тер-Погосяном, Арташесом Геворгяном и Степаном Дзагиджаном.

Султан Мехмед Шестой и великий визирь (премьер-министр) Дамат Ферид-паша как представители турецкого правительства были приглашены государственным секретарем Соединенных Штатов Робертом Лансингом на послевоенную Парижскую Мирную Конференцию. Там 11-го июля 1919 года Дамат Ферид-паша официально признал массовые убийства и истребление армян, имевшие место в Оттоманской империи. Вот  именно после этого в стране прошли суды над теми, кого могли обвинить в этих преступлениях. Часть обвиняемых получила свои приговоры заочно, ибо бежала из страны. Британские оккупационные власти не очень доверяли турецким судам и перевезли часть обвиняемых на Мальту и пытались их судить там, но в конце концов выпустили обменяв на группу британских военнопленных. Были и другие попытки организовать международные суды, но и они не увенчались успехом поскольку в то время еще не существовало общепринятых международных правовых рамок для подобных мероприятий. Хотя именно в это время стала очевидной нужда в существовании и правовых рамок и международных правовых институций для подобных случаев.

Хотя преследование армян и других христианских меньшинств в Оттоманской Империи произошло задолго до Холокоста, имевшего место в годы Второй Мировой войны, то-есть приблизительно через двадцать пять лет после вышеописанных событий, но евреи оказались в числе первых, кто поднял голос протеста. О роли посла Соединенных Штатов в Оттоманской Империи Генри Моргентау-старшего уже было сказано выше.  В числе наиболее известных людей, выступивших с протестом был Стивен Сэмюэл Вайс, известный реформистский раввин и один из наиболее видных еврейских лидеров Соединенных Штатов. Среди  тех, кто присутствовал на суде над Согомоном Телиряном, который в Берлине застрелил Талата-пашу, одного из главных, если не самого главного организатора убийств армян, был молодой польский юрист еврейского происхождения  Рафаэль Лемкин, уроженец Западной Белоруссии (он родился в 1900 году). Он кончил школу в Белостоке, изучал лингвистику во Львове (он говорил на девяти языках), затем философию в Гейдельберге (Германия) и, наконец, завершил свое образование снова во Львове, изучая юриспруденцию и получив диплом юриста. Именно после суда над С. Телиряном, на котором были заслушаны многочисленные показания о зверствах турок по отношению к мирному армянскому населению, Р. Лемкин начал интересоваться основами международного права, имеющими дело с истреблением целых групп населения. В 1933 году Р. Лемкин выступил в Мадриде перед юридическим советом Лиги Наций на конференции, которую проводил этот совет по вопросам международного криминального права. В своем выступлении он сформулировал те принципы, по которым истребление отдельных групп населения должно рассматриваться как  преступление против международных законов. В основном эти принципы были обобщением анти армянских преступлений в Оттоманской империи. В 1939 году Р. Лемкин воевал со вторгшимися нацистами в составе польской армии, был ранен, но сумел избегнуть плена и далее добраться до Швеции. В 1941 году он оказался в Соединенных Штатах.  Почти все его родственники погибли большей частью в оккупированной Польше, некоторые в Советском Союзе, куда им удалось добраться. В 1944 году Фонд Карнеги выпустил книгу Р. Лемкина «Правление стран Оси (имеется ввиду ось Германия-Италия-Япония) в оккупированной Европе», где громко прозвучало слово «геноцид» и было дано его определение. Идеи Р. Лемкина были признаны международным юридическим сообществом и стали одним из юридических оснований при проведении суда над нацистскими военными преступниками в германском городе Нюренберг. Р. Лемкин также присутствовал там как член американской делегации. Слово «геноцид» Р. Лемкин составил из греческого слова «генос» — народ, племя и латинского слова «цидер» — убийство и с тех пор оно прочно вошло в международный лексикон. В 1948 году Организация Объединенных Наций приняла «Конвенцию о предотвращении геноцида и наказании за его осуществление», которая базируется на принципах, разработанных Р. Лемкиным.

