Венгрия

В первой половине девятнадцатого века Венгрия была частью Австрийской Империи, которой правила династия Габсбургов. К середине девятнадцатого века сила империи стала ослабевать: добилась независимости Италия, а среди немецкоязычных стран после войны Австрии с Пруссией в 1866 последняя стала доминирующей силой. В это же время в Венгрии росло и усиливалось неудовольствие тем фактом, что страна управляется из Вены. Ещё в 1948-49 годах в Венгрии вспыхнуло национальное восстание под началом Лайоша Кошута, подавленное австрийской армией с присланными на помощь подразделениями российской армии. Однако, далее ослабевшие правители Австрийской Империи пошли на уступки, начались переговоры и в 1867 году было подписано Австро-Венгерское Компромиссное Соглашение, по которому новая империя становилась Австро-Венгерской, то-есть составленной из двух равных частей. Общей для обеих частей империи оставались внешняя и военная политика. Император Франц-Иозеф Первый был коронован и как Король Венгрии, а в столице Венгрии Будапеште появился парламент, законодательный орган власти для этой части империи и было восстановлено действие старой венгерской конституции. Австро-Венгерская Империя была одной из ведущих европейских стран, второй на континенте по величине территории (после Российской Империи) и третьей по величине населения (после Российской Империи и Германской Империи).

С точки зрения этнической и религиозной Австро-Венгерская Империя имела очень пёстрый состав. Одним из заметных меньшинств были евреи, говорившие на идиш, по немецки и по венгерски. Едва ли можно сказать, что евреи пользовались любовью и симпатией местного населения, существовали политические партии и движения с анти еврейскими лозунгами и требованиями, но они не были достаточно влиятельными, а власти в обеих столицах вели себя по возможности нейтрально по отношению к еврейскому меньшинству и не инициировали погромов, в отличие от соседней Российской Империи. Видимо, понимая, что в такой многонациональной стране любой межэтнический конфликт чреват самыми серьёзными последствиями. Большинство евреев жило в небольших городках, хотя заметные еврейские общины существовали во всех крупных городах империи, ограничений на проживание в отличие от Российской Империи не было. Евреи служили в императорской армии и формально им разрешалось присваивать воинские звания на равных правах и без ограничений. В 1895 году в Венгрии еврейская религия была официально признана государством и ей были даны равные права с обеими ветвями христианства: католиками и протестантами. В самой еврейской общине появились приверженцы реформистско-консервативного движения наряду с ортодоксальным. Начался процесс ассимиляции, пошли смешанные браки, евреи начали всё активнее участвовать в политической, культурной и хозяйственной жизни страны, появилось и сионистское движение (Теодор Херцль родился и вырос в столице Венгрии Будапеште, а далее жил и работал в Вене).

В свете этого несколько затруднительно понять, что побудило евреев Венгрии нарушать все нормы общественного спокойствия и бороться за установление в этой стране советской власти. Евреи составляли ощутимую часть населения страны и куда более заметную часть её интеллектуальной, промышленной и коммерческой элиты. Перепись 1910 года показала, что в Венгрии живёт 911 тысяч евреев из 18 265 тысяч жителей, то-есть евреи составляют почти пять процентов населения. Большинство из них было хорошо интегрировано в жизнь страны, для трех четвертей венгерский язык был первым языком. Евреи жили по всей территории страны, включая и столицу Будапешт, где они составляли 23% жителей. При этом из-за того влияния, которое имели евреи на жизнь в этом городе, его иногда презрительно-насмешливо называли Юдапешт. Имела место эмиграция из страны, преимущественно в Соединенные Штаты. Но уезжали туда не от такого отчаянно бедственного положения, как в Российской Империи, а просто в поисках лучшей жизни, да и масштабы эмиграции были заметно скромнее. За период с 1880 по 1913 годы из страны уехало за океан 177 000 еврейских эмигрантов. Определенно, имели место случаи дискриминации и проявления анти еврейских настроений, но в общем и целом серьёзных поводов для общего недовольства не было. По данным той же переписи 1910 года 48.5% врачей в стране были евреи, среди коммерсантов их было 61%, среди владельцев типографий – 58%, среди владельцев отелей – 42%, среди владельцев пекарен – 24% и среди портных – 21%. 20% учащихся гимназий (школ с упором на гуманитарные науки) были евреи и их было 37% среди учащихся реальных школ (где упор делался на практические науки). В Университете наук в Будапеште в 1913 году 34% студентов были евреи, в Университете технологии и экономики их в том же году было 32%. 3% евреев принадлежали к крупным землевладельцам или владельцам промышленных предприятий. Соблюдалась в стране и религиозная свобода, здесь находилось несколько важных центров хасидского движения (в частности Сатмарнемети или Сату Маре по румынски, городок откуда пошли Сатмарские хасиды). Евреи завоевывали для страны Нобелевские премии ( Роберт Бараньи в 1914 году — медицина) и Олимпийские медали (в период между 1896 и 1912 годами каждая вторая золотая медаль в индивидуальных видах спорта, полученная Венгрией, была завоевана еврейским атлетом).

Мирная жизнь продолжалась до лета 1914 года. 28-го июня этого года Гаврило Принцип, сербский студент из Боснии и член националистической организации «Молодая Босния» (Босния-Герцеговина была частью Австро-Венгерской Империи, а Сербия самостоятельным государством) застрелил в Сараево наследника престола Франца-Фердинанда фон Габсбурга. Австро-Венгрия предъявила тут же практически не выполнимый ультиматум Сербии, та не смогла его полностью выполнить и 28-го июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Через неделю война уже шла по всей Европе и скоро она распространилась и на другие континенты. Это была Первая Мировая война. А завершилась она лишь более чем через четыре года и три месяца. В конце октября 1918 года итальянская армия выиграла решающее сражение у Витторио-Венето, австрийская армия развалилась, став не боеспособной и Австро-Венгрия вышла из войны 3-го ноября 1918 года, подписав соглашение о прекращении огня с Италией в итальянском городе Падуя. Разумеется, такая длительная война потребовала чрезмерное напряжение людских и экономических ресурсов стран-участниц. Австро-Венгерская Империя мобилизовала для участия в войне 7 800 000 солдат и офицеров и многие сотни тысяч были убиты, ранены, пропали без вести. Евреи воевали в составе венгерских боевых частей, более десяти тысяч погибло и десятки тысяч были ранены. В тылу было не легче чем на войне, жизненный уровень резко упал, начались забастовки на промышленных предприятиях, часто организуемые левыми и пацифистскими партиями и движениями. Усилились также национальные сепаратистские настроения и незадолго до конца войны, в самом конце октября 1918 года союз между Австрией и Венгрией был расторгнут. Веской причиной расторжения этого союза явились опасения того, что после поражения в войне (которое в эти дни уже представлялось неминуемым) будет трудно отстаивать свою позицию будучи частью страны, развязавшей войну. Лучше сделать это в качестве независимого государства, менее обремененного ошибками прошлого.

