Советская математика против евреев.

Фрагменты из выступление на общем собрании АН СССР в 1980 году  академика Л.С.Понтрягина:                                                                                                  «Сионистско-масонские всходы диссидентства теперь уже можно наблюдать среди различных групп населения, но в первую очередь в таких идеологических институтах АН СССР, как Институт США и Канады, Институт мировой экономики и международных отношений, Институт востоковедения, Институт социологических исследований и др. В коридорах указанных институтов как бы получают вторую жизнь почёрпнутые из сионистско-масонских враждебных нам радиоголосов такие формулировки, касающиеся Афганистана и А.Сахарова, как: ‘Им (то есть нам) это даром не пройдёт — Афганистан станет для них (то есть для нас) вторым Вьетнамом’, ‘За Сахарова они (то есть мы) дорого заплатят, он скоро станет президентом империалистической России’ и т.п.  Наряду с ответственностью директоров институтов, которых нельзя в будущем рекомендовать для избрания на ХХVI съезде партии в состав ЦК КПСС, ещё большую ответственность за подобного рода фривольность несёт наш президент А.П.Алекѓсанѓдров, который дал возможность руководству этих институтов пустить научные исследования в ложные русла. Также когда президентом АН СССР являлся уважаемый Анатолий Петрович, он дал зелёную улицу для избрания на место истинного ученого Трапезникова С.П. — Е.М.Примакова (он же Киршблат), проходимца от журналистики без какого бы то ни было научного багажа. Удивительно ли, что академик Примаков сразу же по приходу в директора Института востоковедения свернул исследования по сионизму?  Более того, руководство указанных трёх-четырех институтов не ограничивается в этом плане преследованием собственных сотрудников, а при благосклонном попустительстве академика А.П.Алекѓсандрова пытается дискредитировать надолго тех, кто в других учреждениях, даже вне рамок АН СССР, пытается исследовать сионизм и масонство, а особенно их связь и взаимодействие. А ведь известно, что подавляющее большинство американских президентов, конгрессменов, сенаторов, бизнесменов и прочих представителей элиты американского общества тратят значительную часть своего драгоценного времени на собрания в масонских ложах, вкладывают деньги в строительство огромных масонских храмов и т.д. и т.п. И вся эта важнейшая сторона их жизни не только не является у нас предметом для самого пристального внимания, но всякий, начинающий заниматься этим, немедленно подвергается самым неистовым нападкам со стороны руководства и послушных сотрудников вышеупомянутых институтов.  И вот результат: в наших научных идеологических институтах не могут дать вразумительного ответа и более того — сами ‘удиѓвляѓются’ тому единодушию, с которым представители 104 стран мира (плюс 18 воздержавшихся при 18 социалистических странах — против) потребовали на Генеральной ассамблее ООН в январе 1980 г. отдать Афганистан на растерзание силам реакции и империализма.  Сейчас 80 % всего капитала несоциалистического мира прямо или косвенно контролируются сионистским капиталом, наличие которого такие сотрудники из указанных институтов АН СССР, как Дидиани, Мирский, Брагинский, Рогов и др. с упорством, достойным лучшего применения, пытаются всячески опровергнуть. Но факты вещь упрямая! США портили и портят отношения с нами не в угоду национальному капиталу (там его осталось всего 5 %), а в угоду ‘несуществующему’ международному сионистскому капиталу, под прямым или косвенным контролем которого находится 95 % экономики США. Поэтому в наши дни борьба с сионизмом, с его международным сионистским капиталом, подпираемым его пятой колонной — масонством, есть борьба с капиталистической системой вообще’.  Это прозвучало по существу на заседании штаба пятой колонны жидомасонства в СССР.»

Выступление Л.С.Понтрягина, объективно истинное по своему существу, в котором можно только уточнить терминологию и связи приведённых им фактов с тем, что осталось в умолчаниях, не было опубликовано в средствах массовой информации СССР и не обсуждалось ни на пленумах ЦК правящей партии, ни на её съездах, ни на сессиях Верховных Советов СССР и Союзных республик. Это говорит о том, что структуры осуществления власти в СССР были внутренне полностью подконтрольны тем силам, о которых говорил Л.С.Понтрягин, и которые работали на порабощение СССР соответственно Библейскому проекту.