Разумеется, события в Оттоманской Империи нашли свое отражение и в искусстве и в первую очередь в трудах армянских писателей, художников, композиторов. Но и евреи внесли свою долю. Наиболее известным произведением об армянском геноциде считается повесть австро-чешского писателя, драматурга и поэта  еврейского происхождения Франца Виктора Верфеля «Сорок дней Муса Даг», увидевшая свет на немецком языке в 1933 году и уже в 1934 году вышедшая на английском языке. Написанию этой книги предшествовала поездка ее автора на Ближний Восток в 1930 году. Книга Франца Фарфеля привлекла всеобщее внимание к истреблению армян в Оттоманской Империи и стала бестселлером, оттого ее немедленно перевели и издали по английски. Более того, Ф. Верфель прочел и несколько лекций в разных частях Германии на эту тему. После прихода нацистов к власти Ф. Верфель тут же попал в список запрещенных писателей, его исключили из Прусской Академии Искусств, а книги были публично сожжены. Вышеупомянутая книга повествует об армянском сопротивлении распоряжению турецких властей жителям шести армянских деревень в южной части Турции, неподалеку от Средиземноморского побережья, которых власти решили депортировать, покинуть  свои жилища. Население деревень, однако, отказалось выполнить распоряжение, ушло на гору Муса (арабское имя соответствующее еврейскому имени Моисей, на иврите Моше) и пятьдесят три дня с июля и до сентября 1915 года 250 бойцов – армян отражали все атаки на свои позиции. Они продержались до тех пор пока все 4200 мужчин, женщин и детей, населявших эти деревни, не были эвакуированы французскими военными кораблями. По книге был снят и фильм, вышедший на экраны в 1982 году. Книга стала необычно популярной в еврейских гетто во время Второй Мировой войны, особенно среди тех, кто был настроен на сопротивление нацистам. Да и в Эрец Исраэль, тогдашней Палестине книга была весьма популярна с учетом того, что армия нацистского военачальника Э. Роммеля дошла до Египта и могла добраться и до Палестины.  На иврите книга вышла в 1934 году. Еще один писатель еврейского происхождения, которого заинтересовала тема истребления армян в Оттоманской Империи это Эдгар Хильзенрат, уроженец  германского города Лейпциг, побывавший в гетто города Черновцы, но переживший войну. Одна из его самых удачных книг носит название «Сказка о последних думах», написанная в форме сказочной истории  в восточном стиле, но повествует о вполне реальной истории армянской деревни в Оттоманской Империи, разрушенной турками. Книга была опубликована впервые в Германии в 1989 году, в 1990 году книга вышла и на английском языке. Несмотря на сказочную форму реальные исторические факты, тщательно исследованные и проверенные автором, находятся в основе этого повествования. Книга принесла автору множество призов и наград. В 2006 году ему была присуждена государственная премия по литературе Республики Армения, врученная Президентом страны. В 2006 году вышел на экраны документальный фильм  американского еврейского режиссера и продюсера из Нью-Йорка Эндрю Голдберга под названием «Армянский геноцид». Рассказчиком о происшедших событиях выступает актриса Джулианна Маргулис и фильм включает интервью с целым рядом ведущих специалистов, знатоков событий тех дней.

Справедливости ради надо заметить, что не все так однозначно и не все евреи осуждают турецкую сторону. История взаимоотношений турок и евреев в Оттоманской Империи носит много более позитивный оттенок чем взаимоотношения турок и христиан. Достаточно вспомнить времена изгнания евреев из Испании (на самом деле евреев изгнали не только из Испании, но из Португалии, из южной Италии и Сицилии). Султан Баязид Второй пригласил евреев в свою страну, куда они и начали прибывать в больших количествах. Население столицы Константинополя и Салоник, важнейшего города Империи в ее европейской части,  заметно возросло за счет новоприбывших, многие из которых были хорошо образованы и обладали востребованными профессиями. Существовали некоторые ограничения в стране для евреев, несравненно менее существенные чем в христианских странах. Снова Турция помогла евреям в дни Второй Мировой войны. Страна оставалась нейтральной ( она объявила войну Германии лишь в конце февраля 1945 года, шаг чисто символический) и формально не выдавала въездные визы беженцам, но несколько турецких дипломатов (Некдет Кент, Намик Кемаль Йолга, Селахаттин Юлкюмен, Бехич Эркин) часто на свой страх и риск помогали еврейским беженцам. Цифры расходятся в разных источниках, но при участии Турции было спасено не менее нескольких десятков тысяч евреев. Некоторое количество турецких евреев, попавших в нацистские концлагеря, было освобождено из них по настоянию правительства Турции. Поэтому среди евреев есть люди, симпатизирующие Турции и обвиняющие армян, граждан Оттоманской Империи в саботаже и помощи врагу во время войны. По их мнению убийства армян есть не что иное  как естественная реакция разгневанных турок на предательство в то трудное время как турецкая армия вела войну за выживание собственной страны.