В стране был создан Венгерский Национальный Совет, который провозгласил своей целью расторжение союза с Австрией. Рано утром 31 октября 1918 года приверженцы этого Совета, украсившие себя цветками хризантемы, с помощью солдат захватили ряд правительственных зданий в Будапеште. Это протестное движение получило название «Революции Хризантем». Премьер-министр страны Шандор Векерле подал в отставку. К концу этого дня Император и он же Венгерский Король Карл Четвертый принял требования восставших и назначил их лидера социалиста графа Михая Карой новым премьер-министром. 16-го ноября 1918 года была провозглашена Венгерская Народная Республика и граф М. Карой стал её Президентом, сначала временным, а с 11 января 1919 года — постоянным. Меж тем державы-победительницы уже начали кромсать венгерскую территорию, передавая части её Румынии, Чехословакии и Королевству Сербов, Хорватов и Словенцев (позднее Югославия). В стране это вызвало взрыв неудовольствия. Надежды были на то, что М. Карой, учитывая его безупречную репутацию как противника войны и его персональные связи с Францией, которая играла главную роль в территориальном переделе, сумеет, если не предотвратить полностью, то хотя бы уменьшить раздел страны. Влияния М. Кароя оказалось недостаточно, французы не обращали внимания на его демарши. Миролюбиво настроенный М. Карой сделал несколько серьёзных ошибок: разоружил венгерскую армию, подписал от имени Венгрии новое соглашение о перемирии с французами, причём на гораздо худших условиях, чем первое, подписанное Австро-Венгрией с итальянцами в Падуе. Социал-демократы, самая большая партия в стране, участники правительства, часто действовали не согласованно с его главой, а по своему разумению. Старые экономические связи были нарушены, сократились поставки немецкого угля, стал транспорт и многие промышленные предприятия, началась безработица, усилилась инфляция, не хватало продовольствия, появились венгерские беженцы из отторгнутых частей страны. В итоге М. Карой был вынужден подать в отставку. Власть перешла в руки коалиции из социал-демократов и коммунистов. Социал-демократов было больше. Они участвовали в правительстве М. Кароя и имели сеть своих отделений по всей стране, но тон задавали более воинственные коммунисты, которым будто бы Советская Россия, находившаяся тогда в разгаре гражданской войны, пообещала помочь сохранить территориальную целостность Венгрии. В такой обстановке на ведущую позицию выходит относительно малоизвестный до того Бела Кун.

Бела Кун (Бела Кон) родом из Трансильвании (ныне это территория Румынии), родился там в небольшом поселении в 1886 году, отец его был сельским нотариусом. Образование он получил сугубо светское, обучаясь в протестантских учебных заведениях. В 1904 году Б. Кон поступив учиться в университет города Колошвар (сегодня румынский Клуж) стал на венгерский манер Б. Куном, а завершив учёбу начал работать журналистом. Уже тогда он симпатизировал социал-демократам и был связан с левой интеллигенцией. Во время войны Б. Кун оказывается в армии и в 1916 году попадает в плен к русским, которые отправляют его в лагерь военнопленных на Урале. Здесь Б. Кун обучается бегло говорить по-русски и принимает коммунистическую идеологию. Начинается революция в России и Б. Кун – её участник, хотя он полагает, что для коммунистической революции едва ли подходит столь дикая страна как Россия и гораздо лучше подойдут более цивилизованные страны типа Венгрии. В марте 1918 года в Москве Б. Кун – один из основателей венгерской группы в Социал демократической рабочей партии (большевиков). Он лично знакомится с В. Лениным и другими лидерами российской революции. Взгляды у него весьма экстремистские, он сторонник «революционного наступления любыми средствами» и по взглядам ближе к Г. Зиновьеву(Радомысльский) и К. Радеку(Собельсон), чем к В. Ленину. Среди его ближайших венгерских сподвижников – молодой Матиас Ракоши(Розенфельд). В России разгорается гражданская война и Б. Кун воюет на стороне большевиков, но в самом начале ноября 1918 года с несколькими сотнями венгров, воспринявших марксистскую идеологию, и с изрядной суммой денег, выданной большевистскими властями России, Б. Кун возвращается в Венгрию. Немедленно по возвращении он основывает в Будапеште Коммунистическую партию Венгрии, начинает выпускать газету «Красные новости» и проводит пропагандистскую компанию против правительства и президента страны, также и против социал-демократов. Во многом эта кампания успешно поддерживается прекрасными ораторскими талантами самого Б. Куна. Организуются забастовки, проводятся демонстрации и марши протеста. Хотя пока социал-демократы заметно мощнее. К февралю 1919 года в компартии насчитывалось от 30 000 до 40 000 членов, в их числе много безработных демобилизованных солдат, молодых левых интеллектуалов и представителей этнических меньшинств.

Надо указать, что одной из причин, вынудивших М. Кароя подать в отставку, была хозяйственная разруха в стране, но другой были беспрерывные требования победителей в войне к Венгрии урезать свою территорию в пользу соседей. В стране имела место вспышка националистических настроений и даже появились призывы воевать, но не дать отобрать у страны обширные территории. Поддаваясь этим настроениям социал-демократы, которые стали правящей партией, пришли к мнению, что лишь Советская Россия сможет помочь им в борьбе против притязаний на территорию страны. Было известно, что Б. Кун лично знает новых российских вождей и было решено пригласить его в правительство. В это время в России была в самом разгаре гражданская война и Красная Армия напрягала все силы, чтобы сдержать армии белогвардейцев, ей было, разумеется, не до помощи Венгрии, но, тем не менее, эта идея работала. 20-го февраля имеет место демонстрация у редакции газеты социал-демократов «Непсава» («Слово народа») с последующим нападением на эту редакцию с семью погибшими включая полицейских, после этого лидеры коммунистов были арестованы, их газета закрыта, а офисы опечатаны. Но жесткие действия полиции вызывают симпатии к коммунистам, арестованные освобождаются и социал-демократы предлагают коммунистам войти в правительство. 20-го марта завершает свою деятельность существующее правительство, а 21-го объявляется, что социал-демократам поручено формирование нового правительства. Приняв предложение войти в него Б. Кун потребовал слияния социал-демократов и коммунистов, провозглашение Венгерской Советской Республики и принятия радикальных мер против врагов новой республики. Растерявшиеся в столь сложной обстановке социал-демократы приняли его требования, возникла новая Венгерская Социалистическая партия. Президент М. Карой был антикоммунистом и ему не сообщили о слиянии партий, в итоге он был уверен, что передаёт власть социал-демократам. Новой партией была провозглашена Венгерская Советская Республика. Во главе новой республики стал Революционный Правящий Совет, четырнадцать его членов были бывшие коммунисты, семнадцать – социал-демократы и двое беспартийных. Во главе этого Совета оказался социал-демократ Шандор Гарбаи, этнический венгр. Бела Кун занял пост комиссара по иностранным делам, но практически именно он возглавил Совет. Первыми декретами нового Совета были смертная казнь за вооруженное сопротивление новому режиму и полный запрет на потребление алкоголя в стране.