Своё выступление Л.С.Понтрягин завершил следующими словами:  «В связи с изложенным, предлагается поставить на открытое голосование текущего собрания вопрос о ликвидации пожизненных академических окладов.  Проведение предлагаемых мероприятий явилось бы первым шагом на пути десионизации заблаговременной (в отличие от денацификации постфактум, которая обошлась только советскому народу в 20 млн. жизней). Заблаговременная десионизация, распространённая в дальнейшем на всю страну, привела бы к созданию такого прочного тыла, при котором нам стали бы не страшны никакие эмбарго на зерно и ЭВМ. К нам вообще побоялся бы когда-либо сунуться любой агрессор. Фактически эти меры стали бы куда более крепкой гарантией, чем любое ОСВ 2».

Но в АН СССР, в ЦК КПСС, в Верховных Советах определённо поставленный вопрос ‘замяли для ясности’, хотя ставил его не один Л.С.Понтрягин, просто Л.С.Понтрягин был наиболее авторитетной фигурой из числа тех, кто ставил прямо этот вопрос в те годы. Тех, кто не обладал таким весом и известностью, просто сажали в дурдома. Так поступили с В.Н.Емельяновым — бывшим советником Н.С.Хрущева — после того, как он написал книгу ‘Десионизация’ и направил её в адрес XXIII съезда КПСС. Он вышел на свободу только при М.С.Горбачеве, когда процесс разрушения СССР уже пошёл и заблаговременная десионизация — заблаговременная отстройка общественного самоуправления от управления кураторами Библейского проекта — стала невозможной. А выступление Л.С.Понтрягина всё это время ходило в ‘самиздате’. Это говорит о том, что АН СССР к началу 1980 х гг. представляла собой интернацистский сионистский гадюшник. И унаследованная Россией от СССР Российская АН не изменила этого качества.

Приведенные фрагменты выступления академика Л.С. Понтрягина и  комментарии к ним взяты из статьи Игоря Павловича Ботова под красноречивым названием «Марксизм — как метод захвата мира мировой фашистской сионистской мафией».  Статья сочинена им в 2012 году. Вообще-то Игорь Павлович, житель дальневосточного Хабаровска — человек творческий, пишет стихи, прозу, философские эссе, публицистические статьи. Русский патриот, тщательно анализирующий  провалы страны на различных направлениях. Ну, и непрестанно ищущий их виновников. Евреи, идущие либо как евреи, либо как сионисты (хотя о том, кто такие сионисты и что такое сионизм Игорь Павлович имеет крайне смутное представление) очень сюда подходят. Вообще Игорю Павловичу чуть не повезло: он поздновато родился, в 1959 году. Родись он на лет пятьдесят раньше он вполне мог бы редактировать русское издание популярной  газеты «Фелькишер Беобахтер», официоза Национал Социалистической Партии Рабочих Германии, где тоже любили писать о бедах Германии по причине еврейского присутствия в стране. Сейчас, правда, выяснилось, что в бедах Германии были виноваты совсем не евреи.

Но вот академик-математик Лев Семенвич Понтрягин (1908 — 1988) — фигура много более заметная. Ведущий  советский математик, ученый мирового уровня, обладатель бессчетного количества почетных званий и наград (Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной  премий и др.). Внес заметный вклад в целый ряд разделов математики таких как теория управления, где он явился  создателем математической теории оптимальных процессов, в основе которой лежит так называемый принцип максимума Понтрягина, вариационное исчисление, теория колебаний и т.д.