И в завершение небольшой экскурс в прошлое. Как известно до Первой Мировой войны тогдашняя Палестина находилась в составе Оттоманской Империи. Сильная волна турецких репрессий обрушилась на армян, как было указано выше, в середине 90-х годов девятнадцатого века. В это время Теодор Герцль, уже изыскивавший практические пути реализации своей мечты об еврейском государстве, вел переговоры с правителем Оттоманской Империи султаном Абдул-Хамидом Вторым, предлагая ему денежную компенсацию за уступку Палестины и возможность основать там еврейское государство. Из-за высоких денежных долгов экономика Империи в определенной степени контролировалась европейскими банками, ссудившими ей деньги, и турки хотели вернуть себе полную независимость, уменьшив вмешательство иностранных финансовых учреждений. Несмотря на то, что Оттоманская Империя была в столь незавидном положении, султан тем не менее отказался принять предложения Т. Герцля. В этот же период времени Т. Герцль познакомился с Филиппом Михаилом фон Невлински, поляком по происхождению, потомком старинного дворянского рода, журналистом по профессии, служившим  в дипломатическом представительстве Австро-Венгерской Империи при дворе султана и имевшим обширные связи в высших слоях руководства Оттоманской Империи. В июне 1896 года Т. Герцль посетил Константинополь, чтобы попытаться продвинуть свои идеи. Аудиенцию у султана Ф. фон Невлински  организовать не смог, но Т. Герцль встретился с рядом высокопоставленных чиновников, включая великого визиря (премьер-министра) и даже удостоился награды от султана. Но идею Т. Герцля: финансовые услуги взамен на суверенитет в Палестине султан решительно и резко отклонил.  Ф. фон Невлински предложил взамен другую идею: поддержать Оттоманскую Империю в ее отношениях с христианскими странами Европы. Преследования и убийства армян-христиан породили неприязнь к Оттоманской Империи во многих странах христианской Европы. Повлияла такая ситуация и на финансовое положение страны: европейские банки отказывались предоставлять займы. Идея Ф. фон Невлинского, который, кстати, весьма сочувственно относился к идеям Т. Герцля и искренне старался помочь ему и его делу, состояла в том, чтобы Т. Герцль  посредничал  между Оттоманской Империей и армянами. Он должен был убедить армянских лидеров смягчить их жесткую политику сопротивления взамен на определенные уступки со стороны султана. Одновременно Т. Герцль должен быть убедить европейских лидеров, что Оттоманская Империя относится вполне разумно и сбалансировано к своим подданным, включая христиан-армян, с которыми она готова вести переговоры и достичь соглашения. Если бы Т. Герцль смог выполнить эту не простую задачу, то взамен он потребовал бы независимости для Палестины, чтобы основать там еврейское государство. Хотя султан  пока не готов был обсуждать идею своего отказа от суверенитета над Палестиной и особенно над Иерусалимом. Кстати говоря, и его политику по отношению к еврейским поселенцам в Палестине в те времена едва ли можно было назвать дружественной. Тем не менее Т. Герцль продолжил свои усилия. По его поручению Ф. фон Невлински, который, кстати, присутствовал на Втором Сионистском Конгрессе и давал информацию о нем в газете, которую он к тому времени издавал, встретился с султаном в 1899 году, подготавливая встречу Т. Герцля с ним. К сожалению, Т. Герцль скоро лишился столь действенного помощника, ибо в том же 1899 году Ф. фон Невлински скончался. Двухчасовая встреча Т. Герцля с султаном Абдул-Хамидом Вторым состоялась в мае 1901 года. Т. Герцль встречался с лидерами армянского населения Оттоманской Империи, но они  наученные достаточно горьким собственным опытом, не поверили ему и обещаниям султана. Попытался Т. Герцль убедить и европейских лидеров в том, что власти Оттоманской Империи не столь уж враждебны к армянскому и вообще христианскому населению страны. Но и здесь ему не очень поверили. Преждевременная смерть Т. Герцля в 1904 году положила конец попыткам сионистских кругов примирить армянское национальное движение и власти Оттоманской Империи. Правда, справедливости ради надо признать, что Т. Герцль действовал практически в одиночку, большинство сионистских лидеров солидаризировалось с движением армян. А кто знает проживи Ф. фон Невлински  и Т. Герцль дольше и будь Т. Герцль более настойчив в своих попытках примирить обе враждующие стороны, может быть удалось бы избежать того, что случилось с армянами, да и еврейское государство возникло бы раньше и жизни многих евреев были бы спасены.

Вениамин Чернухин                                                                                                   Июнь 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × четыре =