Далее без промедления новые власти провели тотальную национализацию всей частной собственности в стране, в первую очередь всех частных земельных владений. Но, вместо того, чтобы распределить конфискованную землю среди крестьян, Б. Кун начал создавать на ней коллективные хозяйства, назначая бывших владельцев там управляющими. В. Ленин не советовал этого делать, но Б. Кун решил, что лучше понимает венгерскую ситуацию. Это была ошибка, следствием которой было падение авторитета новых властей среди крестьян. Меж тем в стране не хватало продовольствия и власти начали политику реквизиций в сельских местностях, что ещё более оттолкнуло крестьян. Вообще недовольных хватало и 24-го июня была предпринята попытка переворота при активном участии правых социал-демократов. Попытка не удалась, а в ответ был организован «красный террор». Здесь на сцене появляется Тибор Самуэли, его биография очень похожа на биографию Б. Куна, моложе которого он был на несколько лет. Родился в небольшом городке, правда на территории самой Венгрии, учился в университете, работал журналистом, стал членом социал-демократической партии, мобилизован в армию, взят в плен русскими войсками в 1915 году, после революции попал в Москву, воспринял марксистскую идеологию, воевал с белогвардейцами и далее сотрудничал с Б. Куном во всех начинаниях. Правда из России он уезжает в Германию и в декабре 1918 года он принимает участие в основании коммунистической партии Германии во главе с К. Либкнехтом и Р. Люксембург. Далее следует возвращение в родную Венгрию. После организации Революционного Правящего Совета он становится его видным членом, занимает ряд первостепенных постов и в конце концов становится комиссаром по делам безопасности. Здесь ярко проявляются его радикальные взгляды в борьбе с противниками новой власти, наиболее подходящим методом он считал самые жесткие репрессии. Немудрено, что именно он и возглавил «красный террор», наводя страх на жителей страны. Начали действовать революционные трибуналы, пошли аресты. Только от рук людей персональной охраны самого Т. Самуэли, отряда двухсот вооруженных и облаченных в кожаные куртки головорезов, которыми командовал Йожеф Черни и которых в народе называли «ребятами Ленина», погибло несколько сот человек. Сам Т. Самуэли всегда был готов ужесточить террор, но в этом деле у него не было полной поддержки Б. Куна и военного комиссара Йожефа Поганьи. (Позднее известный как Джон Пеппер, оригинальные имя и фамилия которого были Йожеф Шварц). Й. Поганьи, уроженец Будапешта, не был профессиональным военным. Он был школьным учителем и журналистом, не служил в регулярной армии во время войны, а был всего лишь военным корреспондентом. Тем не менее он стал главой Солдатского Совета Будапешта и в этой роли приобрел заметную популярность, особенно в противостоянии с министром обороны Альбертом Барта относительно прав этого Совета. Он был членом социал-демократической партии, возглавляя её левое крыло, и одним из инициаторов объединения с коммунистами. Кстати, объявление о создании Венгерской Советской Республики 21 марта было подписано двумя людьми: Б. Куном и Й. Поганьи. В качестве первого шага Й. Поганьи очистил армию от всех буржуазных элементов, пытаясь заменить уволенных пролетарскими или крестьянскими кадрами. Что оказалось крайне трудно и армия заметно ослабела.

Несмотря на объединение в единую партию расхождения между прежними социал-демократами и коммунистами всё ещё имели место и Й. Поганьи часто расходился во мнении с Т. Самуэли и Бела Ваго (Вайс), который совместно с Ено Лендлером исполнял обязанности комиссара по внутренним делам. Кстати, политический отдел в комиссариате внутренних дел, то-есть политическую полицию, охотившуюся за противниками новой власти, возглавлял Отто Корвин (Кляйн), уроженец украинского села Великий Бычков в Закарпатье. В конце концов второго апреля Й. Поганьи был переведён на должность заместителя комиссара по иностранным делам, а Т. Самуэли стал комиссаром по делам культуры. В дальнейшем Й. Поганьи побывал ещё в должности комиссара по делам образования. Несмотря на все эти перемещения Й. Поганьи всё время оставался членом Революционного Правящего Совета и в качестве такового поддерживал «красный террор» и занимал ультра-радикальную позицию во время переговоров с Румынией по территориальным вопросам, считая, что надо вести бескомпромиссную революционную войну и стоять на позиции «всё или ничего» (аналогично тому, как вели себя «левые коммунисты» в России). Ено Лендлер был одним из лидеров Венгерской Советской Республики. Сначала он был комиссаром по делам торговли, потом стал комиссаром по внутренним делам, потом командиром армейского корпуса и, наконец, в июле 1919 года – командиром Венгерской Красной Армии. Ещё одним членом Революционного Правящего Совета являлся Матиас Ракоши, старый знакомый и соратник Белы Куна. Тогда это был ещё совсем молодой человек, ему не было и тридцати лет, впрочем уже завершивший учёбу в Торговой Академии в Будапеште, поработавший несколько лет, пошедший добровольцем в армию в 1914 году, побывавший на войне и в русском плену (попал в плен в 1915 году), где он и познакомился с Б. Куном и вместе с которым вернулся в Венгрию и стал одним из основателей Венгерской Коммунистической партии. После создания Венгерской Советской Республики М. Ракоши сначала занимает пост заместителя комиссара по делам торговли. Третьего апреля он становится членом Высшего Народного Экономического Совета и членом правления комиссариата по делам промышленности. Но на этом посту он лишь до конца апреля и далее посылается в армию в должности комиссара. 24 июня он избирается членом Контрольной Комиссии при Правящем Совете, а 17-го июля он становится командиром Венгерской Красной Гвардии. Короткая, но динамичная карьера. Известно, что принимал активное участие во всех событиях и Эрне Гере (Зингер). Но он был ещё совсем молодым (родился в 1898 году) и по молодости руководящих постов не занимал. И М. Ракоши и Э. Гере сыграли куда более заметную роль в более позднем периоде истории Венгрии, а тогда лишь набирались опыта.

Другая будущая знаменитость, активно участвовавшая в революционных событиях 1919 года, это Георг (Дьердь) Лукач (Дьердь Бернат Лёвингер), уроженец Будапешта, выходец из состоятельной семьи банкира, в те годы ещё относительно молодой человек (родился в 1885 году), но уже с ученой степенью доктора наук, в будущем известный писатель и философ, теоретик марксизма, литературный критик. В правительстве Б. Куна он занял пост заместителя комиссара по делам образования и культуры, комиссаром по этим делам был известный журналист и политик Жигмонд Кунфи (Кон). Побывал Г. Лукач и на фронте, будучи комиссаром пятой дивизии Венгерской Красной Армии. Занимал в правительстве довольно крайнюю позицию, поддерживая «красный террор». Что же касается Ж. Кунфи, то это был ветеран социал-демократ, член её левого крыла, участвовавший и в предыдущих правительствах в том числе и в качестве министра образования, бывший членом Венгерского Национального Совета и перешедший в правительство Б. Куна, но затем подавший в отставку в июне 1919 года из-за несогласия с революционными репрессиями. Любопытно, что в молодости Ж. Кунфи стал протестантом, хотя в общем-то был равнодушен к религии, но тем не менее всю жизнь страдал из-за своего еврейского происхождения и стал социал-демократом во многом оттого, что только в этой партии им не пренебрегали из-за происхождения и его безразличия к церкви. Пост комиссара по делам экономики получил Ено Варга, 40-летний талантливый экономист, уже достаточно известный, уроженец Будапешта. Затем он стал председателем Высшего совета народного хозяйства Венгерской советской республики. На посту комиссара по делам сельского хозяйства оказался Ено Хамбургер, бывший социал-демократ, он был также секретарём новой Социалистической партии и командовал корпусом в Венгерской Красной Армии. Пост комиссаром по делам обороны занял Бела Санто, один из основателей Компартии Венгрии.