Как человек Лев Семенович Понтрягин был личностью неоднозначной, его взгляды эволюционировали с течением времени. Известна история его помощи талантливому математику Владимиру Абрамовичу Рохлину. Л.С. Понтрягин был одним из его наставников во время учебы в МГУ с 1935 и по 1940 годы. В.А. Рохлин ушел добровольцем на фронт, попал в окружение, ему долго удавалось прятаться, но в конце концов он все же оказался в плену, уцелел, а после войны оказался уже в советском лагере на предмет проверки лойяльности Советскому Союзу во время войны.  Л. Понтрягин знал его как способного студента. И взялся ему помочь. В результате бесчисленных писем, телефонных звонков, хождения по «инстанциям» удалось добиться, чтобы Рохлин был освобождён. Из-за пребывания в плену он имел отказы в приёме на работу и на учёбу и лишь благодаря просьбе Л. Понтрягина был зачислен в Математический институт Академии Наук в качестве помощника Льва Семёновича. И смог вернуться как активной нормальной жизни. Были в жизни Л.С. Понтрягина и другие случаи, когда он помогал математикам-евреям.

Евреев среди математиков всегда хватало и просматривая эпизоды биографии Л.С. Понтрягина встречешь массу людей с которыми он так или иначе профессионально общался: Лазарь Аронович Люстерник, Лев Генрихович Шнирельман, Илья Эфраимович Кибель, Лев Давидович Ландау, Софья Александровна Нейман-Яновская, Александр Осипович Гельфонд, Абрам Иезекиилович Плеснер. Не совсем понятно как Л.С. Понтрягин из благожелательно настроенного человека, готового помочь своим друзьям и коллегам превратился в личность известную своей явной антипатией  и предвзятым отношением к евреям. Указываются его конфликты со своим учеником, а затем  помощником и коллегой Владимиром Григорьевичем Болтянским, который как-будто под своим именем в 1968 году пытался издать книгу,. материалы которой базировались на работах группы Л.С. Понтрягина, в которой В.Г. Болтянский был лишь одним из участников.У Л.С.Понтрягина сложилось также впечатление, что В.Г. Болтянский пытался сорвать его доклад на Международном конгрессе математиков в Эдинбурге в 1958 году. Другой конфликт был у Л.С. Понтрягина с академиком Яковом Борисовичем Зельдовичем. В 1963 году Я.Б. Зельдовичем был написан учебник по математике  «Высшая математика для начинающих и ее приложения к физике», о которой весьма отрицательно отозвался Л.С. Понтрягин: «книга очевидно плохая, хуже я не встречал, и бессмысленная». Тем не менее учебник пользовался успехом и далее неоднократно переиздавался.

По мнению Л. С. Понтрягина после того как он смог приостановить печатание книги В.Г. Болтянского тот стал жаловаться на него и между ним и евреями возникла вражда. Но как бы то ни было постепенно Л.С. Понтрягин занимает ярко выраженные анти еврейские позиции. Евреев, правда, он называет сионистами, видимо, чтобы избежать определенных обвинений, но суть дела от этого не меняется.  Л.С.Понтрягин пишет, например, что задолго до Московского международного конгресса математиков (1966 год): «…на мир стала надвигаться новая волна сионистской агрессии. Так называемая шестидневная война 1967 года, в которой Израиль разгромил Египет, резко подхлестнула её и содействовала разжиганию еврейского национализма… Сионистская волна этого периода носила выраженный антисоветский характер…»

Лев Семенович Понтрягин принял участие в преследованиях видного ученого, работавшего на стыке химии и физики  Вениамина Григорьевича Левича, вся вина которого заключалась в его желании уехать в Израиль. То, что в нормальных странах рассматривается как чисто личное решение для Л.С. Понтрягина стало символом предательства: «Я никогда не мог понять, почему Левич захотел покинуть свою родину, страну, в которой он родился, был воспитан, стал учёным…».Когда же в Англии в 1977 году Оксфордский университет устроил международную конференцию по случаю 60-летия Левича, Л.С.Понтрягин направил в адрес организационного комитета письмо, в котором, в частности, говорилось: «Левич не является настолько значительным учёным, чтобы в честь его юбилея устраивать международную конференцию. Во всяком случае, в Советском Союзе это не принято. Возможно, что организаторы конференции имели гуманную цель помочь Левичу выехать из Советского Союза. Вряд ли это ему поможет. Не соответствующее его научным заслугам возвеличивание Левича может лишь разжигать еврейский национализм, т.е. повышать национальную рознь…»  В 1978 году после изрядных мытарств В.Г. Левич получил, наконец, разрешение на выезд и уехал из Советского Союза.