Меж тем в Вене и в городе Арад (сегодня в Румынии) возникают и начинают крепнуть центры оппозиции коммунистическому режиму. Далее таким центром становится город Сегед на юге страны, где расквартирована французская воинская часть, а символом оппозиции становится вице-адмирал Миклош Хорти. М. Хорти был профессиональный морской офицер, всю войну прослуживший во флоте Австро-Венгерской Империи, командовавший кораблями, отличившийся личной храбростью и завершивший войну командиром флота Австро-Венгерской Империи. 30 мая 1919 года антикоммунистические политики сформировали оппозиционное правительство, М. Хорти занял пост военного министра и приступил к формированию Национальной Армии. Позднее он потерял пост министра, но сохранил в своих руках командование армией. Однако, его армии участвовать в военных действиях не пришлось. Из-за непрерывных требований территориальных уступок до предела обострились отношения Венгерской Советской Республики с Чехословакией и Румынией, обе эти страны активно поддерживала Франция. В апреле начинается вооруженный конфликт с Чехословакией и поначалу Венгерская Красная Армия удерживает инициативу. Она наступает и занимает к июню южную Словакию, область со значительным венгерским населением. Но Чехословакия – новое государство, только что созданное на развалинах Австро-Венгерской Империи, с ещё слабой армией. Затем, однако, начинаются более серьёзные военные действия против более сильной и лучше организованной и обученной Румынской армии. Её наступление начинается в июле 1919 года. Коммунистические власти в России обещают помочь, но сама Красная Армия завязла в боях на Украине и не может вторгнуться в Румынию, как обещала. Румыны, получающие помощь от Франции, действуют вполне успешно и 30-го июля прорывают линию обороны Венгерской Красной Армии. Первого августа 1919 года руководство Венгерской Советской Республики во главе с Бела Куном бежит из города. Рабочий Совет в Будапеште организует новое правительство, глава которого Дьюла Пейдл. Шестого августа воинские части армии Румынии входят в город и новое правительство прекращает функционировать. Венгерская Советская Республика прекращает своё существование, она просуществовала 133 дня. Через несколько дней в городе появляются и части Венгерской Национальной Армии формально под командованием адмирала М. Хорти, но многие из них достаточно самостоятельны.

Теперь начинается «белый террор», превосходящий по объему и жестокости «красный террор», его волна была гораздо длительней и продолжалась около двух лет, до ноября 1921 года, когда М. Хорти объявил амнистию и произвёл обмен заключенными с большевиками в России. Многие были казнены вообще без суда, другие попали в тюрьмы после судебных процессов. По масштабам и жестокости он явно превзошел «красный террор». Руководили им офицеры Национальной Армии Миклоша Хорти, действовавшие во многом по своей инициативе. Жертвами этого террора стали в первую очередь коммунисты, социал-демократы, те крестьяне и рабочие, что слишком активно помогали правительству Б. Куна и, разумеется, евреи, сыгравшие столь активную роль в дни коммунистического переворота. Сам М. Хорти никогда не был замешан прямо в анти еврейских акциях, более того, несколько раз он вмешивался, чтобы остановить погромщиков, зашедших слишком далеко. Тем не менее преследования и погромы явно шли при его молчаливом согласии и попустительстве. Количество погибших в эти годы доходит до 1 000 человек. Конечно, в первую очередь охотились за организаторами «красного террора», был пойман Йожеф Черни, причем адвокатская коллегия отказалась защищать его, он был судим в ноябре 1919 года и повешен со своими ближайшими сподвижниками. Другой организатор «красного террора» Отто Корвин перешёл на подпольное положение, но тем не менее был обнаружен в ноябре 1919 года, судим и казнен по приговору суда. Но пострадало немало и невинных людей. Надо отметить, что большая часть еврейской общины страны никак не симпатизировала коммунистам и не поддерживала их. Тем не менее сейчас евреи оказались в непропорционально больших количествах среди пострадавших. Например, был убит известный журналист и политический обозреватель Бела Шомоди, издатель и редактор органа социал-демократической партии газеты «Непсава». Он занимал пост генерального директора министерства образования, начал трудится и в правительстве Б. Куна, но, когда начался «красный террор», подал в отставку и начал критиковать политику репрессий. Когда начался «белый террор» он возобновил свою критику репрессий и был убит вместе с молодым журналистом своей газеты Бела Бачо, тела их были брошены в реку Дунай. Один из руководителей «белого террора» П. Пронаи планировал городской еврейский погром в Будапеште и лишь вмешательство М. Хорти, который лучше понимал как такое событие скажется негативно на репутации страны, не дало ему свершиться. Венгров трудно заподозрить в особых симпатиях к евреям, но их явная антипатия в годы «белого террора» имеет хорошо видимые и прослеживаемые причины. Говоря об этих событиях на память приходят слова умного московского рабби Я. Мазе, сказанные им Л. Троцкому (Бронштейну), которые в венгерском варианте будут звучать так : «Революции делают куны, а бьют за них потом конов».

Вкратце, какова дальнейшая судьба лидеров Венгерской Советской Республики? Бела Кун бежал в Австрию, в Вену, был там задержан и интернирован и в июле 1920 года по соглашению об обмене пленными был передан России. Был послан в Крым, который был только что освобождён от армии белогвардейского генерала П. Врангеля, проводить чистку. Трудился там вместе с «замечательной чекисткой» Розалией Землячкой (Залкинд). Их трудами десятки тысяч людей были казнено плюс бесчисленные аресты, заключение в тюрьму и т.д. Далее стал работать в Коминтерне (сокращения слов Коммунистический Интернационал, международная коммунистическая организация, основанная в Москве в марте 1919 года), где он стал союзником Григория Зиновьева. Оба были сторонниками тактики «перманентного революционного наступления». Был послан в Германию в марте 1921 года организовывать такое наступление (так называемую «мартовскую акцию»), но эта акция провалилась. В конце тридцатых годов был обвинен в троцкизме, 28-го июня 1937 года арестован, предстал перед знаменитой «чрезвычайной тройкой». Был признан главой «контрреволюционной террористической организации» и пополнил нескончаемый список жертв «большого террора». Реабилитирован в 1956 году. Менее удачной была попытка бежать в Австрию Тибора Самуэли. Эту границу он пытался нелегально пересечь на автомобиле, был задержан и погиб 2-го августа при не совсем ясных до сего дня обстоятельствах. Ено Лендлер сумел укрыться в Австрии, где он стал лидером живших там венгерских коммунистов и занимался организацией подпольной работы в Венгрии. Участник конгрессов Коминтерна, умер в 1928 году во Франции, его прах был перевезен в Советский Союз и перезахоронен у Кремлевской стены. Йожефу Поганьи тоже удалось добраться до Австрии, откуда он перебрался в Советскую Россию. Начал работать в Коминтерне, в марте 1921 года ездил в Германию вместе с Б. Куном. В июле 1922 года был послан в Соединенные Штаты, где он стал Джоном Пеппером. Основательно изучив английский язык, скоро стал одним из ведущих публицистов и функционеров местной Коммунистической партии. В 1925 году был отозван в Москву, возобновил работу в Коминтерне и продолжил из-за океана своё участие в деятельности американских коммунистов. В конце двадцатых годов был подвергнут критике и потерял работу в Коминтерне, перешел на работу в правительство. Арестован 27-го июля 1937 года, обвинен в «участии в контрреволюционной организации» с соответствующим приговором. Реабилитирован в мае 1956 года. Бела Ваго через Вену и Берлин добрался до Москвы, работал редактором издаваемой Коминтерном на венгерском языке газеты «Серп и Молот». В 1939 году был арестован и погиб.

Были, однако, хоть и немногие, уцелевшие в ходе этого тотального террора, иногда трудно сказать как им это удалось. Одним из единичных уцелевших оказался Матиас Ракоши. Он бежал в Советскую Россию, где был сделан секретарем Коминтерна. В 1924 году вернулся в Венгрию для подпольной работы в Венгерской компартии. В следующем году арестован, суд состоялся в 1927 году и осудил его на восемь лет. Отбыл срок, вернулся к подпольной работе, снова арестован и на сей приговором могла стать смертная казнь, но получил лишь пожизненное заключение. В ноябре 1940 года был обменен на венгерские национальные реликвии, захваченные Российской армией при подавлении восстания Лайоша Кошута в 1849 году. Вернулся в Венгрию в 1944 году в качестве генсека Венгерской компартии, ставшей вскоре правящей партией, был главой правительства и по сути дела единоличным главой страны. Проводник политики И. Сталина в Венгрии, провёл чистку в стране (2 000 казненных, 100 000 посаженных в тюрьмы), организовал громкий показательный процесс Ласло Райка, министра иностранных дел, и его группы завершившийся смертными приговорами. После смерти И. Сталина в июле 1953 году главой правительства стал Имре Надь, но М. Ракоши ещё оставался генсеком партии. Народное восстание 1956 года лишило его всех постов, в третий раз оказался в Советском Союзе, в 1962 году исключен из партии и в 1971 году умер. В Венгрию более не возвращался. Уцелел Эрно Гере, тоже бежавший в Советскую Россию. Он получил должность в Коминтерне, но много разъезжал по Европе по служебным делам, может это и спасло его. Вернулся в Венгрию вместе с М. Ракоши и был его правой рукой во всех делах. Когда М. Ракоши был вынужден подать в отставку сменил его в июле 1956 года на посту генсека партии, но уже в октябре того же года продолжающееся восстание заставило его отказаться от поста и бежать в Советский Союз. Ему было разрешено вернуться в Венгрию в 1960 году, но в 1962 году он был исключен из партии и умер в Будапеште в 1980 году.

Уцелел Георг Лукач. Он добрался до Вены, где жил в 1919 – 1929 годах, участвуя в подпольной деятельности Венгерской компартии. В 1929 – 1945 годах жил в Москве, с перерывом на 1931 – 1933 годы, когда находился в Германии. Работал в Институте Маркса-Энгельса. Был кратковременно арестован в 1941, но выпущен на свободу. В 1945 году вернулся в Венгрию. В 1946 – 1958 годах профессор университета, во время восстания 1956 года – министр культуры в правительстве Имре Надя. Умер в 1971 году в Будапеште. Уцелел и Ено Варга, который стал известным советским учёным экономистом академиком Евгением Самуиловичем Варга. Бежал в Вену, в Австрию, далее перебрался в Советский Союз, начал работать в Коминтерне, в 30-х годах стал экономическим советником И. Сталина, в 1945 году на послевоенной конференции в Потсдаме был советником советской делегации. Далее занимался академической работой. Будучи личным другом М. Ракоши консультировал его по вопросам экономики, но в Венгрию не вернулся. Умер в 1964 году в Москве.

Кратко о событиях в Венгрии в последующие годы? В январе 1920 года в Венгрии прошли всеобщие выборы. В стране первого марта того же года была восстановлена монархия, хотя прежнему монарху Карлу Четвертому ( из династии Габсбургов) не разрешили вновь занять престол. Королевским Регентом (то-есть правителем в отсутствие действующего Короля) стал адмирал Миклош Хорти, причём с весьма широкими полномочиями (назначение и смещение премьер-министра, созыв и роспуск парламента и т.д.). Что характеризовало М. Хорти как государственного деятеля? Глубокая враждебность и страх перед коммунизмом и заметный национализм. Последнее чувство, впрочем, усилилось на фоне происходивших событий. Четвертого июня 1920 года в Большом Трианонском Дворце, в Версале, пригороде Парижа, был подписан мирный договор между Венгрией, как одной из правопреемниц Австро-Венгерской Империи, и воевавшими против неё союзниками. По этому договору Венгрия потеряла 72% своей довоенной территории и её население сократилось на 64%. 31% венгров теперь оказалось за пределами родной страны (в Румынии, Чехословакии и Королевстве сербов, хорватов и словенцев). Венгрия лишилась выхода к морю, её флот перестал существовать, а армия была сокращена до 35 000 человек, Венгрию также обязали выплатить репарации соседям. Нечего и говорить, что этот договор был воспринят в Венгрии с большим разочарованием и вызвал всплеск националистических чувств и настроений. В новых границах Венгрии наиболее заметным и отличимым меньшинством стали евреи, около пяти процентов всего населения. Тем не менее в 1921 году евреи составляли 88% членов на местной фондовой бирже, более чем половиной венгерской индустрии владело несколько крепко связанных друг с другом еврейских семей, контролировавших и банки. 60% докторов в стране, 51% адвокатов, 39% инженеров и химиков, 34% издателей и журналистов и 29% музыкантов были евреи. Евреи составляли около четверти студентов в университетах страны, а в Будапештском технологическом университете их количество доходило до 43%. Посему неудовлетворенные существующей ситуацией венгры начали срывать свою злость на еврейском населении страны, хотя оно было совершенно лойяльно к стране и правительству.