Да что В.Г. Левич, досталось от Л.С. Понтрягина и самому Альберту Эйнштейну. Вот его высказывание:»В работах Пуанкаре ещё задолго до Эйнштейна высказаны основные положения теории относительности. В первых двух из этих книг некоторые из них как раз сформулированы. Между тем сионистские круги упорно стремятся представить Энштейна единственным создателем теории относительности. Это несправедливо.» (Имеется в виду  Жюль Анри Пуанкаре, французский математик, механик, физик, астроном и философ, которого причисляют к величайшим математикам всех времен).

Конфликт между американскими (среди которых хватало евреев)  и советскими математиками наметился уже на Международном конгрессе 1974 года в Ванкувере и стал совершенно открытым на конгрессе в Хельсинки в 1978 году. В 1978 году Л.С.Понтрягин был главой советской делегации на Международном конгрессе математиков в Хельсинки, где среди участников распространялась многотиражная рукопись «Положение в советской математике», о которой Л.С.Понтрягин написал: «Значительная часть информации, содержавшейся в ней, заведомо ошибочна и, может быть, преднамеренно лжива…».После отъезда из Хельсинки там состоялся «антисоветский митинг, на котором главным оратором выступал наш бывший гражданин Е.Б.Дынкин… По моему мнению, Дынкин не является сколько-нибудь значительным математиком с точки зрения советской науки. А в Америке, как мне рассказывали, он пользуется репутацией выдающегося учёного», — писал Л.С.Понтрягин.

Евгений Борисович Дынкин родился, вырос, получил образование и стал ученым в Советском Союзе, это верно. Но любить свою родину ему было трудновато. Родился он в 1924 году в Ленинграде, но в 1935 году, в годы «большого террора» его семья была выслана в город Актюбинск (Казахстан), где двумя годами позже его отец  Борис Соломонович Дынкин был арестован и расстрелян. Сам Е.Б. Дынкин в 1967 году был уволен из МГУ за подписание письма в защиту  Гинзбурга и Галанскова. Что же касается научных заслуг, то Е.Б. Дынкин — член Национальной Академии Наук Соединенных Штатов. Так что точка зрения американской науки не совсем совпала с точкой зрения Л.С. Понтрягина. Вышеприведенные случаи — лишь часть «заслуг» Л.С. Понтрягина на этом направлении, числитсям за ним и ряд других подобного же типа и не менее скандальных.

Впрочем Л. С. Понтрягин был не единственным из ведущих советских математиков, кто наезжал на евреев. Еще более прославился на этом поприще другой академик Иван Матвеевич Виноградов (1891-1983). У того возможностей было побольше. В 1934 году И.М. Виноградов стал директором только что организоваанного  Математического Института  имени В.А. Стеклова и оставался на этом посту до конца своих дней (с перерывом в 1941-44 годах). И. М. Виноградов был также главным редактором журнала «Известия АН СССР, серия математическая», председателем Национального комитета советских математиков. У И. М. Виноградова много заслуг перед советской наукой, его недаром считали неофициальной главой советской математической школы. Одна из них особо примечательна: ему удалось очистить вверенный ему институт от математиков-евреев. Чем по ряду свидетельств он в немалой степени гордился. Любопытно, что занимая такой столь видный пост И.М. Виноградов не был членом партии и, возможно, действовал не столько по партийным установкам, сколько по велению души.

Свободным от евреев было и отделение математики Академии Наук Советского Союза. Ученый с мировой известностью  Израиль Моисеевич Гельфанд (1913-2009) в сорок лет в 1953 году стал членом корреспондентом Академии Наук, а последующие тридцать лет так и не смог попасть в список полных членов. В течение этого периода времени академиками по отделению математики стали не менее тридцати человек, значительная часть которых явно уступала И. М, Гельфанду по уровню научных заслуг. За это время он получил множество наград, стал заграничным членом доброго десятка зарубежных Академий Наук или других академических институтов, три раза он был кандидатом на избрание в число академиков, но каждый раз его кандидатура отклонялась.Не выпускали И,М, Гельфанда и за границу на международные конференции представлять советскую математику. Лишь в 1984 году, когда дело приобрело международную скандальную известность, И. М. Гельфанда были вынуждены допустить в ряды академиков.