Не знаю был ли настроен М. Хорти так уж резко анти еврейски, но то, что он был венгерским националистом и хотел видеть страну в руках венгров сомнения не вызывает. Антипатию к евреям у него, разумеется, усилила их ключевая роль в коммунистическом перевороте. 19 июля 1920 года он назначает известного географа, профессора университета графа Пала Телеки главой правительства. Это правительство проводит закон, ограничивающий допуск в университеты «политически неблагонадежных элементов», под которыми подразумевались в основном евреи. Под прикрытием этого закона, получившего название «Numerus Clausus», количество еврейских студентов в университетах было ограничено 5%. Из страны начинается отток молодых людей еврейского происхождения, желающих получить образование. Тем не менее позиции евреев в стране ещё достаточно сильны. В руках евреев четыре из пяти крупнейших банков страны, около четверти национального дохода и около трёх четвертей промышленных предприятий. Посему, когда начинается мировой экономический кризис конца двадцатых – начала тридцатых годов, то вину опять возлагают на евреев. Однако на сей раз ситуация куда серьёзнее. В соседней стране – Германии к власти приходит нацистская партия. В Венгрии возникают про нацистские и про фашистские партии и группы, да и общий курс клонится в сторону Германии, именно там могут поддержать венгерские требования о возврате утраченных территорий и возвращении всех венгров в лоно родной страны. Кроме того, Венгрия становится экономически зависима от Германии, оттуда идёт сырье, прежде всего уголь и там сбываются венгерские товары. Между двумя странами имеет место сближение и тон в Венгрии задают про германски настроенные политики. Как следствие, начиная с 1938 года в стране принимаются расовые законы, копирующие нацистские. В мае 1938 года количество евреев на любом предприятии, коммерческом или промышленном, в прессе, среди врачей, инженеров и адвокатов ограничивается 20%. В этом же месяце премьер-министром становится известный экономист и политик крайне правых взглядов, выходец из католической семьи Бела Имреди, который с осени того же года начинает открыто ориентироваться на нацистскую Германию, подавляя противников справа и слева и разрабатывая анти еврейские законы. По иронии судьбы его противникам слева удаётся установить наличие у него еврейских предков, доказательства этого «позорного факта» представлены главе государства М. Хорти. Б. Имреди не в состоянии их опровергнуть и подаёт в отставку и в феврале 1939 года его сменяет граф Пал Телеки. У него уже есть опыт борьбы с евреями и он успешно продолжает работу в этом направлении. В мае 1939 года выходит закон, определяющий кто такие евреи: это все лица имеющие по крайней мере двух еврейских бабушек/дедушек, в итоге многие перешедшие в христианство опять попадают в евреи. Им запрещено работать в государственных учреждениях, быть издателями газет, для врачей, инженеров и адвокатов процентная норма теперь только 6%, в частных компаниях должно работать не более 12% евреев. Результат действия этого закона – около четверти миллиона евреев потеряли свои рабочие места. В августе 1941 года принимается ещё один закон, по которому запрещены браки между евреями и не евреями и любые сексуальные контакты между ними. При правительстве П. Телеки в стране начинается вакханалия различных анти еврейской мер. Сам П. Телеки был автором 52 таких постановлений и его министры добавили ещё 56. Меж тем начинается Вторая Мировая война и Венгрия как ближайшая союзница Германии оказывается втянутой в неё. 27 июня Венгрия объявляет о своём вступлении в войну на стороне нацистской Германии против Советского Союза.

В стране организуются так называемые «Трудовые Батальоны». Под командованием венгерских офицеров, но составленные в основном из евреев (формально «политически неблагонадежных лиц»), без оружия. Их используют для разного рода военных инженерных работ (строительство защитных сооружений, восстановление разрушенных дорог, минирование и разминирование и т.д), на самых опасных участках без надлежащей защиты, в тяжелых погодных условиях при скудной пище и недостаточной медицинской помощи. В рядах этих батальонов погибло около 27 000 евреев (по другим данным 42 000 человек) во время боевых действий в Советском Союзе в 1942-43 годах (М. Хорти послал сражаться вместе с немцами Вторую армию численностью около 200 000 человек, которой и были приданы эти батальоны). Одновременно в Венгрии производится облава на без документных беженцев (в основном евреев из Польши и других стран), которые в июле 1941 года передаются нацистам и гибнут чуть позже на Украине, в районе Каменец-Подольска (около 20 000 человек). Нацисты требуют начать широкую депортацию евреев из Венгрии в нацистские концлагеря. Глава правительства Ласло Бардоши, ярый сторонник нацистов и у него возражений нет. Но возражает М. Хорти. Хоть он совсем не благоволит к евреям, но это венгерские граждане и он как глава страны должен обеспечить им защиту. Тем временем Вторая армия, воюющая на Дону, неподалеку от Сталинграда начинает нести серьёзные потери, восторги от союза с нацистами ослабевают. В марте 1942 года М. Хорти смещает Л. Бардоши и новым главой правительства становится много более либеральный Миклош Каллаи. При нем евреи могут чувствовать себя в относительной безопасности. (После войны Б. Имреди и Л. Бардоши были судимы и расстреляны за соучастие в преступлениях нацистов, П. Телеки покончил самоубийством в апреле 1941 года.) Тем временем Красная Армия, начав наступление после победы под Сталинградом, разгромила Вторую армию, потери которой составили до 80 000 человек. Под впечатлением этих потерь в Венгрии усиливается движение за выход из войны и начинаются секретные переговоры с британцами и американцами. Нацисты чувствуют, что ситуация в Венгрии меняется и в марте 1944 года страну оккупирует германская армия. М. Каллаи снят с поста, его заменяет ярый сторонник нацистов, долголетний посол в Германии Дём Штояи (настоящее имя Дмитрий Стоякович, серб по происхождению, казнён после войны) и немедленно начинаются аресты и депортация евреев. За неполных два месяца 437 000 человек арестовано и послано преимущественно в Освенцим. Но Красная Армия наступает и в августе опять происходит смена главы правительства. Новый его глава анти нацист Геза Лакатош отдаёт распоряжение о прекращении депортаций. В сентябре Красная Армия пересекает венгерскую границу. М. Хорти объявляет, что заключено соглашение о перемирии с Советским Союзом. Силой оружия нацисты заставляют М. Хорти отказаться от перемирия и заменить Г. Лакатоша на лидера венгерских нацистов Ференца Салаши (казнен после войны). М. Хорти подаёт в отставку. Немедленно возобновляется депортация евреев, а многих сторонники Ф. Салаши убивают сами. В самом конце декабря 1944 года Красная Армия окружает Будапешт, громит Первую Венгерскую армию и 13-го февраля Будапешт взят. Правительство Ф. Салаши бежит из страны. Четвертого апреля война завершена. После войны (на конец 1945 года) в Венгрии проживало всего 190 000 евреев. К власти пришла Коммунистическая партия и хотя руководителем страны с 1948 и по 1954 годы был уже упоминавшийся Матиас Ракоши (Розенфельд), а его ближайшим сотрудником Ерне Гере (Зингер) положение евреев от этого лучше не стало. Сионистов преследовали, на религиозную активность также были наложены ограничения. Евреи приняли участие в вооруженном антикоммунистическом восстании 1956 года, хотя ввиду их малой численности они были на сей раз на заднем плане. После подавления восстания советскими войсками около 20 000 евреев бежали из страны на Запад. Сегодня в Венгрии существует небольшая и стремительно уменьшающаяся (в основном из-за ассимиляции) еврейская община (80 – 90 000 человек), не играющая заметной роли в жизни страны.

Вениамин Чернухин                                                                                               Январь 2013

*****************************************************

    Рыцари Венгерской революции. 