Практика неизбрания евреев на математическом отделении Академии Наук вошла в обычай еще в тридцатые годы прошлого века. Долгие годы единственным евреем-академиком  был Сергей Натанович Бернштейн, затем его сменил в 1964 году в качестве представителя евреев Леонид Витальевич Канторович (правда избранный по Сибирскому отделению Академии Наук), впоследствии лауреат Нобелевской премии по экономике. Вместе с И. М. Гельфандом звание члена-корреспондента получил еще один выдающийся ученый  еврейского происхождения Владимир Игоревич Арнольд. Но в общем, несмотря на эти проколы, советские математики  стойко держали фронт против еврейского вторжения.

Были и другие методы борьбы с «еврейским засильем» в математике: искусственно создаваемые трудности при защите диссертаций на соискание ученой степени «доктор физико-математических наук», негласные «процентные нормы», а иногда и полное недопущени еврейских студентов в ведущие учебные заведения страны, в особенности в Москве: университет, физико-технический институт, инженерно-физический институт и т.д. Поэтому, когда в самом конце 1970 года после скандальных антиеврейских процессов в Ленинграде, Риге и Кишиневе евреев напчали выпускать из Советского Союза, то в числе отъезжающих оказалось и немалое число математиков. Процесс этот пошел по нарастающей и принял массовый характер начиная с 1989 года, когда выезд стал свободным. Причем эта лавина увлекла не только евреев, заодно с ними уехали и многие русские и люди других национальностей. В 1989 году перебрался в Соединенные Штаты И.М. Гельфанд, который с 1991 года и до конца дней своих работал в университете «Ратгерс», штатном университете Нью-Джерси.

Так российской науке удалось избавиться от математиков-евреев. Зато мощный импульс получила американская математическая наука. Сейчас в большинстве ведущих американских университетов работают русскоязычные математики. В качестве примера приводится ситуация, сложившаяся в 2004 году. Из ста двадцати членов отделения математики Национальной Академии Наук Соединенных Штатов там числилось двенадцать уроженцев бывшего Советского Союза. Десять из них были евреи, причем восемь уже постоянно жили и работали в Соединенных Штатах и один во Франции и лишь один  в России. Этот процесс привлекает  внимание  также к гуманитарной науке, которая называется история. Полувеком ранее ту же манипуляцию проделали в нацистской Германии, где очистили германскую математическую науку от евреев-ученых. Где-то их заставили уйти и уехать, а где-то просто уничтожили. Каков результат?  Доктор Бернард Руст, нацистский министр науки, образования и национальной культуры, активный борец за чистоту германской науки и инициатор удаления евреев и других ненадежных элементов из учебных заведений страны, однажды спросил Давида Гильберта, который в те годы, хотя и уже на пенсии, но неофициально почитался как один из лидеров мировой математической науки: «Как теперь математика в Геттингене после того как она освобождена от еврейского влияния?» (Университет в городе Геттинген — один из старейших, крупнейших и наиболее известных в научном мире университетов страны, который д-р Б. Руст очищал особо тщательно. Д. Гильберт долгие годы был профессором этого университета.). Ответ знаменитого ученого был предельно красноречив:»Математика в Геттингене? Её больше нет.»