Исторические комментарии потомка. В далекие сталинские времена, когда мать-история, как обычно, проходила с железной метлой по головам бедных детей своих, мой отец волею судеб оказался в числе врагов народа.  Я же чудом избежал судьбы так наз. ЧСИР-ов (Членов семьи изменников родины), все это было нами так или иначе сокрыто, и я жил себе как обычный советский человек.  И ничаво по существу об отце не знал. Мы с матерью не то, что говорить, даже думать-то об этом боялись.  После крушения Советской империи мне удалось получить кое-какие материалы об отце, но они были не полны и не давали о нем достаточно ясного представления, так, что я по-прежнему не знал, кем же был мой батя.  Но по воле случая мне удалось связаться с замечательным исследователем судьбы жертв ГУЛАга на севере России (Архангельская обл.) Дойковым Ю.В., я познакомился с циклом его книг, посвященных этому вопросу, и в его книге «Свеча горит», прочитал и о моем отце Нэмени Матвее Адольфовиче.  Я кое-что знал об этом из рассказов матери, но этого было мало.  Кстати, благодаря любезности Дойкова, я наконец-то смог увидеть, как хоть выглядел мой родитель.  Из страха перед возможными обысками мать в свое время уничтожила буквально все, что касалось Матвея, все бумажки и фотографии. Осталась только небольшая фотография, на которой я восседаю на горшке, а за спиной стоит папа, но от него видны только брюки. Мать решила, что такая фотка не сможет служить вещдоком.  Так вот, Ю.В.Дойков любезно прислал мне фотографию моего бати (тюремную, разумеется) в фас и профиль.

Что же я узнал из упомянутой книги Ю.В.Дойкова, в которой ему было посвящено целых восемь страниц, что совсем немало для такого обзорного историчекого труда.  Оказывается, он был совсем не таков, каким я его себе представлял.  Я-то рисовал его облик в чем-то похожим на вольноопределяющего Марека из «Бравого солдата Швейка», каковой предполагал при первом удобном случае на фронте смыться и дезертировать. Мне думалось, что в отличие от самого Гашека, который еще подвизался в чешских войсках на территории России, мой отец сбежал обратно в Венгрию.  Вообще, я, начитавшись Гашека, предполагал в нем юмористически-скептический склад ума.  Но в действительности все оказалось настолько совершенно по другому, что мне это не могло и в голову прийти.  Оказалось, что тов. М. Нэмени был активным участником известной и достаточно нашумевшей Венгерской революции летом 1919 года, что он был ближайшим соратником руководителя Венгерской ЧК тов. Тибора Самуэли, которая (я полагаю, достаточно жестоко) подавляла очаги Венгерской контрреволюции.  Однако, Венгерская Советская Республика пала. Отчасти, как считали ярые революционеры, в том числе тов. Т.Самуэли и М.Нэмени, из-за предательства этих проклятых социал-демократов, а также благодаря двурушной политике главы Венгерского революционного движения тов. Бела Куна, предательства которого мой отец не мог ему простить, и уже в Советской России и в Венгерской диаспоре и там наверху в ЦК, он всегда об этом говорил.  Из протокола допросов отца на Лубянке, я вычитал, как отец поливал этого черта Б. Куна и на допросе у следователя.  Он говорил, что Бэла Кун предал Венгерскую революцию.  И что однажды при встрече в ЦК Бэла Кун сказал ему  — Матвей, не лезь, а то раздавлю!  И раздавил.  Но я думаю, с учетом известных нам событий, его все равно посадили бы, только позже.

Вслед за Ю.В.Дойковым приводим выдержки из показаний моего отца  Далее кратко — показания М. Нэмени:  «12 января 1919 г. я с социал-демократических позиций перешел в Компартию Венгрии. Б. Кун уже приехал. Я принимал  активное участие в пропагандистской работе партии. 23 марта  1919 г. послан в г. Цеглед. Здесь редактировал партийную газету «Воля народа». Представлял ЦК в местном Союзе коммунистической молодежи. 1 мая началось наступление румын. Я стал  комиссаром рабочего полка.  Приехал Т. Самуэли — организовал «отряды террористов»  (т.е. чекистов) остановил и повернул в бегство румын.  На съезде Советов наша группа во главе с Самуэли выдвинула план занять всю Австрию и Чехословакию. Создать объединенную Красную армию трех стран и перейти в наступление  против румын для соединения с Советским Союзом.  План поддержали бывшие социал-демократы: Э. Ландлер,  Д. Боканьи и другие. Против выступили все другие социалдемократы во главе с Ж. Кунфи. Их поддержал Б. Кун и его сторонники. Съезд принял линию Куна, которую он назвал «линией 2-го Брест-Литовска». Социал-демократы повели переговоры с антантовскими миссиями об условиях ликвидации Советской власти. Травили Самуэли и «террористов». Кун поддержал социал-демократов. На съезде партии в июле Ж. Кунфи и  др. социал-демократические вожди выступили против дикта-  туры пролетариата, требуя «смягчения», а то и полного устранения террора. Они отказались принять предложенное в телеграмме Председателя Коммунистического интернационала  «коммунистическое» название партии.  Вопреки нашему требованию распустить немедленно съезд  и арестовать контрреволюционных социал-демократов Кун пошел на компромисс с ними. Партия получила название «Социалистическая коммунистическая партия Венгрии». Вместо ареста вожди контрреволюции оказались в руководстве партии и  в правительстве.  В июне-июле — волна восстаний буржуазии и социал-демок-  ратов. Я принимал участие в их подавлении. В Будапеште Кун  покрывал их.  В конце июля Клемансо от имени Антанты пообещал в случае ухода нашей Красной Армии из Чехословакии приказать  румынам отойти. Мы на заседании Сoвета протестовали, но условия приняты. Клемансо не сдержал обещания. Тогда начали  наступление на румын. Но в результате предательства в Красной Армии произошло поражение. Кун — в отставку. Власть к  социал-демократам, а сам Кун — в Вену.  24 августа я арестован в Будапеште. Пытки и избиения в полиции, и отправлен в тюрьму города Цегед, где пробыл до апреля 1920 г., когда дали 8 лет каторги.  В 1921 г. меня обменяли.  Мы вели борьбу с «кунизмом».

Ю.В. Дойков в этом месте комментирует:  Можно представить степень жестокости венгерских «террористов», если даже  знаменитый палач Крыма — Бела Кун на их фоне выглядит «либералом».    Интересна в этом свете дальнейшая судьба фигурантов этого дела:  Бела Кун в критический момент смылся в Австрию, а в конечном итоге — в СССР.  Тибор Самуэли был схвачен на границе и расстрелян.  Матвей Нэмени, как видим, был судим Венгерскими властями и приговорен к восьми годам каторги. Он отсидел около года в тяжелых условиях, но затем его «обменяли» на венгерских военнопленных, в результате чего он тоже оказался в СССР.  Так вот каков был мой родитель!  Венгерский чекист!  Он и у нас в России все время говорил, что Венгерская революция была подавлена только благодаря мягкотелости руководителей революционного движения и недостаточно жестким мерам по подавлению контрреволюционеров. И об этом написал в своей книжке «Современная Венгрия», которую как в те года закрыли, так и не можем открыть и поныне.  История ничему не учит и все время повторяется!  Из биографии своего отца я снова понял и еще раз узнал, что поначалу в революции используются смелые люди для жестоких дел. Но, оказывается, некоторые из них, по крайней мере сначала, верят, что они действительно делают правое дело.  Пока красный каток не прокатится по ним самим.  И отец, я полагаю, тогда тоже верил в это.

На обороте своей фотографии он написал карандашом  — Хочу честно смотреть сыну в глаза.    Да, революция — это плохо.  Но и быть жалким рабом на посылках у подлых олигархов, которые не считают тебя за человека, — тоже плохо.    Психологически интересно еще и то, что, так или иначе, мой отец был смелым и, я бы сказал, отчаянным человеком. То есть, по духу он был благородного склада, своего рода ноблем.  Сказанное подтверждается еще и тем, что в 1942 г. мой батя в компании с еще двумя зэками совершили неудачный побег из Архангельского лагеря Талаги, в котором, кстати, были ужасающие условия содержания.  На побег почти никто из зэков тогда не решался и это было чрезвычайной редкостью.  Они были пойманы бравой охранкой и вскоре расстреляны.  А что же его «соперник» Б.Кун?  Он в последний год жизни жил в Москве, работал в издательстве «Гослит», занимался переводами с венгерского. Во время чисток 1937-38 годов был арестован в 1937 году. Накануне своего ареста он редактировал стихи своего любимого поэта Шандора Петефи.  29 августа 1938 года Б.Кун приговорён Военной коллегией Верховного Суда СССР к расстрелу. В тот же день (вдруг убежит?) расстрелян, захоронен на полигоне «Коммунарка».  Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!    Увы, друзья мои, я совсем не таков.  Я смирный, законопослушный, обработанный имперскими обычаями и порядками, советский человек.  И хотя кровь закипает во мне при мысли о том, что мы все являемся жалкими бесправными игрушками в руках богачей, преступников и интриганов — из этого ничего не следует.

Postscriptum.    Да, Матвей без сомнения был одним из тех беспокойных, незаурядных выдающихся людей, которых мать История любит подкидывать в свою кастрюлю как перец, чеснок и аджигу, чтобы придать своему историческому вареву достаточную остроту, чтобы во рту жгло.  Он был расстрелян 22 мая 1942 года бдительными палачами в то время, когда исход войны с немцами был еще не ясен, и на всех фронтах еще гремели канонады.  Когда наши войска инициировали знаменитое Харьковское сражение, которое началось 12 мая 1942 года, и которое нынче историками называется Харьковской катастрофой.  В результате которой к 23 мая значительная часть войск ударной группировки Красной Армии оказалась в окружении.  И несмотря на все усилия, вырваться из «барвенковской западни» удалось не более десятой части окружённых.  Вот так.

Приложение.    В заключение привожу еще отрывок из упомянутой книги Ю.В. Дойкова «Свеча горит», достаточно ярко и красочно характеризующий моего отца, борца за счастье человечества.  Нэмени М.А. — активист Венгерской компартии, участник устаќновления Советской власти в Венгрии: комиссар рабочего полка и соратник Т. Самуэли (венгерского «Железного Феликса»). В августе 1919 г. арестован в Будапеште. После «допросов с пристрастием» содержался в тюрьме г. Цеглед. В апреле 1920 г. осужден на 8 лет каторги. В 1921 году освобожден по обмену с советским правительќством на венгерских военнопленных. Прибыл в Москву. В августе 1922 г. в качестве уполномоченного Крымской ЧК участвовал в «очистке» Крыма от белогвардейцев. С 1923 г. соредактор «Вестника Наркомвнудела». Был также заведующим кафедрой истории Западной Европы Академии им. Н.К. Крупской. Работал над историей Интернационала, венгерского рабочего движения, хрестоматией по истории Германии. Его книга «Современная Венгрия» (М.-Л., 1929), как и тысячи других, с 1930-х гг. была упрятана в спецхраны.  В ней Нэмени позитивно оценивает работу Венгерской чрезвычайки и ее создателя Т.Самуэли, но с сожалением указывает, что одной из причин падения пролетарской власти в Венгрии «было слишком мягкотелое применение диктатуры».  Мог ли Нэмени представить, что «красный каток» прокатится и по нему? Когда в Венгерской КП началась борьба фракций, Нэмени выступил против Белы Куна. В результате «фракционной интриги» ГПУ арестовало Нэмени в мае 1929 г., но в августе освободило. В 1932 году, когда начались массовые аресты «троцкистов», он «имел намерение бежать за границу». В августе 1933 г. арестован и осужден коллегией ГПУ на 5 лет. Как было обычно в те годы, потом к сроку добавлено еще 5 лет. С августа 1935 по июль 1937 содержался в Яросќлавльском политизоляторе.  В «деле» Нэмени мелькают известные имена: доктор Э. Бетельгейм (незадачливый, «венгерский Ленин»), Т. Малли (он завербовал в советскую разведку «супершпиона» — Кима Филби), Ф. Патаки — комиссар ВЧК-ОГПУ, сотрудник ЦК ВКП(б), Л. Зубок, Л. Мадьяр и др. Как ему стало известно от жены одного расстрелянного коммуниста-«троцкиста» арестован был не только сам Людвиг Мадьяр, но и его первая и вторая жены, а также его взрослый сын, и всех их отправили в лагеря. Сам Л.Мадьяр во время следствия вскрывал себе вены.  Однажды Нэмени был, в одной камере с В.К. Иковым, осужденным по делу «Союзного бюро меньшевиков». С июля 1937 г. Нэмени содержится в Вологодской тюрьме ГУГБ, а с июля по ноябрь 1939 г. — на Соловках. Затем он был отправлен в Талаги, где его ждало вышеназванное «групповое дело».

В Талагах он встретил своего старого боевого товарища Фаркаша, одного из основателей венгерќской компартии, активного участника рабочего движения Австрии, эмигрировавшего в СССР в 1934 г.  Талаги были одним из подразделений созданного в 1937 г. Кулойлага. В 1940 г.  начальником Талажского лагеря был некий Филиппов, который после большевистского переворота 1917 г. был в Петрограде «комиссаром по делам искусств». Лагерь считался инвалидным. Кроме мужской зоны имелись зоны — женская и детская. Зэки «жили» в бараках, построенных еще украинскими «спецпереселенцами» в начале 1930-х годов. Бараков не хватало и в лагере стояло много палаток. Существовала в лагере особая зона для воров и бандитов. Через Талаги беспрерывно шли этапы заключенных, направляемые НКВД на Печору, на Воркуту. Туда их перевозили на судах.  Конечно же национальный состав Талажского лагеря предќставлял собой весь «братский Союз народов СССР». Было много иностранцев. После раздела Сталиным и Гитлером Польши в Талаги привезли много польских военнопленных, в том числе офицеров…  М.Ф. Косинский, который был там одним из з/к, вспоминал:  «Голод царил на участке. Полученная при помощи туфты пайка хлеба и жидкая ржаная баланда составляли всю пищу заключенных, занятых на тяжелых работах. За первые военные осень и зиму несколько человек повесились, не выдержав голода и изнурительной работы. Возвращаясь в лагерные бараки, мы на руках приносили ослабевших товарищей и мертвецов. Половина заключенных была поражена «куриной слепотой».  В конце зимы новое бедствие постигло лагерь. Люди стали гибнуть от пеллагры. С конца зимы 1941-42 гг. и до середины лета 1943 года в лагере и его отделениях («участках») умерло от пеллагры более трех тысяч заключенных. Половина лагерных построек была приспособлена под больницы».  14 февраля 1942 г. Нэмени, Ламеранер и Кайзер бежали из Талажского лаготделения, но были пойманы в тот же день. 29 апреля на закрытом заседании Военный трибунал в г. Архангельске вынес приговор:  «…всех троих подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу, без конфискации имущества за отсутствием у них такового. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит».  22 мая 1942 г. все трое расстреляны.

Тибор Нэмени

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 1 =