Российские академики, выдавливавшие евреев из советской математики, могли бы также посмотреть в сторону Венгрии. Ставшая небольшой страной после Первой Мировой войны Венгрия, тем не менее, обладала значительным еврейским населением. Оказавшийся во главе государства адмирал Миклош Хорти обнаружил, что евреев непропорционально много среди людей науки, лиц свободных профессий, технических специалистов и т.д. И ввел известные нам по царской России процентные нормы для евреев при поступлении в высшие учебные заведения. Начался массовый отток еврейской молодежи из страны. Среди тех, кто уехал  был  Джон фон Нойман, который далее стал известен своими работами в областях квантовой механики, механики жидкостей и теории игр, которые позволили применить эту теорию в экономике, военной стратегии и в политических науках. В 1945 году стал руководителем проекта по разработке компьютеров университета в Принстоне и был столь важным участником в этих разработках, что заслужил титул «отца компьютера». Внёс заметный вклад и в разработку ракет. Лауреат престижной премии Энрико Ферми, был членом Американской Комиссии по атомной энергии. Кто еще в группе выходцев из Венгии. Два выдающихся физика  Лео Силард и Эд Теллер, оба ключевые ученые в так называемом «Манхеттенском проекте», завершимся созданием американской атомной бомбы. Трое ученых, отмеченные в дальнейшем Нобелевскими премиями: Юджин Вигнер (по физике), Деннис Габор (по физике), Джордж де Хевеши (по химии). Майкл Поланьи — еще один активный участник «Манхеттенского проекта». И, наконец, Теодор фон Карман, физик и специалист по аэронавтике и астронавтике, с именем которого связаны многие достижения в области аэродинамики.В начале тридцатых годов эмигрировал в Соединенные Штаты, где стал директором Лаборатории Аэронавтики Гуггенхайма при Калифорнийском технологическом институте. Во время войны – ведущий эксперт по разработке ракетных технологий, после войны – основатель и руководитель  нескольких научных центров в Соединенных Штатах и Европе в области аэронавтики и астронавтики. Его часто называют «отцом сверхзвуковых полётов».

Советская математическая наука повторила этот весьма неудачный эксперимент нацистских и венгерских властей. К началу нового двадцать первого века большинство ведущих математиков покинули Россию. Сегодня  российской математике уже  не грозит новое еврейское нашествие в математику, ибо и большинство евреев покинули Россию. Осталась по состоянию на сегодняшний день лишь небольшая община, численностью менее 140 тысяч человек, значительная часть которой люди предпенсионного и пенсионного возраста,  стремительно убывающая по численности. Время, когда евреи станут в России такой же редкостью какой они являются, скажем, в современной Польше, совсем не за горами. Из тех, кто еще обитает в России можно упомянуть разве что лишь «последнего из могикан» Григория Яковлевича Перельмана. Но это математик молодого поколения, он родился в 1966 году, становление которого уже пришлось на постсоветскую эпоху. В 2006 году Г.Я. Перельману за доказательство «гипотезы Пуанкаре», сформулированной уже упоминавшимся выше французским ученым Анри Пуанкаре еще в 1904 году, была присуждена международная премия «Медаль Филдса», аналог Нобелевской Премии в математике. Этот талантливый математик отличается, однако, крайне эксцентричным поведением, он уже жил несколько лет в Соединенных Штатах, отец его репатриировался в Израиль и где он сам окажется в последующие годы никто не знает..

Быть может в России попытаются повторить германский эксперимент последнего времени, когда после почти семидесятилетнего  отсутствия существенного количества евреев на земле Германии власти этой страны решили воссоздать заметную еврейскую общину. Внешне эта попытка удалась: в страну прибыло 150-200 тысяч человек из республик бывшего Советского Союза. Но удача эта крайне относительная: вместо динамичной, энергичной, творческой еврейской общины Германии двадцатых-тридцатых годов двадцатого века прибыли в основном иждевенцы, которых привлекли лишь щедрые социальные льготы нынешней Германии. Их не интересуют ни немецкий язык, ни немецкая культура, ни тем более немецкая наука. Их немногочисленные дети быстро ассимилируются, поскольку новоприбывшие проживают небольшими группами, рассеянными по всей стране, и через пару поколений от этой общины мало что останется. Так что на сей раз Россия, скорее всего, не будет повторять ошибку Германии и главу о еврейских ученых в российской математической науке можно считать закрытой навсегда.

Вениамин Чернухин                                                                                                     Ноябрь 2014

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 (

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 + семь =